Библиотека книг txt » Никонов Александр » Читать книгу Жизнь и удивительные приключения нурбея гулиа - профессора механики
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Что Вы делаете на сайте?

Качаю книги в txt формате
Качаю книги в zip формате
Читаю книги онлайн с сайта
Периодически захожу и проверяю сайт на наличие новых книг
Нету нужной книги на сайте :(

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Никонов Александр. Книга: Жизнь и удивительные приключения нурбея гулиа - профессора механики. Страница 99
Все книги писателя Никонов Александр. Скачать книгу можно по ссылке s

выехали.
Бугор, как и его попутчики, были не промах выпить, и к ночи мы заснули
без задних ног. Бугор, который сильно заикался, все-таки сумел доказать, что
ему лучше всего спать внизу, а нам с Тамарой - наверху. Потому что, если он
заберется наверх, то ему будет все видно внизу, ну, а снизу верх не виден,
полки-то не прозрачные!
Так мы и поступили. Тамара легла на полку над Бугром, я же - на
противоположную. К середине ночи я проснулся и до утра сделал пару "ходок"
на полку "визави". С утра начали выпивать снова и так увлеклись, что когда в
наше купе постучали и спросили, не мы ли "бабу потеряли", мы и не сразу
поняли, в чем дело. Выйдя за дверь, мы, к своему ужасу, обнаружили Тамару
без намека на одежду, и главное - без парика, весело пляшущую в коридоре.
Тут же загнали ее в купе, втащили на полку, пристыдили и, покрыв одеялом,
продолжили наше занятие.
Поезд доезжал до Калининграда (Кенигсберга), а дальше надо было
добираться на пригородной электричке. Кенигсберг почти у всех ассоциируется
с именем философа Иммануила Канта; он жил, да и похоронен там.
Кант - один из моих любимых философов. Во-первых, потому, что он -
великий механик и автор одной из первых космогонических гипотез. Во-вторых,
потому, что он великий теолог, и я очень завидовал ему в этом. Богословие
всегда привлекало меня, я даже в подражение Канту опубликовал свое
доказательство бытия Бога. Так как прямо, "в лоб" доказать существование
Бога невозможно, то я попытался сделать это как бы по-еврейски - "от
обратного" ("ад абсурдум"). Но это только для того, чтобы не отстать от
Канта.
А если серьезно, я считаю любые теоретические споры о том, существует
ли Бог или нет, чистой воды идиотизмом. Это то же самое, если соберутся
несколько "котов ученых" - старых драных котяр, упитанных котиков и резвых
котят, и они, усевшись перед телевизором, будут рассуждать о реальности или
мнимости изображения на экране. Да как эти коты никогда не поймут смысла и
технологии передачи изображения на расстояние, так и мы никогда не постигнем
непостижимых для нас "высших сфер". А если мы высокомерно думаем, что
достигли чего-то существенного в науке, особенно в науке о нас самих, то,
как ученый (человек, имеющий полный джентльменский набор документов,
официально удостоверяющих это!), уверяю вас, что мы выдаем мечту за
действительность. Мы не знаем почти ничего!
Кант же мне нравится больше всего тем, что идею Бога он считает
необходимой предпосылкой нравственности. Бедные, бедные атеисты - их жизнь
безнадежна, пуста, лишена даже малейшего смысла. Ведь если ничего не было
"до", и ничего не будет "после", имеет ли смысл этот миг - "сейчас"? Хотя
это почти не мешает им так же весело пьянствовать и развратничать, как и
нам, уверенным в себе "теологам". Мы-то знаем, что у нас есть будущее: ну,
пожурят нас за прижизненные грехи, и определят куда-нибудь. Определят и их,
правда, в места похуже, но они-то сами уверены, что висят над пропастью
пустоты, что ничего-ничего их не ожидает. Бедные, бедные атеисты!
Знакомые из нашей компании, прибывшие в Светлогорск заранее, подобрали
нам комнату, и мы с Тамарой устроились там неплохо. Расставили свои вещи по
комнате, парфюмерию поставили на комод. Должен сказать, что хоть борода у
меня и была, но шею я брил, причем электрической бритвой. А до бритья
смачивал кожу особой жидкостью под названием "Пингвин" - раствор, кажется,
квасцов в спирту, который ставил дыбом все волоски на шее и других местах,
которых касался. После этого бритье - одно удовольствие. А почему я вдруг
упомянул про жидкость "Пингвин"? А вот почему.
Поздним вечером, когда мы с Тамарой, уже выполнили свой "долг" и
готовились спокойно заснуть, какая-то тень, бесшумно проникла к нам в
комнату. Тамара чуть не завизжала от ужаса, но я быстро прикрыл ей рот
рукой. Тень в полутьме начала шарить по комоду и, нащупала, наконец, мой
"Пингвин". Тень понюхала пузырек, а лосьон пахнул спиртом и одеколоном
одновременно. Становилось интересно, неужели тень будет сейчас бриться? Но
тень тихонько перелила "Пингвин" в кружку, которую держала в руках. Потом
залпом выпила содержимое кружки, и тут уж нам пришлось срочно вскакивать с
постели, включать свет, и оказывать тени первую медицинскую помощь.
Тенью оказалась наша хозяйка - она, видите ли, приняла мой "Пингвин" за
одеколон и решила полечиться, потому, что у нее была "жога". От этой
жидкости все волосы, которые, возможно, имелись у хозяйки в желудке,
поднялись дыбом; она стала задыхаться и жалобно стонать. Я сбегал на кухню,
набрал кружку воды и стал отпаивать хозяйку. Та выжила, но бриться я
перестал - следующей порции "Пингвина" она не выдержала бы.
Нет, я это рассказал не для того, чтобы очернить хозяйку. Просто хотел
показать, в какой компании мы жили. Конечно же, мы пили тоже, но не
"Пингвин", и не по ночам. А так как в Светлогорске податься было некуда (в
местный ресторан меня не пускали, потому, что я не взял с собой пиджака и
галстука), мы ездили в Калининград. Там меня в ресторан пускали, в каком
угодно виде. В зоопарк тоже, говорю я об этом потому, что мы туда зачастили.
Кроме того, что Калининградский зоопарк считался одним из лучших в
Европе, там еще можно было спокойно устроиться на скамейке и, глядя на наших
братьев меньших, выпивать и закусывать. Особенно любили мы устраиваться
перед бурым медведем, которого посетители научили показывать один
неприличный жест за кусок хлеба. Мы смачивали хлеб портвейном, и мишка
начинал нам показывать свой жест, причем с удвоенным неприличием.
Любили мы посещать и обезьянник. Почему мы, люди, любим смотреть на
обезьян? Да потому, что ощущаем себя значительно культурнее и красивее их!
Вы заметили, что люди, которые уступают в этих качествах приматам, не
очень-то любят смотреть на них. Им остается любоваться разве что
крокодилами!
И вот наступил день, оказавшийся для меня с Тамарой одним из самых
веселых в наш калининградский вояж. Как обычно, мы выпили с медведем, а
потом перешли к обезьяннику. И там заметили одну небольшую клетку, которая
оказалась не только свободной, но и с открытой дверью. Или она освободилась
только сегодня, или просто мы ее не замечали раньше. Когда Тамара выпивала,
у нее в отличие от трезвого состояния, иногда возникали яркие, оригинальные
идеи и мысли. Я полагаю, вы уже успели заметить это?
Так вот, идея Тамары заключалась в том, что "слабо" мне тихо раздеться
и, пока никого поблизости нет, зайти в свободную клетку? И попытаться
изобразить из себя гориллу, нет, шимпанзе, нет, Арон Гутана, или как там
его? Гениальная мысль пришла сама собой - изобразить снежного человека,
которого никто толком не видел, и поэтому не будут говорить, что, дескать,
непохож!
Мы подобрали на мусорке кусок ровного картона от коробки и, изводя
шариковую ручку, написали жирными печатными буквами: "Снежный человек.
Возраст 30-35 лет. Пойман в окрестностях Калининграда. Не дразнить -
опасно!".
Мы дождались, пока поблизости не было ни души, и кусочками проволоки
прикрепили эту картонку на клетку. Потом я в момент сбросил с себя одежду, и
"мухой" влетел в клетку, закрыв за собой дверь и закрепив ее той же
проволокой.
Когда меня спрашивают, снял ли я тогда с себя трусики, то я, поражаясь
неуместности этого вопроса, отвечаю на него вопросом же: "А видел ли
когда-нибудь спрашивающий снежного человека в трусиках?" Да этого даже
представить себе невозможно!
Раздетый, я мало чем отличался от снежного человека нашей средней
полосы. В калининградской местной газете была даже помещена выдержка: "Тело
густо покрыто темной шерстью, на лице и голове также имеется избыточная
растительность. Мышцы, обильно присутствующие на теле, внушительные по
размерам, выдают достаточно сильный экземпляр дикого животного. Наш
калининградский "Йети" свободно передвигается по полу клетки на задних
конечностях, иногда он быстро взбирается до потолка по ячейкам клетки и
сильно трясет ее, при этом издавая нечленораздельные звуки".
Позволю себе здесь заметить одну неточность: звуки, которые издавал
"Йети" были вполне членораздельные и даже цивильные. Не представляя себе,
какого рода звуки может издавать снежный человек, я вспомнил понравившуюся
мне фразу из объявлений на сухумских магазинах: "Ахухахутра моапсыуэйт"
("Торговля производится" - в переводе с абхазского). И я решил, что эта
фраза, произнесенная с достаточно яростным выражением лица, достойна языка
"Йети".
"А ху-хаху-тра! Моап-псы-уэйт!" - скаля зубы, ревел и рычал я, не
рассчитывая, что возле клетки окажется знаток абхазского языка - таковых и в
Сухуми немного.
Народ стал стекаться к клетке, и в этом немалая заслуга Тамары. Она
стала разыскивать группки людей, подбегать к ним, возбужденно крича: "Вы
видели? Снежного человека видели? Только сегодня появился, недавно поймали,
говорят!".
Народ гримасничал, повторяя за мной магические слова: "Торговля
производится". Тамаре пришла в голову удачная мысль, уговорить какого-то
зеваку подать мне початую четвертинку водки. Я, ревя, принял ее, неуклюже
запрокинул над головой и сделал большой глоток. Подняв опять голову кверху,
прополоскал себе горло и с диким бульканьем выпил водку. Народ ахнул:
"Водкой горло полощет - во, сила!" Вторым глотком я, как институтский
"малахольный" по прозвищу Фидель Кастро, прополоскал себе зубы и пустил
водку тонкой струйкой в публику. Та шарахнулась в стороны.
Мне стали протягивать зажженные сигареты. Я не люблю дыма, но фокус
решил все-таки показать. Оторвав от тлеющей сигареты "насусленный" кончик
(мы, снежные люди, тоже брезгливые!), я быстро положил ее себе на язык и
спрятал в рот. "Съел горящую сигарету!" - восхитился народ. Затем открыл
рот, выпустил клубы дыма, и пальцем "выстрелил" горящий окурок в толпу.
Толпа восторженно завыла.
В меня стали тыкать палками, "стрелять" окурками, и что хуже всего, я
заметил людей, наставивших на меня объективы фотоаппаратов.
- Оставить свое изображение в таком виде? В городе великого Канта?
Никогда! - твердо решил я, и грозным рыканьем предупредив народ, что
торговля, несмотря ни на что, производится, сильно рванул дверь, и, сорвав
проволочную петлю, вышел наружу.
Визг, вопли и мат сотрясли воздух, и толпы в момент не стало.
- Вот как надо в капстранах демонстрации разгонять! - успел подумать я,
и стрелой бросился в кусты. Тамара - за мной. Через минуту аккуратно одетый
джентльмен в очках, с бородкой и под ручку с красивой дамой, уже удалялся
подальше от обезьянника. И никто даже заподозрить не мог в нем дикого
"Йети".
Интереснее всего то, что четверть века спустя мне посчастливилось
увидеть свою фотографию в клетке. А привез ее в Москву один мой знакомый,
работавший в Калининграде на заводе электропогрузчиков. Ему удалось
"щелкнуть" меня в клетке, правда, снимок получился неважным.
- Чем-то на меня похож! - осторожно спровоцировал я на откровенность
удачливого фотографа.
- Скажете тоже, Нурбей Владимирович - это же зверь дикий, а вы - наш
уважаемый профессор! - широко улыбаясь, разубеждал меня земляк Канта.
- И то - правда! - вздохнув, согласился я.

Загул


Как-то, зайдя в комнату, где сидел Моня в ИМАШе, я не узнал помещения.
Огромная комната была уставлена музыкальными инструментами, но не всеми, а
только медными духовыми. Саксофонов, правда, не было, а валторны, трубы,
тромбоны, и даже бас-геликон присутствовали. И были еще литавры - этакие
латунные тарелки с ножным приводом. Нажмешь на педаль, верхняя тарелка
понимается, отпустишь ее - опустится с торжественным звуком.
Объяснялось это скопление музыкальных инструментов институтской
самодеятельности ремонтом какого-то склада. И перенесли инструменты туда,
где имелось свободное место. Моня и я дули во все эти музыкальные трубы, но
либо вообще не могли извлечь ничего, кроме хрипа, либо извлекались такие
ужасные звуки, что становилось страшно за наш готический ИМАШ. Казалось, что
от этих диких, первобытных звуков он может рухнуть, как некогда Иерихон.
Но вскоре инструменты унесли, но не все. Литавры-то Моня припрятал, и
они навечно остались в лаборатории. А на мой вопрос - для чего Моне эти
литавры, он, хитро прищурившись, ответил:
- А когда ты придешь или позвонишь и скажешь, что тебя утвердили
доктором, я подойду сюда и ударю в литавры!
Долго ли, коротко ли, но наступил день, когда я, по обыкновению,
приехав в Москву, позвонил инспектору ВАК, назвал фамилию и поинтересовался,
как мои дела.
- Вас утвердили! - неинтересным голосом ответил инспектор.
- Не может быть! - тут же парировал я, не веря своему счастью.
- Почему же? - уже заинтересовано спросил инспектор.
- Да нет, может и утвердили, конечно, но мне хотелось бы получить об
этом справку с печатью! - во мне проснулся бюрократ.
- А мы вам вышлем на домашний адрес через недельку-две! - успокоил меня
инспектор.
- А нельзя ли сейчас получить такую справку от вас? - настаивал я.
- Хорошо, принесите открытку с заполненным вашим адресом и фамилией, я
отмечу утверждение и поставлю печать! - уже раздражаясь, проговорил
инспектор.
Я так и сделал. Инспектор, качая головой, унес открытку куда-то, и
вскоре появился, неся ее обратно. На белой официальной открытке стояла


Все книги писателя Никонов Александр. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий