Библиотека книг txt » Николаев Константин » Читать книгу Брачный сезон
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Что Вы делаете на сайте?

Качаю книги в txt формате
Качаю книги в zip формате
Читаю книги онлайн с сайта
Периодически захожу и проверяю сайт на наличие новых книг
Нету нужной книги на сайте :(

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Николаев Константин. Книга: Брачный сезон. Страница 35
Все книги писателя Николаев Константин. Скачать книгу можно по ссылке s

Рядом со мной на вытертое заднее сиденье плюхнулась тетя Рая. Рессоры жалобно
скрипнули. На переднее сиденье, как курица на насест, взлетел второй молодчик с
жиденькими усишками.

– Это Леха, сын мой, – гордо сообщил дядя Миша. – А Машкин, значит,
двоюродок.

Дернувшись несколько раз, наша карета тронулась с места и покатила по
грязно-коричневой снежной колее в загс. На крутом повороте я неловко уперся в
подушечный бок своей соседки и поинтересовался, что за личности едут сейчас с
Машей.

– То детки мои, – отдуваясь, прокряхтела тетя Рая. – Викочка, Анджелочка и
Василек. – Усатая родственница моей невесты поворочалась, притиснув меня к
двери, и предупредила: – Ты с Васильком-то поосторожней! С отсидки он только
что. Как выпьет – сам не свой...

Я поежился, насколько позволяло оставленное мне тетей Раей пространство. За
окном проплыли гаражи. Внезапно на обочину высыпали пьяненькие старухи и
принялись размахивать руками.




Глава 44

Браки совершаются в загсах и на небесах


Когда мы подъехали к загсу, у дверей одиноко топтался Виталька Рыбкин. Все
остальные скрылись в тепле, за стеклянными дверями. Роскошную дубленку моего
друга и свидетеля пересекал пестрый рушник. Уже успели навесить, сволочи! Рядом
со ступенями стояла новенькая темно-синяя девятка.

– Старик! – Рыбкин бросился ко мне. – Ну ты прямо метеор...

– Сам видишь, какой транспорт! – Я подумал, что он иронизирует, и указал на
«Москвич».

– Да я не в том смысле. Быстро ты окрутил эту деваху. Я и то так не смог
бы. Молоток! Так держать! – Он хлопнул по синему капоту «девятки».

– Твоя?

Виталька с достоинством кивнул и пожаловался:

– Вот, Лариса заставила купить. Что ты, говорит, как босяк, все на такси да
на такси. Пора уже и свои колеса иметь.

– Значит, родственница поэта с тобой? – спросил я.

– Ага, они с твоей уже о чем-то шепчутся.

– Быстро...

– Что ж ты хочешь? Бабы, они и есть бабы! – пророкотал Рыбкин. – От слова
«бабки»!

Где-то я уже слышал что-то подобное. Но вспомнить, где именно, так и не
смог. Мы вошли в загс. Там уже толпились с десяток брачащихся пар, чуть в
стороне галдели родственники.

– Тихо! – внезапно раздался оглушительный бас монументальной особы с
золотым кругляком на шее. Она приказала: – Женихи и невесты! Всем выстроиться
перед залом регистрации в порядке убывания порядковых номеров...

Никто ничего не понял. В узком коридорчике возникла паника.

– А ну, живо! – опять крикнула женщина-монумент. – Я сказала, в порядке
записи. Кто на когда записан. И на кого...

Я подхватил Марию, которая вышла из «Уборной невесты», и повлек ее к
начинающей формироваться черно-белой очереди.

Через полчаса ожидания двери перед нами распахнулись. Мы тронулись. За нами
повалила толпа гостей. Чуть поодаль от меня спотыкался в тесных ботинках хулиган
Еписеев. На его шее болтался синий ученический галстук с кривым узлом. В углу
зала кто-то ругнулся матом, после чего из динамиков грянуло исковерканное до
неузнаваемости мяуканье мендельсоновского марша.

Мы остановились в центре зала. Я завертел головой в поисках Леньки
Тимирязьева.

– Жених, – разнеслось по залу, – что вы вертитесь, как вошь на гребешке?
Сейчас вам все будет.

Я застыл. Злосчастная бабочка впилась в кадык. Грудь регистраторши
выдавалась клином, как нос корабля. На этом утесе болталась массивная
бутафорская цепь. Я поежился. У меня сложилось впечатление, что эта женщина
натянула платье на деревянную кафедру, за которой стояла.

– Дорогая Мария, – начала она. – Дорогой Арсен! – Ну вот, опять клички в
ход пошли! – Сегодня знаменательный день в вашей жизни. Вы создаете новую ячейку
общества, и я вам всячески в этом помогу. Но прежде чем сделать нелегкий шаг, я
должна спросить вас, Мария: согласны ли вы иметь своим мужем Арсена?

Мадам Еписеева покачнулась на изделии заграничных обувщиков и выпалила:

– Да!

– Теперь я спрошу вас, Арсен, – да Арсений меня зовут, Арсений! – Согласны
ли вы иметь Марию женой согласно уголовно-процессуальному... – памятник на
секунду смутился и тут же поправился: – Кодексу о браке и семье?

Теперь уже деваться было некуда. Хищные взгляды Машиных родственников
сверлили мою сутулую спину, и я ответил утвердительно.

Мария надела тесное кольцо на мой палец. Я навинтил ей золотую гаечку.

На этом церемония закончилась, нас объявили супругами и попросили
расписаться свидетелей. С разных сторон к столу двинулись Рыбкин с полотенцем
через плечо и толстуха в розовой кофте. Рыбкин достал из кармана золотой
«Паркер» и небрежно черкнул закорючку в книге. Толстуха воспользовалась казенной
ручкой.

На выходе нас встретили цветы, улыбки и слюнявые поцелуи тети Раи. Хулиган
Еписеев, теперь уже мой однофамилец, смотрел исподлобья, словно замышлял какую-
то пакость. Но возможно, он просто грустил о своем мотоцикле.

Ну все, отмучился! Теперь остается только посидеть за столом, послушать
дурацкие тосты – и все!

– По машинам! – переняв командирский тон регистраторши, проорала тетя Рая.
– Батюшка заждался!

Какой еще батюшка? Машин? Но ведь он давно умер, и я даже вынужден был
выполнить его нелепое завещание...

Оказывается, нам предстояло еще обвенчаться. Я двинулся к «Москвичу», но
дядя Миша окоротил меня:

– Куды? А ну дуй в «зилок». Там теперь твое место. С женой...

И я «подул». По пути наткнулся на Тимирязьева. Он понуро брел рядом с
Саирой. Они были в траурно-черных просторных одеждах.

– Ну что ж ты, веник? – крикнул я. – Мало того что опоздал, да еще и
вырядился как монах!

Ленька покосился на свою спутницу и изрек невнятное:

– Сегодня печальный день. Тысячу лет назад великий Прубха вылетел в ужасный
Моо-Локк. Но мы с сестрой поздравляем тебя, о брат мой!

– А тебе-то что за дело, что тысячу лет назад какая-то там пробка вылетела
в потолок? – изумился я. – Должно быть, праздновали что-то!

Саира злобно ткнула моего друга под ребра, и он промолчал. В церковь
эзотерики ехать отказались. Пришлось сообщить им адрес еписеевской квартиры, где
будет проводиться торжество.

Я сел на заднее сиденье «ЗИЛа», слева от моей жены. Справа почему-то
устроилась Лариса Пастернак. Они с Машей перемигнулись, словно лучшие подруги, и
мы покатили в церковь.

Наш кортеж, состоящий из разнокалиберных автомобилей, въехал на
обледеневший церковный двор. У дверей храма стоял молоденький попик в армейском
камуфлированном бушлате, накинутом прямо на рясу. Рейнджер войска Господня
поманил нас пальцем и скрылся в церкви.

Я помог супружнице выбраться из машины, и тут же мне в лицо полетела горсть
мелочи. Зажмурившись, я попытался нащупать клочок земли, свободный ото льда.

– Багато живите, багато! – гремело вокруг.

Пятаки все летели и летели. Я таки поскользнулся и, увлекая за собой Марию,
рухнул в сугроб. Нас подняли сильные руки тети Раи и ее уголовного сына
Василька. Он приветливо улыбался, даже его страшный шрам улыбался, как еще один
рот.

Святой отец раскрыл толстую книгу и, тряся жидкой бороденкой, что-то
забубнил. Над нами, поддерживаемые руками Витальки и барышни Анджелы, нависли
жестяные короны. Все усиленно делали вид, будто слушают тихое бормотание
батюшки. Я покосился назад. По лицу торговца кетчупом Рыбкина была разлита
благость. Свободной от короны рукой он увлеченно ковырял в ухе. Наконец батюшка
закончил и принялся водить нас с Марией по кругу, как дрессированных медведей.
Потом спросил, согласны ли мы обвенчаться, и напоил нас дешевым кагором из
потертой серебряной ложечки.

– Процесс венчания окончен, – нараспев объявил священник ломающимся баском,
напирая на «о».

– Ой, а можно я, можно я! – из рядов выскочила Лариса в седом парике и
серебристом комбинезоне, в руках она держала пластиковый пакет.

– Машенька, – умильно улыбнулась она моей избраннице, – мне бы подарочек
освятить. Он счастье принесет.

Я отошел к Витальке, Лариса достала из пакета блестящую фигурку, похожую на
Стойкого Оловянного Солдатика или, прошу прощения, на резиновый фаллос.

– Что это еще за вибратор? – тихо спросил я Рыбкина. – Твой подарок? Я,
знаешь ли, еще и сам...

Он слегка покраснел и забормотал:

– Да понимаешь, старик. Я вообще-то тебе телевизор хотел подарить. Или
холодильник фирменный. В хозяйстве-то пригодится... А Лара тут нашла этого
«Оскара» – ну, знаешь, приз американский – и прямо загорелась: давай, мол,
подарим. Вещь-то оригинальная. Ни у кого такой нету. Да ты знаешь, сколько он
стоит? – оживился мой друг. – Как телевизор, холодильник да еще и посудомоечная
машина...

– Ну а мне-то что с ним делать? – поразился я. – Орехи колоть? Уж лучше бы
ты и впрямь вибратор подарил...

Виталька смущенно развел руками: мол, ничего теперь не поделаешь, брат.

Тем временем батюшка поставил «Оскара» на постамент и принялся размахивать
метелкой. На нас полетели холодные брызги.

– Во имя Отца и Сына и Святаго Духа, освящаю сей предмет...

Священник замялся и почесал в голове, не зная, как поприличней назвать
фаллическую фигурку. Лариса с готовностью подсказала:

– Оскара!

– Освящаю Оскара, – подхватил молодой батюшка, сделав ударение на втором
слоге.

Через минуту «Оскар» принял православие. Вся честная компания с гомоном
погрузилась в машины и помчалась праздновать в дом, где мне предстояло жить (в
этом я был уверен) до самой смерти.




Глава 45

А помнишь, в детстве мы собирали марки?


В прихожей у мотоцикла нас встретила тетя Рая с гигантским батоном хлеба на
блюде и солонкой.

– Ну, молодые, кусайте, – приказала она. – Кто больше откусит, тому и
править в доме.

Маша раскрыла аккуратный ротик, и на хлебе появилась огромная зияющая рана.

– Молодец, Машка, – крякнул дядя Миша. – Так его!

Я скромно отломил корочку и ткнул в солонку. Соли не было.

– Ой-ой-ой! – переполошилась тетя Рая. – Нехорошо-то как. А ну, Володька, –
велела она младшему Еписееву, – мигом на кухню! Сыпани соли!

Еписеев с коварным лицом поспешил выполнить приказание. Он быстро вернулся
и услужливо подставил мне солонку. Не глядя, я макнул туда свою корочку и
отправил ее в рот. Традиции надо чтить!

Мое лицо искривилось, как резиновая перчатка, брошенная в соляную кислоту.
В солонке был чистейший красный перец. Высунув язык и глаза, под дружный хохот
Машиной родни, я забегал по квартире в поисках воды.

– Чтоб он у тебя всегда так бегал! – смачно пожелал дядя Миша и придержал
невесту, которая порывалась мне помочь.

Я забежал в комнату Еписеева, увенчанную оскаленным черепом, и увидел на
подоконнике пузатую пивную бутылочку зеленого стекла. Желая унять дикое жжение,
я сделал из нее большой глоток, но тут же с визгом отлетел от окна. В бутылке
был чистый спирт «Ронял», которым Еписеев пользовался для протирки своего
мотоцикла.

Дружными усилиями кузин моей супружницы меня откачали и тряпичной куклой
усадили во главе стола. Прямо под портретом несуществующего летчика. Рядом
уселась моя жена. По бокам устроились свидетели – барышня Анджела и Виталька
Рыбкин, а дальше по порядку: Лариса, дядя Миша, Леха с Васильком, Викочка и Вова
Еписеев.

Напротив нас, как волжский утес, высилась тетя Рая, а на уголке ютился
траурный Ленька со своей Саирой. Они ничего не ели. Кухня на нашей свадьбе была
в основном мясная и рыбная. Даже в неизменном салате из огурцов и помидоров то и
дело попадались кусочки мелко нарезанной ветчины. Тетя Рая хмуро посматривала на
пустые тарелки своих экзотических соседей.

Дядя Миша сунул руку под батарею, где разместился целый полк бутылок, и
корявыми пальцами ухватил сразу две. Водку и крепленое вино.

Портвейн был запечатан пластмассовой пробкой. Дядя Миша попытался поддеть
крышечку длинным ногтем мизинца, видимо, выращенным именно для таких целей.
Ничего не получилось. Тогда он ухватил мельхиоровую вилку. Пробка снова не
поддалась. Дядя Миша не огорчился.

– Ну-к, Лех, дайт-ко зажигалку, – обратился он к своему щуплому сыну.

Он высек пламя и стал поворачивать над ним бутылку, как стеклодув. Пробка
начала плавиться, вонять и капать на белую подвенечную скатерть. Маша
покраснела. Наконец ее находчивый родственник бросил оплавленную пробку в
пепельницу и стал разливать портвейн женщинам, покрякивая:

– Вот оно! Самое дамское!

Однако Мария и Лариса от «дамского» отказались. Виталька ловко откупорил
шампанское, а дядя Миша залихватским движением свернул водочную головку и разлил
напиток мужчинам. В фужеры для шампанского. Дошла очередь до меня. Мария закрыла
мой стакан ладошкой и сказала:

– Нет-нет, Сеня не пьет. Ему минералочки...

Я затосковал. Начинается. Уже и на собственной свадьбе выпить нельзя. Дядя
Миша смутился, но ничего не сказал и хотел плеснуть водки Леньке Тимирязьеву. С


Все книги писателя Николаев Константин. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий