Библиотека книг txt » Николаев Константин » Читать книгу Брачный сезон
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Что Вы делаете на сайте?

Качаю книги в txt формате
Качаю книги в zip формате
Читаю книги онлайн с сайта
Периодически захожу и проверяю сайт на наличие новых книг
Нету нужной книги на сайте :(

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Николаев Константин. Книга: Брачный сезон. Страница 6
Все книги писателя Николаев Константин. Скачать книгу можно по ссылке s

восторг.

– Арсений Кириллович, – прошептала она с трепетом, – вы Макаренко! Только
для взрослых!

Дверь тихонько пискнула и плавно легла в коробку. Я мог продолжать. Но то
ли трепетный голос нашего завуча, то ли не свойственные классной двери нежные
трели опять изменили ход моей мысли.

Мамаша хулигана Еписеева – а это была та самая хорошенькая блондиночка из
первого ряда – вжала голову в плечи и приготовилась выслушать приговор. Она и
сама понимала, что по ее сыну плачет даже не слесарное ПТУ, а колония для
малолетних преступников.

– На ком же мы остановились, друзья мои? – сердечно спросил я свою
аудиторию.

– На Владимире Еписееве! – нагло крикнул с галерки оскорбленный герр Шаес.
– Этот тип чуть не изнасиловал мою дочь...

Дерзкий выпад остался незамеченным. Я вышел из-за кафедры и остановился у
доски.

– Попрошу подняться родителей Володи...

Красная, как венгерский маринованный помидор, блондинка с трудом вылезла
из-за парты и, уткнув взгляд в пол, замерла. Будто ожидала с моей стороны
физической экзекуции. Но экзекуции не последовало.

– Как вас зовут? – ангельским голосом спросил я блондинку.

– Ма... Маша, – пролепетала она. – То есть... Мария Антоновна...

– Спасибо вам, Мария Антоновна, – немедленно отреагировал я. – Огромное
спасибо за сына!

– Да он же моему Лешке... Карнаухову чуть ухо ножом не отрезал, – подала
голос какая-то толстая особа.

– Все сфабриковано! – объявил я, как прокурор, который проспал весь процесс
и принял себя за адвоката. – А впредь, – это уже касалось всех родителей, –
попрошу не марать светлого имени Владимира Еписеева. И точка! – резюмировал я.

Уважительная тишина была мне ответом. Я прошелся вдоль доски.

– На этом считаю собрание закрытым. Вопросы есть?

Вопросов не было. Даже герр Шаес примирился со своим статусом родителя
малолетней преступницы.

Я бодро вышел из класса и направился в туалет. Попить. Пока я шел по
коридору, до меня не донеслось ни звука. Только мои железные командорские шаги
гулко двоились в простенках школьных коридоров.

Войдя в туалет, я с наслаждением открыл кран и повис над заплеванной
учениками раковиной. Во время долгого процесса наполнения организма вожделенной
влагой до моего слуха доносились робкие родительские шаги. Они шелестели по
коридору и удалялись вниз по лестнице.

Наконец я напился, закрутил кран и весело вышел из туалета. У лестничной
площадки меня ждала Мария Антоновна Еписеева.

Я попытался невозмутимо пройти мимо матери хулигана (напившись, я уже не
сомневался, что Еписеев – именно хулиган), но она загородила проход своей
худенькой грудью.

– Арсений Кириллович, – прошептала она со слезой в голосе. – Арсений
Кириллович!

– Да, Мария Антоновна, я вас слушаю...

– Вы первый, кто хоть как-то похвалил моего сына... Я так вам обязана...
Скажите, что я могу для вас сделать?

– Что вы, – смутился я, подумав, что дамочка собирается броситься в мои, в
общем-то теоретически готовые принять ее, объятия. Надо как-то выкручиваться: –
Володя, конечно, не святой, но... Но...

И тут я замолчал, не зная, что сказать. Виталькин допинг начисто выветрился
из моей крови. Мария Антоновна Еписеева с готовностью помогла мне:

– Знаете, Арсений Кириллович, – я увидел, что по щекам этой миловидной
женщины течет синеватая тушь, – приходите ко мне в гости. Скажем, завтра...
Часиков в семь... Ведь ваша жена не будет против? Ну в крайнем случае скажете
ей, что вы забежали домой к ученику...

– У меня нет жены, – виновато пробормотал я.

Глаза Марии Антоновны на мгновение озарились нечеловеческим огнем.

– Ну тогда тем более, вы должны прийти. Вы придете?

– Но я не знаю вашего адреса...

Я уже попался на эту хитро заброшенную удочку. Меня начали водить и скоро
должны были подсечь.

– Вы найдете его в журнале, – хитро прищурилась она.

Подсечка состоялась. Оставалось судорожно забиться на берегу и по-рыбьи
разинуть рот.

– Приду.

К моему удивлению, Мария Антоновна встала на цыпочки и чмокнула меня в
щеку. Наверное, оставила след от помады. И синей туши.

Мадам Еписеева развернулась и грациозно засеменила по лестнице, предоставив
мне возможность полюбоваться ее удаляющейся фигурой. Застыв на месте, я проводил
ее взглядом.

Внезапно в дальнем конце полутемного коридора послышался шорох. Что-то
скрипнуло. Кто-то поперхнулся и закряхтел. Зашуршали шаги, сопровождаемые мерным
позвякиванием. Я напряженно вгляделся в темноту. Ничего. Я хотел было начать
спускаться, как совсем рядом со мной раздалось:

– Все ходите, а знаний-то – нет!

Я обернулся. Передо мной в синем замызганном халате стоял Константин
Кузьмич – «К в кубе» – наш директор. В одной руке у него болталась связка ключей
от многочисленных кабинетов, где он по семейному долгу преподавал разнообразные
предметы. Вторая рука директора Рогожина была занята чьим-то классным журналом,
на котором, как на блюде, высилась горка глазированных сырков с ванилью из
школьного буфета.

– Домой? – маразматическим голосом спросил меня «К» и блеснул лысиной.

– Да, – устало согласился я и двинулся вниз по лестнице.




Глава 7

В темном переулке


Что бы это могло значить, думал я, пробираясь темным двором к Катькиному
дому (вернее, к таксофону, который стоял в этом дворе: без уведомительного
звонка я никогда и ни к кому не заявляюсь), неужели Мария Антоновна втюрилась в
меня по уши? Быстро, быстро... А может, ее приглашение и в самом деле лишь
обычная благодарность? Хорошему учителю.

Это я-то – «хороший учитель»! Пришел на собрание пьяный, все перепутал... И
вот, пожалуйста, теперь расхлебывай.

К мадам Колосовой я отправился с двоякой целью. Точнее, цель-то у меня была
одна – обсудить наболевшие за день вопросы. А вот тема этого разговора была как
раз двоякой.

Во-первых, выговорить Катьке за ее подружку Марину. Кого она мне, в конце
концов, подсунула! Или Кэт настолько плохо меня изучила (за столькие-то годы
общения!), что принимает за законченного идиота, способного клюнуть даже на
такой персонаж, как эта театрально-озабоченная Марина?

Во-вторых, я намеревался посоветоваться с «подругой дней моих суровых» о
приглашении на вечер к Марии Еписеевой. Все-таки женщин Катька знает гораздо
лучше меня. Надо отдать ей должное...

Зайду и спрошу прямо в лоб: что делать? (Вернее, как понимать.) А потом уж
как следует отчитаю за Мариночку. Нет, лучше сначала как следует отчитаю, а
потом спрошу...

Вообще-то хорошо иметь подругу, подобную Кэт. У меня, конечно, есть и
друзья. Например, тот же Ленька Тимирязьев. Или вновь объявившийся Виталька
Рыбкин. Леньке я, разумеется, могу сказать многое. Почти все. Но не скажешь же
ему, убежденному холостяку и в чем-то даже женоненавистнику, что собрался
жениться, правда пока не знаю на ком. В самом лучшем случае Тимирязьев обронит:
«Да ты что, старичок, опупел? Может, за пивом сбегать – здоровье поправишь?» А в
худшем... Словом, серьезно он к этой информации даже теоретически не сумеет
отнестись. Какие тут дельные советы?

Что же до торговца кетчупом Рыбкина... если мы и были некогда близкими
друзьями, то теперь нас разделяет огромная пропасть... Я не говорю финансовая –
мозги у нас с Виталькой слишком разные. Впрочем, и всегда таковыми были. По
молодости это как-то не очень понимаешь. Просто тебе приятно общество какого-то
человека, вот ты и общаешься. И только-то...

Постой, постой, – плавное течение мыслей внезапно застопорилось, – во
сколько завтра следует явиться к Машеньке? В моей голове Мария Антоновна
Еписеева уже почему-то трансформировалась в Машеньку. Елки-палки, тогда же,
когда и к Витальке. В семь. Этого еще не хватало. Да Виталька убьет меня (кто
знает, может, и в прямом смысле?), если я не приду на встречу с этой его... как
ее?.. Ларисой!

Звонить было уже поздно. Это, разумеется, не касается Катьки. Ей я могу
позвонить хоть в четыре утра. Ладно, завтра позвоню и извинюсь, с облегчением
решил я. Мои мысли вновь заструились плавным потоком.

Вдалеке замаячила полуразрушенная будка телефона-автомата. Я устремился к
ней, в голове возник довольно пасторальный образ мадам Колосовой. В моем
утопическом представлении она была весьма тонкой натурой, способной понять тебя
с полуслова, пожалеть, дать совет, денег, накормить и уложить спать.

Отчасти Катька, разумеется, соответствовала этому эпическому образу. Я
почти любил ее, напрочь забыв о том, что приключалось со мной уже не раз. Я
склонен идеализировать людей, которых не видел хотя бы день. А когда эти люди
оказываются во плоти и крови, а не той иконой, что создал я в своем воспаленном
воображении, я начинаю возмущаться.

Вот наконец и телефонная будка. На втором этаже дома, к которому
привалилось это убогое сооружение, красновато светилось Катькино окно. В
подворотне у подъезда мадам Колосовой кучковались какие-то подозрительные
личности.

Я заглянул в будку через разбитое стекло. Проверить, не срезана ли трубка и
вообще имеется ли сам телефон. Все было в порядке. Я смело шагнул в заплеванную
темноту и снял тяжелую трубку. Гудок тоже был на месте. Личности в подворотне
слегка оживились.

– Кать, – сказал я после бодрого, несмотря на позднее время, Катькиного
«але», – к тебе можно?

– А-а, Васильев... Объявился, голубчик. Что ж, заходи, если не боишься
сюрпризов, – непонятно отозвалась моя подруга. – Через сколько лет мне ожидать
твоего пришествия?

– Я из автомата. Так что минуты через две...

Минуты через две я стоял в плотном кольце тех самых личностей, что от скуки
толклись в подворотне.

– Брат! – миролюбиво обратился ко мне щуплый человечек в короткой кожанке и
тут же, вопреки всяким правилам стиля, добавил: – Рваные гони! Мелочишкой
побалуй!

Не успел я ответить, как из задних рядов раздалось:

– Да что ты цацкаешься с этим очкариком! Дай ему в рыло, и будет с него...

Голос показался мне знакомым, и я инстинктивно вытянул шею, чтобы
посмотреть, кому он принадлежит. Видимо, человек в кожанке воспринял этот жест
как некую угрозу и, подпрыгнув, с размаху залепил мне кулаком в переносицу. Мои
очки сложились пополам. Я как сноп рухнул в лужу, успев меланхолично подумать:
«Это уже четвертая пара за год. До зарплаты далеко. На какие, спрашивается,
шиши...» Мысль утонула в мягком мареве. Это был нокаут.

– Ты что это там, стервец, роешься? – услышал я напоследок Катькин голос
откуда-то сверху (видимо, она вышла на балкон). – А ну проваливай отсюда,
пока...

«Он лежал на песке, раскинув ноги в парусиновых брюках, и ловил последние
лучи уходящего солнца. Последние лучи в его благородной жизни...» Кто же это
написал?

Я почувствовал чьи-то пальцы во внутреннем кармане своего пальто. Открыв
глаза, увидел над собой напряженное бугристое лицо нашего физкультурника
Мухрыгина и отворот знакомой адидасовской куртки. Я хотел что-то сказать. Вроде:
«Все грабишь, а знаний-то – нет», – и провалился в глубокий омут.

Рефери медленно досчитал до десяти. Я выбрался из нокаута и открыл глаза.
Адидасовца Мухрыгина рядом не было. Вместо физкультурника надо мной склонились
рыжие космы взволнованной мадам Колосовой. Может, Мухрыгин мне попросту
пригрезился?

– Ну ты как, ничего? – спросила Кэт, подбирая с моей груди заботливо
сложенные хулиганами руины очков.

Я промямлил нечто невразумительное. Катька покрутила два стеклянных
кругляшка с дужками.

– Здорово они тебя, Васильев, здорово. Надо было посещать в детстве секцию
бокса. Ладно, очки я склею. Скотчем. И видно ничего не будет... То есть никто не
заметит. Потом купишь новые. А кстати, – вдруг озаботилась моя подруга, – как у
тебя с наличностью? В твоем трупе кто-то копался.

Я запустил дрожащие грязные пальцы в карман. Там, разумеется, было пусто. Я
принялся обшаривать внутренние швы. Но Кэт снова подала голос:

– Васильев, ты что, в луже на всю ночь устроился?

– Мне вообще-то только к восьми на работу.

Я зашевелился и попытался встать. Катька подлезла мне под руку и
пропыхтела:

– Ну и слонина же ты, Васильев. В кого только, не пойму...

Обнявшись, словно пьяные водопроводчики или влюбленные шестиклассники, мы с
Катькой медленно побрели к подъезду. Над ним тускло светилась бесполезная
лампочка.

– Ой! – вдруг вскрикнула Кэт. – Сень, ты себя видел?

– Да, – ответил я, – и неоднократно. Видишь ли, уже несколько десятилетий я
иногда заглядываю в зеркало.

– А в данный момент?

– Зеркало забыл, – съязвил я.

– Ну и хорошо. Лучше ты сегодня в него не заглядывай.

Но встречи с зеркалом избежать мне не удалось. Прямо с порога, в грязных
ботинках и пальто, Катька протащила меня в свою розовенькую чистую ванную. Пока
она набирала воду, чтобы замочить поруганную преступниками одежду, я неуверенно
покосился на зеркало. Из-за флакончиков и тюбиков, толпящихся на стеклянной
полочке, на меня глянула помятая близорукая морда. Под глазами морды медленно,


Все книги писателя Николаев Константин. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий