Библиотека книг txt » Яшенин Дмитрий » Читать книгу Мушкетер
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Какой формат книг лучше?

fb2
txt
другой

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Яшенин Дмитрий. Книга: Мушкетер. Страница 55
Все книги писателя Яшенин Дмитрий. Скачать книгу можно по ссылке s

Разведчик подобрал с земли веточку и, размахнувшись, запустил ее в пруд. Да, черт возьми! Еще полтора года назад, оставляя Суздаль, он знал, что именно дата французской агрессии является слабым звеном в целостной и в общем-то бесспорной картине астрологического прогноза, забросившего его с берегов Вологды-реки транзитом через берега Москвы-реки на берега Сены-реки. Все остальное практически не вызывало разногласий, а вот дата…
Да, черт возьми! Дата — вот вопрос из вопросов! Когда? Когда, черт возьми, эти безумные французы решат напасть на Россию?!
Существует, разумеется, еще ряд проблем. Например, как технически они это осуществят? Учитывая отсутствие у России и Франции общей сухопутной границы, равно, впрочем, как и морской, вопрос является отнюдь не праздным, а как бы даже наоборот. По всему получается — Бурбонам придется либо захватить многочисленные и совсем не слабые страны, отделяющие их от России, либо договориться с ними о проходе французской армии. В общем, так или иначе, но Франции для начала придется подобраться к русским границам. И сделать это по возможности тише и скрытнее. Так, чтобы у Москвы не возникло подозрений относительно намерений, с которыми это делается. А это задача не из легких! И, прибавим, не из быстрых.
Д'Артаньян покачал головой, подобрал еще одну веточку, несколько раз подбросил ее на ладони, а затем послал следом за первой. И, он мог поклясться чем угодно, этот маневр Франция пока что даже не начинала! Готовить-то, может быть, и готовила, а вот начинать не начинала. Хотя…
Псевдогасконец снова покачал головой. Хотя, если вникнуть в проблему еще глубже, мог ли он действительно поклясться чем-нибудь? Или лучше не стоит, а? Франция могла либо захватить страны, лежащие между ней и Россией, либо договориться с ними о проходе своей армии к границам русского царства. Такой вот… дуализм. То, что Франция не ступила пока еще на первый путь, он мог сказать совершенно определенно, а вот как быть со вторым вариантом? Действительно, мог ли он поручиться со всей достоверностью в том, что Французское королевство не ведет тайных переговоров с германскими княжествами или Речью Посполитой о переброске войск к западным рубежам Московского государства? А ведь не мог! Не мог, черт возьми! И виной тому — его отдаленность от Лувра. Добыть такую информацию возможно, лишь имея постоянный, круглосуточный, свободный доступ в королевский дворец — центр политической да и всякой остальной жизни Франции. Постоянный, а не временный, как сейчас, когда он, как натуральный лазутчик, пробирался туда под покровом ночи к друзьям-мушкетерам или же на свидание к Констанции.
Констанция. Д'Артаньян вытащил из кармана часы и откинул крышечку. Не особенно много, но время еще было.
Убрав часы, разведчик осмотрелся сторонам. На Париж неспешно и величественно опускался вечер. Солнце все сильнее клонилось к островерхим крышам и готическим шпилям соборов, озаряя последними бликами темную поверхность пруда, подернутую едва заметной рябью.
Думалось ему на удивление легко и складно, и сниматься с места совсем не хотелось.
Так или иначе, мыслил разведчик, но ввиду отсутствия ясных и однозначных приготовлений Франции к войне с Россией задержаться здесь, скорее всего, придется надолго. Потому как возвращаться в Москву и отчитываться, что ничего я, мол, не обнаружил, представляется совершенно неправильным. Сейчас-то я, может быть, ничего и не обнаружил, а пару месяцев спустя запросто могу обнаружить. Ну или пару лет спустя. Черт возьми, да даже если это случится двадцать лет спустя! Неважно, черт возьми! Не имеет значения! Для военного человека значение имеет лишь приказ, который должен быть выполнен в любом случае и при любых обстоятельствах. А коль так…
А коль так, то устраиваться здесь, скорее всего, нужно всерьез и надолго. Если судьба все же смилостивится над ним и он получит приказ вернуться в Москву, это можно будет воспринимать как приятный сюрприз, нежданный подарок судьбы, но заранее рассчитывать на это ни в коем случае нельзя, чтобы не испытать глубочайшего разочарования, если такой приказ так и не поступит.
Ну что ж, так тому и быть! Д'Артаньян прижал руку к груди, нащупав сверток с мушкетерским плащом. Если разобраться строго, за этот год он сделал не так уж и мало. Пройдет еще две недели — и он, произведенный в мушкетеры, получит беспрепятственный доступ в Лувр со всеми его тайнами, что сразу же повысит эффективность его работы и… самым наилучшим образом скажется на его настроении.
Д'Артаньян почувствовал, что на его губах сама собой расцветает радостная улыбка, стоило только ему подумать о сегодняшней встрече с Констанцией. Он снова погладил плащ, стоивший ему без малого две тысячи экю, что, вероятно, являлось рекордной ценой для данного элемента мужского гардероба. Ладно, что сделано, то сделано! В конце концов, эти две тысячи — просто капитал, который он вложил не самым худшим образом. Вот как явится он сейчас к своей прелестнице да как развернет перед ней лазоревую регалию роты де Тревиля: «Видала, девочка моя синеглазая?! Пацан-то твой скоро мушкетером станет! На раз все фрейлины у моих ног окажутся! Так что хорош ломаться!»
Псевдогасконец мечтательно вздохнул. Нет, с такими козырями на руках он сегодня просто обязан выбить у госпожи Бонасье согласие если не на руку с сердцем, то на какую-нибудь другую часть тела. А рука и подождать может. Хотя бы потому, что рука эта сейчас принадлежит господину Бонасье…
Он снова поинтересовался временем и, обнаружив, что стрелка вплотную подобралась к девяти часам, поднялся на ноги. Медлить далее было бы неразумно. Меньше чем за час до Сен-Клу не добраться. Да еще павильон этот искать надо…
Размышляя подобным образом, д'Артаньян сел на лошадь и, выехав из города через ворота Конферанс, неспешно направился в сторону Булонского леса.
Дорога до Сен-Клу отняла у него меньше часа, и в десять вечера, когда темнота накрыла парижские предместья непроницаемо-черным одеялом, псевдогасконец уже стоял возле указанного ему павильона, примыкавшего к дому господина д'Эстре, и во все глаза смотрел наверх, на второй этаж, где горело одно-единственное окошечко.
Окошечко было маленькое, и свет едва пробивался сквозь неплотно прикрытые ставни, однако его вполне хватало, чтобы согреть сердце молодого лазутчика теплом надежды. Стоя под окном в ожидании знака свыше, он рисовал в своем воображении сладостные картины грядущей встречи, размышляя о том, что, какие бы тяжкие испытания Господь ни посылал смертным, присутствие в этом мире нежных, утонченных созданий, именуемых бабами, или же, на французский манер, дамами, с лихвой искупает эти тяготы, примиряя человека с несовершенством этого мира.
Через несколько мгновений колокол на башне Сен-Клу уронил из своей широкой ревущей пасти десять медленных ударов.
Д'Артаньян замер, неотрывно глядя вверх и боясь пропустить заветный знак.
Но знака не было. Он простоял почти не шевелясь целых полчаса, покуда колокол, словно смилостивившись над ним, не ударил вновь, отмерив половину одиннадцатого.
Заснула она там, что ли?! — раздраженно подумал разведчик и трижды хлопнул в ладоши — обычный сигнал французских влюбленных.
Однако сигнал сей пропал втуне, потому как ставни остались неподвижными и его дама так и не выглянула наружу.
Выждав еще полчаса, до одиннадцати, все более раздражавшийся лазутчик плюнул на конспирацию и, подобрав с земли несколько мелких камушков, швырнул их в окно — обычный сигнал российских влюбленных.
Но и это ни в коей мере не приблизило его к возлюбленной — российский позывной остался без ответа, так же как и французский получасом раньше. А ждать между тем становилось все холоднее и холоднее — лето, как ни крути, было уже на исходе, а д'Артаньян, еще утром отправляясь к де Тревилю, оделся довольно легко. Нервно прохаживаясь под неприступным, как Троя, окном, он потихоньку растрачивал свои запасы тепла, аккумулируя вместо них запасы злости на нежных и утонченных созданий любой национальности и думая, что, даже если бабу называть дамой, намного лучше она от этого не становится!
И когда колокол на башне Сен-Клу снова открыл свою широкую пасть, намекнув своим ревом, что до полуночи осталось всего-навсего тридцать минут, псевдогасконец подобрал с земли давно примеченный здоровенный булыжник и, размахнувшись, запустил его в ненавистное окно — обычный сигнал людей, доведенных до состояния бешенства, единый для всех стран и континентов Земли.
Бросок был точен: сигнальный камень, попав в оконный ставень, срикошетил прямиком в голову разведчика, едва успевшего уклониться.
Это стало каплей, переполнившей чашу его терпения! Д'Артаньян решительно направился к расположенной чуть в стороне от окна двери в павильон, осмотренной им за последние полтора часа уже не менее ста раз. Дверь была заперта изнутри, но нашего юного диверсанта это конечно же не остановило, и он, объединив усилия своего тонкого и прочного булатного кинжала и крепкого, молодецкого плеча, в два счета одолел замок. За дверью обнаружилась лестница, которая привела его на второй этаж. Поднимаясь по ступенькам, лазутчик старательно подбирал слова, предназначенные для любимой Констанции, а руку — так, на всякий случай — держал на эфесе шпаги.
Но когда он очутился наверху, все слова тут же вылетели из его головы, а шпага просто сама собой вылетела из ножен.

— Нет, д'Артаньян, напрасно вы назвали его высокопреосвященство козлом! — Атос укоризненно покачал головой. — До сих пор никто во Франции такого себе не позволял.
— Так я же правду сказал! Он ведь и вправду козел! — в отчаянии вскричал разведчик.
…Рано утром д'Артаньян примчался из Сен-Клу и с ходу бросился на улицу Феру к Атосу. Тот, однако, находился в Лувре, в карауле, равно как и Арамис с Портосом. Послав Гримо предупредить друзей, что ожидает их в «Сосновой шишке», лазутчик направился туда и три часа мерил нервными шагами пустую залу трактира, пока на пороге не мелькнули лазоревые плащи…
Ночью, поднявшись на второй этаж треклятого павильона, псевдогасконец обнаружил снесенную с петель дверь в комнату, где горел свет, а в самой комнате — следы яростной борьбы в виде перевернутой мебели, разоренного стола с ужином и многочисленных следов крови. Ему представлялось совершенно бесспорным, что лишь такая сильная, по-русски статная и крепкая женщина, как мадам Бонасье, могла оказать столь яростное сопротивление налетчикам, а любая другая француженка классических хлипких пропорций ни за что не сумела бы свалить двоих мужиков на пол и тем более вышвырнуть третьего в окно. Все это он выяснил скрупулезно, профессионально обследовав место происшествия.
Было очевидно, что злодеи напали на несчастную женщину приблизительно за час до его появления, то есть около девяти часов вечера. Один из них при этом получил по башке бутылкой шампанского, а второй — тяжеленным стулом. Третьего налетчика королевской кастелянше удалось выкинуть через окно на улицу, однако силы были неравны, и остальным негодяям удалось-таки взять над ней верх, скрутить по рукам и ногам и, вытащив на улицу, затолкать в карету. После этого они подобрали своего бесчувственного товарища-негодяя и скрылись в неизвестном направлении.
Ясное дело, для того чтобы выяснить про улицу, д'Артаньяну пришлось дождаться рассвета и обследовать дорогу возле павильона. Следы экипажа, развернувшегося прямо под окном, где разведчик провел в тщетном ожидании полтора часа, увели его к парижскому тракту, где в свою очередь полностью растворились среди иных, ибо кареты и повозки сновали здесь практически круглые сутки.
Поняв, что здесь ему больше ничего не выяснить, псевдогасконец вскочил на коня и ринулся в Париж…
Мушкетеры выслушали его с вниманием и тревогой и, когда разведчик, путаясь в словах и сбиваясь с мысли, завершил рассказ о событиях этой ночи, принялись обсуждать: из чего эти события могли вытечь и что в свою очередь может вытечь из самих этих событий? Разумеется, перво-наперво им пришел на ум вчерашний визит молодого человека к кардиналу. Опираясь на известную им со слов самого д'Артаньяна версию этого визита, они тут же стали обвинять во всем Ришелье.
— Нет, д'Артаньян, напрасно вы назвали его высокопреосвященство козлом! — Атос укоризненно покачал головой. — До сих пор никто во Франции такого себе не позволял.
— Так я же правду сказал! Он ведь и вправду козел! — в отчаянии вскричал разведчик.
— А кто ее любит, правду-то эту?! Вот вас, д'Артаньян, больше оскорбило бы, если бы вас назвали английским, ну или… я прямо и не знаю… китайским шпионом или же гасконским выскочкой, а?
— Ну если бы меня назвали гасконским выскочкой, это конечно же оскорбило бы меня куда сильнее… чем китайский шпион, — осторожно ответил юноша.
— А почему? Да потому, что это гораздо ближе к истине, то есть к правде! Ибо гасконским выскочкой вы вполне можете быть, хотя, несомненно, и не являетесь им, а вот китайским шпионом вы быть никак не можете. Английским — тем более.
— Действительно, д'Артаньян, — поддержал Атоса коренной парижанин. — Если уж его высокопреосвященство так разозлил вас своими непристойными предложениями, противоречащими понятиям дворянской чести, нужно было назвать его… ну я прямо и не знаю…
— Нераскаявшимся гугенотом!
— Точно, Портос! Нераскаявшимся гугенотом и нужно было назвать! И звучит крайне оскорбительно, и правдой быть никак не может! Ну по крайней мере в отношении его высокопреосвященства. А вы его козлом окрестили! Ну а то, что Ришелье козел порядочный, так это ж во Франции каждому фонарному столбу известно! Вот он и оскорбился на вас до невозможности, а отвечать придется несчастной Констанции!
— Вы полагаете, он способен… — Лазутчик осекся.
— Это Ришелье, друг мой. — Атос пожал плечами. — РИШЕЛЬЕ! — повторил он внушительно. — Он способен на все.
— Тем более в отношении простой кастелянши, — прибавил Арамис.
— Неправда! — воскликнул д'Артаньян. — Она не простая кастелянша! Она лучшая подруга королевы…


Все книги писателя Яшенин Дмитрий. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий