Библиотека книг txt » Николаев Константин » Читать книгу Брачный сезон
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Какой формат книг лучше?

fb2
txt
другой

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Николаев Константин. Книга: Брачный сезон. Страница 36
Все книги писателя Николаев Константин. Скачать книгу можно по ссылке s

ним вышла та же история. Саира толкнула моего друга в бок, и он потребовал талой
воды.

Тетя Рая, недовольно ворча, потопала на кухню и стала с грохотом выдирать
из морозилки куски льда.

Дядя Миша, светя козлиным глазом, пробормотал:

– Ну дела! Что эт за мужик такой нынче пошел нечеловеческий!

Он с надеждой посмотрел на Рыбкина. Тот оживленно поднял фужер и подмигнул
собутыльнику. Дядя Миша несколько успокоился.

С кухни донесся топот, в комнату ввалилась усатая женщина с вазочкой льда и
подносом зеленого лука в руках.

– Лучок, лучок, лучок! – обрадованно всполошилась Саира Ы. И принялась
фигурно раскладывать зеленые перышки по своей и Ленькиной тарелке.

Энергично зазвенели ложки. В мою тарелку плюхнулась жирная горка салата
«Оливье».

Рыбкин поднялся, поправил полотенце и заговорил:

– В целом одобряя знаменательное решение моего друга связать себя узами
брака с особой, которая сидит рядом со мной, – наверное, всю ночь заучивал по
бумажке, собака! – я не могу не отметить всю важность и красоту этого славного
выбора. Что за носик, что за глазки, как говорил поэт, – кажется, мой друг
вздумал цитировать баснописца Крылова! – короче, сказка!

Дядя Миша нетерпеливо сглотнул и зачем-то положил в фужер, до краев
заполненный водкой, маленький кусочек селедки. Его примеру последовали Леха и
Василек. Женщины жадно ловили Виталькины слова, словно он изливал неземную
мудрость.

– Правильно говоришь, правильно, – кивал дядя Миша и алчно шевелил
тараканьими усами.

– Небезызвестный Козьма Прутков как-то сказал, – Виталька краешком глаза
заглянул в бумажку, спрятанную под столом, – что брак можно уподобить цепи. В
корне не согласный с великим мыслителем, я хотел бы добавить от себя, что по
крайней мере два звена этой цепи – золотые. Это кольца, которые украшают персты
наших молодоженов!

Он ухватил мадам Еписееву за кружевную манжетку и вскинул ее руку вверх,
дабы все могли убедиться в его правоте. Я тоже инстинктивно поднял руку.

– Так выпьем за то, – провозгласил Рыбкин, – чтобы вся цепь совместной
жизни была такой же золотой, как первые два звена.

Виталька чокнулся с моей минералкой, залпом осушил свой фужер и, отдуваясь,
сел на место.

Дядя Миша и Леха с Васильком опрокинули емкости в свои, словно от рождения
приспособленные для этого дела, глотки и закусили отмоченной в водке селедкой.

– Го-о-орько!!! – неожиданно раздался дикий вопль барышни Анджелы.

Ее поддержала сестра, а потом и все остальные заревели:

– Горь-ко! Горь-ко!

Мария зарделась как маков цвет и поднялась. Я за ней. Вот они, проклятые
народные традиции! Ненавижу целоваться на людях!

Я отвернулся от стола и коснулся губами уголка Машиного рта. Но мадам
Еписеева засосала мои губы, как пылесос оконную шторку.

– Раз! – хором считали гости. – Два! Три...

Я попытался вырваться, но тщетно.

– На первой моей свадьбе мы дотянули до пятидесяти шести, – проговорила она
мне прямо в рот. – И мы развелись. Нужно обязательно перекрыть этот рекорд.

По-пингвиньи раскинув руки, я замер в нелепой позе, а гости все считали:

– Шестьдесят семь, шестьдесят восемь, шестьдесят девять...

На восьмидесяти мне все-таки удалось высвободиться. Разминая онемевшие губы
пальцами, я устало опустился на стул.

– Это еще не рекорд! – удовлетворенно шепнула мне Мария. – Вот на одной
свадьбе, я слышала, жених с невестой целовались полчаса...

Нет! Такого испытания я точно не выдержу! Несмотря на всю мою любовь!

– Ой, – неожиданно пискнула толстуха Викочка в голубой кофте, – а подарки-
то?

Дочку активно поддержала усатая мамаша. Наступило время подарков. Мы с
невестой вышли из-за стола и заняли пост у балконной двери. Гости оживленно
зашуршали свертками.

Рыбкин с Ларисой преподнесли освященное оскароподобное приспособление для
колки орехов. Виталька потупился, а его пассия, наоборот, засияла, как
голливудская дива.

Подошла тетя Рая с огромной коробкой и начала декламировать, словно
Вознесенский у памятника Маяковскому:



Чтоб водились в доме щи да каша,

Чтобы муж в веках не свирепел,

Получай подарок этот, Маша,

Да гляди, чтоб он не потускнел!



Викочка засмущалась и принялась усиленно ковырять потертый ковер слоновьей
ножкой. Наверняка эти чудесные вирши вышли из-под ее пера. Я, чуть пошатнувшись,
принял коробку из рук тети Раи. Она была доверху заполнена унитазоподобными
кастрюлями и кастрюльками с безобразными цветочками на эмалированных боках.

Барышня Анджела притащила из прихожей стопку постельного белья и вручила ее
довольной Маше.

– Да куда мне, – счастливо забормотала моя суженая, – у меня и свое некуда
девать.

– Ничего, изъелозите! – с мерзким смешком отрезала тетя Рая.

Викочка закончила ковыряться в ковре, подошла ко мне и сунула в карман
моего пиджака крохотный платочек с голубенькой незабудкой и соответствующей
надписью: «Не забудь!»

Что я должен не забыть! Нос вытереть, что ли?

– Это вам, – скромно прошептала упитанная Марья-искусница. – Сама вышивала!

– Спасибо, – поблагодарил я и запихнул платок поглубже в карман, чтобы его
не было видно.

На арену выступил Леха. В вытянутых слабых руках он держал хрустальную вазу
с зеленоватыми яблоками. Из кармана его брюк торчала электродрель. Он протянул
вазу Маше и сказал:

– Из собственного сада. К дичку прививали...

– Правильно говоришь, – встрял отец садовода.

Леха достал из кармана дрель и торжественно сунул ее в мою неумелую руку.

– Это тебе. Пробурить там где, или еще че...

Ненавижу хозработы! Сверлеж, долбеж, крепеж... Не дай бог когда-нибудь
воспользоваться этим подарком.

– Правильно говоришь, правильно, – опять одобрил сына дядя Миша.

Леха наклонился и неловко прижал к себе Машу. Потом шагнул ко мне и
смущенно ткнулся в мою щеку мягкими усиками.

– Правильно делаешь! – блеснул дядя Миша желтым глазом и почему-то
захохотал.

Бывший заключенный Василий не подарил ничего. Он стоял в сторонке и ковырял
спичкой в зубах. Тетя Рая, заметив его манипуляции, вытаращила глаза:

– Ой, а зубочистки-то! Забыли на стол поставить...

Ко мне приблизился Ленька Тимирязьев.

– Старик, – прошептал он, – может, тебе и не понравится, но так
получилось...

Он извлек из пакета серебряный подсвечник, громко, чтобы услышала
мадемуазель Ы, помянул «харю» и протянул его Марии. Моя жена обрадованно
кинулась целовать Леньку, потом заспешила к своей новой подружке Ларисе.
Обсудить восточный дар.

– Как он будет смотреться рядом с твоим «Оскаром»! – прощебетала мадам
Еписеева. – Блеск!

Лариса кивнула и что-то тихо ответила. Ленька сунул руку в просторный
карман своих санскритских штанов и вытащил знакомую коробочку от мумуя. «Ну все,
– подумал я, – приехали». А Тимирязьев приглушенно сказал:

– Старик. Дарю тебе самое дорогое, что у меня есть. Продашь в случае чего.
С руками оторвут...

Ну еще бы! Понятное дело! Мумуй, он и в Африке мумуй!

Ленька открыл коробочку. Там лежала великолепная большая марка с синей
бабочкой. О ней я мечтал с детства и неоднократно предлагал Тимирязьеву обменять
ее. Но он неизменно отказывался. Марка была действительно очень редкая! И вот
теперь, значит, час пробил...

Прослезившись, я прижал голову Тимирязьева к своему животу и долго не
отпускал. Гости заволновались и захотели взглянуть на Ленькин подарок.

– Детский сад, трусы на лямках! – фыркнула Лариса. – Нашел что подарить!

Но за марку неожиданно вступился уголовник Василий.

– Лучший подарок – коллекция марок! – важно произнес он и заговорщицки,
пока все рассаживались, отозвал меня в коридор. Я внутренне напрягся, но пошел.
Теперь мы как-никак родственники... – Держи кардан! – сказал в сумраке Василий и
хлопнул по моей ладони своей лопатой с отрубленной фалангой указательного
пальца. – Он покопался в штанах и протянул мне наборный выкидной ножик. – Дарю!
Если жена надоест, прирежешь, – добавил он и улыбнулся шрамом.

Я поблагодарил и пощелкал ножом. Лезвие мягко выпрыгивало и убиралось в
цветную рукоятку.

– И вообще, – миролюбиво предложил кузен моей благоверной, – нужно будет
кого замочить – только звякни. Я ведь художник не местный, попишу и уеду, –
добавил он туманно.




Глава 46

Брачная ночь


Праздник шел своим чередом. Виталька украдкой подливал в мою минералку
водки, так что чувствовал я себя превосходно. Даже хулиган Еписеев, выпив
портвейна, успокоился и не тревожил меня. Без десяти двенадцать, когда у меня
уже болели губы от варварских народных обычаев, тетя Рая вдруг воскликнула:

– Ну все, гости, прощайтесь с молодыми. Через десять минут у них первая
брачная ночь. – Ничего себе! А я рассчитывал еще посидеть! – А пока погадаем,
кто кого больше любит...

Тетя Рая высыпала из вазы яблоки, выбрала самое крупное и утыкала его
зубочистками.

– Ну, молодые, вытягивайте по одной и говорите что-нибудь ласковое.

Я вытянул зубочистку, посмотрел в Машины синие глаза и покорно сказал:

– Любимая!

Маша фыркнула и ответила:

– Кормилец!

На двадцать четвертой зубочистке я уже с трудом подыскивал эпитеты.
Пришлось палить очередями:

– Моя смарагдовая трепетная и ясноокая лань!

У мадам Еписеевой запас эпитетов, казалось, никогда не иссякнет. Правда,
все определения почему-то так или иначе касались коммерческой стороны жизни, но
произносились неизменно ласково.

– Добытчик! – тут же нашлась Мария.

Я крепко задумался. Чтобы разрядить паузу, Леха крикнул:

– Горько!

Но дядя Миша оборвал его:

– А налить?

– Да у меня же нолито, – виновато пробормотал сынуля.

Все наполнили бокалы и приготовились выпить. Ленька, который до этого
смирно и безропотно сидел под присмотром Саиры, неожиданно вскочил, выплеснул
талую воду из своего стакана и протянул его на середину стола к виночерпию дяде
Мише.

– Правильно делаешь, правильно!

Мадемуазель Ы отточенным движением выхватила стакан из тимирязьевских рук и
поставила его на стол перед собой. Тогда Ленька рассвирепел и дерзко смахнул
стакан рукавом на пол. Стакан разлетелся вдребезги.

– На счастье! На счастье! – закричали толстые кузины.

Но мой друг не успокаивался. Он ухватил подарочную хрустальную вазу и до
краев наполнил ее водкой.

– За тебя, Сенька! – прохрипел он и присосался к хрустальному краю.

– Леонид! – взвилась Саира. – Я тебе запрещаю! Тебе запрещает, –
поправилась она, – великий Прубха!

– Да иди ты со своим Прубхой к едрене матери, – пробормотал Леонид,
отрываясь от грешного сосуда. – Надоела до чертиков! Святоша, блин!

Глаза мадемуазель Ы вспыхнули карающим огнем. Она величественно поднялась
и, ни с кем не попрощавшись, выплыла из комнаты. В наступившей тишине гулко
хлопнула дверь. Дядя Миша одобрительно пробормотал:

– Правильно делаешь...

К кому относилось его одобрение, я не понял. Покончив с водкой, Ленька
оторвался от вазы и бережно поставил ее на место. Затем подскочил к нам с Марией
и, тычась пьяными губами в наши лица, забормотал:

– Люб-бимые в-вы м-мои! К-как же я с-сос-ску-чился!

Мадам Еписеева отпихнула Тимирязьева крахмальным локтем, он опрометью
выбежал в прихожую. Понятно. За Саирой своей...

Однако через секунду Ленька ворвался в комнату. В руках его сиял саксофон.
Он вспрыгнул на кресло и заиграл одну из своих психоделических композиций.

Сзади к нам подкралась тетя Рая и, обхватив за плечи толстыми руками,
потихоньку повлекла к детско-хулиганской комнате, где была застелена кровать.

Мы остались наедине с мадам Еписеевой. Из-за плотно закрытой двери неслись
приглушенные саксофонные стоны.

– Ты меня любишь? – зачем-то спросил я.

– Не говори глупостей, – раздалось из-под тюля.

Мария выбиралась из платья.

– Ну ты хотя бы счастлива? – не отставал я.

– Весь праздник мне испортил!

Чувствуя свою вину, я попытался обнять Машу, но она оттолкнула меня и
отвернулась к столу, заваленному железяками.

– Ну что я должен сделать, чтобы ты меня простила?

Мария оттопырила нижнюю губу и притворным обиженным голосом пропищала:

– Купить мне шубу.

– Помилуй, да ведь весна!

– Шуба – понятие растяжимое, – мечтательно проговорила она. – Это у тебя
вон живот греет и зимой и летом! А я?..

Я слегка обиделся и сказал:

– Живот тоже растяжимое понятие.

Но шубу я все-таки пообещал. С первой же получки. К своему стыду, я
вспомнил, что ничегошеньки не подарил невесте. Забыл впопыхах...

Мария тут же отошла от стола и потерлась об меня, как кошка.


Все книги писателя Николаев Константин. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий