Библиотека книг txt » Николаев Константин » Читать книгу Брачный сезон
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Что Вы делаете на сайте?

Качаю книги в txt формате
Качаю книги в zip формате
Читаю книги онлайн с сайта
Периодически захожу и проверяю сайт на наличие новых книг
Нету нужной книги на сайте :(

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Николаев Константин. Книга: Брачный сезон. Страница 27
Все книги писателя Николаев Константин. Скачать книгу можно по ссылке s


Это я-то хорошенький! Ну надо же!

– Аннет, я бы вас попросил, – сказал мужчина.

Женщина осеклась.

– По-моему, я где-то его уже видела...

– Знакомьтесь, это Арсений, – представил меня Афанасий Никитич.

– Можно Сеня, – поправил я и открыл глаза.

Передо мной стоял стол, обтянутый зеленым сукном и исчерченный мелом. За
столом сидели двое. Мужчина средних лет в шляпе и черной рубашке с белыми
манжетами нервно теребил колоду карт. Под его чеканным носом примостились
тоненькие усики.

Женщина была мне знакома. Это оказалась давешняя разносчица газет. Только
сейчас она выглядела гораздо симпатичнее: волосы стянуты в строгий узел, на шее
кружевной воротничок, на плечах – цветастая шаль. Все остальное находилось под
столом.

Я огляделся по сторонам. Прямо надо мной была стеклянная крыша, тщательно
очищенная от снега. Через нее на меня с ночного зимнего неба взирали звезды. А
под крышей в тепле и уюте произрастали сотни диковинных растений. Цвели азалии,
оранжевыми солнцами свисали с веток мандарины, под самым потолком грудились
начавшие желтеть связки бананов. Внизу толпились разнокалиберные кактусы. По их
колючкам упрямо карабкались вверх пупырчатые огурцы и лианы, украшенные цветами
всех оттенков и конфигураций.

От этого зрелища у меня захватило дух. Афанасий Никитич, гордо подбоченясь,
стоял под смоковницей.

– Угощайся, а я пока представлю тебе соперников.

«Соперники» за столом приосанились. Я сорвал с ветки мандарин, а француз
начал разливать привезенную мной водку.

– Альфред Бега, – начал с него Никитич. – Большой любитель преферанса.
Особенно зимой, потому что летом он целиком и полностью загружен работой.
Разбивает английские газоны по всему Подмосковью. На дачах у этих... У новых
русских.

– Я еще подставочки для яиц собираю, – подал голос Альфред. – У вас
случайно не завалялось? А то знаете, как бывает, ест себе человек яйца и не
подозревает, из какого сокровища он их ест.

Я покачал головой. Подставочки для яиц у меня не было не то что с собой, но
даже дома.

Тем временем старик продолжал:

– Девушку зовут Анюта Веточкина. Продает газеты в электричках...

– Да я уж знаю.

– Пришлось научить ее играть. Не век же нам с Альфредом гусарика на двоих
расписывать, – пояснил Никитич и пригласил меня за стол.

– За знакомство, – предложил месье Бега и поднял рюмку. – Как говорится,
бон пети!

Все выпили и сорвали по свежему огурчику. Анюта раскраснелась. Она
аппетитно захрустела огурцом, с интересом поглядывая на меня,

– Ну-с, начнем, – сказал Афанасий Никитич и начал раздавать карты. Альфред
принялся чертить мелом на сукне.

– Почем вист? – поинтересовался я тоном знатока.

– Сотка, – небрежно бросил француз.

– Что значит – сотка? – испугался я. – Сто долларов, что ли?

– Это Никитич придумал так играть, – успокоила меня Анюта. – Земли-то у
всех – хоть отбавляй.

Теперь я понял, что имел в виду Катькин дедушка, когда говорил, что заезжий
гость остался «должен семь гектар с хвостиком». Вот оно, значит, что!

– Но у меня нет земли, – еще больше испугался я. – Только денег немножко...

– На деньги неинтересно, – протянула Анюта и повела плечами под шалью.

– Я тебе одолжу для начала гектарчик, – сказал Афанасий Никитич. – Потом
как-нибудь отдашь, когда отыграешься.

Пришлось согласиться, и игра началась. В моей памяти мало-помалу всплывали
комбинации, которым меня научила еще Кэт. Ужасно не люблю влезать в долги,
поэтому мне непременно нужно выиграть или хотя бы не проиграть. «В любви мне
последнее время не везет, – подумал я и посмотрел на вздернутый Анютин носик, –
так что должно повезти в карты».

– Алле и вуаля, – произнес Альфред Бега и сделал первый ход в бубну.

– Ну нет бубей, хоть лбом их бей! – патетически вздохнул дедушка моей
лучшей подруги и наморщил лысину.

Анюта помусолила карты и начала явно подыгрывать мне. После первого круга
месье Бега разлил еще водки и предложил нечто невразумительное:

– Пур либертэ, фратернитэ и, если так можно выразиться, эгалитэ!

Все закусили свежими помидорами, которые в избытке произрастали в этом
карточном доме. Мне хотелось курить, но последнюю «Яву» я выкурил после того,
как мы с Никитичем распилили бревно.

– У вас закурить не найдется? – задал я типично хулиганский вопрос
французу.

Он пожал плечами. С места сорвалась Анюта. Она исчезла в тропических
джунглях и через минуту вернулась с толстой сигарой.

– Вот, Никитич сам крутит. Из своего табака.

Я удивился, но сигару взял. Старик довольно крякнул и поднес мне спичку.
Табак оказался удивительно душистым. Прочтя недоумение на моем лице, Афанасий
Никитич пояснил:

– Я туда лавровый лист добавляю. И манго. Для скуса.

Скуса! Катькин дедушка очень старался быть настоящим пейзанином. Альфред
протянул мне карты.

– Что, моя очередь мешать? – переспросил я.

– Мешают навоз в тазу, – строго сказал Никитич. – Карты тасуют.

О! Да у них тут прямо священнодействие какое-то! Недаром все вырядились как
на парад. И мне еще будут что-то говорить про сельскую скуку...

Играли мы долго. Часов до трех ночи. Наконец месье Бега начертил на сукне
последнюю цифру и занялся подсчетом, бормоча себе под нос французские
числительные. Все с нетерпением ждали итогов. Я тоже тревожно ждал, кто выиграл.

– «Се ля ви!» – сказал умирающий, – мрачно пошутил Альфред.

Он выписал на столе итоговые цифры. В столбик. Я осторожно заглянул под
локоть француза. Там было написано – имена по-французски, а гектары почему-то
по-русски:

M-lle Vetochkine +2,34 га

M-r Kolossoff -9,50 га

M-r Bega -2,34 га

M-r Arsenii +9,50 га

Собиратель подставочек для яиц не знал моей фамилии и ограничился только
именем. Но я все равно понял, что выиграл. Целых девять с половиной гектаров
пахотных земель. Вернее, если учесть, что один гектар я был должен Катькиному
дедушке, восемь с половиной. Что ж, эта феллиниевская цифра совсем неплоха!

Анюта ликовала вместе со мной. Она тоже выиграла.

– Ну, Альфредик, – сказала она, – с тебя два гектара! Сотки я тебе прощаю,
так и быть.

Француз грустно закивал головой. Его усики поникли. Из-за стола поднялся
Афанасий Никитич.

– Не ожидал, что ты такой ас! – воскликнул он радостно, забыв, что «ас» не
относится к исконно русским словам. – Ну, пойдем отмерять...

Все встали и гуськом потянулись во двор. Афанасий Никитич покопался в сенях
и вытащил огромный фонарь. Мы подошли к забору. Снег был испещрен кошачьими и
куриными следами. Впереди метнулась гигантская тень Барсэга.

– Давай-ка, – обратился ко мне старик, – подсоби мне.

Мы с ним ухватились за штакетины и потащили их в поле. Катькин дед что-то
долго высчитывал и изгибал забор строго по нанесенным на него отметинам. Альфред
и Анюта молча наблюдали за нашими манипуляциями.

– Ты не возражаешь, если мы твой участок пока к моей землице прирежем? –
пропыхтел Афанасий Никитич. – Кто знает, как игра повернется? А станешь и дальше
выигрывать, мы тебе такой же заборчик соорудим. Будешь на своей земле хозяин! А
там и дом...

«Вот так перспектива!» – ахнул я про себя. Никогда еще я не был
землевладельцем. Этак можно застрять тут на всю жизнь!

Наконец забор отодвинулся так далеко, что его почти не было видно в
темноте. Мы пошли, хрустя снегом, на свет далекой теплицы.

У крыльца осталась одна Анюта. Месье Бега, не вынеся поражения, загрустил и
пошел домой.

– Вы меня проводите? – спросила девушка. – Тут недалеко...

«Реджинальд взял ее под нежный локоть и обвел вокруг развалин замка...»

– Конечно! – И я галантно выставил локоть.

Мы двинулись между темными домами. Анюта молчала. Наверное, в связи с
недавним выигрышем, она почувствовала во мне завидного жениха.

Около небольшого домика, в котором теплилось окошко, мы остановились. Забор
вокруг домика был самый обыкновенный: серые доски, набитые вкривь и вкось.

– А вы как же меряете?

– Это только Никитич так серьезно ко всему относится. А мы с Альфредом
только в уме прикидываем, кто кому сколько должен... – Анюта распахнула калитку.
– Ну все, мне пора...

Я посмотрел на русую челку, выбившуюся из-под ондатровой шапки. Свой
учительский узел Анюта успела распустить. Неожиданно во мне шевельнулась
нежность. Что ж, надо ловить судьбу за хвост! Я шагнул к девушке. Она не
отстранилась. Пришлось положить руки на ее плечи.

– Целуй быстрей, – неожиданно проговорила мадемуазель Веточкина, – а то, не
дай бог, Альфред увидит!

– Он что же, на дуэль меня вызовет?

– На дуэль, может, и нет, а вот лопатой огреет точно...

Засомневавшись было, я все-таки решился и быстро нагнулся к ее лицу. После
ледяного поцелуя на моих губах остался вкус детского крема. Что же это, она
заранее была уверена, что будет целоваться со мной на морозе, раз намазала губы?

Анютины валенки заскрипели по снегу. Растревоженный, я побрел в свое
логово.




Глава 35

Путь к закату


Я жил у Афанасия Никитича уже довольно долго. Нет, по утрам я не бегал и
штангу (то есть тепловозные колеса) не тягал. А все потому, что ежедневно, часов
до трех ночи, мы играли в преферанс и я отсыпался до полудня.

Мой личный выигрыш приближался к двадцати гектарам. Катькиного деда это
ничуть не беспокоило. Каждую ночь мы с ним неизменно отодвигали забор все дальше
к лесу.

– Хороший ты мужик, Сеня, – сказал как-то Афанасий Никитич. – Да вот только
бабник.

– Это почему же? – удивился я.

– А Анютке кто голову крутит?

Действительно, иногда, когда не видел Альфред, я провожал Анюту до дому.
Изредка мы даже целовались. Но не больше.

– Ничего я не кручу!

Афанасий Никитич задвигал кожей на лысине.

– А она-то уж на всю деревню тебя своим женишком кличет.

Я перепугался. Неужели опять начинается? Не успел я залечить раны,
нанесенные мне мадам Еписеевой, как на моем горизонте появилась мадемуазель
Веточкина. Мухрыгина, кстати, тоже успел подзабыть. Однако в деревне свои
опасности. Тут меня в любой момент может огреть лопатой безумный Альфред. Опять
бежать?

– Ты мне смотри, – продолжал Никитич. – Я ведь все Катьке скажу!

При чем тут Катька-то? Или он думает, что у нас с ней какие-то любовные
отношения?

– Женился бы ты на ней, – неожиданно предложил старик. – Ты хороший мужик,
она баба неплохая, Катька-то! – Я опешил. – Вот и зажили бы. Земля у тебя есть,
а я бы тебе свою теплицу на свадьбу подарил. Чем не жизнь?

– Эх, Никитич, – непроизвольно вздохнул я, – твоими бы устами мед пить.

– Хочешь, я с ней поговорю? Меня она послушает...

Катька – моя жена! Нет, это невероятно, я слишком хорошо ее знаю. Она ярая
противница брака, да и я устраиваю Кэт разве что в качестве друга. О Кэт можно
только мечтать... Нет, это полная чепуха! Я ведь уже предлагал ей руку. И даже
сердце. Она не согласилась, обратила все в шутку. Не стоит и пытаться.

– Спасибо, Никитич, – ответил я. – Для твоей внучки я слишком мелковат. Как
это ты говоришь, птица не ее полета...

– Да вы что там в Москве, с ума все посходили? – произнес свою любимую
фразу старик. – В преферанс не играете! Жениться по-человечески не можете! Нет,
не зря я оттуда уехал...

Дней за пять до этого разговора, будучи в хорошем расположении духа после
выигрыша, Афанасий Никитич рассказал мне, что когда-то преподавал в МГУ и
пользовался известностью в ученых кругах. Даже написал основательный
математический труд. Труд оценили по достоинству, но публиковать отказались. И
тогда один молодой ученый по фамилии Чемодуров (да-да, тот самый
Внешторгбанковец) попытался навязаться Никитичу в соавторы и протолкнуть это
исследование «в сферах». Дедушка рассердился и уехал в колхоз «Путь к рассвету».
Выращивать тропическую растительность и играть в преферанс. А Катькин брак
потерпел фиаско. Наверное, узнала, что представляет на самом деле ее муженек, и
отвергла синие воды Женевского озера.

– Словом, кончай ты с Анюткой шашни крутить, – подытожил по-крестьянски
Никитич. – Пусть уж она с Альфредом. Ты-то ведь уедешь, чует мое сердце, а этот
француз с рязанской мордой точно останется...

Старик, разумеется, прав. Только вот, когда я уеду? Для этого мне нужно
быть уверенным, что Мухрыгин и его зловещий Дрендель прекратили преследование. Я
вспомнил заметку в «Московском дне». В мозгу возникла явственная картина
разгрома, учиненного преступниками в моей квартире. Хоть бы Катька приехала, что
ли. Пора бы ей проведать дедушку. Уж у нее я бы все выведал. Осторожненько...

А с Анютой действительно пора прекращать. Мало у меня проблем, что ли? А
потом... Маша. Ее я все еще не мог забыть. Глупо все как-то получилось. Она ведь
и правда любила меня.


Все книги писателя Николаев Константин. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий