Библиотека книг txt » Яшенин Дмитрий » Читать книгу Мушкетер
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Что Вы делаете на сайте?

Качаю книги в txt формате
Качаю книги в zip формате
Читаю книги онлайн с сайта
Периодически захожу и проверяю сайт на наличие новых книг
Нету нужной книги на сайте :(

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Яшенин Дмитрий. Книга: Мушкетер. Страница 10
Все книги писателя Яшенин Дмитрий. Скачать книгу можно по ссылке s

— Ну по крайней мере, у нас есть право спокойно ходить по улицам родного города, не опасаясь, что на нас налетит какой-нибудь полоумный лимитчик из Гаскони! — Мушкетер пожал плечами. — Что же касается остальных прав, то о них, сударь, я буду иметь честь проинформировать вас сегодня, в час дня…
— В два часа, господин Арамис! — перебил его юноша. — В час я занят.
— Не возражаю, сударь. В два так в два! Желаете сами выбрать место? Или же география столицы мало вам знакома? — Арамис сопроводил вопрос улыбкой.
— Ну отчего же, сударь! — не менее язвительно ответил д'Артаньян. — Я бы предпочел встретиться с вами подле монастыря Дешо. Дорогу найдете? Не заблудитесь? — осведомился он настолько заботливо, что изящного мушкетера с совершенно неизящной шишкой на лбу бросило в краску.
— Не извольте беспокоиться, господин гасконец! — ответил он, совладав с собой. — В два часа я буду у монастыря Дешо и мы продолжим наш разговор!
— Всенепременно, сударь. — Д'Артаньян поклонился, желая оставить последнее слово за собой: — А теперь позвольте откланяться!
— Позволяю! — оставил последнее слово за собой Арамис.
После этого коренной парижанин откланялся по всем правилам и продолжил свой путь, прерванный роковым столкновением.
Гасконский же лимитчик проводил его дерзким, насмешливым взглядом, потом вздохнул и уныло поплелся в противоположную сторону, размышляя о том, что неплохо было бы и самому узнать, где же все-таки находится этот самый монастырь Дешо, подле которого через час с небольшим он должен скрестить шпаги с господином Атосом, мушкетером его величества короля Франции Людовика XIII…
Настроение у него было — хоть сейчас в петлю! Первый день, проведенный в логове врага, ни на шаг не приблизил его к цели, зато в полной мере продемонстрировал все коварство народа, с которым ему, словно библейскому Давиду, предстояло вести борьбу не на жизнь, а на смерть…
Неторопливо петляя, извилистая улочка неспешно стекала к набережной Сены. Д'Артаньян шагал по ней, бдительно посматривая по сторонам и размышляя о том, что ждать чего-то хорошего от Парижа после всего, что он узнал о нем еще полгода назад, было просто глупо.

Завершив рассказ, воскресивший самые дорогие воспоминания прошлого, Шурик вернулся наконец-то в настоящее и осмотрелся. Тени, обозначенные светом, падавшим сквозь маленькие оконца под потолком, ускользнули в сторону, а свечи слегка оплавились, подобно часам отмеряя время, канувшее в Лету.
Афанасий Максимыч, восседавший за столом, и двое его людей словно застыли, ни на йоту не изменив позы, и только Даниле Петровичу кто-то успел предложить простой табурет, на котором воевода расположился подле стены. Договорив, Шурик прежде всего обернулся к нему и, вновь поймав одобрительный кивок: «Не робей! Все путем!» — посмотрел на боярина.
Тот задумчиво переводил взгляд со шпаги, по-прежнему лежавшей на столе перед ним, на юношу и обратно. Потом остановился-таки на Шурике и, усмехнувшись, уточнил:
— Стало быть, француз-покойничек тебя настоящим мастером клинка именовал? Так, что ли?
С трудом удержавшись, чтобы вновь не посмотреть на Данилу Петровича, Шурик ответил:
— Точно так, батюшка.
— Ну-ну! — Боярин еще раз усмехнулся и, звонко хлопнув в ладоши, прибавил: — Сейчас посмотрим.
Дверь едва слышно скрипнула, и Шурик обернулся. На порог комнаты ступили два хлопца в серой, невзрачной одежке то ли крестьянского, то ли купеческого кроя, с ходу и не поймешь, и ладных, сафьяновых сапогах, наверняка не в пример более удобных, нежели его обувка. В руках оба держали обнаженные шпаги.
— А ну-ка! — Боярин протянул Шурику его оружие. — Покажи сноровку!
Юноша привычным движением извлек клинок из ножен и, пребывая в смятенных чувствах, недоуменно глянул на Афанасия Максимыча.
— Покажи сноровку, — повторил тот. — И не бойся… поцарапать их ненароком. Ты другого бойся! Ты бойся, чтобы я мастерства твоего хваленого не проглядел! Вот этого ты бойся! — с нажимом закончил он и кивнул на парней со шпагами, замерших возле двери в ожидании.
Сообразив, что от него требуется, Шурик развернулся к своим, как он понял, экзаменаторам и отсалютовал им, вызывая на бой. По правилам благородных поединков, усвоенным им от Старого Маркиза, супротивники обязаны были ответить ему тем же, принимая вызов. Но они, супротивники эти, правилами побрезговали, ринувшись на него, как мужики в уличной драке: без какого бы то ни было намека на салют или воинское приветствие. У них-то, видать, учителя были не в пример слабее, подумал Шурик, отражая первый, совершенно бездарный, выпад соперника.
Однако минуту спустя он пришел к окончательному и бесповоротному выводу, что никаких учителей у его оппонентов вообще отродясь не было. Неумелые, косолапые движения, убогие удары, дрянная защита — словом, полное отсутствие техники было столь очевидным, что Шурик не просто успокоился, а даже заскучал, чего в поединках с Маркизом никогда себе не позволял. Представление о шпажном бое его оппоненты, скорее всего, почерпнули, наблюдая за фехтовальщиками со стороны, а сами решительно никакой школы не прошли, думал он, небрежно парируя яростные, но абсолютно бесталанные удары и перемещаясь по комнате легкими, танцевальными движениями, не останавливаясь ни на секунду и не позволяя противникам организовать дружную атаку или зажать его в углу. Впрочем, зажми они его в углу, плохо от этого было бы только им самим, но никак не ему: Шурик не сомневался, что мог покончить с обоими «экзаменаторами» парой-тройкой ударов еще в самом начале поединка (если, конечно, этот балаган вообще можно назвать поединком). Он тянул резину не из желания поиздеваться над ними, а стремясь лишь в полной мере продемонстрировать обретенное за долгие годы мастерство.
Эта демонстрация, состоявшая из стремительных, скользящих, почти танцевальных па, элегантных финтов и череды быстрых контратак, завершавшихся легкими уколами, не столько опасными, сколько обидными для его оппонентов, могла продолжаться еще довольно долго, если бы один из них, вконец разъярившись, сам все не испортил бы, помянув дурным словом мать Шурика. Прощать подобное хамство не представлялось возможным, и пару секунд спустя юноша поймал нахала на очередной ошибке и контратаковал, глубоко вогнав острие шпаги в его правое плечо, аккурат под ключицу. Вскрикнув, хам выронил оружие, неловко прянул назад и, оступившись, рухнул навзничь. Его товарищ бросился в безнадежную атаку, и Шурик, сообразив, что инерция безумного броска сделает все за него, просто отклонил вражеский клинок немного в сторону и ушел влево. Когда же его оппонент, не совладав со скоростью собственного движения, пролетел мимо, Шурик несильно (по его разумению) приложил того рукоятью шпаги по затылку, придав тем самым дополнительное ускорение и без того стремительному полету.
Отсалютовав боярину Афанасию Максимовичу и воеводе Даниле Петровичу, Шурик отправил шпагу в ножны и положил оружие на стол.
Боярин лениво перевел взгляд с одного горе-фехтовальщика, зажимавшего ладонью кровоточащее плечо, на другого, без чувств растянувшегося в углу, удовлетворенно кивнул и сказал:
— Молодец, Вологда! Хвалю! Вижу, про мастерство шпажное ты не соврал. А теперь, хлопчик, скажи-ка мне пару слов по-французски.
— А чего говорить-то? — не понял Шурик.
— Да хоть биографию свою заново изложи, — махнул рукой Афанасий Максимыч. — Только покороче!
Поняв, что от него хотят, Шурик собрался с духом, мысленно обратился к своему покойному наставнику и принялся гудеть в нос, привычно делая ударения на конце слов:
— Monsieur, une fois en hiver je suis sorti de la foret. II gelait tres fort4…
На этот раз биография действительно получилась гораздо короче: в переводе на французский весь рассказ о битве за Кирилло-Белозерскую обитель, знакомстве со Старым Маркизом и последующем ученичестве уложился в пять минут. Выслушав его, боярин снова обратился к купцу, стоявшему подле него и внимавшему Шурику с преувеличенным вниманием:
— Ну, что скажешь, Игнатий Корнеич? Ладно ли отрок речью нерусской владеет?
Купец пуще прежнего нахмурил густые брови, помассировал широкой ладонью скулу, заросшую длинной щетиной, лишь в какой-то степени компенсировавшей отсутствующую купеческую бороду, и, многозначительно крякнув, изрек:
— Прямо скажу, Афанасий Максимыч, речью нерусской отрок владеет хотя и ладно, но не очень!
Боярин резко обернулся к Шурику, потерянно опустившему руки и спиной почувствовавшему, как напрягся, привстал Данила Петрович, готовый вступиться за своего подопечного, вместо похвалы одаренного самой настоящей хулой.
— Но! — Игнатий Корнеич поднял палец, дав понять, что еще не договорил. — Будучи во Франции, я, Афанасий Максимыч, был свидетелем еще более скверного владения французским языком, и не от приезжих чужеземцев, а от самих франков.
Боярин вопросительно заломил бровь.
— Вот как?
— Именно так, Афанасий Максимыч! И это неудивительно: Франция хоть и не сравнится с Россией, но, по европейским меркам, страна все же огромная. Население там крайне пестрое, и язык французский всяк норовит вывернуть на свой манер, отчего на севере страны говорят совсем иначе, нежели на юге, а восточные жители зачастую с трудом понимают речь западных…
Ощущая несказанное облегчение, Шурик благодарно посмотрел на купца и поднял руку, привлекая к себе внимание.
— Сказать желаешь? — понял боярин. — Говори.
— Помимо этого, — бодро начал Шурик, — Старый Маркиз говорил, что во Франции существует множество диалектов и языков, на которых общаются самостоятельные прежде народы, вошедшие в состав королевства.
Боярин кивнул в знак понимания, покумекал немного и резюмировал:
— Получается, в этом отношении Франция России ровня. У нас тоже в архангельских землях лопочут иначе, чем в Рязани или на Волге, а у татар и прочей… мордвы точно так же свои языки имеются… — Он задумался, а потом вновь спросил у купца: — Стало быть, полагаешь, Игнатий Корнеич, случись ему оказаться в Париже, там его скорее примут за… как ты это назвал намедни? Я что-то запамятовал.
— Провинциал, Афанасий Максимыч! Человек, приехавший в столицу в поисках карьеры, денег и красивой жизни, называется провинциалом.
— Вот-вот. Провинциал. Значит, случись ему оказаться в Париже, его скорее примут за провинциала, а не за чужеземца?
Купец кивнул:
— Скорее всего — да. Откуда, бишь, твой маркиз родом был? — спросил он у Шурика. — Из какой провинции?
— Провинция Гасконь. Город Артаньян.
— И далеко этот Артаньян от Парижа будет?
— Маркиз говорил, как два раза от Москвы до Вологды.
— Прилично! — качнул головой купец. — Даже по нашей мерке и то прилично, а уж для Франции и вовсе. А… — открыл он снова рот, но Афанасий Максимыч, отвлекшийся было от беседы, властно взмахнул рукой, остановив его:
— Не гони, Игнатий Корнеич! Не стоит сейчас молодца вопросами нагружать. Он, поди, с дороги-то и отдохнуть не успел. А мы с тобой еще обговорить многое должны… до вечера. Прошка! — Он звонко хлопнул в ладоши, и в дверь проскользнул дьячок, указывавший Шурику с воеводой дорогу сюда. — Проводи гостей в опочивальню да присмотри, чтоб щей им налили погуще, а постель постлали помягче. А вечером тогда и в путь тронемся…
Вот ведь судьбина-то какая, подумал Шурик, покидая комнату следом за дьячком-провожатым и Данилой Петровичем, опять на ночь глядя куда-то помчимся! Снова выспаться по-человечески не дадут…

— Приехали, Александра Михайлович! Вылазь, друг любезный!
Шурик тряхнул головой в тщетной попытке сбросить остатки сна и резво выскочил из саней, чтоб не задерживать Игнатия Корнеича. Потом зевнул, еще раз тряхнул головой и осмотрелся. Если глаза не подводили его, он снова очутился в монастыре. Купола, взлетавшие в морозное, кристально черное небо; высокие, массивные стены с маленькими глазницами окошек, где-то освещенных, в большинстве же темных; крепкие, могучие ворота, захлопнувшиеся позади их тройки и запертые на засов, — все говорило за это. Все было так же, как в Троице-Сергиевой лавре, за исключением, пожалуй, размеров. Размерами сия обитель никак не могла тягаться с ней. Пара санных упряжек да десяток конвойных казаков запрудили маленький двор монастыря, только и смотри, чтобы в потемках нога под лошадиное копыто не попала, думал Шурик, покуда из второй тройки выбирались Афанасий Максимыч и Данила Петрович…
Расставшись с боярином, вологодские гости оказались в одной из кремлевских опочивален, где им перво-наперво предложили сытный обед. Его обильность и количество мяса, обнаруженного Шуриком в горячих, наваристых щах и душистых кулебяках, шли вразрез с последней неделей Рождественского поста, но привередничать в царском доме было как-то не с руки, и Данила Петрович велел своему подопечному наворачивать за обе щеки: мол, хозяевам виднее, чем их потчевать. Опираясь на этот же тезис, гости накатили по стопочке водки, которую радушные хозяева не забыли присовокупить к настольному натюрморту, пришли к выводу, что вологодские ключницы значительно обгоняют столичных в бражном искусстве, и, помолившись, завалились спать на мягчайшие пуховые перины.
Разбудили их уже в поздних, непроглядных сумерках. Скоро одевшись, воевода с Шуриком вышли во двор, где их уже ждали две тройки, десяток верховых, Афанасий Максимыч с Игнатием Корнеичем да еще несколько незнакомых людей. Покинув Кремль, эскорт миновал Арбат, вывернул на Можайский тракт, промчался мимо парка Победы и вскорости оставил позади московских окон негасимый свет. Сидя в санях подле Игнатия Корнеича, Шурик смотрел на мелькающие по обе стороны дороги темные древесные силуэты и готовился к долгому пути, но на деле едва успел задремать, как эскорт остановился, распахнулись ворота, и они очутились за крепкими монастырскими стенами. Пожалуй, если определить навскидку, монастырь располагался верстах в десяти от Москвы, не более…


Все книги писателя Яшенин Дмитрий. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий