Библиотека книг txt » Николсон Уильям » Читать книгу Последнее пророчество
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Какой формат книг лучше?

fb2
txt
другой

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Николсон Уильям. Книга: Последнее пророчество. Страница 19
Все книги писателя Николсон Уильям. Скачать книгу можно по ссылке s

Всем своим видом показывая, что в его движении нет ничего от младенческого нетерпения котенка, и равнодушно зевая, кот поднял лапу.

Бомен уставился на Дымка.

— Ты понимаешь меня?

— Наконец-то! Не пора ли поработать над тем, чтобы ты понимал меня?

— Перевернись на спину.

— Ладно. Хотя я не собираюсь шлепаться на землю и сучить в воздухе лапами, так что этого даже не проси.

Движением, исполненным внутреннего достоинства, Дымок перевернулся на спину. Несколько мгновений Бомен молча смотрел на кота. Затем осторожно опустился на колени рядом с ним.

— Прости, что раньше не оказывал тебе должного уважения, — произнес юноша. — Я еще слишком мало знаю о жизни.

Так-то лучше. Дымок был тронут. «А мальчишка-то не столь глуп, как кажется», — подумал кот. Он приблизился к Бомену, поднял хвост и в знак доброго расположения потерся о его ноги.

— Не будешь ли ты так любезен подвинуться поближе и немного посидеть спокойно, — сказал юноша. — Мне хотелось бы понять тебя.

Дымок сделал, как просили. Мальчишка был вежлив — и кот просто не мог отказать ему.

Бомен опустился на локти, чтобы лицо оказалось на уровне кошачьей морды. Сначала Дымок почувствовал, как защекотало усы, и отвернулся. Однако юноша терпеливо искал положение, при котором и ему, и коту было бы удобно общаться, и, найдя его, уперся правым виском в кошачий лоб. Некоторое время оба хранили молчание.

Бомен очень старался. Сначала он очистил свой разум. Затем несколько мгновений сидел молча, ни о чем не думая. Очень осторожно юноша попытался проникнуть в разум кота.

Бомен почувствовал, как Дымок вздрогнул.

— Я не хочу причинять тебе боль, — сказал юноша.

Дымок никогда раньше не сталкивался с подобным. Отшельник просто разговаривал с ним. Здесь было что-то совершенно другое. Как и сказал мальчик, он пытался понять Дымка.

— Слишком быстро, — произнес Бомен. — Помедленнее.

Дымок постарался замедлить поток чувств, бурлящих в нем.

Это оказалось не так уж легко. Чувства кота постоянно питались новыми впечатлениями, звуками, запахами, мгновенными вспышками движения, не давая его бдительности затупиться. Все, что окружало кота, представляло собой или угрозу, или добычу. Тело Дымка все время, даже во сне, пребывало в движении. Словно туго закрученная спираль, кот в любое мгновение был готов наброситься на возможную добычу или спасаться бегством. Помедленнее, сказал мальчик. Не так-то это просто, помедленнее.

Кот постарался успокоить свои чувства. Внезапно из глубин памяти возникло ощущение близкого тепла, тихое повизгивание, невыразимое удовольствие. В памяти кота небо над ним кружилось, пахло сладким и излучало тепло. Дымок извивался, пытаясь ощутить рядом, как в тот далекий день, такие же извивающиеся тела своих братьев и сестер, — и вот наконец оно пришло. Дымок лежал на сухих листьях в песчаной норе, а мать ворочалась, стараясь устроиться так, чтобы все котята могли достать до сосков. Испуганный невыносимым ощущением счастья, пришедшим из глубин памяти, Дымок потерся головой о голову Бомена и жалобно замяукал. Юноша тоже уловил воспоминание или по крайней мере то, что чувствовал кот, вспоминая.

— Ничего, ничего, — мягко проговорил Бомен, — успокойся.

— Ах, что это я, — сказал Дымок сам себе. — Что ты делаешь со мной, мальчик? Я так долго был один.

— Был один, — повторил Бомен. Он слышал.

— Ты слышишь?

— Слышу. Я слышу тебя.

— Ого, мальчик! Прав был отшельник!

Нетерпеливо, благодарно кот начал облизывать щеку и лоб Бомена, чувствуя соленый вкус человеческой кожи.

— Ну, наконец-то я тебя понимаю, кот.

— Хороший мальчик. Замечательный мальчик.

Дымок вновь принялся облизывать Бомена, пораженный тем, что сказал. Что с ним — ведь это всего лишь память, не более чем эхо детских ощущений.

— Ты пришел, чтобы сказать мне, что я должен делать? — спросил Бомен.

— Да, — ответил Дымок.

— Так скажи мне.

— Ты должен научить меня летать.

Дымок почувствовал, что Бомен отодвинулся в сторону. Кот заглянул в темные глаза юноши, смотревшие на него с пониманием и легкой иронией. Затем Бомен рассмеялся.

— Но я и сам этого не умею.

— Просто немного тренировки, — сказал кот. — И немного желания.

Они не успели продолжить разговор — в ближайшей деревне тревожно зазвонил колокол. Вскоре к нему присоединились другие колокола, в домах зажигались огни. Бомен резко поднялся на ноги.

— Что-то случилось.



Солдаты с мрачными лицами рыскали повсюду с фонарями в руках, проверяя всех, кто им попадался. На пути к казармам Бомена трижды останавливали и каждый раз его номер сверяли и отмечали. Поэтому он не скоро вернулся домой, где никто не спал, — люди беспокойно толпились в бараке. Вскоре юноша узнал, что вызвало такой невиданный переполох. Один из рабов исчез.

Офицеры приказали проверить комнаты. Однако все уже знали, что случилось. Как только Бомен присоединился к ним, Пинто прошептала ему на ухо:

— Это Руфи Блеш. Он сбежал.

Клерки с конторскими книгами двигались вдоль шеренги испуганных рабов, проверяя имена и номера. Они выясняли, кто из родственников сбежавшего находится этой ночью в обезьяньем фургоне. Грисы приходились кузенами Блешам. Пиа Грис, девушка, чья помолвка состоялась в последний вечер перед гибелью Араманта, в эту ночь находилась в клетке номер одиннадцать.

— Нет, они не посмеют! Они не сделают этого!

В сопровождении солдат главный клерк во главе целой команды двинулся по дороге. За ними следовали рабы. К своему ужасу, люди обнаружили, что стражники уже добавили дров под фургон, где находилась Пиа Грис. Неподалеку в темноте красным пятном горела железная жаровня.

Семья Хазов была здесь вместе со всеми, серый кот вился вокруг ног Бомена.

В клетке номер одиннадцать находились двадцать мужчин и женщин. Прошло совсем немного времени, и все мужья, жены, родители и дети находившихся в фургоне собрались рядом с клеткой, полные ужаса перед предстоящим наказанием. Никто не сделал никакого официального объявления, никто никому не угрожал. Стражники действовали словно бы без приказа. Таннер Амос держал руку своей юной жены сквозь решетку — он был уверен, что ничего страшного не случится.

— Они просто хотят запугать нас, — говорил он. — Они не могут сжечь вас всех. Вы же не сделали ничего плохого. Это было бы слишком жестоко.

Доктор Грис, отец Пии, запыхавшись, подбежал к фургону и начал кричать на стражников.

— Кто здесь главный? Где ваше начальство?

Стражники не обращали на него внимания. Доктор Грис заметил, что главный клерк стоит поодаль, уткнувшись в конторскую книгу.

— Вы здесь главный?

— Я не знаю, кто здесь главный, — отвечал клерк, — я просто наблюдаю, чтобы все было сделано правильно.

— Тогда прикажите этим идиотам оставить в покое огонь. Люди в фургоне невиновны. Они не сделали даже попытки к бегству.

— Произошел побег, — ответил клерк. — Значит, должно последовать наказание. Это и называется делать все правильно.

— Нет! Это неправильно! Зачем наказывать людей, которые не сделали ничего плохого?

— А зачем наказывать людей, которые сделали что-то плохое? — поинтересовался главный клерк. — Вы не находите, что тогда наказывать слишком поздно? Ведь они уже совершили свое преступление. Нет, наказания должны предшествовать преступлениям, тогда люди и не будут совершать их. Зло следует пресекать в корне. Таково повеление Доминатора, а Доминатор всегда прав.

Доктор Грис осознал, что ночной кошмар становится реальностью. Таннер Амос принялся бить кулаками по прутьям решетки. Главный клерк увидел это и громко, чтобы все могли слышать, произнес:

— Любое неповиновение — и еще один фургон будет сожжен.

Больше никто не осмелился сопротивляться.

Бомен вместе со всеми стоял в толпе, но он единственный сознавал, что не бессилен. Пришло время использовать тайные способности. Юноша сконцентрировал внимание на горящей головне, которую стражник нес от жаровни к фургону. Мысленно Бомен схватил ее, как хватал посох ночью на пастбище, и сильно рванул. Головня вырвалась из руки стражника, упала на землю и погасла.

— Неуклюжий чурбан! — воскликнул главный клерк. Головню снова подожгли. Озадаченный тем, что случилось, стражник нагнулся, чтобы поднять ее. Бомен мысленно держал головню и тянул ее в другую сторону, в траву. Высокая влажная трава погасила пламя. Стражник застыл в недоумении.

— Что с тобой? — спросил главный клерк.

— Я не знаю, — отвечал стражник.

— Идиот! — Главный клерк указал на другого стражника. — Давай. И смотри не урони.

Второй стражник вытянул горящую головню из жаровни и понес ее к обезьяньему фургону. Бомен еще раз попытался выхватить ее. Однако на сей раз стражник крепко держал головню, и когда юноша потянул ветку, стражник не отпустил. Завязалась короткая, но напряженная борьба. Бомен понял, что силы хватит только на то, чтобы не подпустить стражника к фургону, но ее недостаточно, чтобы вырвать из рук солдата головню. В течение нескольких напряженных секунд они боролись друг с другом — стражник наклонялся вперед, словно под порывами сильного ветра, а Бомен тянул его назад.

— Идите сюда и помогите мне! — прокричал стражник. Двое изумленных товарищей встали рядом со стражником и подтолкнули его. Бомен понял, что ему не удержать их. Он еще недостаточно силен. Как только юноша осознал это, сила внезапно иссякла. Стражники, больше ничем не удерживаемые, повалились вперед. Однако ветка все еще горела. Беспомощный и измученный Бомен мог только наблюдать, как стражники поджигают костер.

Дрова быстро схватились. Пламя распространилось. Люди в фургоне стали карабкаться по решетке. Они закричали. Стражники стояли вокруг фургона и палками били по пальцам, цеплявшимся за прутья решетки, заставляя людей падать прямо в огонь. Бессильные зрители всхлипывали и отворачивались. Наконец и Бомен отвернулся от фургона, с горечью сознавая, что такова цена поражения. Только Таннер Амос не мог оторвать глаз от своей юной жены. Джессел Грис стоял на коленях и выл, будто зверь. Крики умирающих на мгновение усилились, затем стихли. Яркое оранжевое пламя бушевало, освещая перекресток и фургоны, стоявшие на всех четырех дорогах.

Никто, даже Таннер Амос, не смог досмотреть этот кошмар до конца. Один за другим люди падали на колени, склоняли головы и закрывали уши, чтобы не слышать криков умирающих. Так они и оставались до тех пор, пока пламя не стихло и агония их близких не прервалась.

Джессел Грис, трясясь всем телом, встал на дрожащие ноги и шатаясь подошел к Анно Хазу. Лицо его было искажено ожесточенной яростью.

— Это ты убил их! — взвизгнул Джессел. — Ты и твои ненормальные мечты! Ты заставил мальчишку Блеша сбежать! Это ты наполнил его сердце своей ложью! А теперь смотри, что ты наделал!

— Ты не меня должен ненавидеть, Джессел, — сказал Анно. — Ненавидь Доминатора.

— А я ненавижу тебя! — возопил доктор Грис — Я проклинаю тебя! Нам не нужен ты и твои ядовитые мечты, нам не нужна твоя сумасшедшая жена!

— Заткнись! — выкрикнула Пинто. — Заткнись! Заткнись! Заткнись!

— Ах да, у тебя еще есть дочь! — всхлипнул обезумевший от боли доктор. — Вот она, плюет мне в лицо. А где же моя дочь?

— Я не могу выразить, как сожалею…

— Мне не нужны твои сожаления! Я хочу, чтобы тебя наказали! Я хочу, чтобы ты страдал так же, как я страдаю сейчас!

Анно Хаз посмотрел в лица окружавших его людей — все смотрели на него с упреком. Библиотекарь понимал, что ему нечего сказать.

— Идем, дорогая, — обратился Анно к жене.

В молчании он повел семью обратно в казармы.

Бомен шел сзади, проклиная себя. Рука Пинто нашла его руку, и юноша понял, что сестра плачет. Он положил ладонь на плечо девочки, а затем крепко обнял ее, ощутив море слез и гнева, бушующее внутри Пинто.

— Больше этого не случится. Я обещаю тебе.

— Ах, Бо, я не могу этого выносить! Ненавижу быть маленькой! Хочу вырасти и стать сильной — тогда я смогу сделать что-нибудь. Я чувствую себя такой бесполезной.

— Ты вовсе не бесполезна. У каждого из нас есть свое дело.

— А что могу сделать я?

— Не знаю. Но наше время еще придет. Мы должны ждать. Мы поймем, когда оно придет. Тогда нам будет дана сила, и никто не станет просто стоять и смотреть.

В комнате они сели на кровать и взялись за руки.

— Сколько еще ждать? — спросил Анно.

— Теперь уже недолго, — ответила Аира.

— Все здесь будет разрушено, — сказал Бомен.

— Как? — заметила Пинто. — Как нам бороться с ними? Как мы сможем поразить их? Как мы разрушим здесь все?

Вместо ответа Бомен взял с кровати учебник и пенал Пинто, положил на колени и открыл их. Юноша сосредоточился на одном из карандашей и силой мысли вытащил его из пенала. Отец, мать и сестра в молчаливом изумлении смотрели на Бомена. Уверенным движением он поднял карандаш над тетрадью и заставил наносить уверенные штрихи на бумагу.

— Вот так Доминат будет разрушен.

Бомен поднял тетрадь, чтобы показать, что нарисовал карандаш. На бумаге была изображена закрученная буква «S» — знак племени Певцов.

— Сирин, — мягко произнес Анно.

На лицах родителей Пинто увидела понимание вместе с верой, и страх отступил.

— Ах, дорогой мой, — сказала Аира, целуя сына. — Твой дар гораздо больше моего.

Пинто просунула руку в ладонь брата и забралась к нему на колени, чтобы быть поближе.

— Когда все это закончится? — спросила девочка. — Когда все это наконец останется позади?

Бомен держал Пинто на руках и вспоминал, как она была маленькой, такой кругленькой и счастливой, и как она смотрела на него снизу вверх с солнечной улыбкой на лице и говорила: «Люблю Бо». Он страстно захотел вновь сделать ее счастливой. Сейчас он покачивал Пинто на руках и рассказывал ей о самых сокровенных надеждах.

— Придет день, — говорил Бомен, — и мы обретем родину, которая станет нашей собственной страной, и больше не будем скитаться. Мы построим город рядом с рекой, текущей прямо в море. Однажды вечером после тяжелой работы мы сядем вокруг большого стола, будем есть что-нибудь вкусное и рассказывать истории о том, что было. Ты вырастешь, и, возможно, у тебя появятся собственные дети. Они тоже будут слушать истории о том, как мы жили в огромном городе и были рабами, и о том, как мы все искали и искали нашу родину. Твоим детям эти рассказы покажутся выдумкой, потому что, сидя вокруг большого стола, они будут чувствовать себя так спокойно и счастливо, что едва ли поверят, что такие ужасные вещи происходили на самом деле. Дети сядут к тебе на колени, как ты сейчас сидишь на коленях у меня, и начнутся расспросы. «Наверное, ты страшно испугалась, мама?» А ты ответишь им: «Наверное, мои дорогие, но с тех прошло столько времени, что я уж и не помню».


Все книги писателя Николсон Уильям. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий