Библиотека книг txt » Николаев Константин » Читать книгу Брачный сезон
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Какой формат книг лучше?

fb2
txt
другой

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Николаев Константин. Книга: Брачный сезон. Страница 26
Все книги писателя Николаев Константин. Скачать книгу можно по ссылке s


Наконец показалась красная мордочка электрички. На платформу повалил народ,
я с сомнением вглядывался в своих будущих попутчиков – вроде бы преследования не
наблюдалось.

Довольно долго мы тащились по Москве. От нечего делать я рассматривал
люстры в окнах домов, обступивших железную дорогу. Все они были почти
одинаковые. Одни похожи на гигантских пауков, другие – на исполинские груши. У
меня на кухне висела «груша», а в комнате – «паук». Вернусь ли я когда-нибудь к
себе домой?

Когда за окнами потянулись поля, в вагон вошла девушка с пачкой книжек и
газет. Книгоноша была закутана в пуховый платок, перевязанный крест-накрест. На
ногах у нее красовались обрезанные валенки. Лицо девушки приняло одухотворенное
выражение, словно она вознамерилась исполнить ораторию Баха, но вместо этого
девица звонко запричитала:

– Исключительная книга «Как кормить мужа»! Сто рецептов недорогой и вкусной
кухни! Салат из макарон, компот из помидор, маринады из апельсин и оладьи из
огурец.

Я подивился своеобразному обращению с великим и могучим. Несколько теток
закопошились в своих сумках. Судя по всему, им не терпелось изучить все тонкости
кормления зверя по имени «муж», а заодно подправить пошатнувшиеся семейные
отношения. В поисках путей к сердцу своих мужчин они готовы были принять за
аксиому любую глупость.

Тем временем, распродав часть книг, девушка продолжала вещать:

– Интереснейшая газета «Московское дно». Его ищет багровый урод! Вурдалаки
затягивают рыбаков под лед! Столичные педагоги умирают последними! Свежайшая
информация о готовящихся преступлениях!

«Педагоги» меня чем-то привлекли, и я приобрел пачкающийся (краской,
разумеется) номер «Дна». На первой же странице я с ужасом прочел следующее:



На днях, как сообщает наш корреспондент, было совершено покушение на
московского учителя В. Его фамилию мы не называем по вполне понятным причинам.

Семеро неизвестных ворвались в квартиру педагога и учинили там форменный
погром. По непроверенной информации, В. был связан с одной из группировок и
задолжал ей крупную сумму денег. Не обнаружив педагога в квартире, преступники
скрылись с места преступления. Сам В. тоже скрылся в неизвестном направлении.
Объявлен розыск.



О багровом уроде, который кого-то ищет, и вурдалаках, имеющих странную
привычку затягивать под лед любителей зимней рыбалки, я читать уже не стал. С
меня было достаточно и того, что я узнал из первой заметки. Несмотря на
прохладу, царившую в вагоне, струйка пота медленно скатилась мне за воротник.
Вот ужас! Значит, мои опасения были не напрасны. Неназванный педагог В.
наверняка я сам!

Что-то теперь творится в моей бедной квартире? А что означают слова
«объявлен розыск»? Кем объявлен? Милицией? А может, преступниками? В любом
случае Кэт меня не выдаст.

Мне вдруг показалось, что поезд едва тащится. Я сунул газету под лавку и,
чтобы хоть чуть-чуть скорее добраться до цели, двинулся по вагонам к голове
электрички. Перелезая через сцепки, я осторожно заглядывал в запотевшие окошечки
тамбуров: не стоит ли там кто? В одном из тамбуров курили два подвыпивших
мужичка. Они показались мне подозрительными, и я минут на пять застрял в
холодной клетушке. Внезапно в мой зад ударилось что-то твердое. От неожиданности
я подпрыгнул.

– Ну что встал, ни туда ни сюда! – закричала разносчица газет и
забарабанила варежками по моей дрожащей спине. – Примерз, что ли?

Я открыл скрипучую дверь и поскакал дальше. За спиной разносилось:

– «Московское дно»! Багровый урод! Вурдалаки!

И, вот ужас, опять:

– Столичные педагоги умирают последними!

Ну уж нет! Так просто я не сдамся!




Глава 33

Я живу с дедушкой и котом Барсэгом


Дом Катькиного дедушки Афанасия Никитичабыл похож на инопланетный корабль,
утопающий в сугробах. Крыша, в традиционном смысле этого слова, отсутствовала.
Вместо нее над первым этажом высился стеклянный куб, увешанный по бокам
сосульками.

Двор перед этим странным сооружением ничем не отличался от любого двора
Центрального района России. Он начинался прямо за щитом с выцветшей надписью:

ПУТЬ К РАССВЕТУ

У крыльца суматошно носилась продрогшая курица, сбоку от дома стояла
неизменно зеленая покосившаяся будка.

Почему это, интересно, в деревнях туалеты всегда зеленые, а могильные
решетки на кладбищах – голубые?

Зато забор, в отличие от туалета, радовал взгляд своей необычностью.
Новенькие, вплотную пригнанные друг к другу доски через равные промежутки были
отмечены красными черточками и цифрами. По углам стояли мачты с разноцветными
флажками. Калитки не было. Но весь забор блестел от многочисленных дверных
петель. По-видимому, его можно было сложить, как складную линейку.

Во дворе стояли деревянные козлы. За ними ловко орудовал двуручной пилой
старик в вязаной жилетке и коричневом берете. Его облик вполне сходился с
Катькиным описанием.

– Афанасий Никитич! – крикнул я и, покрепче прижав к себе гречку, вошел в
сугроб.

Старик поднял голову, взглянул на меня и, видимо, приняв за кого-то
другого, приветственно взмахнул рукой в брезентовой рукавице.

– Привет вам от Катерины! – проорал я, чтобы внести ясность. – Мы с ней
вместе учились!

Афанасий Никитич опять поднял руку и поболтал кистью в воздухе, как бы
приглашая меня двигаться дальше. Я подошел к забору на такое расстояние, что
можно было уже не кричать, и остановился в нерешительности, не зная, как
проникнуть во двор.

– Меня зовут Арсений, – представился я и добавил: – Мы с вашей внучкой
вместе учились.

Берет понимающе качнулся. Афанасий Никитич оторвался от своего занятия и
ухватился за штакетину. Часть забора плавно отъехала в сторону, образовав
подобие калитки. Я вошел.

Рукавица указала на свободную ручку пилы. Мол, присоединяйся. Я свалил
продукты на снег и потянул пилу на себя. Афанасий Никитич упрямо тянул в свою
сторону. Сколько раз меня учили пилить, и все без толку! И вот пригодилось...

Старик не ворчал. С горем пополам мы распилили бревно, и он спросил, прежде
чем водрузить на козлы другое:

– Надолго?

– Как получится, – ответил я, поежившись от холода.

– В преферанс играешь? – неожиданно поинтересовался Катькин дед и строго
насупил брови, похожие на комки ваты, которые окунули в йод.

В преферанс я когда-то играл. В том числе и с Катькой, которая в свое время
была очень неравнодушна к этой игре. Она всегда выигрывала. Родственное это у
них, что ли?

– Чуть-чуть, – ответил я и жалобно покосился на дверь, которая вела в тепло
инопланетного дома.

Афанасий Никитич оживился, тут же забыв про бревно. Он обхватил меня за
плечи и поволок к крыльцу.

– Гречка, гречка! – завопил я.

Столь горячего гостеприимства я не ожидал. К подарочной крупе уже
подбиралась продрогшая курица с пятном зеленки на голове.

Афанасий Никитич махнул рукой – этот простой жест был одним из его любимых,
– но пакет с крупой все-таки подобрал.

– Ишь в какую даль забрался, – удивлялся Катькин дед, нарезая хлеб. – Что в
Москве-то, еще играют?

Речь, видимо, шла опять-таки о преферансе.

– Не знаю, – честно признался я.

– То-то, я смотрю, к нам зачастили. Недавно вот тоже приезжал один,
проигрался в пух и прах да уехал. Семь гектар с хвостиком остался должен...

Что за хвостатые гектары он имеет в виду? Как видно, дедуля не совсем в
себе. И сельский прононс у него какой-то наигранный. Везет мне на сумасшедших. А
Катька тоже хороша – хоть бы предупредила.

Афанасий Никитич поставил передо мной блюдо с бутербродами. Я взял один
бутерброд. Сверху к нему что-то прилипло. Я пригляделся – тонкая пластина
привезенной мной колбасы. Похоже, дед резал ее под микроскопом.

– А водки мы вечером попьем, – проинформировал он меня. – За преферансом.

Я кивнул и потянулся за следующим бутербродом. Внезапно заскрипели
половицы, и со второго этажа медленно спустилась черная лоснящаяся туша.

– Это Барсэг, – пояснил Никитич. – Сожитель мой.

Обладатель гордого имени оказался прозаическим черным котом. Только очень
толстым. Барсэг ткнулся тупой акульей мордой в мою ногу и пронзительно пискнул.
Я кинул ему прозрачный ломтик колбасы. Он щелкнул челюстями и поймал колбасу на
лету, как собака. После чего, по-коровьи расставляя задние лапы, поволок легкую
во всех смыслах добычу в укромный уголок.

Я встал из-за стола и поблагодарил Катькиного деда за трапезу. Он прошел в
маленькую дверцу около буфета, и оттуда донесся его голос:

– Иди, что ль? Ночлег тебе покажу...

Едва не стукнувшись лбом о низкую притолоку, я проник в маленькое
помещение. Окна не было. Вместо него на стене была пришпилена потрепанная карта
Московской области. На одном из гвоздиков висела гора телогреек, штанов и
прочего необходимого в сельской местности тряпья. Под картой стоял верстак и
впритирку к нему – топчан, покрытый полушубком. Остальное пространство комнатки
занимали мы с Афанасием Никитичем.

– Вот, – сказал старик извиняющимся тоном. – Здесь и разместишься. Сам
здесь спал. Теперь придется на столе...

А Катька, кажется, говорила, что я ничем не обременю ее дедушку. Теперь
выходит, что из-за меня старик должен ночевать на столе. Подумать только: такой
огромный домина, и так мало места! Что же у него на втором этаже?

Афанасий Никитич пробормотал:

– Ну, отдыхай пока. Я тоже пойду... Устал небось с дороги?

Еще бы! Добираясь в эту глухомань, я несколько раз подумал, что лучше бы уж
меня убили мухрыгинские дружки.

Афанасий Никитич вышел и прикрыл за собой дверку. Через несколько минут
раздался его молодецкий храп. Рядом со мной тоже что-то сипело. Я пригляделся.
Кот Барсэг. Под аккомпанемент этих мирных звуков я погрузился в невеселые
раздумья. О том, что все меня бросили и никому я не нужен. «Вот и Мария...» –
подумал я, но решил не продолжать, чтобы не утонуть в пучине уныния.

Надо в корне менять свою жизнь, если уж так получилось. Завтра же совершу
пробежку вокруг деревни, оботрусь снегом, начну поднимать штангу. Какую штангу?
Да вот хотя бы тепловозные колеса, неизвестно как оказавшиеся во дворе Афанасия
Никитича! Курить тоже надо бросать...

Я снял с карты телогрейку, подпоясался армейским ремнем и, вполне довольный
своим видом, решил для начала прогуляться. Осмотреть окрестности. Кто знает,
сколько времени мне придется провести здесь? Вдали от женщин и друзей?

Под тяжестью моего тела скрипнула половица. Барсэг недовольно всхрапнул и
опять погрузился в сон. В столовой было тихо.

Я тихонько открыл дверь. Передо мной была большая комната, погруженная в
полумрак. Когда глаза привыкли к темноте, я увидел Афанасия Никитича, лежащего
на обеденном столе. Он напоминал покойника, готового к последнему ритуалу. Руки
Афанасия Никитича смиренно лежали на груди. В них были зажаты спицы с вязаньем.
На животе расположился шерстяной коричневый клубок.

Мне стало страшно. А вдруг Афанасий Никитич и в самом деле решил помереть?
Со стариками такое частенько случается.

В испуге я захлопнул за собой дверцу и плюхнулся на топчан лицом вниз.
Грохот, похоже, привел организм Афанасия Никитича в действие: из комнаты донесся
оглушительный храп.

Гулять, однако, я передумал и стянул с себя телогрейку. Вот утром я уж
точно займу АЖП, как говаривал институтский доцент физвоспитания, и налажу ЗОЖ.
То есть активную жизненную позицию и здоровый образ жизни. А сегодня я без них
как-нибудь обойдусь.




Глава 34

Карточный домик


Проснулся я часов в десять вечера от света шахтерской керосинки. Надо мной
стоял Афанасий Никитич.

–Что-то ты заспался, молодой человек. Все уже заждались... Давай-давай,
форма одежды – парадная.

Сам старик явно отвечал этому требованию. Его подбородок был тщательно
выбрит и благоухал «Шипром». Вместо беретика на его голове красовалась обширная
лысина, сдобренная по бокам благородными кустиками, напоминавшими клочья пены
для бритья. Старик был облачен в старомодный шевиотовый костюм с острыми
лацканами. Галстука, правда, не было.

Я потянулся было за телогрейкой, но дед остановил меня:

– Только пиджак! Дело-то святое!

Накинув пиджак, я попытался просунуть непослушную голову в петлю галстука.

– А галстук не надо. Он только мешать будет...

Окончательно заинтригованный, я облачился в брюки и побрел за стариком. Он
держал путь наверх по скрипучей лестнице.

На втором этаже я зажмурился от ослепительного сияния люминесцентных ламп.
Разглядеть обстановку не представлялось возможным. Я едва не задохнулся – воздух
здесь был густой и влажный. Послышались восторженные реплики. Мужской голос,
нещадно коверкая французские слова, сказал:

– Ну, Никитич, это просто магнифисан! Тре бьен! Новель! И где ты только их
берешь? Новичков?

Женский показался мне знакомым:

– Ой, хорошенький какой! Прямо игрушка!


Все книги писателя Николаев Константин. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий