Библиотека книг txt » Яшенин Дмитрий » Читать книгу Мушкетер
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Что Вы делаете на сайте?

Качаю книги в txt формате
Качаю книги в zip формате
Читаю книги онлайн с сайта
Периодически захожу и проверяю сайт на наличие новых книг
Нету нужной книги на сайте :(

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Яшенин Дмитрий. Книга: Мушкетер. Страница 6
Все книги писателя Яшенин Дмитрий. Скачать книгу можно по ссылке s

Впрочем, никакая кольчуга все равно не могла полностью уберечь бойцов от синяков и ссадин, неизбежных при забавах с любым оружием. Отягощая свою старческую, подсохшую уже десницу благородным клинком (так он в основном именовал шпагу), француз мгновенно молодел душой — что было заметно по его веселым, искрящимся глазам, и телом — что чувствовалось по его тяжелым, полновесным ударам, которыми он щедро одарял Шурика.
Не имея никакого опыта и проигрывая поначалу Старому Маркизу в силе, Шурик раз за разом, день за днем терпел досадные поражения и возвращался домой весь покрытый синяками, ни жив ни мертв от стыда и разочарования в собственных силах. Несколько раз он даже зарекался, мысленно правда, брать в руки шпагу и уклонялся от занятий под предлогом недомогания или же усталости от кузнечного ремесла. Но уже через пару дней его начинала донимать тоска по изящным, стремительным росчеркам сверкающих клинков; по резким, отрывистым выкрикам, которыми Старый Маркиз неизменно сопровождал их поединки и которые, по мнению Шурика, едва ли носили пристойный характер; и по удивительным рассказам француза, коими тот скрашивал минуты отдыха в перерывах между схватками. И он снова вытаскивал из чулана шпагу и брел в сад, где под раскидистыми яблонями у них имелось заветное местечко для поединков, неизвестно с какой стати именовавшееся ристалищем. Это самое ристалище представляло собой пятиметровый круг земли, вытоптанный настолько, что, казалось, ни одна травинка уже никогда не сможет пробиться через этот панцирь, утрамбованный ногами фехтовальщиков за бесчисленные часы тренировок.
И поскольку пословицу «ученье и труд все перетрут» народ придумал вовсе не от нечего делать, а потому что так оно и есть, бесчисленные часы тренировок не прошли даром. Как не прошло даром и время, проведенное Шуриком в отцовской кузнице. Мышцы его с годами налились спелой молодецкой силой, кость раздалась вширь, став крепкой и тяжелой, а ноги обрели столь необходимую твердость. И все это его старый наставник использовал как фундамент, на котором он год за годом методично и неторопливо возводил здание по-настоящему грамотного, ловкого, вышколенного, искусного бойца, снаряженного солидным запасом лучших фехтовальных приемов, связок и комбинаций, распространенных не только во Франции, но и в других странах, где посчастливилось бывать Маркизу. За восемь лет, что продолжались их занятия, Шурик стал настоящим мастером клинка. По крайней мере, так говорил француз. И Шурику очень хотелось ему верить…
Он занимался с Шуриком, покуда силы его не пошли на убыль и старая фамильная шпага не стала слишком тяжелой для его обессилевшей руки. Зимой 7131 года от Сотворения мира, в десятилетнюю годовщину пленения, Старый Маркиз сильно занемог и слег окончательно. Травница Марфа, с незапамятных времен врачевавшая дом Чучневых, пыталась побороть его хворь самыми сильными настоями и отварами, но потом сдалась, сказав, что у старика в организме иссяк «жизненный родничок» и никакие настои и отвары тут уже не помогут. Проще говоря, жизненные силы Маркиза естественным путем пришли в упадок (годков-то уж ему было о-го-го! В нашем климате и свои-то столько редко живут, не говоря уж про уроженцев теплых стран!), и теперь ему могло помочь разве что святое православное крещение. Но француз от такового отказался, отчего вслух все обозвали его упрямым ослом, но про себя конечно же позавидовали стойкости его неправильной католической веры.
И когда вскорости после наступления нового, 7132 года, в октябре Вседержитель Небесный призвал его к себе, освободив наконец-то от тягостных земных пут, Жана Батистена, маркиза де Фиссон, уроженца города Артаньян французской земли Гасконь, схоронили поблизости от кладбищенской ограды Успенского Горнего монастыря города Вологды. Креста на могиле старого греховодника, естественно, не установили, но металлическая оградка могилы, оплаченная воеводой Данилой Петровичем и выкованная отцом и сыном Чучневыми, сплетенная из витых столбиков и украшенная библейскими орнаментами, долго еще привлекала к себе внимание дивной красотой.
Своим наследником француз, естественно, сделал Шурика. И хотя все его наследство заключалось в одной лишь шпаге, строго говоря и так принадлежавшей Шурику как военный трофей, сам факт получения наследства не мог не радовать отрока, смягчая боль утраты человека, за десять лет ставшего ему почти родным.

Глава 2
ПРОРОЧЕСТВО

…А тополиный пух все кружился и кружился, словно настоящая снежная поземка клубясь под лошадиными копытами и колесами многочисленных Телег и оседая на обочине.
— Апчхи! — сказал шевалье д'Артаньян, и крестьянин, ведущий под уздцы ослика, тянущего в свою очередь двухколесную телегу, груженную соломой, опасливо обернулся в его сторону и, помедлив мгновение, стянул-таки с головы шапку и поклонился ему.
Презрительно глянув на него с высоты своего положения, шевалье дал коню шпоры и обогнал телегу вместе с обоими ослами, влекущими ее вперед.
По мере приближения к парижским предместьям транспортный поток, состоящий из телег различных форм и размеров, а также всадников, становился все плотнее и плотнее. Теперь уже не получалось мчаться по дороге, оставляя позади одно лье за другим. Напротив, приходилось тащиться довольно медленно, то обгоняя самому, то пропуская вперед других. Последнее, впрочем, случалось нечасто, потому как, невзирая ни на какое движение, юноша не мог позволить себе роскоши неторопливой езды и настойчиво пробивал заторы когда взглядом, а когда и бранным словом, сметая со своего пути крестьян, спешивших пораньше занять место на столичных рынках со своей сельхозпродукцией. Не для того, понимаешь, мыслил он, я вставал ни свет ни заря, чтобы торчать в дорожных пробках! Сегодня к заутрене, хоть тресни, я должен быть уже в Париже…
И только когда дорога сделала последний поворот перед городской заставой, он смирил буйный аллюр своей лошади и, свернув, очутился перед дверью трактира — последнего форпоста провинции перед стольным градом Парижем.
И все-таки они ошибались, подумал шевалье, рассматривая вывеску трактира. И Старый Маркиз, и Игнатий Корнеич ошибались, утверждая, что во Франции нет драконов. Уж один-то наверняка имеется. Д'Артаньян усмехнулся, глядя на вычурно-дефективного Змея Горыныча, которому художник забыл пририсовать пару голов, то ли пожалев краски, то ли решив, что чудище и без того получилось ужасное. Однако бравый рыцарь, замахнувшийся на страшилище мечом, ужаса, похоже, не испытывал, намереваясь лишить ящерообразного монстра последней головы. Мания величия, помноженная на комплекс собственной неполноценности, оценил творение французского маляра д'Артаньян, переступая порог трактира «Дракон и герцог».
Здесь необходимо отметить, что, хоть одежда, снаряжение и вообще весь внешний облик молодого дворянина говорили о местном его происхождении, мысли его, случись им быть подслушанными тем или иным образом, вряд ли могли быть поняты кем-либо в радиусе нескольких сотен лье. Думал он отнюдь не по-французски и даже не по-гасконски, хотя выговор сразу же выдавал в нем южанина…
— Слюшай, дарагой! — прямо с порога рявкнул он трактирщику, расставлявшему винные бутылки на полках. — Пачему гостя не встречаешь, да? Гидэ твае парижское гостеприимство?! Ай, нехарашо, дарагой! Савсем нехарашо! Встречай гостя! Нэси мне вина! Шашлык нэси! Сациви, хачапури, все нэси!
Ошеломленный трактирщик, едва не выронивший из. рук очередную бутылку, отставил ее в сторону и, согнувшись почти пополам, приблизился к гостю, продолжавшему сотрясать воздух могучим дискантом.
— Простите, господин… — промямлил он, не зная, как обратиться к нему.
— Д'Артаньян, дарагой! Для тебя просто д'Артаньян!
— Простите, господин д'Артаньян. — Трактирщик поклонился едва ли не до пола. — Вы, видимо, с юга?
— Канечно, дарагой! Канечно, с юга! Откуда же еще, а слюшай, да?! Или у нас еще и на севере появился второй город Артаньян, да?! — расхохотался гасконец.
— Нет… не думаю. — Трактирщик, не знавший, откровенно говоря, и расположения первого-то города с таким названием, угодливо улыбнулся. Он вообще мало интересовался миром, подобно парижанину, пусть даже и ютящемуся за городской стеной, считая город на брегах Сены центром мироздания, единственно достойным внимания местом на свете. — Видите ли, господин д'Артаньян, — пробормотал он, — я боюсь, у нас есть только вино. Но ни шашлыка, ни… сациви, ни даже хачапури…
— Даже хачапури нет, дарагой?! — ужаснулся гость, завопив так, что трактирщик впервые в жизни испытал приступ стыда за бедность своего меню (которое, кстати сказать, было вовсе не таким уж и бедным). — Ай, нехарашо, дарагой! Савсем нехарашо, да! Ни одного блюда национальной гасконской кухни нет! Кто же так гостя встречает, да?! Ты, наверно, кулинарный националист, да? Не любишь нас, гасконцев, да? Нехарашо, дарагой! Савсем нехарашо! Вот если бы ты, дарагой, приехал ко мне в гости в високие, красивые гасконские горы, ми бы забили с тобой барашка! Ми бы сделали с тобой атличный шашлык! А к нему бы взяли и сациви, и хачапури, и лаваши! И вина бы не забыли взять, дарагой! Ми бы взяли десять! Нет, двадцать!! Нет, пятьдесят бутылок лучшего гасконского вина!!! И ми бы с тобой атлично посидели, дарагой! Гость в доме — радость в доме, дарагой! Вот как у нас в Гаскони гостей умеют встречать! А ты как гостя встречаешь?!
— Простите меня, господин д'Артаньян! — взмолился трактирщик, не ожидавший, что день начнется с такого вопиющего скандала под крышей его уважаемого заведения. — Простите меня, бога ради! Если бы я знал… если бы я ведал… если бы я только… — Он чуть не заплакал, но вовремя вспомнил о своем коронном блюде и прошептал умоляюще: — Господин д'Артаньян, у меня есть великолепные копченые свиные колбаски! Моя дорогая супруга изумительно готовит их! Прошу вас, господин д'Артаньян, отведайте наших колбасок! Клянусь своим добрым именем, вы не пожалеете!
— Колбаски, говоришь, копченые?2 — Дворянин нахмурился. — Ну ладно, бог с тобой, тащи свою поросятину!
Сам не свой от радости, трактирщик метнулся на кухню и так заорал на «дорогую супругу», что она едва не рухнула в обморок. А господин д'Артаньян, весьма довольный тем, что ему наконец-то удалось отработать южное произношение настолько, что оно более не вызывает у окружающих вопросов, уселся за стол подле окна, из которого была видна городская застава, и стал наблюдать, как сквозь нее в обоих направлениях течет людской поток. Итак, до Парижа он добрался. Теперь следовало дать себе небольшую передышку перед штурмом вражеской цитадели…
Поглядывая на городских стражей, охранявших заставу, он скрупулезно подмечал, кого и как они пропускают, кого досматривают, а кого нет. Вскоре и ему самому предстояло проследовать этой дорогой, ввиду чего следовало присмотреться к привратникам. Весь его путь от Марселя, занявший неделю с лишним, был бесконечной цепочкой присматриваний и приглядываний, изучения местных обычаев и попыток следовать им с большим или меньшим успехом. Что-то удавалось ему лучше, что-то хуже. Вчерашний разговор в «Вольном мельнике» следовало признать исключительной удачей. Благодаря ему юноша подкорректировал свое произношение, сделав его по-настоящему южным, что существенно повышало его шансы выдать себя за гасконца. Вообще трактирщиков следовало признать наиболее полезными с точки зрения сбора разведданных людьми. Именно они, сами того не подозревая, снабдили его целым ворохом бесценной информации относительно Парижа и всего, что там могло встретиться. Собственно, ничего удивительного в этом и не было. Кто, как не они, люди, постоянно общающиеся с пришельцами из самых разных краев, могли быть наслышаны о том, что в этих краях происходит? Кроме того, они охотнее прочих шли на контакт с чужеземцем, считая это частью своей нелегкой работы…
Разумеется, не вся информация была исчерпывающе полной, но сопоставление одного разговора с другим, словно складывание мозаики, давало относительно законченную картину столичной жизни во всем ее многообразии. Относительно. Довести бы еще пару-тройку штрихов — и тогда…
— Ваш завтрак, господин д'Артаньян! — доложил лучезарно улыбающийся трактирщик, собственноручно водружая на стол поднос с вином и свежайшими копчеными свиными колбасками, от которых поднимался такой восхитительный, такой чудесный, такой ароматный дымок, что голодный путник запросто мог потерять рассудок от одного лишь намека на него!
Однако господин д'Артаньян был не особенно голоден и потому рассудка решил не терять, а поблагодарил хозяина и, ровно как и в Менге, предложил ему разделить с ним столик. Тот с видимым удовольствием уселся напротив своего удивительного гостя, ожидая, вероятно, что тот опять заговорит о блюдах гасконской национальной кухни, крайне заинтриговавших его. Однако молодой дворянин направил разговор в принципиально иное русло.
— Известно ли вам, милейший, для чего я направляюсь в Париж? — поинтересовался он у трактирщика.
Тот хотел было ответить по совести, что не имеет об этом никакого представления, но желание подольститься взяло верх, и трактирщик рискнул:
— Осмелюсь предположить, что ваша милость направляется к его величеству королю Людовику!
— Правильно! — неожиданно согласился д'Артаньян, а после, видя изумление хозяина, пояснил: — Я направляюсь к господину де Тревилю, капитану королевских мушкетеров, с прошением о зачислении в его роту.
— О, сударь! Вы собираетесь стать королевским мушкетером?! — воскликнул трактирщик.
— Именно так, милейший! — кивнул д'Артаньян, не забывая между делом истреблять свиные колбаски и прихлебывать винцо. — Вас это удивляет?
— Нисколько, сударь, — ответил трактирщик. — Я сразу же понял, что такого человека, как вы, ждет большое будущее!


Все книги писателя Яшенин Дмитрий. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий