Библиотека книг txt » Яшенин Дмитрий » Читать книгу Мушкетер
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Какой формат книг лучше?

fb2
txt
другой

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Яшенин Дмитрий. Книга: Мушкетер. Страница 51
Все книги писателя Яшенин Дмитрий. Скачать книгу можно по ссылке s

— Да, шевалье! Решительно я в вас не ошибся! — сказал кардинал. — Вы малый не промах! Не буду таиться: ваше предложение мне исключительно по душе. Я действительно полагаю, что мудрый человек отличается от человека попросту умного умением заглядывать в будущее и устранять проблему прежде, чем она встанет во весь рост. И такую возможность, возможность разглядеть проблему прежде, чем она заставит тебя волноваться и менять собственные планы, может дать только хорошая, разветвленная сеть осведомителей. Моя сеть не без веских на то оснований считается одной из лучших в мире! Но совершенству, как известно, нет предела, и мне хотелось бы, чтобы она и в будущем росла и развивалась. Увы, здесь есть известные препятствия…
— Препятствия какого рода имеет в виду ваше высокопреосвященство?
— Самого серьезного, шевалье. Самого серьезного. Препятствия с привлечением новых… агентов. Не хочет, понимаете ли, народ в агенты идти! Никак не хочет! Непопулярна нынче профессия доносчика-осведомителя в нашем королевстве! Ну там крестьяне какие-нибудь, или буржуазия, или духовенство опять же еще худо-бедно вербуются, преследуя своекорыстные цели, а вот с дворянством… — Ришелье покачал головой. — С дворянством вообще полный завал! Несознательное у нас еще дворянство, д'Артаньян! Ой несознательное! Никак не желает наше дворянство осознать великую пользу моей осведомительской сети для государственной безопасности Франции!
— Ай-ай-ай! — Разведчик огорченно покачал головой, внимая причитаниям кардинала. — И чего же это они, дворяне-то наши, дураки такие… несознательные?! А, монсеньор?
Мысленно, правда, он искренне поздравил Французское королевство с тем, что его благородное сословие настолько порядочно. И то сказать, одно дело — осуществлять шпионскую деятельность и разведывательно-диверсионные мероприятия на территории мало того что чужого, так еще и враждебного государства, которое, можно сказать, спит и видит, как бы поработить Русь Святую, огнем и мечом пройтись по славянским городам и весям, разорить Москву-матушку и спалить дотла Кремль Белокаменный; и совсем другое — строчить доносы гнусные на своего сословного брата дворянина, расписывая скрупулезно, кто с кем дружит, кто с кем спит, кто о чем думает, кто какой трактир посещает после службы…
— Может быть, ваше высокопреосвященство, здесь сказывается недостаток влияния святой католической церкви? — выдвинул д'Артаньян версию. Просто так, чтобы не молчать как рыба. — Вот я, к примеру, добрый католик, — пояснил он, поймав недоуменный взгляд Ришелье, — и ввиду доброты своей католической не нахожу ничего предосудительного и зазорного в том, чтобы ставить ваше высокопреосвященство в известность, с кем дружит господин Атос, с кем спит господин Арамис, о чем думает господин де Тревиль, какой трактир посещает после службы господин Портос. Почему же другие дворяне полагают делать то же самое постыдным? Может быть, потому, что мало осталось истинно добрых католиков во Франции? Как вы полагаете, монсеньор?
Кардинал задумчиво смотрел на псевдогасконца, размышляя над его мудрыми словами, а потом пожал плечами и ответил:
— Может быть, вы и правы, шевалье. Может быть. Вы обладаете поистине недюжинными аналитическими задатками, и с вами трудно спорить. В любом случае я рад, что вы добрый католик и у нас с вами возникло полное взаимопонимание. Что же касается вашей службы… — Ришелье помолчал. — Что же касается вашей службы, то, разумеется, информация о роте господина де Тревиля для меня гораздо важнее, нежели о роте господина Дезессара.
При этих словах д'Артаньян низко склонил голову, стремясь скрыть улыбку, скользнувшую по его устам. Декоративные солдатики, ваше высокопреосвященство? Ну-ну! И чем же для вас так важна информация о декоративных-то солдатиках? — подумал он. Вслух он, однако, ничего говорить не стал, выжидая, что кардинал сам продолжит тянуть затронутую им ниточку.
— Однако вы, шевалье, все еще являетесь гвардейцем роты господина Дезессара, а не мушкетером? — полувопросительным-полуутвердительным тоном продолжил Ришелье, не обманув ожиданий разведчика.
Услышав это, лазутчик разродился тяжелым, горестным вздохом, давно подготовленным и тщательно выпестованным, призванным продемонстрировать его сановному собеседнику, насколько болезненную проблему затронул он, сам, может быть, о том не подозревая.
— Увы, монсеньор! — Д'Артаньян продублировал первый вздох вторым, не таким выразительным, но все равно усилившим эффект. — Пока мне приходится лишь мечтать о лазоревом плаще!
— Почему же?
— Потому что господин де Тревиль, капитан королевских мушкетеров, к которому я обратился год назад с нижайшей просьбой о зачислении в его роту, ответил мне, что в настоящий момент таковое зачисление не представляется возможным ввиду того, что рота якобы полностью укомплектована!
— Ой-ой-ой! — всплеснул руками обладатель одной из лучших осведомительских сетей в мире, делая вид, что несказанно удивлен услышанным. — Какая неприятность! И что же, господин капитан подсказал вам какой-нибудь выход из данной ситуации? Или сказал, что выхода нет вовсе?
— Ну почему же? — Д'Артаньян пожал плечами. — Безвыходных ситуаций не бывает в принципе, и господин де Тревиль подробно объяснил, что я должен сделать, чтобы получить лазоревый плащ королевской гвардии.
— Прекрасно! — Ришелье смотрел на него, затаив в глубине своих острых, проницательных глаз яркие искорки веселья. — Ну и что же вы должны сделать, чтобы стать королевским мушкетером, или, выражаясь, по-вашему, по-гвардейски, сменить окраску?
— Да ничего особенного, ваше высокопреосвященство, — ответил лазутчик, твердо намереваясь погасить эти искорки, а заодно и проверить кое-что. — Всего-навсего положить на стол господину капитану три тысячи экю…
— ТРИ ТЫСЯЧИ ЭКЮ?!!! — завопил Ришелье, подскакивая на стуле и выпучивая на д'Артаньяна глаза, и впрямь моментально растерявшие все веселье. — Как — три тысячи?!! Он же две брал рань… — Кардинал осекся на полуслове, буквально прикусив язык. Однако слово не воробей…
Мгновенно, как и положено настоящему разведчику, д'Артаньян зафиксировал прокол его высокопреосвященства, но виду не подал, продолжая смотреть на кардинала честными, верноподданническими голубыми глазами.
— Именно так, монсеньор! Три тысячи экю наличными, — подтвердил он, отсекая и себе и оппоненту пути к отступлению.
— Три тысячи экю наличными!!! — повторил Ришелье, ошарашенно глядя на него. — Да он что, рехнулся, что ли?! За что такие деньжищи-то?!
— Ну, видимо, за честь стоять подобно истукану возле королевских покоев, салютуя каждому ничтожеству, входящему к его величеству! — пожав плечами, ответил разведчик, подпустив к губам мимолетную улыбку.
Однако момент был неподходящий, и Ришелье не смог по достоинству оценить его юмор. Одарив псевдогасконца мрачным взглядом, он встал из-за стола и несколько раз прошелся по зале из конца в конец. Потом опять уселся за шахматный столик напротив д'Артаньяна и несколько раз провел ладонью по лбу, собираясь с мыслями.
— Погодите, юноша, — насобирав что-то, начал он, — но ведь он же ваш земляк, и, наверное, я не ошибусь, предположив, что и… покровитель тоже? Так? — И, получив утвердительный кивок, кардинал довел мысль до конца: — Но в таком случае должен же он был сделать вам хоть какое-то послабление, скидку, так сказать? Вы с ним об этом говорили?
— А то как же! — с готовностью ответил лазутчик. — Я ему прямо так и сказал: господин капитан, имейте же совесть! Бога, что ль, побойтесь! Я ж мало того что ваш земляк, так еще и протеже. Наши ж батьки вместе рубались при… при… при… а, да какая разница, где они там рубались! Главное — вместе! Мы же с вами, можно сказать, из одной песочницы! Сделайте мне хоть какое-нибудь послабление, хотя бы небольшую скидочку! — И д'Артаньян возмущенно пожал плечами.
— Ну? — в упор глядя на него, вопросил Ришелье, чувствуя, что разведчик еще не договорил. — Ну а он что?!
— Ну а он что?! — Еще одно пожатие плечами. — А он говорит: три тысячи экю, сынок, это уже со скидкой! Даже с двумя! И за землячество, и за протеже!
— Во козел! — ошеломленно ахнул кардинал. — А?! Ну ты подумай! Три тысячи — это уже с двумя скидками! Сколько ж он тогда берет с тех, у кого льгот нет?!
— Страшно подумать! — в тон ему ахнул д'Артаньян.
— Во козел! — повторил Ришелье, неотрывно глядя на псевдогасконца, но имея в виду конечно же не его. — И это — командир королевской гвардии!!! Начальник придворного спецназа!!! — рявкнул он, с такой силой треснув кулаками по хлипкому столику, что шахматная доска подлетела кверху, а шашки брызнули во все стороны и заскакали по полу. — Ну урод!! Мздоимец лазоревый! Сволочь недобитая! Взяточник прожженный! Ну он у меня рано или поздно допросится! — Не в силах совладать с собой, кардинал снова вскочил и заметался по зале. — Он у меня допросится! Он у меня дождется, дрянь такая! Да я его… да я его… — Он схватил с полки изящную керамическую вазу с высоким горлышком и греческой росписью и что было сил грянул ее об пол. — Да я его от церкви отлучу, тварь богомерзкую! Да я его в Бастилии сгною, мразь поганую! Да я его на костер отправлю, еретика окаянного! — бушевал кардинал, топча ногами керамические черепки, олицетворявшие ненавистного де Тревиля. — Негодяй! Проходимец! Взяточник! Еретик окаянный!
Сжавшись, скукожившись, стараясь уменьшиться в размерах, словно под вражеским огнем, д'Артаньян едва удержался от того, чтобы с головой забиться под стол и там уже переждать вспышку высочайшего гнева.
Ришелье был великолепен в своем неистовстве! Как умалишенный метался он по комнате, осыпая капитана королевских мушкетеров последними словами и угрожая ему всеми муками преисподней! Прошло не меньше пяти минут, прежде чем он выдохся и уселся на место.
— Еретик окаянный! — Кардинал в последний раз приложил кулаком столешницу, смахнув с нее последние шашки.
Потом замолчал и уставился на д'Артаньяна, сосредоточенно обдумывая какую-то мысль. Целую минуту на его лице не отражалось ничего, кроме напряженной работы ума, затем кардинал встал, подошел к стене, возле которой стоял секретер, и, взяв с него серебряный колокольчик, позвонил.
Разведчик наблюдал за ним, тщательно маскируя напряженное внимание и размышляя: не перегнул ли он палку? Мысль назвать Ришелье сумму, значительно превышающую ту, которую потребовал де Тревиль, пришла ему совершенно внезапно. Очередной экспромт в бесконечной череде уловок, из которых состояла его жизнь в течение последнего года. Ну что ж, эта уловка определенно оказалась удачной…
По сигналу переливчатой серебряной мелодии тяжелая портьера, укрывавшая часть стены и наверняка — потайную дверь, не ту, через которую вошел д'Артаньян, колыхнулась, и из-за нее выскользнул лакей. Склонившись перед кардиналом, он выслушал короткое распоряжение и снова растворился в складках ткани.
А Ришелье вернулся к шахматному столику и, усевшись на покинутое было место, улыбнулся.
— Извините меня за эту вспышку, шевалье! Право слово, чертовски трудно держать себя в руках, сталкиваясь с подобным… использованием служебного положения в личных целях! В то время как наш государственный бюджет еще не до конца расплатился по внешним долгам, некоторые безответственные, я бы даже сказал, аполитичные, капитаны королевской гвардии позволяют себе набивать собственную мошну, расходуя государственные средства…
А ты, ваше высокопреосвященство, свой-то бюджет с государственным не путай, подумал д'Артаньян, сочувственно кивая в такт излияниям Ришелье. Что же касается де Тревиля…
Ну это вопрос очень спорный! В общем и целом капитан королевской гвардии — абсолютно пристойный мужик. Слуга королю, отец мушкетерам, любитель хорошенького вина и хороших женщин. Словом, нормальный офицер. В русской армии запросто сошел бы за своего! Ну если бы русский язык знал, разумеется. А что до взяточничества…
Эх, ваше высокопреосвященство! Так и тянет снова, в который уже раз, отослать вас к истории государства Российского! Ежели бы вам, монсеньор, довелось ознакомиться с данной историей, вы бы в два счета перестали причитать о мздоимстве местных чиновников как военного, так и любого другого ведомства! Да какое у вас, во Франции, взяточничество?! Да разве же это — мздоимство?! Да это смех, а не взяточничество! Даже у нас в Вологде бояре и то свою мошну набивают шибче чем у вас, в стольном граде Париже! Про Москву и вовсе думать не хочется…
Д'Артаньян неторопливо тянул свою невеселую думку, продолжая монотонно, словно китайский болванчик, качать головой, делая вид, что внимательно слушает кардинала и глубоко сопереживает плачевному положению с разгулом коррупции в королевстве французском. В принципе это была не самая ненужная ему информация, и, осознавая это, он некоторое время спустя действительно начал прислушиваться к словам Ришелье.
— …Допросится, зараза этакая! Он у меня дождется, подонок, бессрочной командировки в Бастилию! В одиночную камеру! — Его высокопреосвященство, похоже, все никак не мог остыть, отойти от овладевшего им возмущения. — Ладно, шевалье, сейчас не об этом! Вы конечно же нисколько не виноваты в том, что нравы столичной бюрократии настолько испортились! Вы славный молодой человек, чистый и не испорченный еще парижской жизнью. Для меня, шевалье, бесспорно: только чистый и неиспорченный человек, истинно добрый католик может с такой готовностью пойти ко мне на службу осведомителем, — нравоучительно покачав пальцем, изрек Ришелье, обозначив переход от эмоциональной к практической части разговора. — Поскольку информация о происках этого замаскировавшегося еретика и прожженного взяточника де Тревиля, как я уже говорил, для меня гораздо важнее сведений о роте господина Дезессара, я, разумеется, поспособствую вам в… получении лазоревого мушкетерского плаща…
Едва кардинал произнес эти слова, как из-за портьеры, укрывавшей рассекреченную разведчиком секретную дверь, выскользнул уже виденный им лакей. В руках он нес солидных размеров бархатный мешок, который незамедлительно водрузил на столик между Ришелье и д'Артаньяном, сопроводив свое действие низким поклоном. Вслед за этим лакей-низкопоклонник удалился, повинуясь жесту кардинала, а собеседники остались сидеть, глядя друг на друга поверх алого бархата, фривольно развалившегося по столу с тихим, едва слышным металлическим перезвоном.


Все книги писателя Яшенин Дмитрий. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий