Библиотека книг txt » Никонов Александр » Читать книгу Жизнь и удивительные приключения нурбея гулиа - профессора механики
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Какой формат книг лучше?

fb2
txt
другой

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Никонов Александр. Книга: Жизнь и удивительные приключения нурбея гулиа - профессора механики. Страница 40
Все книги писателя Никонов Александр. Скачать книгу можно по ссылке s

как обычно, а смотрела прямо и решительно. Я заметил, что кольца на ее руке
не было.
Убитый случившимся, я вышел вон и поплелся к себе. Ребята отмечали
завтрашний отъезд домой. Я выпил с ними и, не выдержав, все рассказал им.
Конечно же, о моем "романе" с Настей знало почти все общежитие, не то, что
свои ребята. Эмоциональный Крисли вскочил с места и вскричал:
- На твоем месте я бы избил этого Шурика, да и Настю тоже! Вот суки!
"Старик" Калашян был противоположного мнения.
- Тебе завтра уезжать, ну побьешь ты их и уедешь, а они снова
встретятся! Плюй на это и езжай домой, у тебя же жена там!
Но выпитая водка не давала покоя. Я подал знак Крисли, чтобы он вышел
со мной. Вместе мы поднялись на четвертый этаж, и я громко постучал в
комнату. Никакого ответа. Я прислушался - за дверью послышалось шевеленье.
Нажал на дверь - она не подается. Я начал дубасить в нее ногами, но тут же
вышли соседи напротив - две знакомые девочки, и сурово пригрозили, что они
вызовут милицию. Все против меня!
И вдруг мне в голову пришла пьяная мысль - залезть в комнату через
окно. Комната Насти была крайней, за ней шел тупичок коридора,
оканчивающийся окном. Мы с Крисли подошли к окну, я высунулся и оценил
ситуацию. Окна в комнате Насти были открыты, карниз под окнами был широким,
но, к сожалению, чуть покатым наружу. Под окнами располагалась палатка для
приема стеклотары.
Я решился. Вылез в окно, держась за руку Крисли, не отпуская ее,
ухватился за подоконник Насти, и только после этого отпустил руку. И вдруг я
вижу Настю - она соскакивает с кровати, подбегает к окну и со всей силы
пытается его захлопнуть. Лицо ее перекосилось от страха, она все давит и
давит на окно, расплющивая мне пальцы. Я посмотрел вниз - высота огромная, я
представил себе, как загрохочет разбитая стеклотара, если я упаду вниз и
пробью хилую пластиковую крышу палатки. А Настя все давит и давит на окно.
- Перестань давить, я уйду! - крикнул ей я. Она приоткрыла окно, но
держала его обеими руками, чтобы снова захлопнуть, если я попытаюсь залезть
внутрь. Шурика видно не было, забился в угол, наверное, чмур поганый!
Я оторвал окровавленные пальцы от подоконника и, балансируя на карнизе,
схватил протянутую мне руку Крисли. Кое-как влез в окно, и, неуклюже
перевалившись, растянувшись на полу. Вставая, заметил, что всю эту позорную
сцену наблюдали девочки из комнаты напротив. Я шуганул их, они тут же
захлопнули дверь, и мы с Крисли шатаясь, пошли к себе. Я не удержался, чтобы
не пнуть ногой дверь Насти и не плюнуть на нее.
Вот как закончилась наша любовь! Говорил же я ночью на берегу
Москвы-реки, что все кончится, и кончится плохо. А Настя, помню, целовала
меня, утирала слезы и настаивала:
- Успокойся, миленький, не плачь, у нас все-все будет хорошо! Вот
увидишь!
- Вот и увидел! - я посмотрел на свои окровавленные с содранной кожей
пальцы и решил - все равно хорошо, что не грохнулся с четвертого этажа на
палатку со стеклотарой!
Удивительное, мистическое совпадение - лет через десять после этого,
мой знакомый парень с нашего двора в Тбилиси, внук домоуправа Тамары
Ивановны, поступивший учиться в МИИТ и живший в том же общежитии, сорвался и
упал как раз с того же карниза, совершая тот же путь из окна, что и я. Но
совсем не с той же целью - он выпил с товарищами, а закуски не хватило. А из
окна комнаты, которую когда-то занимали Настя с Зиной, свешивалась авоська,
набитая всякими вкусными вещами. Правда, было не лето, а холодное время
года, и удержаться на карнизе было труднее. Парень разбился насмерть -
палатку, которая могла смягчить удар, к тому времени уже убрали.
Получило-таки окно-убийца свою жертву из Тбилиси, из того же самого двора!
Нет худа без добра - тем более с легким сердцем я уехал домой с
приятелями, и, выпивая с ними по дороге, со смехом вспоминал мое
приключение. Только Крисли мрачнел и приговаривал, качая головой:
- Окно захлопывала, сука! Наша грузинка никогда бы так не сделала!
Я молчал и поддакивал, а сам вспоминал, что грузинка Медея (правда,
древняя грузинка!) не пожалела даже своих детей, зарезала их, чтобы досадить
своему любовнику Ясону! Попался бы ей этот Ясон на карнизе, она бы ему и шею
прихлопнула, а не только пальцы!
В Тбилиси я окунулся в привычный мир семьи, учебы и спорта. Настроение
подавленное, на душе - пустота. Интересно, что любовь к Насте исчезла
мгновенно. Вылезал я из окна на карниз пылко и страстно влюбленным, а
залезал обратно и растянулся на полу - уже нормальным человеком. Уже так не
ждал поездки в Москву, хотя идеей своей горел, как и раньше.
А к лету следующего 1961 года все "устаканилось" в моей душе, и я снова
официально отправился на производственную практику в ЦНИИС, опять же, по
вызову. В общежитие МИИТа я даже не стал заходить, чтобы случайно не
встретить Настю под ручку с дебилом-Шуриком. Явился сразу же к своим
благодетелям Федорову и Недорезову, и они устроили меня в рабочее общежитие
ЦНИИС, которое народ называл - "Пожарка".
Эх, "Пожарка"! Она мне и сейчас по ночам снится! Сколько с ней связано
- три года, проведенных в ней были самыми концентрированными по
впечатлениям, полученным от жизни. Там я понял цену человеческим отношениям,
познакомился с самыми различными судьбами, узнал дружбу и любовь, сам предал
и то и другое, наконец, сделал первые шаги в науке - не за ручку, а
самостоятельно, падая, расшибаясь и поднимаясь снова!


Часть 4. Наука и жизнь


Вот и окончились "университеты" моего друга, будущего профессора
механики. Но юность еще и не думала заканчиваться. Ведь согласно современным
понятиям, юность - это период между отрочеством и зрелостью. А когда
наступает зрелость? У иных она и вообще никогда не наступает - и живет такой
человек всю жизнь "незрелым". Судя по всему, нашего героя тоже пока рановато
считать зрелым. Зрелые люди солидны и таких "выкрутасов" не выделывают.
Так что, остается пока юность, и не так уж она и плоха! Но наступила
пора как-то реализовывать знания, полученные в "университетах" - знания в
науке, общении с друзьями и коллегами, противоположным полом, а проще говоря
- в любви. И лучше всего эти знания реализовывать, живя не под крылышком у
родителей, а в общежитии, обыкновенном рабочем общежитии 60 -х годов
прошлого века, и не в самой столице, а в провинциальном подмосковном городке
Бабушкине. А что касается науки - то и здесь нашему герою повезет - он
поступит в аспирантуру, где реализует свои научные знания. Таким образом,
учась в аспирантуре и живя в рабочем общежитии, он убъет сразу двух зайцев -
постигнет и науку и жизнь. Исходя из этого, новую часть нашего повествования
мы так и назовем - "Наука и жизнь", несколько опасаясь, что известный журнал
того же наименования сочтет это "заимствованием".
Манеру изложения оставляем прежней, со всей ответственностью, падающей
на самого героя, являющегося, как и раньше, рассказчиком.

"Пожарка"


"Пожарка" - это общежитие, под которое приспособили здание бывшей
пожарной части, даже с каланчой. Первый этаж был занят всевозможными
бухгалтериями и канцеляриями, а второй этаж - рабочее общежитие. Коридорная
система - справа четыре комнаты и туалет, а слева - пять комнат. В самом
начале коридора у входа с лестницы - кухня с угольной печью, которая весь
день топилась. На ней грелся бак с водой, и семейные готовили на ней еду. По
утрам с 7 часов приходила сильная, костлявая и крикливая уборщица Маша,
которая мыла полы во всех комнатах (кроме семейных).
Комендантом общежития была "диктаторша" Татьяна Павловна Мазина - моя
будущая смертельная "врагиня".
Вот в это самое общежитие по указанию Федорова привела меня Мазина,
выдала белье, выделила койку в предпоследней комнате слева, где проживали
два пенсионера - Баранов Серафим Иванович, 1905 года рождения, и Рябоконь
Дмитрий Лукьянович, 1900 года рождения. Третью койку занимал мужик, который
в общежитии был только прописан, а жил у своей "бабы", четвертую же койку
выделили мне.
Мазина успела предупредить меня, что в этой комнате протекает
постоянная пьянка, и чтобы я поберегся. Когда я зашел в комнату, было часов
11 утра. Один из жильцов - "визави" с моей койкой - лежал, покрытый до шеи
простыней, так что была видна одна лысая голова; второй же - в глубокой
задумчивости сидел у окна.
Я положил белье на койку и поздоровался. Сидящий у окна встал,
пошатываясь, подошел ко мне, церемонно протянул руку и представился:
"Баранов Серафим Иванович - "дядя Сима" - восемьдесят седьмой апостол
Бахуса!" Я не понял и поинтересовался, официальная ли это его должность, или
общественная? "Официальная!" - строго заявил дядя Сима, но лежащий гражданин
заулыбался, замахал руками, и простонародным говорком сообщил:
Врет все он, никакой он не апостол, а пенсионер обычный! Шутник только,
ты сам скоро поймешь! А я - Дмитрий Лукьянович, но рабочие зовут меня просто
"Лукьяныч".
- Ты с Лукьянычем будь осторожен, он полицаем работал у немцев, это -
старый бродяга! - и дядя Сима, неожиданно резво подбежав к кровати
Лукьяныча, сдернул с него простыню. Лукьяныч, оказавшийся под простыней
совершенно одетым, вскочил и, указывая на дядю Симу обеими руками, забубнил:
- Вот дурной, пенсионер - а дурной, ну скажи, какой я полицай, ведь
война давно кончилась, я пенсию получаю, живу с рабочими - какой же я
полицай?
Дядя Сима схватил Лукьяныча за толстые щеки и затряс его голову так,
что чуть не снес ее с шеи.
- Вот дурной, - что рабочий, - и Лукьяныч указал на меня, - подумает, а
подумает, что ты с Кащенки!
Тут они схватились врукопашную, но я растащил их, и высказал, как потом
оказалось, идиотскую мысль:
- Вы, наверное, не завтракали, может я забегу в магазин за тортом, чаю
попьем!
Оба моих будущих "сожителя" весело расхохотались. Серафим подошел ко
мне и спросил: "Как вас по имени - отчеству?"
- Нурбей Владимирович! - простодушно отвечал я.
Ну, вот что, Нурий Вольдемарович, раз пошла такая пьянка, режь
последний огурец! - дядя Сима выложил из кармана смятый рубль и сказал: -
добавь что-нибудь и принеси-ка лучше бутылку!
Я от рубля отказался, сбегал в магазин ("Пожарка" располагалась точно
напротив Опытного завода, а магазин был рядом) и принес две бутылки "Особой"
по 2,87.
Для тех, кто не шибко помнит историю родной страны, напоминаю, что в
1961 году рубль стал сразу в 10 раз дороже. И тут же появились анекдоты на
эту тему, вот один из них: "Что можно было купить на старый рубль? Шиш! А
что можно теперь купить на новый? В десять раз больше!"
Оба "сожителя" необычайно оживились - не ожидали, что я принесу сразу
две бутылки и хорошей водки. Лукьяныч достал из под кровати кочан капусты,
дядя Сима сбегал к семейным и принес полбуханки черного хлеба, а также
поставил на стол кастрюлю ухи, коробочку с рафинадом и интеллигентскими
щипчиками, расставил три граненых стакана.
Наливал дядя Сима необычно - пока хватало водки, он наполнял стакан с
мениском. Брать надо было очень осторожно, чтобы не пролить.
- Пусть на дне наших стаканов останется столько капель, сколько мы
желаем друг другу зла! - провозгласил восемьдесят седьмой апостол Бахуса и
выпил стакан до дна. Мы последовали его примеру. Закусывали нарезанной
капустой, ухой, хлебом и четвертушечками рафинада. Остаток дневного времени
прошел за пьяными разговорами.
Учитывая, что дядя Сима и Лукьяныч - персонажы, оказавшие на мое
мировоззрение серьезное влияние, коротенько расскажу об их прошлом. Дядя
Сима - в прошлом зав. лабораторией ЦНИИ МПС, понемножку спился, психически
заболел, прошел курс лечения в больнице им. Кащенко, после чего был
отправлен на пенсию по здоровью - 450 рублей. У него никогда не было семьи,
видимо, не было и квартиры. Он так и остался жить в общежитии.
Лукьяныч жил на Украине, во время оккупации действительно пошел в
полицаи; после войны отсидел, сколько за это положено, и был отправлен на
строительные работы в Москву. Потом получил пенсию - 265 рублей.
Подрабатывал сторожем на складе. Жил в общежитии, и хотя ему предлагали
комнату в коммуналке, отказывался. "С рабочими веселее!" - было его доводом.
Жителей общежития он называл почему-то рабочими.
Иногда, не чаще чем в две недели раз, Лукьяныча навещала его "пассия" -
Шурка, совершенно спившаяся дама лет тридцати пяти. Она жила с дочерью лет
десяти. Где-то работала и на этой работе потеряла пальцы на одной руке.
Лукьяныч очень дорожил Шуркой и обычно покупал ей "Столичную", а себе -
"Перцовую". Выпивали, пели немного, и на ночь она оставалась с ним на
узенькой общежитейской кровати. Вся их любовь и переговоры при этом,
происходили в метре от меня:
"Шурка, давай!" "Отстань Митя, ты старый и противный!" "А как
"Столичную" пить - не противный?" "Не приду к тебе больше!" и т.д. Но все
кончалось ритмичными поскрипываниями и посапываниями... Утром, часов в 7, до
прихода уборщицы Маши, Шурка уходила.
Жизнь дядя Симы и Лукьяныча, а теперь и моя, в общежитии протекала так.
В теплое время года дядя Сима поутру закидывал в Яузу (она протекала рядом с
домом), бредень и вытаскивал немного мелкой рыбешки. Из нее варили уху.
Зимой он починял часы, в основном, будильники, и на полученные деньги
покупал дешевые продукты. Лукьяныч подрабатывал сторожем на овощных складах,


Все книги писателя Никонов Александр. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий