Библиотека книг txt » Пикуль Валентин » Читать книгу Слово и дело 2
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Какой формат книг лучше?

fb2
txt
другой

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Пикуль Валентин. Книга: Слово и дело 2. Страница 2
Все книги писателя Пикуль Валентин. Скачать книгу можно по ссылке s

Быть войне! Снова быть крови великой!
О Русь, Русь... Тебе ведь не привыкать.

Глава 2

Через слюдяные окошки возка Левенвольде мерещились всякие чудеса, спешащие вровень с его каретой, которая, скрипя кожею рессор, всю зиму колесила по зябкой, слякотной от распутиц, неуютной Европе... Вена, - и посол здесь говорил о турецкой угрозе для Австрии и России; Дрезден-тут Левенвольде вел долгие беседы с Августом III о делах польских и курляндских; вот и Берлин, - король прусский просил Курляндию для себя, а Левенвольде извинялся за грубость Миниха... Миних вообще наделал забот дипломатам: по взятии Данцига, разгорячась, он объявил: "А чего там король прусский скрипит своими заплатанными ботфортами? Не взять ли мне у него Кенигсберг, паче того, к России городишко сей горазд ближе, нежели к Берлину..."
А за Неманом синел лес и волки долго гнались за каретой посла. Остановясь в Ковнона ночлег, Густав Левенвольде размышлял о бытии и смысле жизни человеческой. Ему казалось, что он - не он, что жизнь была, но где-то в прошлом.
"Была ли жизнь?" - спрашивал себя посол, и колокол полночной церкви, как филин, ухал в тишине древнего Ковно. Казалось, все уже было - в избытке! Он достиг высот, о каких ранее не помышлял. Случись что-либо с Остерманом, и Левенвольде заступит его место. Дворы Европы и сейчас почтительно выслушивают Левенвольде, из-за спины которого торчат штыки неисчислимых армий русских...
Среди ночи Густав проснулся, весь в липком поту:
- Запрягайте лошадей! Еще час - и я... умру, умру! Из ночной таверны лошади вертко вывернули карету за ворота. Снова потекли леса, под луною синели сугробы, низко присевшие перед таянием. Левенвольде разбудили в Митаве, но он велел не останавливаться. Митаву он рассматривал через окошко: обитель юности теперь была унылой и печальной; лошади сбежали на подталый лед, быстро вынесли карету на другой берег Аа; впереди раскинулась наезженная санками латышей прямая дорога на Ригу.
Здесь, в Риге, он придержал лошадей. И надел на лицо черную маску из тонкого батиста с прорезями для глаз, Свое лицо ему казалось теперь чужим, и Левенвольде скрывал его... от чужих! За двором Конвента ордена Меченосцев, на узкой улочке, в пропасть которой с высоты глядится Саломея, рубленная из дуба, Левенвольде дернул дверное кольцо и сорвал с себя маску.
- Здесь живет маг и волшебник Кристодемус? - спросил он.
Навстречу вышел толстый человек в домашнем колпаке.
- Увы, - ответил он, - доктор Кристодемус, столь прославленный искусством врачевания, исчез таинственно и странно.
- Жаль! - огорчился Левенвольде, запахивая плащ. - Я чем-то болен, но не пойму - чем? Жизнь, как и раньше, течет, а я не нахожу в ней больше интереса и забавы.
- Я тоже врач, - ответил незнакомец, приглашая гостя внутрь дома. - Позволите узнать, с кем я говорю?
- Я путешественник. Проезжий... через Ригу.
- Вы в зеркало давно смотрелись, проезжий путешественник?
Левенвольде со смехом достал из-под плаща черную маску:
- Я не носил бы это, если б не заметил, что лицо у меня сильно изменилось.
Отвратительно толстеют нос и брови, лицо мое хмуро постоянно, даже когда я весел или пьян ужасно.
- А что сказали вам врачи?
- Они все объясняли меланхолией неразделенной любви. Но они, глупцы, ошиблись: я люблю только себя, и эта моя любовь не может быть не разделенной мною же!
Врач сказал Левенвольде, чем он болен, и посол помертвел:
- Проклятье! Впрочем, как же я сам не догадался о своей болезни? Ведь лицо уже не то, что было раньше. Оно приобрело облик льва рассерженного. А это - явный признак...
- Вы были на Востоке? - осведомился врач.
- Нет! - разрыдался Левенвольде. - Виной тому крестовые походы: предки мои еще из Палестины вывезли сюда проказу, и вот... О наказанье божье! От славы предков поражен их славный потомок... Мне ничего теперь не жаль, и менее всего мне жаль теперь себя. Прощайте! Я теперь стал богом, но... прокаженным богом!
С лицом рассерженного льва, двигая бровями толстыми, с трудом волоча слоновьи ноги, Густав Левенвольде вернулся в карету.
- Поехали. На Венден. А оттуда - в Петербург... Отныне стану делать все, что ниспошлет мне бог. Канава на пути моем? Мне лень переплывать ее: согласен утопиться и в канаве. И чем ужасней все - тем все прекрасней... Едем!
"Нужна дорога мне - в дороге легче думать... Как страшен прокаженный мир, и в этом мире - Я! Теперь я стану в этом мире для других самым страшным..."
За Ригою леса сомкнулись, плотно обступая дорогу. Тишина, мрак, оторопь и - вой... "Пускай теперь другие их страшатся. Вперед, вперед, моя карета! Шуми же, лес... вы, волки, войте... а мрак - дави и ужасай. Ничто теперь не страшно Левенвольде!"
- Вон светится последняя корчма, - показал ему кучер. - Дорога опасна от разбойников; может, заночуем? Кажется, кто-то едет навстречу нам... спешит в Ригу.
- Остановись и прегради дорогу им моей каретой.
Он опустил маску на лицо и, засыпав порох в пистоли, вылез из кареты.
Навстречу двигался возок, кучер на нем спал, ослабив вожжи. Удар выстрела, рука Левенвольде отлетела назад в грохоте, и кучер, так и не проснувшись, в крови свалился на дорогу. А в глубине возка, простеганного холстинкой бедной, таился молодой человек, испуганный и жалкий.
- Мне нужен ваш кошелек, - сказал ему Левенвольде и деньги из кошелька чужого рассыпал по дороге. - Теперь ответьте мне по чести: так ли уж дорога вам жизнь?
- Я лишь вступаю в нее. Спешу на свадьбу в Ригу к своей невесте. Будьте же ко мне милосердны!
Левенвольде выстрелил в него из двух пистолетов сразу:
- Ха-ха! Так поспеши в объятия тленности вечной... В середине ночи карета сбилась с пути на Венден, колеса вязли в снежной жиже. Вокруг - ни огонька, ни возгласа. Только где-то вдали (очень и очень далеко) неустанно лаяла собака. Лошади, мотая гривами, по брюхо застревали в сугробах. "Вперед, вперед, вперед!" - гнали их ударами бичей.
- Вот это ночь! - ликовал Левенвольде. - Боже, благодарю тебя за радость, доставленную мне... Я даже весел, мне хорошо.
Дух разбоя и грабежа, этот дух предков Левенвольде, вдруг ожил в нем и радовал его. А лифляндские места были незнакомы курляндцу; Левенвольде дверь кареты распахнул и мрачно наблюдал рассвет, сползающий с холмов в низины.
Лес, лес, лес... И вдруг он разом расступился, а в розовых лучах возник старинный замок. Высоко взлетал к небу шпиц кирхи, со дна озера вставали каменные стены, топилась печь на кухне замка, дым в небо уходил струею тонкой, заливисто прогорланил петух...
Кони ступили на мост. Над вратами - герб баронов.
- Чей это замок? - спросил Левенвольде у стражи.
- Замок "Раппин"... здесь живут знатные бароны Розены! Маршалок провел Левенвольде в покои для гостей.
- Скажите своему хозяину, - велел Левенвольде, - что у него остановился обер-шталмейстер двора имперско-российского и полковник лейб-гвардии Измайловского полка...
Его разбудили высокие голоса мессы. Играл орган, и ветер бился в окна, узкие, как бойницы. Левенвольде спустился в церковь. Молилась девушка - лет пятнадцати, красоты чудесной. Она его даже не заметила... Левенвольде навестил хозяина замка - седого поджарого барона Розена.
- Барон, вы, надеюсь, знаете, кто я таков?
- Да, маршалок мне доложил о ваших званьях. Мы счастливы принять вас у себя.
- Я прошу, барон, руки дочери вашей.
- Какой? У меня их три - одна другой достойней.
- Я безумно люблю именно ту, которая молится сейчас в храме вашего замка, так чиста и так возвышенна...
Старый барон согнул колено, скрипнувшее отчаянно в тишине:
- Какая честь! Моя дочь Шарлотта и не мечтала о столь высоком браке... Вы облагодетельствуете нашу скромную фамилию.
"Скорей, скорей - навстречу гибели!.." На полянах расцвели первые робкие ландыши. Было тихо и солнечно. От леса набегал ветер, разворачивая над крышей замка два трепетных штандарта - баронский (фон Розенов) и графский (рода Левенвольде).
Из-под нежной кисеи виднелись, словно раскрытые лепестки, розовые губы девочки. Левенвольде нерушимо стоял на каменных плитах церкви в дорожных грубых башмаках, и лицо льва затаило усмешку. Над этими людьми, что поздравляют; над этими женщинами, которые завидуют невесте... "Какая честь! - он думал, издеваясь. - Но прокаженным все дозволено".
Вечером он поднялся к невесте и силой принудил ее к ласкам. Горько рыдающую девочку он спросил потом - уязвленно:
- Итак, вы счастливы, сударыня, став графинею Левенвольде?
- Да... благодарю вас. Я так признательна вам...
- Вы в самом деле любите меня? Или послушались отца?
- Как можно не любить... - шепнула она губами-лепестками.
- Благодарю вас! - И он удалился, крепко стуча башмаками.
Когда утром к нему вошли, он был уже мертв. Левенвольде сидел в кресле, глубоко утопая в нем; рука обер-шталмейстера была безвольно отброшена. Лучи первого солнца дробились в камне его заветного перстня. Старый барон снял перстень с пальца Левенвольде и протянул его дочери:
- Вот память нам об этом негодяе. Возьми его, Шарлотта, только осторожно... он с ядом) Все Левенвольде - отравители...
В глубинах замка прокричал петух. Из-под низко опущенных бровей скользнул по девушке строгий взгляд мертвого Левенвольде. В стене той церкви, где он впервые встретил юную Шарлотту, был сделан наскоро глубокий склеп. В мундире и при шпаге, в гробу дубовом, он был туда поспешно задвинут. И камнем плоским был заложен навсегда. К стене же храма прислонили доску с приличной надписью и подробным перечнем всех постов, которые сей проходимец занимал при жизни бурной...
Смерть Левенвольде не прошла бесследно - в придворных сферах Петербурга началась передвижка персон, и кое-кто подвинулся, а кое-кто поднялся на ступеньку выше. И очень высоко подскочил Артемий Волынский!..
Недавно я посетил замок "Раппин" и долго стоял перед могилой Левенвольде, вглядываясь в уродливых львов на гербе знатной подлости. А надо мною, всхлипнув старыми мехами, вдруг проиграл орган - тот самый, который разбудил когда-то Левенвольде. Минувшее предстало предо мною: да, именно вот здесь, на этих серых плитах, молилась девочка, прошедшая свой путь по земле бесследно и невесомо - как тень... Как тень прошла она, унесенная ветром в забвение прошлого.
А на пригорке в забросе покоилось фамильное кладбище Розенов, обитателей этого замка. Я читал надписи на камнях и размышлял о времени: здесь лежали уже сородичи декабриста Розена. Время тихо и незаметно смыкалось над древними елями... В поисках дороги на Венден (нынешний Цесис) я долго блуждал по лесу - там же, где 250 лет назад заблудился ночью прокаженный Левенвольде.

Глава 3

Потап Сурядов, на Москве проживая, промышлял чем мог. Теперь, когда два года подряд неурожай постигал Русь, императрица разрешила милостыньку свободно вымаливать. И от этого в городах теснотища возникла: нищие так запрудили улицы, что кареты барские порою не могли проехать... Потапу стыдно было руку тянуть - малый здоровенный, на целую башку всех выше, а когда шапку наденет, так и торчит надо всеми, словно колода... Стыдно! Лучше уж украсть, нежели руку Христа ради протягивать.
В морозы лютейшие гулящий народ больше около фартин терся. Напьются вина кабацкого, а ночью спят. Иные, кто хмельного не желал принимать, тот прямо в баню шел - отчаянно и жестоко там парился. Полторы тысячи бань на Москве тогда было, а в банях все голые - возьми-кось сыщи меня! Первопрестольная всем сирым приют давала: улицы темнущие, идешь - черт ногу сломает, пустырей и садов множество, заборы гнилые, ткни его - и повалится. Тут-то и раздолье тебе: свистнешь прохожему - у того душа в пятки скачет. Сам отдаст, что накопил, только бы до дому живым отпустили.
По привычке, еще солдатской, Потап бороду брил, и для той нужды были на Москве многие цирюльни, где тебя исправно за грошик выскоблят. Над питейными погребами висели гербы императрицы и красочные вымпелы развевались. Будто корабли, плыли в гульбу и поножовщину кабаки царские, заведенья казенные. А над табашными лавками рисованы на жести приличные господа офицеры, кои трубки усердно курят. Ряды - бумаженные, сайдашные, кружевные, шапочные, котельные, ветошные, калачные и прочие, - есть где затеряться, всегда найдешь, где свой след замести...
На Зарядье, в самом темном углу Китай-города, зашел как-то Потапушка в обжорку. Стукнул гривной по столу, что был свинцом покрыт, и запросил водки с кашей. А напротив старичок посиживал, чашку жилярского чайку с блюдца сосал, носом присвистывая.
- Величать-то тебя как, дедушка? - спросил его Потап.
- Допрежь сего, пока не рожден был, не ведаю, каково меня называли. Лета ж мои - по плоти, а духовные лета скрыты. Може, мне с тыщу и накапает. Да токмо сие рассуждение - ума не твоего.
- Чудно говоришь, старичок, - задумался Потап. - Вроде бы ты и не человек, а... Откель сам-то? Где уродили тебя экого?
- Да все оттуда... - задрал старичок бороду. - Со небес наземь упал я! Меня сам боженька на землю спихнул... Эвот как!
- Небось больно было тебе с неба на землю падать?
- Не. Даже приятно. Меня тихие анделы крыльями носили...
Потап озлился от вранья, вспомнил он страхи застеночные. И каши зачерпнул рукой с миски, стал бороду старика кашей мазать:
- Ой, и не ври ты, псина старая! Иде твои анделы тихие? Иде душа Иисуса Христа? Нешто они горя людского не видят? Тут сзади какие-то бугаи зашли, навалились:
- Вяжи его! - И ломали Потапу кости. - Ен утеклый, видать...
Даже дых переняло, - столь сильно помяли. А напротив все так же мирно сидел старичок, с небес на землю упавший, и вся борода его - в каше гречневой, которая в коровьем сычуге сварена.
- Отпустите его, - сказал он вдруг, пятак вынув и положив его пред собой, стражей и сыщиков во искушение вгоняя.


Все книги писателя Пикуль Валентин. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий