Библиотека книг txt » Яшенин Дмитрий » Читать книгу Мушкетер
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Что Вы делаете на сайте?

Качаю книги в txt формате
Качаю книги в zip формате
Читаю книги онлайн с сайта
Периодически захожу и проверяю сайт на наличие новых книг
Нету нужной книги на сайте :(

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Яшенин Дмитрий. Книга: Мушкетер. Страница 54
Все книги писателя Яшенин Дмитрий. Скачать книгу можно по ссылке s

— Понимаю вас, шевалье, но ведь я сам еще год назад пообещал собственноручно накрахмалить ваш плащ, если вы найдете… способ добиться чести носить его, а слово де Тревиля дорогого стоит!
Разведчик вздохнул с чувством глубочайшего облегчения и, улыбнувшись, ответил капитану:
— Ваши намерения, сударь, высокая честь для меня, однако мне кажется, что ваши руки созданы не для стирки и крахмаления, а для битвы во славу государя и святой католической веры! Мне бы не хотелось утруждать вас ненужными хлопотами, господин капитан, тем более… — д'Артаньян замялся, — тем более что есть одна дама, которая окажет мне эту услугу с гораздо большим удовольствием…
— Ни слова больше, мой юный друг! — воскликнул де Тревиль, расплываясь в довольной улыбке. — Ни слова! Ах молодость! Ах Париж! Ах любовь! Я понял вас! Стало быть, вы освобождаете меня от моего обещания?
Лазутчик учтиво поклонился.
— Ну что ж, будь по-вашему! — рассмеялся капитан королевских мушкетеров, и сам, видимо, не горевший желанием возиться с крахмалом. — В таком случае я немедленно принесу вам плащ, — он поднялся, — а пока, — де Тревиль открыл небольшой ларчик, стоявший на краешке его стола, — ознакомьтесь! — И он протянул псевдогасконцу исписанный лист хрустящей гербовой бумаги. — Полгода уже пылится.
Д'Артаньян взял бумагу и, дождавшись, пока капитан выйдет из кабинета, приступил к изучению следующего документа:
«Его Величеству Людовику XIII де Бурбону, Божьей милостью королю Франции, ревнителю святой католической веры… (и т.д. и т п. и проч., проч., проч.).
От Его Величества нижайшего слуги Франциска де Тревиля, капитана роты черных мушкетеров.
Довожу до сведения Вашего Величества, что 20 июля прошлого, 1625 года от Рождества Христова шевалье д'Артаньян, молодой дворянин из Гаскони, обращался ко мне с прошением о зачислении в мою роту для службы Вашему Величеству. Несмотря на то, что мне прекрасно известен древний и благородный род, из которого происходит шевалье д'Артаньян, я вынужден был отказать ему в этой милости, памятуя о распоряжении Вашего Величества об ограничении рекрутирования мушкетеров.
Ввиду этого шевалье д'Артаньян, опираясь на Вашу протекцию, поступил на службу в гвардейскую роту моего зятя, господина Дезессара, и в течение года отправлял обязанности гвардейца Вашего Величества. За это время он проявил себя как доблестный и верноподданный слуга Вашего Величества, о чем свидетельствуют следующие факты: 18 августа прошлого, 1625 года от Р.Х. шевалье д'Артаньян, прогуливаясь с тремя мушкетерами моей роты, господами Атосом, Портосом и Арамисом в районе трактира «Путеводная звезда» обнаружил шайку злостных хулиганов, грабивших скобяную лавку, обезвредил их и сдал на руки городской страже; 3 октября прошлого, 1625 года от Р. X . шевалье д'Артаньян…»
Дальнейший текст был выдержан приблизительно в том же ключе, и даже подвиги шевалье д'Артаньяна по большей части напоминали друг друга: прогуливался, стало быть, сей доблестный шевалье со своими друзьями-мушкетерами возле трактира такого-то, натыкался на шайку злостных хулиганов (грабителей-рецидивистов, гугенотов-христопродавцев, колдунов-чернокнижников, а также прочего криминального элемента), обезвреживал их в неравном бою и сдавал на руки городской страже. Лишь несколько героических эпизодов отличались оригинальностью хотя бы в выборе места битвы (оно и понятно: нельзя же, в конце концов, всех врагов короны отлавливать исключительно в трактирных подворотнях! Этак на долю кладбищ, набережных и городских предместий вовсе ничего не останется!).
Разукрасив подобными штрихами нелегкие трудовые будни шевалье д'Артаньяна, протекавшие в жестоком противоборстве с явными и тайными врагами его величества Людовика XIII, капитан де Тревиль задавался вполне естественным и абсолютно очевидным вопросом: возможно ли роте королевских мушкетеров, вернейших защитников и телохранителей его величества, и далее существовать без подобного героя? И сам же на свой вопрос отвечал: никак невозможно! И тут же вопрошал заново: возможно ли им (королю Людовику и капитану де Тревилю) и далее держать шевалье д'Артаньяна за порогом роты мушкетеров, ссылаясь на собственное же вето на рекрутирование?
Словом, это было то самое представление о невероятных заслугах господина д'Артаньяна перед короной Франции, обещанное ему капитаном де Тревилем еще год назад и являвшееся, по мнению капитана, надежным пропуском в роту мушкетеров. Дочитав представление до конца, псевдогасконец пришел к выводу, что тысячу восемьсот экю сия бумага бесспорно стоит. А может, и все три. Некоторые из его подвигов вроде путешествия в Лондон за алмазными подвесками в сей героический реестр вполне ожидаемо не попали, ввиду того что их полезность как для всей Франции в целом, так и для короля Людовика в частности была в высшей степени сомнительной.
Ну надо же, едва вспомнил про лондонское турне, как тут же всплыл в памяти вчерашний визит к Ришелье! Не забыть бы подстраховаться насчет его высокопреосвященства, подумал разведчик в тот момент, когда дверь в кабинет отворилась и на пороге показался сияющий де Тревиль, несущий в руках свернутый лазоревый плащ.
— Получите, друг мой! — торжественно провозгласил он, когда псевдогасконец поднялся ему навстречу. — Носите сию славную гвардейскую форму с честью и достоинством! Да не забудьте обмыть ее, как велит не менее славный гвардейский обычай, чтобы не было ей сносу долгие годы и чтобы хранила она вас от стали и свинца на поле брани!
— Благодарю вас, сударь! — ответил д'Артаньян, с поклоном принимая сверток и прижимая его к груди. — Об этом дне я мечтал всю свою жизнь! Воистину вы мой добрый гений!
— Ну гениальность — это скорее по части его высокопреосвященства, — де Тревиль улыбнулся, — а вот насчет доброты вы попали в самую точку! Что есть, того не отнимешь!
— Ах его высокопреосвященство! — Разведчик с подчеркнуто ненатуральной почтительностью поклонился, крайне довольный тем, что капитан сам направил разговор в нужное русло. — Представляю себе физиономию господина Ришелье, когда он увидит меня в мушкетерской форме! — рассмеялся он вслед за этим. — И как сердито и косо он будет смотреть на вас, сударь, тоже представляю!
— Вы так думаете? — спросил де Тревиль.
— Даже не сомневаюсь! Вы полагаете, он забыл, какую трепку мы вместе с господами Атосом, Портосом и Арамисом закатили год тому назад его гвардейцам во главе с де Жюссаком? Да ни за что на свете! Не такой человек его высокопреосвященство, чтобы забывать обиды! Нет, я уверен, он все еще держит на меня зуб. И мое производство в мушкетеры только разозлит его. Как же так, подумает кардинал, этот гнусный д'Артаньян из Гаскони вместе со своими друзьями попортил шкуру лучшим из моих гвардейцев, а его мало того что не наказали за это, так еще и в элитную роту королевской гвардии приняли?! Нет, господин капитан, его высокопреосвященство вас за это по головке не погладит! Скорее даже наоборот.
— Вы так думаете? — снова спросил де Тревиль, задумчиво глядя на псевдогасконца, словно прикидывая: а не отобрать ли у него лазоревый плащ, пока на его голову не обрушился кардинальский гнев?
Подметив этот взгляд, д'Артаньян еще крепче прижал плащ к своей груди и снова заверил капитана:
— Даже не сомневаюсь! Если я не ошибаюсь, вы почувствуете неудовольствие его высокопреосвященства в самое ближайшее время. Сразу же, как только до него дойдет слух о готовящемся производстве меня в мушкетеры. А до его высокопреосвященства, как вы знаете, все слухи доходят на удивление быстро…
Лазутчик прекрасно понимал, что сильно рискует, разматывая перед де Тревилем эту мысль, но другого выхода у него попросту не было. Вряд ли можно было надеяться на то, что капитан оставит без внимания резкое изменение отношения к нему кардинала (а, судя по вчерашней истерике Ришелье, это изменение будет именно резким, и никаким другим!). И если у него достанет ума (а ума у него достанет-таки!), он без труда проведет параллель между новобранцем-мушкетером и неудовольствием кардинала. Как будет развиваться ситуация в этом случае, предсказать решительно невозможно. Поэтому хочешь не хочешь, а приходится заблаговременно направлять мысли капитана по ложному следу и надеяться на то, что у него хватит отваги не спасовать перед всемогуществом его высокопреосвященства.
— Вы так думаете? — в третий раз, словно по инерции, спросил де Тревиль и, не дожидаясь ответа, решительно махнул рукой: — Да и бог с ним! В конце концов, я служу не его высокопреосвященству, а королю Людовику. А у его величества достанет силы защитить своего преданного слугу от кого угодно!
— Вот это правильно, господин капитан! — горячо поддержал его лазутчик, довольный отвагой своего будущего командира. — Его величество — столь же надежная защита для нас, сколь и мы для него…
— А посему, мой юный друг, не будем более загадывать наперед, а займемся делами насущными! — Де Тревиль протянул д'Артаньяну руку, намекая на завершение аудиенции.
— Еще раз нижайший поклон и сердечная благодарность, сударь! — Псевдогасконец, и сам жаждавший поскорее закруглить приятный, но несколько затянувшийся разговор, стиснул ладонь капитана.

Выйдя от де Тревиля, д'Артаньян сел на лошадь и неторопливо направился в сторону предместья Сент-Антуан. Сладостный час свидания, назначенный Констанцией, был еще далек, до Сен-Клу от силы час езды, а появляться там раньше времени, возбуждая ненужное внимание, показалось разведчику неправильным.
Добравшись до Большого Мельничьего пруда, он спешился и, привязав лошадь в зарослях плакучей ивы, обрамлявшей берега водоема, уселся на зеленом откосе.
Он любил это место. Пожалуй, после тех удивительных сосновых боров, которые он видел на юге Франции и которые так остро и так одновременно сладко и больно казались ему похожими на сказочные, бескрайние, дремучие, выстланные белым мхом леса Вологодчины, прореженные кое-где небесно-голубыми лужайками озер и темными речными струями, оно более всего напоминало ему родину…
Д'Артаньян смотрел на темную, испятнанную ряской и тиной поверхность пруда и думал, что даже вода здесь как-то удивительно напоминает вологодские реки с их бесконечными изгибами и излучинами, затененными могучими елями, из года в год устилающими их дно отмирающей хвоей…
Он скучал по родине. Скоро должно исполниться полтора года, как он оставил Москву, и почти два, с тех пор как он простился с Вологдой. Трудно даже представить, сколь сильно его тянуло назад, в Россию! Как страстно ему хотелось снова оказаться на узких, извилистых, кривоколенных улочках Вологды, расчерченных глубокими колеями от колес телег и обнесенных покосившимися деревянными заборами с нависшими над ними яблоневыми и вишневыми ветвями. Или пройтись хотя бы разок от витых куполов дивного собора Василия Блаженного, пред которым тускнеет любой Нотр-Дам, по Пожару, вдоль красных кремлевских стен, мимо Исторического музея и далее вверх по Тверской улице, инспектируя многочисленные ее бражные заведения на предмет наличия-отсутствия в них некачественного товара. Или промчаться на лихой тройке по Ярославскому тракту мимо Плещеева озера и Переславля-Залесского, Троице-Сергиевой лавры и Спасо-Преображенского собора, десятков и сотен прочих деревянных и каменных церквей и соборов, крохотными островками цивилизации разбросанных на бескрайних лесных просторах Русского Севера…
Лазутчик вздохнул. Хотеть не вредно, вредно не хотеть, как говорят у нас в Париже, подумал он. С прогулками по вологодским и московским улочкам, а также с катаниями на лихих тройках по Ярославским и прочим трактам придется повременить. И повременить, видимо, сильно. Причины на то имеются самые что ни на есть серьезные.
И Переславль-Залесский, и Троице-Сергиева лавра, и сотни других мест и местечек, попадавшихся ему по пути из Вологды в Москву и из Москвы в Феодосию, несли бесчисленные рубцы в память о бесчисленных нашествиях, обрушивавшихся на Русь за последние столетия. Еще не потускнели в памяти людской ужасы последнего, поляцкого, вторжения, избавление от которого потребовало напряжения всех без остатка сил государства. Да что там людская память! Д'Артаньян и сам еще не забыл то декабрьское сражение 7121, ну или же, считая по-европейски, 1612 года под стенами Кирилло-Белозерского монастыря, которое свело его со Старым Маркизом и определило в итоге его появление на берегах Сены. Не забыл он и горящую Вологду, и многочисленные села с деревнями, сожженные польско-литовскими оккупантами, и церковные да монастырские погосты, разросшиеся в те годы превыше всякого разумения, и торжественно-печальный колокольный перезвон, плывущий в неподвижном воздухе низкого, облачного северного неба, над лесами и полями, реками и озерами…
Нет, не забыл…
Равно как не забыл и страшного предсказания старой ведуньи о французах, готовых грянуть на Русь новой, необоримой бедой, неся хаос и разорение едва оправившемуся от предыдущего удара государству…
И о том, что у России в настоящий момент нет и не может быть от них иной защиты помимо него, д'Артаньян тоже не забыл. Он должен будет оставаться во Франции столько времени, сколько потребуется для разоблачения ее коварных планов нападения на Россию, даже если эта командировочка и окажется чрезвычайно длительной…
Это, увы, значения не имеет ровным счетом никакого. По сравнению с судьбой России его собственная судьба — даже не ничто. Меньше чем ничто. Единственное, что он может сделать, с честью и до конца выполнить возложенную на него задачу, уповая на то, что его жертва не будет напрасной. И в тот день, когда французские орды хлынут на Русь, они получат достойный отпор предупрежденной и подготовленной русской армии. Им предупрежденной.


Все книги писателя Яшенин Дмитрий. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий