Библиотека книг txt » Яшенин Дмитрий » Читать книгу Мушкетер
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Какой формат книг лучше?

fb2
txt
другой

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Яшенин Дмитрий. Книга: Мушкетер. Страница 3
Все книги писателя Яшенин Дмитрий. Скачать книгу можно по ссылке s

Лошадиное ржание и привычную его слуху перебранку ополченцев Шурик услыхал еще до поворота.
Обогнув его, он тут же увидел темную колышущуюся массу людей, лишь немногие из которых были верхами, а в большинстве своем стояли на опушке просеки, устало опершись на рукояти пик и бердышей.
Попавшись на глаза ополченцам, Шурик тут же был схвачен, признан за своего и отпущен на волю. Однако воля — последнее, что интересовало его в данный момент. Первым делом ему был нужен воевода Данила Петрович. Он заметался, не зная куда броситься, к кому обратиться, и тут…
— Шурка! — Сильная, с колыбели привычная рука сгребла его за шиворот и выдернула из толпы. — Ты чего тут делаешь, сучий сын?!
Оказавшись прямо перед лицом родителя, Шурик в первое мгновение не узнал его. Тулуп отца, опрятный и чистый несколько часов назад, равно как и вся остальная одежда, потемнел, истрепался, а в одном месте оказался даже распорот до меха крепким вражеским ударом. Шапка, помятая в рукопашной схватке, была сбита набекрень, а из-под нее выбивался длинный непокорный черно-белый чуб. Или бело-черный? Шурик с трепетом смотрел на седые батькины волосы, на его осунувшееся, почерневшее лицо с углубившимися вдруг оврагами морщин, на одежду, выпачканную его (его ли только?) кровью, и ощущал слабость, стекающую в колени.
— Ты чего тут делаешь, сучий сын?! — снова рявкнул Чучнев-старший, возвращая ему чувство реальности. — Тебе где велено было?!
— Там… — пискнул Шурик, указывая рукой за спину и лихорадочно соображая, сколько времени ему отпущено, покуда отец не перешел от слов к делу.
— Чего там?! — встряхнул его отец, подгоняя.
Шурик не сомневался: кабы не обстановка, менее всего располагающая к выяснению семейных отношений, батька уже сто раз всыпал бы ему ремня или как минимум отвесил звонкую затрещину тяжелой рукой молотобойца.
— Там след! — страшным шепотом сообщил Шурик.
— Какой еще след?
— Лошадиный. С кровью! — выпалил Шурик.
— С какой еще кровью?
Отец подозрительно нахмурился, однако Данила Петрович властно оттеснил его плечом и, нагнувшись к парню, спросил:
— Далеко этот след будет?
— С полверсты, — ответил Шурик, благоговейно глядя на молодого воеводу, по левой щеке которого змеился уродливый длинный шрам.
Тот распрямился и обвел тревожным взглядом свое присмиревшее войско, состоявшее частью из служилых людей, частью из ополченцев вроде Шуркиного отца, кузнеца Мефодия, первого его конкурента и товарища, плотника Никифора из Ивановой слободы и многих других.
— Неужто утек кто из шляхтичей? — раздался голос за спиной Шурика.
— Да вроде не должны были! — хором возразили ему. — Обложили-то мы их крепко! На совесть обложили!
— Ну стало быть, неважная у вас совесть! — Данила Петрович мрачно усмехнулся, пресекая дебаты.
Как и все прочие, Шурик не отрываясь смотрел на него, понимая, чья рука сейчас владыка и за кем останется последнее слово.
— Куда след ведет? — спросил воевода у Шурика.
— Туда, к озеру.
— А что там? — поинтересовался боярин.
В ответ Шурик лишь пожал плечами, не имея ни малейшего представления о том, куда выводит тропинка, на которой он заметил кровавый след.
— Избушка там, — ответил кто-то из местных ополченцев. — Избушка махонькая да сараюшка с баней при ней. Там летом рыбаки, что на промысел приходят, ютятся.
— Избушка, говоришь… — Воевода нахмурился.
Шурик смотрел на этого молодого, по всему видать, вчера только начавшего бриться парня с обожанием и немым восторгом. Ведь боярин, поставленный во главе вологодского отряда волею провидения, старше его самого лет на… пятнадцать! И уже — воевода! Лидер, вожак, командир, надежда этих матерых, бородатых мужиков, обступивших его со всех сторон в ожидании решения.
— Значит, упустили мы кого-то из шляхтичей, — вымолвил наконец командир. — Утек кто-то из них.
Ополченцы, окружавшие его, разразились бранью и возгласами удивления, усердно пытаясь спихнуть вину со своей головы на соседскую, однако воевода вновь оборвал дискуссию:
— После разбираться будем, чей промах. Сейчас беглеца нужно спеленать! Нельзя чтобы хоть одна шавка из этой своры улизнула.
— Раненому далече не уйти, — сказал один из служилых, выделявшиися покалеченной рукой, висевшей на перевязи.
— Раненый раненому рознь, — тут же возразили ему.
— По коням! — гаркнул Данила Петрович, взлетая в седло подведенного ему жеребца.
Конные ратники поспешили исполнить приказ, а сам воевода нагнулся вдруг к Шурику, о котором в суматохе как-то подзабыли, и, протянув ему руку, велел:
— Давай сюда!
Ухватившись за его крепкую ладонь, Шурик, не помня себя от счастья, птичкой взлетел и, оказавшись верхом впереди седла, вцепился в конскую гриву. Данила Петрович дал жеребцу шпоры, и тот, недовольно потряхивая головой, двинулся вперед, вспахивая снег усилием могучих ног. Остальные воины, кто пешим, кто конным, двинулись за ними.
— Дорогу смотри, — строго приказал воевода.
Шурик кивнул, хотя и без того до боли в глазах всматривался в опушку ельника, вдоль которой бежал полчаса назад. Над лесом разгоралась ранняя, смертельно-красная заря…
Свой ориентир — могучую, неохватную ель, рухнувшую под гнетом своих лет и снега, осевшего на ее широченных лапах, — он приметил издалека и, обернувшись к воеводе, прошептал:
— Данила Петрович! Там!
— За деревом?
— Да! Там, за деревом, тропка начинается! — кивнул Шурик, ощущая острый зуд под коленями и непреодолимое желание, соскочивши наземь, развязать штаны где-нибудь в сторонке и слить избыток эмоций. — Отсюда не видать, след дальше начинается, в чаще, за деревьями, — сказал он, совладав с собой.
Боярин кивнул и, тронув поводья, повернул коня на тропинку, действительно обозначившуюся за поваленной елью. Растягиваясь, отряд вступил под своды сумрачной чащобы.
— Внимательнее по сторонам! — распорядился воевода. — Не попасть бы в капкан…
— Со шляхтичей станется, — согласился кто-то позади.
Отряд насторожился, подобрался и продолжал двигаться вперед, ощетинившись стальными шипами сабель и бердышей, а также малочисленными стволами фузей.
Однако никакого капкана в итоге на пути не встретилось, а вот кровавый след, запримеченный Шуриком ранее, никуда не делся.
— Вот же он, Данила Петрович!
— Вижу, малый, вижу. — Воевода одобрительно похлопал его по спине, всматриваясь наравне с остальными в отпечатки лошадиных копыт, густо окропленные красным… — Из лесу вывернул, гаденыш, — констатировал он наконец.
— Стало быть, чащей он, паскуда, от монастыря-то и утек! — высказал кто-то предположение, имевшее теперь второстепенное значение.
— Не в том суть, как он от монастыря утек, — сказал Данила Петрович. — Суть в том, чтобы он здесь нас по новой не объегорил!
— Здесь-то уж не объегорит! — убежденно сказал один из местных ополченцев. — Там же дальше озеро начинается! А льда-то основательного еще почитай что и нет! Верхом ему далече не уйти!
— Ну-ну! — угрюмо хмыкнул воевода, не далее как вчера вечером, перед началом битвы за Кирилло-Белозерскую обитель, слышавший подобные заверения. — Ежели что, я с тебя шкуру самолично спущу! — пообещал он напоследок и тронул коня вперед по кровяному следу. — Хватит языками чесать, пора глянуть на этого шустрого шляхтича.
Отряд двинулся дальше, пустив в авангарде дозор из трех человек на тот случай, если шляхтич окажется слишком уж шустрым.
Не прошло и пяти минут, как один из дозорных вернулся с докладом:
— Лошадь павшая впереди.
Одолев совсем небольшое расстояние, отряд и в самом деле наткнулся на лошадь под шляхетским седлом, бессильно повалившуюся на правый бок рядом с тропинкой. Грязный красный снег вокруг нее подтаял и просел.
— Остыла уж, болезная, — доложил дозорный, осматривавший клячу.
Данила Петрович сдержанно кивнул, а после указал на тропу:
— А след-то дальше тянется.
— Точно так, боярин! Пешком он, подлец, дальше побег!
— Смотрели уже дальше?
— Смотрели!
— След с кровью?
— С кровью!
— Значит, не бежал он дальше, — сказал воевода. — Просто шел.
— Да почему же, боярин?
— А ты раненым бегать пробовал? — усмехнулся Данила Петрович безнадежной глупости собеседника. — Если нет — попробуй! А я посмотрю, далеко ли ты убежишь!
Дозорный замер с разинутым ртом, а воевода дал коню шпоры, отправляя его дальше.
Тонкая путеводная ниточка красных пятен вела отряд вперед и вперед, покуда вдалеке, в просветах между деревьями, не замелькало озеро, укрытое белым полотном снега.
— Вон изба стоит! — воскликнул ополченец в тот момент, когда Шурик, по-прежнему восседавший впереди воеводы, и сам увидел приземистую, потемневшую от времени избушку, притулившуюся под елями на самом берегу.
— Там он, стервец! Больше ему укрыться негде! — убежденно переговаривались ратники.
Однако при ближайшем рассмотрении стало ясно, что след ведет не в дом, а огибает его и скрывается в дощатом сарае, позади которого и начиналось озеро.
— А ну-ка, ребятки, берите-ка его в кольцо! — распорядился воевода, останавливаясь поодаль и спешивая Шурика.
Ополченцы, впрочем, и сами уже сообразили, какой маневр будет оптимальным в данной ситуации, и проворно окружили сарай, не приближаясь к нему до поры. Кому, спрашивается, охота лезть на рожон, когда главная кровь уже позади и ты без всяких скидок ощущаешь себя солдатом-победителем?
— За дерево стань, олух царя небесного! — Отец, не случайно, пожалуй, оказавшийся поблизости, бесцеремонно толкнул Шурика под защиту толстого елового ствола.
Обхватив его обеими руками и прижавшись щекой к холодной, колючей, смоляной коре, Шурик во все глаза смотрел, как ратники не торопясь подтянулись к дощатым стенкам, примерились к хлипкой двери, а потом, стремительно выбив ее, ринулись внутрь.
Треск сломанных досок, глухой отзвук выстрела и отчаянный взрыв брани прозвучали в унисон, слившись в единую грозную мелодию скоротечного штурма. Ни Шурик, ни его отец, ни остальные ополченцы, оставшиеся снаружи, не успели толком разобрать, что стряслось, а их товарищи, взявшие вражескую цитадель, уже выкатились наружу, волоча за собой ее поверженного защитника.
— Вот он, собака поляцкая! Под сетями рыбацкими схорониться надумал! — доложили они, швыряя к ногам воеводского коня человека в изодранном, окровавленном кафтане нерусского, западного кроя.
— Никого не задел? — осведомился Данила Петрович, рассматривая последнего героя из банды, хлынувшей нынешней ночью на приступ Кирилло-Белозерского монастыря, чьи соратники уже отдыхали вечным сном на дне озера или готовились быть погребенными под стенами обители.
— Не сумел! — весело отрапортовали бойцы. — В белый свет пальнул, шельмец!
Сообразив, что отцовский запрет более не действует, Шурик вылез из-за дерева, вместе со всеми рассматривая пленника, неподвижно лежавшего у ног воеводского коня.
— Живой ли он еще? — усомнился боярин.
— Живой, Данила Петрович! Живой! Просто ранен крепко, кровищи много растерял, да мы еще его помяли!
— Поляк? — спросил воевода.
Один из ополченцев нагнулся, то ли присматриваясь, то ли прислушиваясь к пленнику.
— Да бес его знает! — сказал он, распрямившись. — Бормочет вроде бы не по-поляцки. Хотя конечно же и не по-нашенски.
— Да все одно — не наш!
— Точно!
— Правильно! — зашумели кругом.
— Да чего на него смотреть-то?! — высказался кто-то. — Добить его, стервеца, и вся недолга!
— Ну вот ты и добей, — предложил ему воевода.
Шурик озирался вокруг себя со смешанным чувством ужаса и любопытства. Неужели и впрямь добьют? Или же не посмеют? Он конечно же враг, но…
День, вступавший в свои права, с каждым мгновением все сильнее теснил сумерки, не оставляя им места даже здесь, под сводами леса, под раскидистыми еловыми лапами. И лица ополченцев становились все более различимыми. И на лицах этих сейчас можно было увидеть лишь безмерную усталость и желание поскорее вновь оказаться за прочными монастырскими стенами, где, поди, уже вовсю праздновали победу над супостатами. А вот жажды крови ни у кого уже не осталось. Нынешняя ночь утолила эту жажду на годы вперед…
— Ну тогда нехай здесь остается да сам собой подыхает! — последовало очередное предложение.
— Правильно… — раздалось несколько голосов, но их внезапно перекрыл другой, сильный голос, заставивший Шурика оглянуться.
— Неправильно это! — твердо сказал его отец.
Чучнев-старший дождался, пока воевода и остальные обернутся в его сторону, и повторил:
— Неправильно это! Не по-христиански. Не по-божески так вот человека бросать на корм зверью, будь он хоть трижды вражина! Нечего Бога гневить, боярин! Он нам сегодня крепко пособил, Данила Петрович, чтоб мы его вот так…
Шурик слушал отца, часто-часто, словно от мороза, хлопая ресницами и чувствуя комок, подкатывающий к горлу. Эх, жаль, не видели их сейчас соседские мальцы! Вот бы уж точно перестали сомневаться, чей батька выше!
Как хороший кузнец, настоящий мастер своего дела, Чучнев-старший всегда был уважаем в Вологде, но то, как он дрался нынешней ночью, то, какие благородные и чистые слова произнес только что, сразу же вознесло его на недосягаемую для других высоту. И не только в глазах Шурика…
Данила Петрович, его ратники и простые ополченцы смотрели на него, и лица их менялись. Они оттаивали, словно перед мысленным взором этих утомленных, измотанных людей заново вставали события дней минувших.
Как будто наяву видели они шляхетских бандитов, оглодавшим, озлобленным зверьем бродивших вокруг Кирилло-Белозерского монастыря, что привлекал их слухами о несметных богатствах и кладовых, полных снеди. Как эти волки сбивались в одну большую стаю и как эта стая в отчаянии, когда в окрестных деревнях и селах уже нечем стало поживиться, ринулась на приступ святой обители. И как на их пути встали защитники монастыря, значительно уступавшие им в численности, но исполненные решимости уничтожить врага или умереть самим. И как полная луна в окружении звезд торжественно и печально взирала на кровавую сечу, без малого три часа бушевавшую в темноте, разгоняемой помимо нее малочисленными факелами и непрестанными всполохами ружейного огня. И как моменты отчаяния сменялись минутами ликования, а потом чаша весов снова склонялась на сторону нападавших, и тревога вновь овладевала русским воинством. И как в конце концов решимость оставила шляхтичей, как они дрогнули и побежали куда глаза глядят, помышляя уже не о монастырской сокровищнице, а только лишь о спасении собственной шкуры. И как в спину этой поганой нечисти ударили уцелевшие русские ратники. И как побили они до смерти всех лиходеев за редким, видимо, исключением…


Все книги писателя Яшенин Дмитрий. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий