Библиотека книг txt » Вудхауз Пэлем » Читать книгу Первое выступление свирепого Биллсона
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Что Вы делаете на сайте?

Качаю книги в txt формате
Качаю книги в zip формате
Читаю книги онлайн с сайта
Периодически захожу и проверяю сайт на наличие новых книг
Нету нужной книги на сайте :(

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Вудхауз Пэлем. Книга: Первое выступление свирепого Биллсона. Страница 1
Все книги писателя Вудхауз Пэлем. Скачать книгу можно по ссылке s
Назад 1 2 3 Далее

Первое выступление свирепого Биллсона
Пэлем Гринвел Вудхауз


Акридж


Пэлем Гринвел Вудхауз

ПЕРВОЕ ВЫСТУПЛЕНИЕ СВИРЕПОГО БИЛЛСОНА





I


Целую неделю меня преследовали неудачи. Я ездил в провинцию к дальним родственникам погостить, но там каждый день шел дождь, дождь, дождь. Садясь завтракать, мои милые родичи бормотали бесконечную молитву, а после обеда принимались за карты. Возвращаясь в Лондон, я попал в вагон, который был битком набит младенцами. Поезд останавливался на каждой станции, я проголодался, как собака, и ничего не мог достать, кроме сахарных пончиков. И когда, наконец, я добрел до своей уютной квартирки и собрался отдохнуть, я увидел, что у меня на диване лежит огромный рыжий человек. Он не шелохнулся при моем появлении. Он крепко спал.. Его здоровенные мускулы так внушительно надувались под пиджаком, что я не решался разбудить его. Роста он был колоссального и не помещался на моем диване.

У него был проломанный нос, и его квадратная челюсть выдавалась вперед, как у ковбоев в кино. Одну руку он подложил себе под голову, другую свесил с дивана на пол. Рука эта была похожа на окорок окаменевшей ветчины. Я не имел никакого представления о том, как этот человек очутился у меня в комнате. Но мне не хотелось расспрашивать его самого — по виду он принадлежал к тому разряду людей, которые приходят в ярость, когда их будят. Поэтому я на цыпочках прокрался через коридор в комнату Баулса, моего квартирохозяина.

— Что угодно, сэр? — слащаво спросил меня Баулс. Он прежде служил главным лакеем у важных господ.

Из его дверей меня обдало густым запахом копченой трески.

— В моей комнате кто-то спит, — прошептал я.

— Это, должно быть, мистер Акридж, сэр.

— Нисколько не Акридж, — сердито возразил я.

Я редко решался перечить Баулсу, но его утверждение так возмутило меня, что я осмелел.

— На моем диване спит не Акридж, а какой-то огромный рыжий мужчина.

— Друг мистера Акриджа. Он пришел сюда к мистеру Акриджу.

— Сюда, к мистеру Акриджу?

— Мистер Акридж занимал вашу квартиру, сэр, все время, пока вы были в отсутствии. Я полагал, что он гостит у вас по вашему приглашению.

По каким-то непостижимым причинам Баулс относится к Акриджу, как любящий отец к любимейшему сыну.

— Что еще прикажете, сэр? — почтительно спросил он меня.

— Ничего, — сказал я. — Э… ничего. Когда мистер Акридж обещал вернуться?

— Мистер Акридж вернется к обеду, сэр, а сейчас он, если не ошибаюсь, на утреннем представлении в театре «Комедия».

Публика только начала расходиться, когда я добрался до «Комедии». Я встал у самого входа и скоро увидел в толпе желтое непромокаемое пальто моего друга.

— Здорово, старина, — весело воскликнул Стэнли-Фетерстонго Акридж. — Ты вернулся? Когда? Послушай, запомни для меня этот мотивчик. Завтра утром напомни мне его. Я боюсь, что я его забуду.

И он загнусавил отвратительным тенором:

— Там, там, там, там, там, там!.. А теперь, старина, зайдем в этот ресторанчик, перехватим чего-нибудь.

— Кого это ты поселил в моей комнате?

— А каков он из себя? Рыжий?

— Господи! Неужели ты навалил мне на шею еще кого-нибудь, кроме рыжего?

Акридж огорченно взглянул на меня.

— Мне не нравится этот тон, — сказал он, спускаясь по ступенькам в харчевню. — Твои слова огорчают меня, старина. Мне и в голову не приходило, что ты не захочешь, чтобы твой лучший друг спал на твоей подушке.

— Черт с тобой! Спи сколько влезет. Конечно, нельзя сказать, чтобы это мне было слишком приятно. Но если ты приводишь с собой ночлежников…

— Закажи две бутылки портвейна, милашка, — сказал Акридж, — и я тебе все объясню. У меня есть гениальная идея, с которой я хочу тебя познакомить… Вот в чем дело, — продолжал он, когда официант принес нам две бутылки, — этот рыжий принесет мне миллионы.

— Не понимаю, почему он должен приносить тебе миллионы непременно у меня на квартире.

— Ты знаешь меня, мой мальчик, — сказал Акридж, с наслаждением поднося ко рту стакан. — Я находчив, ловок, дальновиден. Мозги у меня так и кипят, мысли вспыхивают в них, как молнии. На днях я зашел в трактир съесть бутерброд с сыром и увидел там одного молодца, с ног до головы обвешанного драгоценными камнями. Право, я не преувеличиваю. Кольца у него на пальцах и булавки на галстуке сверкали так, что об них можно было сигару зажечь. Я навел справки и узнал, что он антрепренер Тода Бингхэма.

— Кто такой Тод Бингхэм?

— Неужели ты никогда не слышал о Тоде Бингхэме! Это чемпион среднего веса. Несколько недель тому назад он побил Альфа Полмера и вырвал из него рук первенство. Этот магнат, обвешанный бриллиантами, — его антрепренер. Тод, должно быть, отдает ему не меньше половины своего гонорара, а ведь это целое состояние. Тод каждый день выступает в цирке, а ты думаешь — ему мало дают кино и мюзик-холлы? И вот я решил: почему бы и мне не купаться в бриллиантах? В какие-нибудь две секунды у меня был готов великолепный проект, и представь себе, какое счастливое совпадение: в тот же день я узнал, что пришел «Гиацинт».

Мне показалось, что Акридж начал заговариваться. В тот день я был не в духе, и таинственность его речи раздражала меня.

— Я не понимаю, о чем ты говоришь, — сказал я. — Что за «Гиацинт»? И куда он пришел?

— Возьми себя в руки, мой мальчик, — сказал Акридж. — Неужели ты забыл, что «Гиацинт» — торговый пароход, на котором я плавал несколько лет назад? Я рассказывал тебе о нем тысячу раз. Теперь он вошел в лондонский порт. На «Гиацинте» у меня много старых приятелей. Рыжий, который спит у тебя на диване, — матрос «Гиацинта». Отличный человек. К светским разговорам не приучен, но сердце у него золотое. Увидав антрепренера, обвешанного бриллиантами, я сразу сообразил, что, если мне удастся уговорить этого матроса Биллсона серьезно заняться боксом, я стану богатейшим человеком. Биллсон создан для бокса.

— Да, наружность у него внушительная.

— Прекрасный молодой человек. Я уверен, что вы будете друзьями.

— Я в этом не сомневаюсь, он мне понравился с первого взгляда.

— Он первый никогда не начинает ссору. Его нелегко вывести из себя, но если он разозлится — конец. Я сам видел, как в Марселе он вышвырнул из кабака полдюжины иностранных матросов. Кабак был набит кочегарами, — вот этакие молодцы, здоровенные, каждый мог свалить быка одним ударом. Шестеро схватили его за руки, но он раскидал их, как малых щенят, и дубасил до тех пор, пока они не запросили пощады. Этот человек создан для того, чтобы быть чемпионом. Стоит только разозлить его, и все гробовщики в нашем городе на целый месяц получат работу. На мое счастье оказалось, что он и сам хочет бросить море и ищет какой-нибудь службы тут, в Лондоне. Он втюрился в кельнершу трактира «Корона». Не в ту косоглазую, а в другую, — Флосси. Ты, верно, помнишь ее. Белобрысая.

— Я незнаком с девицами из трактира «Корона», — сказал я.

— Хорошие девицы, — сказал Акридж отеческим тоном. — Итак, наши интересы совпали. Милый Биллсон не слишком умен, но все же мне довольно скоро удалось уговорить его, и он подписал контракт. Пятьдесят процентов всех своих доходов он будет отдавать мне. А я обязан устраивать ему выступления в цирке и содержать его покуда на свой счет.

— Содержать на свой счет? Почему же ты укладываешь его на мой диван?

Лицо Акриджа перекосилось от внутренней муки. Видно было, что он глубоко разочаровался во мне.

— Зарядил одно и то же, милейший! Так хорошие друзья не поступают. Ведь не загадим же мы твою комнату.

— Но когда твой чемпион поселяется в комнате, она сразу становится тесной и маленькой. Нам вдвоем не поместиться в ней.

— Не беспокойся об этом, дружище! Мы завтра переезжаем в гостиницу «Белый Олень» и начинаем тренировку. Я уже устроил Биллсону ангажемент, и через две недели состоится его первое выступление. — Не может быть! Как это тебе удалось? — Я просто привел его в контору цирка. Там так и разинули рты. Его вид говорит сам за себя. К несчастью, в то время у меня не было ни гроша за душой. Я помчался к Джорджу Тэпперу. Джордж сообщил мне, что его назначили каким-то помощником какого-то секретаря. Он с ума сошел от счастья. Быть помощником секретаря министерства иностранных дел — да ведь это начало карьеры! Тэппер был так потрясен своей удачей, что без всяких разговоров отвалил мне десять фунтов стерлингов. Теперь я жалею, почему не попросил у него двадцать. Но на первое время мне хватит. Одно меня беспокоит, какое имя дать моему Биллсону.

— Да, с этим человеком не шути. Дашь ему имя — а он тебя в зубы. (По-английски «дать имя» значит — выругать. — прим. пер.)

— Ты меня не понимаешь. Я хочу сочинить ему какое-нибудь имя для его публичных выступлений.

— А почему ты не хочешь, чтобы он выступал под своим собственным именем?

— Его родители, будь они прокляты, — угрюмо сказал Акридж, — назвали его Вильберфорс. Неужели ты думаешь, что зрители пойдут смотреть боксера, которого зовут Вильберфорс?

— Назови его Вилли Биллсон, — предложил я. Акридж задумался и нахмурил брови, как подобает важному антрепренеру.

— Слишком фамильярно, — решил он наконец. — Для какого-нибудь жалкого клоуна такое имя подходит, но боксер должен называться как-нибудь более внушительно. Я назвал бы его Ураганный Хикс или Сокрушительный Риггс.

— Не советую, — сказал я. — Ты погубишь его карьеру с самого начала. Нет ни одного чемпиона с таким глупым именем. Боб Фиц-Симмонс, Джек Джонсон, Джемс Д. Корбетт, Джемс Джеффрис — вот настоящие чемпионские имена.

— Назвать его Джемс Д. Биллсон, что ли?

— Вздор!

— А как тебе нравится, — спросил Акридж, — имя Ягуар Вике?

— Хуже не бывает.

— А Свирепый Биллсон?

Я хлопнул его по плечу.

— Отлично! Решено и подписано. Отныне он зовется Свирепым Биллсоном.

— Милый, — придушенным от волнения голосом вскричал Акридж, крепко пожимая мне руку. — Это гениально! Гениальное имя! Закажи еще пару бутылочек, старина.

Принесли еще две бутылки, и мы распили их в честь Свирепого Биллсона.

Затем мы вернулись ко мне на квартиру, и там я был представлен моему крестнику. Я и раньше относился с глубоким уважением к его внушительной наружности, но теперь он показался мне еще грандиознее. Сколько триумфов ожидает этого человека в самом недалеком будущем! Теперь, когда он был на ногах и лениво слонялся из угла в угол, он казался сказочным гигантом. К тому же при нашем первом свидании глаза его были закрыты, и я не мог их рассмотреть. Теперь я разглядел их. Зеленые, тусклые, с металлическим блеском. Пожимая мне руку, он как бы выбирал, в какое место удобнее меня ударить. Когда я вспомнил, что в Марселе он с легкостью изувечил шесть иностранных матросов, сердце мое переполнилось патриотической гордостью. Есть еще бравые молодцы в британском торговом флоте! Крепкие, стальные сердца!

Мы сели обедать. За обедом выяснилось, что Свирепый Биллсон ест гораздо удачнее, чем говорит. У него были такие длинные руки, что он без всякого труда загребал соль, картошку, перец с самых дальних концов стола, не прося никого передать их ему. Сильный молчаливый человек!

Но душа у него была нежная. Сунув в карман несколько моих сигар, Акридж умчался по какому-то таинственному делу и оставил меня наедине с моим гостем. После получасового молчания будущий чемпион устремил на меня свой страшный взор и спросил:

— Были ли вы когда-нибудь влюблены, мистер?

Признаюсь, я был польщен и растроган. Этот человек почувствовал во мне отзывчивую, нежную душу и решил поведать мне все свои сердечные муки. Я сказал, что был влюблен много раз. Я стал говорить о том, что любовь — благородное чувство, которого не должен стыдиться ни один человек. Я говорил долго и пылко.

— Ы, — сказал Свирепый Биллсон.

Затем, как бы вспомнив, что он чересчур разболтался с незнакомым ему человеком, он снова погрузился в молчание и не нарушил его до самого вечера. Когда пришло время ложиться спать, он сказал:

— Спокойной ночи, мистер.

И лег.

Я был разочарован. Конечно, наш разговор оказался весьма интересен, но он был краток. Я уже приготовился было выслушать длинную исповедь, из которой можно было бы построить рассказ «Зверь из бездны», и продать в редакцию за наличные деньги, которые были нужны мне до крайности.

На другое утро Акридж и его боксер переселились в гостиницу. Я не видел Свирепого Биллсона до того самого вечера, когда было назначено его первое выступление. От времени до времени ко мне забегал Акридж, похищал мои сигары и носки и под величайшим секретом сообщал, как идут дела с его партнером. Сначала ему было довольно трудно доказать Биллсону, что крепкий табак нисколько не помогает боксерским упражнениям, но в конце концов это ему удалось. Биллсон согласился не курить до самого своего выступления. Теперь Акридж уже не сомневался в победе.




II


Вот и наступил долгожданный вечер. Акридж был светел и радостен. На станции подземной железной дороги я купил ему билет, и мы подкатили к цирку.

Свирепый Биллсон встретил нас и отвел в свою уборную. Это была грязная комната с оборванными обоями. Биллсон и раньше поражал меня своим ростом, но теперь в боксерских туфлях он казался собственным старшим братом. Мускулы, похожие на канаты океанских судов, покрывали его руки и плечи. Жидкий атлетишка, проскользнувший мимо нас в коридоре, был карликом по сравнению с Биллсоном.

— Я буду драться вот с этим, — заявил мистер Биллсон, кивая рыжей головой вслед убегающему атлету.

Да, с таким противником он справится без всякого труда. Если ему удалось избить шестерых моряков торгового флота, этому замухрышке не будет пощады.

— Я уже имел с ним разговор, — сказал Свирепый Биллсон.

Такую непрошеную болтливость я приписал тому, что Биллсон совершенно естественно нервничает перед своим выступлением.

— Бедный малый, у него столько неприятностей! — сказал Биллсон.

— Еще бы, бедняга. Скоро у него будет еще больше неприятностей.

Тут зазвонил звонок. Мы поспешно заняли наши места. Публика весело шумела, предвкушая славную битву. Когда мистер Биллсон вышел на арену во всей красе своей рыжей гривы и вздутых мускулов, шум превратился в рев. Было ясно, что публика уже заранее считает нашего Биллсона победителем.


Назад 1 2 3 Далее

Все книги писателя Вудхауз Пэлем. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий