Библиотека книг txt » Николаев Константин » Читать книгу Брачный сезон
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Что Вы делаете на сайте?

Качаю книги в txt формате
Качаю книги в zip формате
Читаю книги онлайн с сайта
Периодически захожу и проверяю сайт на наличие новых книг
Нету нужной книги на сайте :(

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Николаев Константин. Книга: Брачный сезон. Страница 29
Все книги писателя Николаев Константин. Скачать книгу можно по ссылке s


– Утром она работает, – смущенно вставил я. – Надо вечером...

– Все-то ты о ней знаешь! – прошипела мадам Еписеева, но тут же смягчилась:
– Вечером я к ней зашла. На работе пришлось взять отгул за свой счет. Подруга у
тебя тоже не сахар. Мымра какая-то. И разговаривать по-человечески не умеет.

Это она Катькины шуточки имеет в виду. С непривычки они действительно
немного шокируют. Но почему мымра? Мне, например, Кэт всегда казалась очень
интересной женщиной.

– Открывает мне дверь какое-то чудище. Рыжее, волосенки короткие, ресницами
хлопает, как коровища... И бородавка отвратительная на плече.

Вот женщины! И когда только Маша успела разглядеть?! У Катьки на плече
действительно есть родинка, но уж никак не бородавка. Вполне симпатичная
родинка.

– Я вежливо спрашиваю: вы не знаете, где Арсений? А она, – голос Марии
опять стал ехидным и тоненьким: – По какому это такому праву вы, мол,
интересуетесь судьбой Арсения? Я отвечаю, что ты мне срочно нужен. А она лопочет
какую-то чушь.

– Так, значит, это Катька дала тебе адрес? – догадался я.

– Дала! – передразнила Маша. – Клещами из нее еле вырвала. Эта шалава под
конец даже дверью хлопнула. А я думаю: хлопай-хлопай, все равно не нахлопаешься.
До Арсения тебе нет никакого дела, а еще любовница называешься...

– Да Катька мне вовсе не любовница! – взмолился я. – Мы просто учились с
ней вместе...

– В месте! Знаю уж я эти места. Пришлось вот опять отпрашиваться.

Теперь мне все стало ясно. У мадам Еписеевой очевидный детективный талант.
Чтобы поставить точку в нашем разговоре, я наклонился и крепко поцеловал Машу.
Мы стояли напротив Анютиного домика. Ну и черт с ней!




Глава 37

Человек человеку...


Поцелуй мадам Еписеевой был зеркальным отражением змеиного и расчетливого
прикосновения Анютиных губ. Мария целовалась непоследовательно и искренне. И
никакого привкуса детского крема, лишь легкий аромат губной помады.

Мы с Марией еще немного потоптались на дороге. Наконец она спросила:

– Мы когда-нибудь куда-нибудь дойдем?

– Мы почти пришли, – правдиво сказал я. – Видишь стеклянную крышу? Там я и
живу.

В этот момент из дома Анюты вынырнул Альфред Бега. Из овчинного полушубка
торчала маленькая непокрытая голова с усиками.

– Бонжур, Арсений, – невесело проговорил он.

– Это еще что за чучело? – тихо спросила Мария.

– Месье Бега, маэстро английских лужаек и газонов, – представил я француза.
– А это Мария. – Я помялся, не зная, как охарактеризовать свою спутницу. – Моя
невеста...

– О! Кель бель! – только и сказал француз.

Мадам Еписеева ничуть не удивилась своей новой должности. Она потянула меня
за рукав к дому Афанасия Никитича. Я оглянулся и крикнул:

– Прощай, Альфред! Я, наверное, скоро уеду...

– Я присмотрю за твоей землей, – ответил месье Бега. – Если хочешь, могу
разбить огромный газон... – Он вжал голову в плечи, посмотрел на спину Марии и
пробормотал: – Такая фемина! Ку же пар эль? Но что мне до нее, – перевел
Альфред. – Мне предстоит скорбный путь, виз долороза.

– Анюта? – прохрипел я, влекомый мадам Еписеевой.

Бега кивнул и двинулся в противоположную сторону. Его тщедушная фигура
вскоре скрылась из виду. А мы с Марией подошли к дому-теплице.

Афанасий Никитич сидел за столом и вязал очередную жилетку или берет. Я
сказал ему, что уезжаю.

– С этой? – недовольно буркнул старик. – Что-то она больно быстро взяла
тебя в оборот. Хлебнешь ты с ней горя. Брал бы лучше мою Катьку.

Ну как объяснить суть наших с Кэт отношений и не обидеть старика? Я решил
сказать, что Мария моя сестра.

– Что-то не похожа. – Афанасий Никитич недоверчиво посмотрел на Машу,
которая разглаживала мой костюм.

За время, проведенное в деревне, костюм превратился в бесформенную тряпку.

– Двоюродная, – пояснил я.

– Ну что, сестра, – неожиданно прокряхтел старик и застучал спицами, –
увозишь, значит, Арсения моего? С кем же я теперь пули отливать буду?

– Увожу, дедушка, – ответила она. – А для пуль вы другого дурака найдите.
Мой проживет и без уголовщины.

Афанасий Никитич пожал плечами, не понимая, какая связь между уголовщиной и
преферансом.

Мария взглянула на меня.

– Ну, Сеня, одевайся. Пора ехать.

Я печально оглядел скромное убранство дома Афанасия Никитича. Верстак,
карта Московской области, буфет. Все-таки здесь я был немного счастлив. Да, я
тосковал, но это была тоска по несбыточному, реальность же вполне устраивала
меня.

Чуть дольше мой взгляд задержался на Катькиной детской фотографии в
рамочке. Снимок висел на самом видном месте. Фотограф словно предугадал
излюбленную позу взрослой Кэт. Симпатичная девчушка с бантиками прижимала к уху
трубку игрушечного телефона. Лицо ее было серьезным, словно на том конце
бутафорского провода кто-то жаловался на свою судьбу. Возможно, на том конце был
толстый мальчиш с недовольным лицом. Помнится, у меня тоже где-то завалялась
подобная фотография с телефоном.

Я влез в костюм, надел пальто и обнял старика:

– Ну, Никитич, спасибо тебе за все...

– Мы когда-нибудь уйдем отсюда или нет? – проворчала Мария и сверкнула
синими глазами.

Меня ее вопрос неожиданно разозлил. Я повысил голос:

– Может, ты все же позволишь проститься с человеком?

Мой окрик подействовал. Мадам Еписеева затихла и принялась сердито копаться
в своей сумочке.

– Прощай, Никитич, – сказал я. – Когда еще теперь увидимся...

Катькин дед глянул на Марию.

– Попомни мои слова, – прошептал он, – я еще на вашей с Катькой свадьбе
погуляю. – Афанасий Никитич сдернул со спиц готовую жилетку коричневого цвета и
протянул мне. – Вот держи, на память. Галстук грудь не греет – замерзнешь в
костюмчике-то своем.

Я поблагодарил и стянул пальто. Мадам Еписеева демонстративно вздохнула и
вышла на крыльцо.

Наконец с приготовлениями было покончено. Я не совсем поверил Машиным
словам, что опасность миновала, вернее, что ее вообще не существовало.

– Ты уж иди один, – пробормотал старик. – Не люблю я эти провожания...

Выйдя в сильно расширившийся после моей удачной игры двор, я взял Машу под
руку. Мы подошли к забору, я привычно отодвинул одну из секций и шагнул на
улицу. Смеркалось.

– Странный какой-то старик, – сказала мадам Еписеева. – Он случайно не
сумасшедший, как все твои друзья?

– Он, между прочим, профессор математики, – холодно ответил я.

– Понятно, – протянула Мария. – Они все немного с приветом, математики эти.
Про пули какие-то твердит, жилетки вяжет, весь дом зеленью загадил. И называет
меня как-то странно – сестра. Может, он с твоим Тимирязьевым из одной секты? Тот
тоже все талдычил: сестра да сестра.

Когда мы миновали щит с надписью «Путь к рассвету», я оглянулся. Теплица на
доме Никитича излучала сияние, словно маленький уголок рая на этой грешной,
заснеженной земле. Перед домом лежал квадрат света. Неожиданно в этот квадрат
огромным слизнем вползла массивная черная тень. Это был Барсэг. Что могло
выгнать изнеженного кота на улицу в такой мороз? Неужто провожал меня?

Преодолев заснеженное поле, мы вышли на шоссе. До ближайшего автобуса
оставалось еще полтора часа.

– Может, пешком пойдем? До станции. Не стоять же здесь, – предложила Маша.

Но во мне проснулось мужское самолюбие. Тем более деньги у меня были.

– Зачем же тогда придуманы автомобили? – поинтересовался я и шутливо
заявил: – Я не позволю такой женщине идти пешком.

Вдали замерцал огонек. Я вскинул руку.

Около нас притормозил грузовик.

– Чего тебе, земеля?

– До станции подбросишь? Заплачу сколько скажешь.

Шофер потер красные уши и философски заметил:

– На все в этой жизни денег не хватит. Садись. Тут всего-то километра три.

«Да, есть же люди в наше время!» – почти по-лермонтовски подумал я и открыл
дверцу. Подсадил мадам Еписееву и следом забрался сам. Шофер лукаво блеснул
глазами на мою спутницу и пропел:



Эх, ехал я ухаба-а-ми,

Да не один, а с баба-а-ми...



Маша рассмеялась и слегка порозовела. Шофер газанул. С панели под стеклом
скатилась какая-то книжка. Я пригляделся. Это был потрепанный «Словарь атеиста».

– Я вот религией интересуюсь, философией, – проговорил шофер, одной рукой
поднимая словарь с пола, – а все не пойму: как жить? Ты вот, небось, в Москву
едешь, с виду умный вроде человек. В очках... Вот скажи, почему так: я за
баранкой целый день, а жена все пилит – денег нету?

Вопрос был риторический. Я понял намек и полез в карман. Шофер-философ
заметил мое движение.

– Я ж тебе сказал, что за так отвезу. – Вдалеке показалось темное здание
железнодорожной станции. – Ну вот и приехали. Спешу я. Мне ведь в другую
сторону. Не на вокзал...

– Что ж ты тогда нас согласился подвезти?

– А что ж вам стоять на морозе? – искренне удивился шофер. – Машины-то в
час по чайной ложке пробегают... Может, и ты мне когда подмогнешь. Что я, ирод,
что ли, за маленький крюк бабки с тебя брать. Разве ж в деньгах счастье-то?

– А в чем же оно? – заинтересовался я.

– Да вот в этом самом. Чтоб человек человеку... А то помешались все на
бабках этих, свихнулись прямо... Лучше бы на бабах этак-то свихивались. Ты вот
на своей, – он посмотрел на притихшую Марию, – а я на своей. А там пусть хоть
съест! А? – Он засмеялся, стыдливо прикрыв ладонью щербатый рот.

Я спрыгнул на землю и подал руку своей прекрасной даме.

– Нам прямо везет на сумасшедших, – весело сказала она, когда красные
огоньки грузовика скрылись. – Но оно и к лучшему...

Возможно, что под «лучшим» Мария имела в виду то, что мы доехали до вокзала
бесплатно. Но я понадеялся, что ее слова относились к замечательным мыслям
шофера-альтруиста.

– Побольше бы таких сумасшедших, – заметил я, и мадам Еписеева согласно
закивала.

Я прижал ее к себе и, промахнувшись, поцеловал куда-то в краешек носа.

– Ты меня еще любишь? – внезапно спросила она.

– Разумеется.

К перрону подошла электричка. Времени на покупку билетов не оставалось, и
мы, понадеявшись на всеобщее человеколюбие, зайцами прыгнули в вагон. Я то и
дело озирался по сторонам. Неприятно все-таки, если нас поймают контролеры.
Страх перед этими грозными существами свойствен, наверное, всем мужчинам, даже
самым отчаянным храбрецам. И отъявленный задира, и хладнокровный скалолаз
тушуются при появлении горластой контролерши. Что уж говорить обо мне. Я
вздрагивал каждый раз, когда слышался скрежет вагонных дверей. Маша, которая
уютно устроилась у меня под боком, просыпалась от этих вулканических толчков и
сонно бормотала:

– Ты всегда так дергаешься во сне?

Наивная, она думала, что я тоже сплю.

Двери распахнулись в очередной раз. Я внутренне сжался и приготовился к
худшему. Но худшее оказалось еще хуже, чем я мог себе представить. По вагону
разнесся апокалиптический голос:

– Уникальнейшая книга «1000 и одна ночь секса»! Патентованные методы!
Американские профессора советуют русским девушкам! Тысяча способов пробудить у
мужчины интерес к себе и один способ закрепить его навсегда!

Зашелестели купюры. Те же русские девушки с изможденными лицами, что
недавно покупали книгу «Как кормить мужа», клюнули теперь на тысяча первый
способ. Они, наверное, уже попробовали пробраться к каменным сердцам своих мужей
через их луженные водкой желудки и убедились, что путь этот – ложный. Теперь
бедные женщины решили попытать счастья на пути, который вел к сердцу через
области, пролегающие чуть ниже желудка. Анютин голос был все ближе и ближе.

– Интереснейшая газета «Московское дно», – продолжала вещать несостоявшаяся
мать моих детей. – Теннисный маньяк убивает в первом сете! Украинец ждет ребенка
от инопланетянина! Логопед на обломках квартиры!

Мадам Еписеева заворочалась у меня под мышкой и, к моему ужасу, открыла
сонные глаза.

– Почитать, что ли, от нечего делать, – она достала из сумочки деньги.

Я уставился в темное окно вагона. Там маячило отражение Анюты.

Отражение газетчицы протянуло отражению матери хулигана газету с
перевернутым заголовком и гневно посмотрело на меня. Я скосил глаз. Анюта чуть
задержалась около нашей лавки, но потом, тяжело ступая, двинулась по вагону.
Видимо, не узнала! Внезапно мадемуазель Веточкина обернулась и прошипела, в упор
глядя на мадам Еписееву:

– Погоди, милая, он тебе еще накрутит кренделей!

«Кренделей-дренделей», – забилась страшная мысль в моей озябшей голове.
Мария подозрительно посмотрела на меня:

– Что это значит?

– Просто девушка плохо воспитана, – ответил я и шумно выдохнул воздух.




Глава 38

Дома ждет холодная постель


Мадам Еписеева развернула «Московское дно» и принялась с интересом читать


Все книги писателя Николаев Константин. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий