Библиотека книг txt » Свирский Григорий » Читать книгу Штрафники
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Что Вы делаете на сайте?

Качаю книги в txt формате
Качаю книги в zip формате
Читаю книги онлайн с сайта
Периодически захожу и проверяю сайт на наличие новых книг
Нету нужной книги на сайте :(

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Свирский Григорий. Книга: Штрафники. Страница 1
Все книги писателя Свирский Григорий. Скачать книгу можно по ссылке s

ГРИГОРИЙ СВИРСКИЙ.

ШТРАФНИКИ

* ЧАСТЬ 1. ШТРАФНИКИ

Александр Ильич Скнарев, наш флагштурман, штрафник. Быль
4 июля 1942 года немцы потопили в Баренцевом море караван PQ-17, из
английских и американских судов, которые шли на Мурманск, и приказ Ставки
бросил нас в Ваенгу. В четыре утра на многих базовых аэродромах, на Балтике
и Черноморье, сыграли тревогу, а в полдень бомбардировщики уже садились на
самом краю земли, в горящей Ваенге. Тот, кто был на заполярном аэродроме
Ваенга, знает, какой это был ад. На любом фронте существуют запасные
аэродромы, ложные аэродромы. Аэродромы подскока. Авиация маневрирует,
прячется. В Белоруссии мы держались полтора месяца только потому, что
прыгали с одного поля на другое, как кузнечики. В Заполярье прятаться
некуда. В свое время заключенные срезали одну из гранитных сопок, взорвали
ее, вывезли на тачках -- и появилась площадка, зажатая невысокими сопками. Я
взбежал на эти сопки полярной ночью, холодной и прозрачно-светлой. Огляделся
и... на мгновение забыл, что где-то идет война.
Стихли моторы, и стало слышно, как вызванивают ручьи. Какой-то человек
в морском кителе с серебряными нашивками инженера собирал ягоды. Протянул
мне фуражку, полную ягод, -- угощайся, друг.
Ягоды отдавали смолкой. Голубика? Скат горы был сизым от них. Кое-где
виднелись огромные шляпки мухоморов. Поодаль чернела вероника. Колыхался на
ветру иван-чай. Бледно-розовый, нежный и для заполярных цветов высокий,
иван-чай густо поднимался у брошенных укрытий-капониров, во всех горелых
местах, а в горелых местах, похоже, здесь недостатка не было.
Внизу рванулись на взлет истребители, взметая бураны пыли и колкой
размолотой щебенки; чуть оторвавшись от земли, они тут же убирали шасси. И
лишь затем послышался "колокольный звон" -- дежурные, выскочив из землянок,
били железными прутьями по рельсам и буферам, висящим на проволоке.
-- Дело дрянь! -- сказал инженер.-- Бежим! И, как бы подтверждая его
слова, неподалеку, в Кольском заливе, дробно застучали корабельные зенитки.
Мы кинулись в сторону. Ноги утонули по щиколотку в коричнево-рыжеватой
болотистой хляби.
Теперь, видно, били все зенитные установки. Огонь тяжелых батарей на
вершинах сопок сотрясал землю.
Сверху нарастал резкий свист. Я бросился было за инженером, но чей-то
сиплый голос властно крикнул: -- Сюда!
Я свернул на голос, с разбегу приткнулся около большого гранитного
валуна, съеживаясь от ошеломляющего сатанинского воя летящих бомб.
Первые разрывы грохнули посредине летного поля. Вздрогнули сопки.
Казалось, земля загудела, как натянутая басовая струна.
-- Пошла серия. Сюда идет! -- сипло пробасил кто-то лежавший рядом.
Что есть силы я втискивался в болотистую жижу, прижимаясь плечом к
гранитному камню. Вспарывая воздух, сотрясая землю, разбрызгивая тысячи
осколков, взрывы подступали все ближе, ближе. Раскололась земля. Огромный
гранитный валун, века лежавший без движения, пошатнулся. Что-то -- твердое
ударило в бок. "Хана!"
Разрывы удалялись. Бомбовая серия гигантскими шагами переступила через
меня и ушла дальше. Я медленно согнул руку, не решаясь дотронуться до
собственного бока. Боли нет... Наконец приложил ладонь. Пальцы нащупали ком
мерзлой земли, отброшенной взрывной волной.
Я тут же вскочил на ноги и радостно закричал своим неизвестным
товарищам: -- Э-эй! Где вы?
Ответа не было. Тот, кто лежал рядом, уже спускался: внизу мелькала
спина в солдатской шинели. "А где инженер?"
Обежал гранитный валун вокруг. По другую сторону его курилась в
скалистом грунте неглубокая воронка.
-- Э-эй! -- в испуге позвал я инженера. Тишина
Бросился в одну сторону, в другую, перескакивая через обломки гранита.
И вот увидел у вершины сопки, среди голубики, оторванный рукав флотского
кителя с серебряными нашивками инженера. И больше ничего...
С тоской внимательно оглядел летное поле, где тарахтели трактора,
которые тянули к воронкам волокуши с камнями и гравием. За ними бежали
солдаты с лопатами засыпать воронки.
-- Ну, привет, Заполярье! -- сказал я, сплевывая вязкую болотную землю.
-- Места тут, вижу, тихие...
Когда я, кликнув санитаров, вернулся к своему самолету, в кабине кто-то
был; из нижнего люка торчали ноги в зеленых солдатских обмотках.
Еще на Волховском фронте нам выдали брюки клеш, поскольку мы теперь
назывались как-то устрашающе длинно: особой морской и, кажется, еще ударной
авиагруппой; никто особенно не ликовал, знали уж, что мы стали затычкой в
каждой дырке.
Но клеш носили с гордостью, и такой ширины, что комендант учредил одно
время возле аэродрома пост с овечьими ножницами в руках: вырезать у идущих в
увольнение вставные клинья. Оказывается, издавна существовал неписаный
закон: чем от моря дальше, тем клеш шире. А тут вдруг торчат из самолета
зеленые обмотки. Видно, кто-то из солдат охраны влез поглазеть. Заденет
какой-нибудь тумблер локтем. Потом авария... Болван!
Я подбежал к ногам в зеленых обмотках и что есть силы дернул за них. С
грохотом стрельнула металлическая, на пружинах, ступенька, на которой стоял
солдат, и он повалился на землю. Поднявшись, отряхнул свою измятую
солдатскую шинель с обгорелой полой и сказал, как мне показалось, испуганно:
-- Ты что?
-- Я тебе сейчас ка-ак дам "что"! -- И осекся. Солдату было за сорок,
может, чуть меньше. В моих глазах, во всяком случае, он был дедом. -- Дед,
да как тебе не стыдно?! У деда было кирпично-красное и широкое, лопатой,
скуластое лицо, величиною с амбарный замок подбородок. Грубая,
открыто-простодушная, добрая физиономия стрелка из караульной роты, мужика,
который всю жизнь в поле.
Только глаза какие-то... неподвижные, извиняющиеся; затравленные, что
ли? Глаза человека, который ждет удара.
Но произнес он со спокойным достоинством: -- Я прислан штурманом!
Меня аж жаром обдало. Я встал по стойке "смирно". Понял, с кем имею
дело. У нас уже бывали штрафники. И потом... да это тот, кто меня спас?!
-- Скнарев, Александр Ильич,-- представился он.- Рядовой.
Он стал штурманом нашего экипажа, Александр Ильич. А через неделю --
флаг-штурманом полка. Еще бы! Он был у нас единственным настоящим морским
волком. Остальные только клеш носили. А над морем ориентиров нет.
"Привязаться", как привыкли) к железной дороге или к речке нельзя.
Только вчера у одного "клешника", девятнадцати лет от роду, забарахлил
над морем компас; паренек вывел самолет вместо цели -- на свой собственный
аэродром и --отбомбился... Счастье, что не попал в нас и что командир нашей
авиагруппы генерал Кидалинский был отходчив. Как что -- кричал: "Застрелю!"
-- да так за все годы никого не застрелил. Хороший человек!
Скнарев с кем только не летал. Никому не отказывал. Ни одному ведущему
группы. Он выматывался так, что у него порой не было сил дойти до землянки,
засыпал тут же, у самолета, на ватных чехлах.
Над головой не прекращалась "собачья свалка" истребителей. Из-за залива
пикировали, оставляя белые следы инверсии, "мессершмитты". Ваенга
вышвыривала, как катапульта, навстречу им "миги", английские "харрикейны" и
"киттихауки" с крокодильими зубами, нарисованными на отвислых радиаторах.
Они возвращались на последней капле горючего, другие сменяли их.
Жиденько захлопали зенитки. "Юнкерсы" прорвались? Я смотрел на небо с
белесыми, вытягивавшимися на ветру дымками разрывов и думал: "Будить
Александра Ильича?" Решил, по обыкновению, не будить. "Пусть..."
После встречи на сопке с инженером, который угостил меня на прощание
голубикой, я стал фаталистом. От своей бомбы не уйдешь, чужая не заденет.
Как-то здорово меня встряхнула та бомбочка. И, как это ни странно,
успокоила.
Впрочем, так или иначе, но в Ваенге "успокаивались" почти все, кому не
хотелось в сумасшедший дом. Психологический барьер между бытием и в
перспективе -- небытием брали, как позднее звуковой, на большой скорости.
И немудрено. Аэродром бомбили по шесть-семь раз в сутки. Часто
полутонными бомбами; а как-то даже и четырехтонными, предназначенными для
английского линкора "Георг V", который, видно, не нашли.
Вот когда я вспомнил Библию: "И земля разверзнется... "С этого
начинался день. Сорок -- шестьдесят "юнкерсов" прорывались к Ваенге,
стремясь хотя бы расковырять позловреднее взлетную полосу, чтобы истребители
не могли подняться.
Когда это удавалось, вторая волна "юнкерсов" шла мимо нас на Мурманский
порт и на транспорты союзников, которые ждали разгрузки, густо дымя в
Кольском заливе.
Ягель на сопках горел все лето. Торфяники курились; казалось,
воспламенились и земля, и залив. Не потушить. К аэродрому тянулись дымки,
запахи гари.
-- Что там? -- сонно спрашивал Скнарев, когда зенитки начинали
захлебываться, и поворачивался на другой бок.
Определив по крепчавшему свисту немецких пикировщиков -- пора, я
расталкивал штурмана, и мы сваливались в щель, которую выдолбили в каменном
грунте прямо на стоянке.
Здесь, на моторных чехлах в узкой осыпающейся щели, Александр Ильич
Скнарев и рассказал мне свою историю.
Он был майором, штурманом отряда на Дальнем Востоке. Этой зимой его
самолет -- гофрированная громадина -- тихоход "ТБ-З" -- совершил вынужденную
посадку в тайге. Отказал мотор. Через неделю кончились продукты, и Скнарев
вместе со стрелком-мотористом, парнишкой моего возраста, отправился на
поиски. В одном из таежных сел ему встретились подвыпившие новобранцы, в
распахнутых ватниках, с гармошкой. Узнав, что надо Скнареву, зашумели.
"Дадим, однако! На заимке мука есть. Дерьма-то... Охотиться нынче некому.
Все трын-трава.- И неожиданно трезво: -- Реглан вот дай!.."
Александр Ильич скинул с себя кожаный летный реглан, принес к самолету
в обмен на реглан мешок муки и ящик масла.
Через неделю "ТБ-З" кое-как взлетел, дотянули до своего аэродрома под
Хабаровском. Александр Ильич собрал со всего гарнизона вдов, многодетных и
разделил оставшиеся продукты. "Масло ниткой делили, муку "жменями",--
рассказывал мне в Североморске, в прошлом году, старый летчик, полковник
Гонков, который на Дальнем Востоке служил вместе со Скнаревым.
...Только распределили продукты, пришла шифровка о том, что в таежном
поселке разграблен военный склад. Немедля отыскать виновных. А где они,
виноватые? Подвыпившие "друзьяки" из маршевой роты... Под Москвой? Под
Сталинградом? Может, иные уже и погибли.
Виноватых искали остервенело. Целой группой. Перед войной вышел указ о
хищении соцсобственности. Говорили, по личной инициативе Сталина. Что бы ни
похитил человек -- пучок колосков, сто граммов масла, булку -- десять лет
лагерей.
Арестовали Скнарева. Увели обесчещенного, недоумевающего. Судили
военно-полевым судом...
"Виноватого кровь -- вода,-- тихо рассказывал Александр Ильич,
поглядывая на белесое небо, где то и дело слышался треск пулеметных
очередей,-- приговорили меня к расстрелу. Посадили в камеру смертников".
До Москвы далеко. Пока бумага о помиловании шла туда -- сюда, прошло
пятьдесят шесть суток.
Из камеры смертников, затхлой, без окна, вывели седого человека,
прочитали новый приговор. Десять лет. Как за булку.
А потом, усилиями местных командиров, "десятку" заменили штрафбатом. И
вот Скнарев в Ваенге, лежит на чехлах... Сюда, к чехлам, принесли Александру
Ильичу письмо. С Дальнего Востока. О жене. Что муж у нее теперь новый,
капитан какой-то. А о старом она не позволяет и вспоминать.
Гораздо позднее выяснилось, что письмо ложное. Кому-то было жизненно
важно Скнарева добить. Чтобы он не вернулся с войны... Но мы оба, и я, и
Александр Ильич, приняли его за чистую монету. Я выругался яростно, с
мальчишеской категоричностью проклял весь женский род. От Евы начиная. И
того капитана, мародера проклятого, вытеснившего Скнарева. Нет, хуже, чем
мародера!
Александр Ильич урезонил меня с какой-то грустной улыбкой, мудрой,
отрешенной:
-- Что ты, Гриша! Ведь что взял на себя человек. Двоих детишек взял.
Семью расстрелянного...
Я поглядел сбоку на тихого человека с красным и грубым мужицким лицом,
освещенный незаходящим заполярным солнцем. И замолчал, раскрыв свой птенячий
клюв.
Видно, с этой минуты я к Скнареву, что называется, сердцем прикипел.
Что бы ни делал, под рев зениток, треск очередей, пожары думал чаще всего о
Скнареве. Как помочь ему? Что предпринять?
Что мог я на горящем аэродроме, рядовой "моторяга", сержант срочной
службы, который даже во время массированных бомбардировок не имеет права
отойти от своей машины? А вдруг она загорится?
Никто не скрывал, что бомбардировщик дороже моей жизни. И намного...
Кто меня послушает? Никогда я не чувствовал себя таким червяком.
Но так я жить не мог. Я думал-думал и наконец придумал. Выпросил у
Скнарева штурманский карандаш. И, таясь от него, исписал на обороте всю
старую полетную карту. И отправил в газету "В бой за Родину". Чтобы все
знали, какой человек Александр Ильич Скнарев.
Это была моя первая в жизни статья. Я отправил ее с оказией в штабной
домик, где ютилась редакция. Туда же послал второе письмо -- о Скнареве.
Третье. Наконец шестое...
Они проваливались. Как в могилу. Ни ответа, ни привета.
Какое счастье, что Скнарев о моих письмах и не подозревал!..
Через месяц меня вызывают к какому-то старшему лейтенанту. "Бегом!"
Вымыл бензином руки, подтянул ремень на своей технической куртке из


Все книги писателя Свирский Григорий. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий