Библиотека книг txt » Яшенин Дмитрий » Читать книгу Мушкетер
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Какой формат книг лучше?

fb2
txt
другой

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Яшенин Дмитрий. Книга: Мушкетер. Страница 19
Все книги писателя Яшенин Дмитрий. Скачать книгу можно по ссылке s

Воодушевленный его и своей победой разведчик тем не менее головы не потерял, хладнокровно встретив новый выпад де Жюссака. Старый Маркиз не зря потратил столько времени, вбивая в голову ученика нехитрую истину: бой выигрывает тот, кто в ходе его лучше и жестче контролирует и себя, и, стало быть, противника. Невзирая на удачное начало поединка, д'Артаньян ясно понимал, что это его первый реальный бой, а у его соперника — наверняка даже и не десятый. И если вначале, недооценив его, лейтенант допустил промах, то в дальнейшем на такое везение рассчитывать конечно же не стоит. Нет, по всему было видно, как подобрался, подтянулся, стал аккуратнее и расчетливее в движениях гвардеец, не горевший желанием разделить участь своего подчиненного, сраженного точным ударом псевдогасконца.
Ну а сам юноша хладнокровно и спокойно перебирал удар за ударом, связку за связкой, все активнее переходя от обороны к атаке, уже не просто отбиваясь от лейтенанта, но навязывая ему свой темп. Несмотря на отсутствие опыта, «багажа поединков», д'Артаньян сразу почувствовал, что ему достался соперник средней руки. Нет, безусловно, слабаком де Жюссак не был, но вместе с тем его фехтовальная техника не блистала филигранностью, а набор приемов и комбинаций, имевшихся у него в запасе, не отличался изобилием. Осознание этого лишь укрепило веру разведчика в свои силы и позволило спокойно довести поединок до логического конца.
В принципе он мог бы элементарно подловить лейтенанта на ошибке следом за его подчиненным и завершить поединок простым, незамысловатым ударом, коего тот в общем-то и заслуживал. Однако д'Артаньян, поняв, что соперник находится в полной его власти, решил поставить красивую точку, сделав финал схватки ярким, запоминающимся. Поразмыслив, он остановился на обожаемом Старым Маркизом «солнечном ударе». Солнце светило вовсю, и соперники располагались к нему боком, не позволяя светилу принять сторону одного из них. Пару раз де Жюссак пытался развернуть своего молодого оппонента так, чтобы солнечный свет ослепил его, однако псевдогасконец раз за разом срывал эти планы, прекрасно зная, сколь плачевными могут быть последствия. Теперь же он сам решил воспользоваться этим маневром, проверив заодно, сколь эффективным в реальном бою окажется прием, многократно опробованный во время учебно-тренировочных схваток. Правда, провести его требовалось на более высоком уровне, принимая во внимание класс соперника. Мысленно просчитав последовательность действий и привязав эти действия к местности, то бишь к площади перед монастырем, д'Артаньян стремительно атаковал лейтенанта, дождался контратаки и, приняв шпагу оппонента на свой кинжал, позволил выбить его из руки, а сам отшатнулся и, оступившись якобы, спиной вперед ушел под солнце! В это мгновение его соперник оказался перед выбором: развивать успех, пусть для этого и требовалось развернуться к светилу лицом, или же не делать этого, попытаться обойти гасконца с фланга, понимая, что он тем временем наверняка успеет оправиться от неожиданности и выровняться. Де Жюссак выбрал первое, проворно ринувшись следом за неприятелем и сделав мощнейший выпад на добивание. Однако неприятель неожиданно быстро обрел почву под ногами и отбил удар лейтенанта, а потом…
Нет, что было потом, де Жюссак уже видеть не мог. Яркие солнечные лучи ослепили его на мгновение, и лейтенант лишь нелепо взмахнул шпагой в отчаянной попытке прикрыться, а когда вновь обрел возможность различать окружающее, то увидел гасконца, почти распластавшегося по земле в длиннющем, запредельно длинном выпаде, отбить который де Жюссак не мог уже никаким чудом. Яростная вспышка боли, полыхнувшая в груди справа, вновь ослепила его, и гвардеец, хрипло вскрикнув, взмахнул руками, выронив шпагу с кинжалом, не видя ничего, кроме ослепительных кругов перед глазами, сделал три шага назад и, ударившись о стену монастырской ограды, съехал по ней вниз, оставляя красный след на серой вековой каменной кладке…
А шевалье д'Артаньян, донельзя более довольный первым своим поединком, выпрямился, отсалютовал побежденному противнику, и едва только надумал поднять свой кинжал, как вдруг услыхал аплодисменты. Резко обернувшись, он увидел Атоса, Портоса и Арамиса, рукоплескавших его победе.
Бой закончился, ибо соперники мушкетеров были уже повержены. Арамис, пришедший на помощь Портосу, помог ему разделаться с двумя гвардейцами, а Атос безо всякой помощи поставил крест на трех своих оппонентах, причем последний из них, оставшись в одиночестве, предпочел сдаться на милость победителя, не испытывая более судьбу. Теперь он вместе с двумя своими товарищами оказывал помощь тяжелораненым. Окинув быстрым взглядом поле боя, псевдогасконец сделал себе комплимент, поняв, что поступил правильно, не убив ни де Жюссака, ни другого гвардейца. Вообще-то такая мысль посещала его, и д'Артаньян полагал, что можно было бы попытаться припугнуть мушкетеров, продемонстрировав, с кем они связались. Однако уже по ходу боя разведчик решил проявить сдержанность, не ознаменовывая свое появление в Париже целой россыпью трупов. В конце концов, для начала неплохо бы разобраться, что тут к чему и стоит ли так вот легко и непринужденно отправлять на тот свет всех, с кем ты не поладил. Судя по всему, не стоит, ибо сами мушкетеры этого делать не стали: из восьми гвардейцев, вступивших в бой, убитыми оказались только двое. Пятеро были ранены, и один просто отдал шпагу Атосу, признав себя побежденным.
Мушкетеры уже зачехлили свои шпаги и успели полюбоваться финалом поединка д'Артаньяна и де Жюссака. На чьей стороне находились их симпатии, сомнений не было! Сообразив, что нужно ловить момент, разведчик подобрал-таки свой кинжал, вложил его в ножны, равно как и шпагу, и, приняв позу, исполненную благородства и решимости, сказал:
— Господа! Теперь, когда мы уладили вашу небольшую проблему с этими мсье, не угодно ли вам вернуться к нашим делам?
— К нашим делам? — переспросил Атос. — То есть вам, сударь, угодно возобновить нашу дуэль?
— Как вы уже успели заметить, господа, — д'Артаньян сделал широкий жест в сторону поверженного лейтенанта, — я не привык отказывать в сатисфакции всем, кто имеет ко мне те или иные претензии!
— Отлично сказано, черт возьми! — воскликнул Портос.
— Да, — согласился Атос. — Сказано человеком воистину благородным, привыкшим сверять каждый удар своего сердца с велениями долга и чести! Однако, сударь…
Он посмотрел на своих товарищей и вновь обратил взор на псевдогасконца. Три мушкетера стояли рядом подле ступеней монастыря, разведчик, положивший ладонь на эфес Прасковьи, — в двух шагах напротив них. Уцелевшие в схватке гвардейцы перетащили своих товарищей к монастырской ограде и отправились на поиски транспорта, пригодного для перевозки раненых в казарму или же лазарет. Убитых оставили лежать посреди площади, благо их путь был гораздо короче — всего-то до ворот монастырской церквушки, откуда им предстояло переместиться прямиком на кладбище, к месту своего окончательного упокоения. Цветочные же торговки, наезд на которых и послужил отправной точкой поединка, боязливо выглядывали из калитки скверика, в котором они схоронились во время схватки, дабы не угодить под удар разгоряченного клинка.
Густая листва деревьев, возвышавшихся над монастырской оградой, купалась в ярких солнечных лучах полуденного светила, безраздельно властвовавшего в радостном июльском парижском небе пронзительно-голубого цвета…
— Однако, сударь, — продолжил Атос, — у королевских мушкетеров нет привычки скрещивать шпаги с людьми, бившимися с ними рука об руку. Поэтому чего я и мои товарищи предлагаем вам забыть обо всех обидах, вольно или невольно нанесенных нами друг другу, и отметить победу над приспешниками его высокопреосвященства в одной прелестной таверне, расположенной неподалеку отсюда. Не так ли, друзья? — Он посмотрел на Арамиса с Портосом.
— Истинно так, Атос, — согласился коренной парижанин, погладив лоб, украшенный небольшой шишкой. — Стоит ли нам, д'Артаньян, вспоминать всякие пустяки, просто не достойные этого?
— Точно, земляк! — Портос широко улыбнулся. — После такой-то славной стычки нам должно быть просто стыдно припоминать… мелочи, из-за которых мы переругались прежде!
Атос удовлетворенно кивнул и посмотрел на псевдогасконца, а тот, не помня себя от счастья, расцвел улыбкой, затмившей на мгновение полуденное солнце, и, шагнув навстречу мушкетерам, сказал:
— Господа, от души и по-христиански прощаю вам все обиды, нанесенные мне, и приглашаю выпить за мой счет!
Атос с Арамисом улыбнулись, а Портос панибратски хлопнул разведчика по плечу и, расхохотавшись, воскликнул:
— Опоздал ты, землячок! Как говорит наш дорогой капитан де Тревиль, кто приглашает, тот и угощает!
— Поэтому он никогда в жизни и не приглашал никого из нас выпить! — прибавил Арамис. — Говорит, мол, не мужское это дело — другого мужика по трактирам водить!
— Хотя сам никогда от этого не отказывался, — согласился Атос.
Портос же тем временем подозвал цветочниц и сообщил, что у него для них есть две новости: одна — хорошая и вторая — так себе. Хорошая заключалась в том, что теперь у них, цветочниц, на одного защитника больше, нежели было до сих пор, ну а вторая, разумеется, в том, что этому защитнику также полагается платить, вследствие чего ежемесячная плата за охрану возрастает с этого дня на одно экю. После чего потребовал заплатить за месяц вперед. Судя по лицам флористок, это стало для них очередной, третьей, новостью, и д'Артаньян был практически уверен, что денег ему с мушкетерами не видать, как не увидели их и гвардейцы. Однако его уверенности хватило ровно на пять минут, потребовавшихся одной из женщин, той самой, избитой злобным де Жюссаком, чтобы сбегать до дому и обратно. Вернулась она с четырьмя экю, торжественно переданными ею Портосу.
Получив плату, мушкетеры заверили своих подопечных, что теперь им бояться решительно нечего, после чего, сопровождаемые разведчиком, направились в таверну «Серебряная фляжка», находившуюся неподалеку от монастыря Дешо. По пути они заглянули к одному оружейнику, хорошему знакомцу Арамиса, и загнали ему восемь трофейных шпаг. Получив за каждый клинок по два пистоля и окончательно почувствовав себя богатеями, великолепная четверка добралась-таки до вожделенной «Фляжки» и, устроившись за лучшим столиком, начала праздновать победу над гвардейцами кардинала.
…— Так что вы уж особенно на де Тревиля-то не серчайте! Он вам дал совет от чистого сердца, — толковал арап псевдогасконцу, стремясь утешить того. — Время сейчас действительно мирное, армия никому на фиг не нужна, и, пока не вспыхнет новая война, надеяться особенно не на что…
— Но, сударь! — воскликнул д'Артаньян, не привыкший еще называть новых знакомых просто по именам. — Что, если эта война вспыхнет прямо завтра? А я не мушкетер, не считая души и сердца?!
— Ну завтра война не вспыхнет, — успокоил его Атос, и разведчик навострил уши, сообразив, что разговор свернул в исключительно интересное русло.
— А почему вы так думаете? — спросил он.
— Почему я так думаю? — удивился мушкетер. — Да хотя бы потому, мой юный друг, что существует целый ряд признаков, верно свидетельствующих о приближении войны, и ни один из них до сих пор не проявился.
— Целый ряд признаков?! — Ах, д'Артаньян разве что не облизнулся при этих словах! — И что же это за признаки, гос.. Атос?
Черт возьми! Интуиция определенно не подвела его! Провидение ли, Божья ли воля вывели его на этих людей, но с ними однозначно стоит иметь дело! Неважно, станет ли он сам однажды мушкетером или же тысяча восемьсот экю окажутся для него непреодолимым барьером, но с этими господами терять контакт нельзя ни в коем случае. «Существует целый ряд признаков, верно свидетельствующих о приближении войны». Каково, а?! Услышать такое, да еще в самый первый день работы в логове врага! Нет, все идет к тому, что мнение об этом самом дне, казавшемся прежде сумбурным, смятым и со всех сторон неудачным, придется решительно менять, подумал д'Артаньян.
— Что это за признаки? — переспросил мушкетер. — А то вы сами не знаете?
— Господь с вами, Атос! — воскликнул псевдогасконец, твердо намеренный не давать собеседнику ни единого шанса увернуться от прямого ответа. — Да что я могу знать?! Я, бедный провинциал из Гаскони, проведший в Париже всего день! Господа, да вы и сами не понимаете, кем являетесь для меня! Вы — королевские мушкетеры! Элита французской гвардии! Телохранители и первые защитники его величества! Да вы для меня просто эпические герои! Ахиллес! Гектор! Одиссей!
— Браво, гасконец! — Портос хлопнул в ладоши, и товарищи, поддержав его, устроили разведчику настоящую овацию.
— Все, о чем я могу вас молить, так это о дружбе и покровительстве! — продолжил свое бесхитростное подлизывание д'Артаньян, дождавшись, когда аплодисменты смолкнут. — Введите меня в мир столичной жизни! Станьте моими Вергилиями в этом аду! Помогите выбрать единственно верный путь из множества возможных! Вы обращаетесь со мной как с равным, Атос, но на самом деле я не знаю даже таких элементарных вещей, как признаки надвигающейся войны!
— Ну это дело поправимое, д'Артаньян! — Мушкетер улыбнулся, и разведчик понял, что сумел-таки зацепить нужную струнку в его душе. — Вы славный молодой человек, честный, благородный и целеустремленный! Я всегда к вашим услугам…
— Равно как и я, — подал голос Арамис.
— А уж про меня-то и говорить нечего! — Чернокожий великан залихватски махнул своей огромной ладонью.
— Что же касается признаков надвигающейся войны, — продолжил Атос, — извольте! Вот вам три самых верных: во-первых, перед началом войны войскам непременно выдают жалованье, гасят все задолженности, как говорят эти крысы из казначейства. Ничего удивительного тут нет — армией можно сколько угодно пренебрегать в мирное время, но, когда мирное время заканчивается, она неизбежно выходит на первый план, становясь силой, решающей судьбу государства. Во-вторых, перед началом войны неизбежно дорожает оружие, ну а в-третьих, столь же неизбежно дорожают и лошади, без которых война так же немыслима, как без свинца и стали. Оружейники и лошадники — вот два цеха, которые никогда не упустят случая нажиться на войне, юноша! — Атос нравоучительно поднял палец и продолжил, видя, что молодой человек — само внимание: — Но лошади сейчас не то что не дорожают, а, напротив, день ото дня падают в цене, о чем только и разговоров у нас в роте. Оружейные ценники тоже не торопятся расти, в чем мы имели честь убедиться в лавке господина Шампенуа, когда сбывали наши трофеи. А раз так, мой юный друг, — мушкетер мрачно пожал плечами, — значит, и сюрпризов от казначейства нам ждать не стоит! И де Тревиль в итоге был прав, предлагая вам романтику дальних странствий вместо скудного гвардейского пайка и прозябания в пыльных парижских казармах. — Атос столь же безрадостно усмехнулся.


Все книги писателя Яшенин Дмитрий. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий