Библиотека книг txt » Николаев Константин » Читать книгу Брачный сезон
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Какой формат книг лучше?

fb2
txt
другой

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Николаев Константин. Книга: Брачный сезон. Страница 42
Все книги писателя Николаев Константин. Скачать книгу можно по ссылке s

как только я покончил с гигиеническими процедурами, шум стих.

– Ты у меня вспомнишь, козел! – прошипели под дверью.

Мотоцикл загрохотал вниз по лестнице.

Я вышел.

– С Володей что-то творится, – скорбно проговорила Мария.

– Да все нормально, – пробубнил я, уткнув лицо в полотенце. – Не он
первый...

– Но это же ужасно! Значит, пока нас нет дома, он приводит женщин! Старух
каких-то, судя по размерам этой штуки!

Я вышел из ванной.

– 95-D бывает не только у старух, – тоном знатока заметил я.

Мария ошеломленно уставилась на меня. Переступила с ноги на ногу и ласково
спросила:

– Ты кушать будешь?

– ЕСТЬ я не хочу!

– Но у тебя же сегодня такой важный разговор? Хотя бы кашки?

Ах да! Совсем забыл. Надо поговорить с Хреновым относительно бесполезной,
но хорошо оплачиваемой гимназической деятельности. На кашку придется
согласиться. Только вот что бы предложить?

По пути на работу я так ничего и не придумал. В учительской, которая теперь
была похожа на кабинет партийного деятеля средней руки, меня встретила только
Сонечка. Сегодня был как раз день ее секс-факультатива. «Вот это я смог бы
потянуть», – подумал я. Но, вспомнив, какую истерику закатила Софья Петровна,
когда я ненароком посягнул на ее биологические часы, я отверг эту мысль. Не
хватало еще, чтобы из-за ее козней я вылетел и из гимназии!

– Здравствуйте, Софья Петровна! Как идет торговля хот-догами? –
поинтересовался я.

Из угла донеслось шипение, словно вдруг ожили все Сонечкины заспиртованные
гады.

– Что ж, – понял я шипение по-своему, – будем надеяться, что нынешние
выходные будут более удачными.

На стене в золоченой рамке висело расписание уроков. Напротив фамилии
Еписеев А. К. (Боже! Это я!) старческим почерком с завитушками было выведено:



Стихосложение. 15 минут. Остальные полчаса – введение в курс лекций
поДеловому отказу от сотрудничества с неконкуренто– и неплатежеспособным
партнером или сотрудником, неудовлетворительно выполняющим свои непосредственные
обязанности.



Совсем изъять из гимназической программы стихи, как ни бился Хренов и ни
доказывал, что будущей деловой элите это ни к чему, РОНО не разрешило. Значит,
теперь мне придется за четверть часа объять всю поэзию от Пушкина до Бродского.
А остальные тридцать минут бубнить о правилах написания вежливого, но хамского
отказа разным категориям лиц. К слову, этому самому отказу в хреновской
программе было посвящено не менее четверти всех занятий по русскому языку.
Остальные три четверти занимала подобная же, но необходимая «нашему будущему»
ересь.

Радовало одно – класс, вернее, группа второй ступени, у меня теперь
небольшая. Всего пять человек.

По школьным коридорам разнеслись позывные, которые теперь заменяли звонок:



Вечерний звон, вечерний звон...

Как много дум...



Впрочем, нет. Думы нынешних школьников также должны быть новыми, а потому
слащавый мужской голос пропел по-английски:



Those evening bells, those evening bells...



Пора на урок. Я картинно помахал Сонечке, обложившейся брошюрками по
культуре секса, и вышел из учительской. Хренова придется ловить после уроков.

Класс встретил меня стуком отодвигаемых компьютерных клавиатур. Так некогда
гимназисты стучали крышками парт. Ученики в костюмчиках с бабочками учтиво
склонили головы.

– Итак, господа, – я прошелся мимо своего компьютера, – сегодня часть нашей
лекции посвящена стихосложению. Или, как его еще называют, поэзии.

После этих слов вскинулась рука выскочки и отличника Мити Убытько. Я
кивнул.

– Господин учитель, – заговорил Митя, напирая на украинское «г», –
дозвольте вопрос? Мы же юные бизнесмены, зачем нам стихи?

– Дело в том, ребя... господа, – я несколько заискивающе посмотрел на
«юного бизнесмена», отец которого – вполне зрелый бизнесмен – внес плату за весь
курс обучения, а потому Хренов настоятельно рекомендовал быть к мальчику
повнимательнее, – что мы готовим из вас широко образованных людей. Так что, пока
поэзия еще существует, придется изучать и ее...

Пан Убытько, видимо, согласился с этой немудреной сентенцией и послушно
приготовился слушать дальше.

– Может, кто-то из вас помнит какое-нибудь стихотворение? – неуверенно
поинтересовался я. – Мы могли бы рассмотреть поэзию на его примере.

Гимназисты молчали. Я уже хотел «рассмотреть» поэзию на примере пушкинского
«Лукоморья». Но тут опять поднялась рука пана Убытько.

– Я тут знаю один...

Пятнадцать минут, отведенные для поэзии, истекали, и я согласился с
ученической инициативой. Митя вышел из-за компьютера, откашлялся и прочел
следующие бессмертные строки:



Купыла мамо коныка,

а конык – бэз ногы

Яка цикава игрышка!

Ыгы! Ыгы! Ыгы!



Не успел я удивиться, как в класс влетел Игорь Хренов.

– Переходите к бизнес-письму, господин Еписеев, – сказал он строго и
прошептал мне на ухо: – Давай закругляйся!

– Да мы же только начали, – прошептал я в ответ.

Но Хренов затряс головой.

Митя Убытько ждал похвалы. И она последовала.

– Молодец! – веско обронил я и завершил урок поэзии таким пассажем: – На
примере этого стихотворения, господа, вы можете уяснить себе сразу и понятие
рифмы, и понятие белого стиха. Великолепно созвучие существительного женского
рода единственного числа родительного падежа «ногы» и междометия «ыгы».

Пять подростков непонимающе смотрели на меня.

– А белый стих здесь – «коныка» и «игрышка».

Учащиеся, как было заведено, захлопали. Я повернулся к Хренову.

– Игорь, мне надо с тобой поговорить. Тебя не поймаешь...

Он сделал круглые глаза и замахал рукой. После уроков, мол.




Глава 54

Мне сверху видно все


После уроков я заглянул в роскошный кабинет Генерального менеджера Хренова.

– А Игорь Вадимыча нет, – развела руками лупоглазая молоденькая секретарша.

– Но он в школе? – с надеждой спросил я.

– У нас ГИМНАЗИЯ! – возмутилась девица.

Господи, гимназия у них! Ты, небось, это слово-то впервые три дня назад
правильно произносить научилась, овечья твоя голова. А писать – так и до сих пор
не умеешь...

– Ну хорошо, – согласился я, – пусть гимназия. Мой вопрос остается в силе.

– Игорь Вадимович, – секретарша надула губы, – в спортинг-лофте, проводит
тренинг с апгрэйдерами.

То есть, если по-человечески, Игорь в спортзале занимается со
старшеклассниками. Я побрел в спортзал. Из пристройки доносился свежий запах
юношеского пота. Я приоткрыл дверь. Когда-то здесь колотил мячом по облупленному
полу ненавистный Мухрыгин. Теперь зал был уставлен американскими тренажерами и
устлан татами. В середине этого японского великолепия стоял Хренов в белоснежном
кимоно. Его правая нога была поднята под углом в сорок пять градусов. Руки
выписывали невообразимые иероглифы. Однако пробор на голове сансэя был по-
прежнему безупречен.

– А теперь мы поиграем в веселую игру КА-РА-ТЭ! – выдохнул Игорь и ударил
крепкой пяткой по ватному зеленому чучелу.

Чучело испуганно вздрогнуло и повалилось на пол. Так же, наверное,
повалился бы и я. Апгрэйдеры (то есть старшеклассники) восхищенно загудели.

– Игорь, – нерешительно позвал я. – Можно тебя на минуточку?

– Подожди, старик! Нам совсем немного осталось. Вот только добью этого
гада...

Хренов поднял измученное чучело и опять отправил его в нокаут.

– Понятно? – обратился он к гимназистам. – Выполняйте...

Мой зеленый ватный собрат скрылся в толпе белых кимоно и беспомощно замахал
беспалыми руками.

– Ну ты даешь, – сказал я, когда мы вошли в тренерскую. – Словно по-
настоящему... Прямо война!

– А как иначе? Теперь, Сеня, жизнь такая: или ты, или тебя. Впрочем, она
всегда такая. – Игорь вытер лицо полотенцем. – Так о чем ты поговорить хотел?

Я достал сигареты и закурил, обдумывая свою речь. Хренов поморщился:

– Бросал бы ты эту дрянь.

– А ты разве... трубку... – не успел удивиться я.

– Давно бросил. В Америке, между прочим, теперь не курят. Только мы,
дураки.

Я поискал, обо что бы затушить бычок. Но Игорь хлопнул меня по плечу –
кури, мол, не стесняйся – и пододвинул ко мне пустую банку от теннисных мячиков.
Сбросив столбик пепла в ее девственную чистоту, я промямлил:

– Мне бы еще какой предмет взять... В смысле, дополнительно...

– Тебе что ж, префа не хватает? – удивился Хренов.

Я пожал плечами.

– Как сказать...

– Понятно. Значит, денег. Или ты такой патриот нашего дела?

– Ну да, – начал извиваться я. – Мне вообще кажется, что курс далеко не
полон.

Хренов иронически взглянул на меня. Его белое кимоно резко контрастировало
с загорелой волосатой грудью.

– Не дури мне мозги, Сеня.

– Нет, я серьезно, – продолжал я. – Почему бы нам не ввести одну маленькую,
но очень нужную, как ты говоришь, для будущего, дисциплинку?

– Какую, например? – Хренов сжал пальцы на босых мускулистых ногах, будто
от холода.

Я тоже поежился.

– Ты сам говоришь, что жизнь это «или – или». Но это ведь касается не
только каратэ и грамотного составления разных деловых бумажек.

– Юриста я уже пригласил, – заметил Хренов. – Со следующей недели будет
вести курс.

– А как же житейские дела? Вот ты, к примеру, хорошо умеешь врать?

Игорь опешил. Его пальцы заскребли по полу каморки, из которой еще не успел
выветриться стойкий мухрыгинский дух.

– Да зачем мне врать-то?

– Ты хочешь сказать, что никогда не врал? – наступал я.

– Ну почему же... – замялся он. – Иногда приходилось.

– Так вот и нашим питомцам придется делать это чуть ли не ежедневно. Врать
партнерам, клиентам, женщинам, наконец.

– Ты предлагаешь мне ввести штатную должность учителя вранья? – догадался
Хренов.

– В общем, да. Если называть вещи своими именами.

– Старик, но это уж полный цинизм!

– А проходить Пушкина за четверть часа не цинизм?

Игорь тяжело вздохнул.

– Ты опять за свое. Ну как мы объясним родителям, что в гимназии их детей
учат еще и врать?

Я подумал и сказал:

– А мы назовем этот предмет как-нибудь иначе... Мм... Да вот хоть политес.
Или дипломатия.

– Мысль ценная! – одобрил Игорь. – А на роль учителя этого самого политеса
ты, разумеется, прочишь себя?

Я скромно потупился.

– А ты знаешь, я тебе верю! – выпалил Хренов. – В смысле, что врать ты
умеешь очень хорошо. – Он прищурился и неожиданно спросил: – Ну, давай,
выкладывай начистоту, зачем тебе сверхурочные?

Я попытался вывернуться, но Игорь вцепился в меня железной хваткой.

– Что-то не нравишься ты мне, Сеня. Чудной ты какой-то стал после женитьбы.

Дверь распахнулась, и в тренерскую заглянула коротко стриженная голова.

– Сансэй, моваши мы уже отработали.

Хренов ответил, что сейчас вернется. К чучелу и апгрэйдерам.

– Знаешь что, – заявил он мне, когда ученическая голова скрылась, – нам
надо поговорить. Здесь, сам понимаешь, не место. Тут недалеко ресторанчик есть.
Китайский, кажется. Называется «Лунный ковш». Давай там, через два часа.

Траты? В то время, когда я в такой критической ситуации? Да и денег у меня
с собой нет. Я запротестовал.

– Угощаю, – успокоил меня мудрый Хренов и с пронзительным кошачьим воплем
вылетел в зал.

Часок я послонялся по гимназии. Неожиданно мне взгрустнулось, и я заглянул
в кабинет к Автоклаву. Тот корпел над доской для игры в го. Я попытался вызвать
его на разговор о вреде, который мы наносим нашим, с позволения сказать,
образованием и воспитанием. Но Автоклав Борисыч раскинул какие-то дощечки и
отозвался туманным вопросом:

– Представьте себе, Арсений, что вы висите над пропастью, держась зубами за
ветвь сакуры. – Я попытался представить себя в этом неудобном и опасном
положении. – А теперь я спрашиваю вас, – продолжал он, – что такое дзэн?

– Да как же я отвечу? – возмутился я. – Ведь тогда я упаду в пропасть.

Автоклав засмеялся и, довольный, потер синий подбородок.

– И тем не менее, – сказал он, – вы должны ответить, что дзэн – это лунный
ковш, которым вы собираете лунные блики в снежную ночь. Над этим вопросом лучшие
умы мучились не один год, а вы хотите, чтобы я дал вам ответ сразу же.

– Но я вовсе не спрашивал вас, что такое дзэн!

– То, о чем вы спрашивали, Арсений, тоже дзэн, – ответил Автоклав и
погрузился в свои фишки.

Лунный ковш, которым собирают всякие блики... Что ж, пойдем в «Лунный
ковш». Может, хоть там что-нибудь прояснится...


Все книги писателя Николаев Константин. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий