Библиотека книг txt » Николаев Константин » Читать книгу Брачный сезон
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Какой формат книг лучше?

fb2
txt
другой

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Николаев Константин. Книга: Брачный сезон. Страница 23
Все книги писателя Николаев Константин. Скачать книгу можно по ссылке s


– Долго будешь в молчанку-то играть, а? Катерина тут интересуется, ты там
жив еще? Вот, попросила позвонить.

– А что же она сама-то?

– Что-то не пойму, кто из вас женщина? Или ты окончательно сложил с себя
все мужские полномочия? Другой бы просто извинился, да и дело в шляпе, а этот...
– Марина отчетливо фыркнула.

– А ты что ж звонишь? – саркастически осведомился я. – Ты вроде у нас тоже
женщина?

– Я, – гордо заявила Марина, – не женщина! Я в первую очередь подруга! Так
что давай звони Катьке...

– Она что там, совсем закисла без меня?

– Закисла или нет – сам разбирайся. У меня и своих проблем по горло...

Я смущенно набрал Катькин номер. Как-никак мадам Колосова занимала в моей
жизни очень существенное место.

– Прости меня, Кэт, я был не прав, – сказал я, услышав родной Катькин
голос. – Готов загладить вину.

– Тебе Марина звонила? Или ты сам?

– Сам, – неизвестно зачем соврал я.

– А я ее просила... – печально проговорила мадам Колосова и добавила, точь-
в-точь как подруга: – Хотя у нее своих проблем по горло.

– Что, опять муж загулял, и она ищет себе нового?

– Вроде того. Только новый оказался покруче тебя. Маринка говорит, что он
ее поведет в такое место...

Знала бы Кэт, в какое место я вскоре поведу мадам Еписееву. Но я решил ей
пока этого не говорить. Вдруг опять обидится?

– Когда в гости-то приедешь? Небось, совсем захирел без меня, – голос моей
подруги слегка потеплел.

– Нет, отчего же.

– Похорошел? – Катька все-таки слегка обиделась.

Я не стал отвечать, а честно сказал:

– Кэт, мне так тебя не хватало. Я прямо скучал, понимаешь.

– Ну еще бы! – мадам Колосова наконец встала в накатанную колею. – Пожрать
нашему мальчику никто не принесет, слезки никто не утрет. Хорошо понимаю!

– Да нет! Не только поэтому.

В моей душе вдруг пробудилась великая тоска и тихонько заскребла острыми
коготками. Я с наслаждением поведал Катьке о своих невзгодах. Только про
Мухрыгина ничего рассказывать не стал. Не по-мужски это как-то. Да и не хотел
омрачать душевный разговор воспоминаниями об этом мерзавце. К тому же Кэт вполне
могла потребовать от меня, чтобы я отправился в милицию. Этого еще не хватало.

– Бедненький ты мой, – иронически вздохнула мадам Колосова, когда я
закончил свой рассказ. – Совсем тебя женщины не любят. Мне, что ли, взять тебя
под крылышко?

Я тут же пообещал приехать к Катьке, как только мне позволят некие
гипотетические дела. Нашелся тоже деловой человек!

– Что ж, буду ждать, – по-бабьи вздохнула Кэт. – Пока.

Повесив трубку, я ощутил прилив сил. Все-таки Катька – мировой человек.
Может, она мое альтер эго? Не может же один человек понимать другого с
полуслова? Она даже посоветовала, как мне лучше помириться с Машей.

– Запомни, слоняра, – сказала мадам Колосова. – Главное для женщины – твоя
абсолютная невиновность. Я, конечно, раскрываю карты, но если тебе удастся это
доказать, то можешь творить все, что угодно.

– Как же это доказать? – спросил я тоном послушного ученика.

– Возьми хотя бы Маринкиного мужа. Он никогда ни в чем не признается.
Именно поэтому она с ним до сих пор живет. Усек?

– Не-а, – тупо протянул я.

– Ну вот допустим такую совершенно невозможную ситуацию, – терпеливо
принялась объяснять Кэт. – Твоя Маша застигла тебя в постели с другой бабой...

– Ох!

– Да не «ох»! С тобой-то как раз такое вполне может произойти. Твои
действия, дубинушка?

– Ну, я скажу, что это какая-нибудь моя родственница, – начал придумывать
я. – Ей, мол, негде ночевать и нечего...

– ...делать, кроме как заниматься инцестом в твоей койке, – докончила Кэт.
– Два тебе, Васильев. Очень плохо.

– А что же я, по-твоему, должен сказать?

– Ну, во-первых, говорить вообще ничего не нужно, пока не уйдет твоя
«родственница»...

– А во-вторых?

– А во-вторых, нужно стоять на том, что твоей Маше все пригрезилось. И не
забывай твердить о том, что ты ее любишь. Просто повторяй как попугай: «Я тебя
люблю! Я тебя люблю!» И все.

– Но это же чушь! – возмутился я. – Ты что, думаешь, она сумасшедшая?

– Все женщины немного сумасшедшие. Иначе вообще не общались бы с дураками
вроде тебя, – отрезала мадам Колосова. – Так оно и есть! Она тебе поверит, не
сомневайся. Главное – терпение.




Глава 29

Главное – терпение


Ободренный этим советом, я открыл еще баночку пива и набрал Машин телефон.
Как всегда, меня переполнял страх, что трубку возьмет хулиган Еписеев. Но час
был довольно поздний, и я надеялся, что анфан террибль уже спит.

Мария подошла сразу же.

– Машенька, я люблю тебя! – пылко воскликнул я.

В ответ трубка издала серию коротких гудков. Что ж, попробуем еще раз. Ведь
у нас что главное? Вот-вот, правильно, оно самое.

Вторая попытка увенчалась тем же успехом. Ничего, пальцы у меня еще
крепкие, покрутим диск опять. Наверняка Мария уже в нетерпении сидит у телефона
и старательно разыгрывает злость и негодование. Так я и поверил. Сидишь, небось,
и ждешь, что будет дальше.

Кто это у нас там сказал, что главное в актерском мастерстве держать паузу?
Наверное, все тот же Станиславский. Он любил такие изречения. Хорошо, примем к
сведению и этот совет.

Я предусмотрительно снял трубку с телефона и положил ее на стол. А сам
отправился на кухню, чтобы разогреть фасоль. Вывалив на сковороду всю банку,
накрыл фасоль крышкой и вернулся на свой пост.

Паузу надо держать, а не тянуть. Итак, попробуем еще раз. Ага, соединилось.

– Я люблю тебя! – во второй раз возгласил я.

– Не туда попал, козел, – ответил сонный голос хулигана Еписеева.

Я в испуге выронил трубку. Что же теперь делать? Неужели она подослала
своего милого сыночка? Если так, то все зашло слишком далеко. Не стоит даже
продолжать.

Отхлебнув пива, я закурил сигарету и решил-таки попробовать позвонить еще
разок. Чтобы окончательно и бесповоротно убедиться в крахе моих надежд.

– Алло? – это была Мария.

А голос-то какой невозмутимый! Будто это не я терзаю ее номер уже полчаса.

– Я люблю тебя! – вскричал я и затянулся поглубже, чтобы не очень
вслушиваться в то, что ответит мадам Еписеева.

– Васильев, тебе совсем делать нечего? – донеслось до меня сквозь дым. –
Мне же завтра на работу...

– Но я же люблю тебя, – прошептал я.

– Ты мне противен!

– А я люблю тебя!

В таком ключе мы беседовали минут пять. Наконец Маша сломалась:

– Что тебе от меня надо?

– Я хочу пригласить тебя в театр. В Большой, – выпалил я.

– Мы уже однажды сходили в ресторан, спасибо, – усмехнулась мадам Еписеева.

– Никуда мы не ходили! – решил применить на деле я Катькин совет. – Только
в музей! А ресторан тебе, наверно, приснился. К тому же театр – совсем другое
дело.

– Ах вот как! Ты меня, значит, за дурочку держишь! Сидишь там с бабами, в
своем ресторане, а потом говоришь, что они мне приснились!

Я хотел напомнить мадам Еписеевой, что своим посланием педсовету она
насолила мне гораздо больше, но сдержался и сказал:

– Дурочка, я же люблю тебя! А потом, я зову тебя на «Онегина», а не в
ресторан.

И я запел гнусным козлиным голоском, подражая Ленскому:



Я люблю вас,

Я люблю вас, Ольга (вернее, Маша)...



– Хватит издеваться! – крикнула Мария. – Я сейчас трубку брошу!

– Это же из оперы...

– А-а, – уважительно протянула она, но тут же опомнилась: – Все вы, мужики,
одинаковые. Сначала поете, а потом обманываете.

– Есть и другие примеры. Хотя бы Гремин. Пел, заливался и... не обманул, –
отпарировал я и затянул сиплым басом:



Онегин, я скрывать не стану,

Безумно я люблю Татьяну...



– Что это еще за Татьяна такая? – подозрительно спросила Маша. – То Ольга,
то Татьяна! Опять начинаешь?

Она бы еще спросила, не пьян ли я. И попросила бы дыхнуть в трубку.

– Нет, что ты! Это из той же оперы... Не веришь – скоро убедишься.

– Ну хорошо, – неприступная мадам Еписеева наконец-то размякла. – Я,
пожалуй, тебе поверю. В последний раз.

Мы договорились, что я заеду за мадам Еписеевой на работу.

– Целую! – пропел я.

Я положил трубку и вдруг ощутил какой-то странный запах. Фасоль! Пока я тут
распевал, бедная фасоль тлела на плите.

Я ворвался на кухню. Меня окутала плотная пелена едкого дыма. Я на ощупь
пробрался к плите и выключил огонь. От жара сковородка приняла форму
богатырского шлема. В шлеме что-то потрескивало.

Я распахнул форточку, и дым столбом повалил в морозный воздух. В этот
момент опять раздалась телефонная трель. Я спрыгнул с табуретки.

Телефон утих, но тут же зазвонил снова. Я наконец добрался до трубки.
Послышалось сопение. Потом хриплый голос сказал:

– Ты что, козел, на проводе повесился? Третий час дозвониться не можем!

Я открыл рот. Голос был незнакомый.

– Ну теперь жди. Через пять минут будем...

Раздались гудки. Я лихорадочно стал думать, что же делать. Это наверняка
дружки Мухрыгина. Возможно, сам таинственный Дрендель! Может, в милицию
позвонить? Или Катьке?

Дым выполз из прихожей и начал медленно подбираться к дивану. Я рванулся на
кухню и распахнул окно. Около подъезда заскрипели тормоза, под окнами
закопошились какие-то люди.

Все! Приехали! За мной! Я хотел уже выброситься из окна. Но навстречу мне
двигалась выдвижная лестница. Ничего себе, экипировочка у этих бандитов!

В истерике я метнулся к выходу. Сорвав с вешалки пальто, распахнул дверь.
Передо мной стоял бандит в противогазе и с какой-то трубкой, вроде миномета,
наперевес. Я поднял руки вверх и крикнул:

– Не стреляйте!!! Сдаюсь!!!

Со стороны кухни раздались чьи-то шаги. Я обернулся. Навстречу мне из
дымовой завесы шагнул еще один бандит. За ним тянулись клочья белой пены. Он
сорвал противогаз с усатого лица и укоризненно покачал головой:

– Ну и накурил ты тут, сынок. Курить надо на балконе.

Какой я дурак! Ведь это же пожарные! Наверное, соседи увидели дым и
позвонили по 01.

– Фасоль... подгорела, – смущенно пробормотал я.




Глава 30

Четыре розы


Отмучившись в школе (почти никто на меня не обращал внимания, даже Мухрыгин
куда-то запропастился, только Игорь Хренов предложил поболтать после уроков «об
одном деле», но я отказался), я занялся подготовкой к вечернему мероприятию. Для
начала забрал из химчистки свой синий костюм в тонкую полоску. К нему бы хорошо
подошла бабочка в горошек. Но Виталькин красный галстук тоже будет неплохо
смотреться. Возможно, кое-кто даже примет меня за предпринимателя средней руки.

Белая рубашка, правда, не очень. В смысле – не очень белая. Однако, если я
застегну верхнюю пуговицу, сероватая изнанка воротничка будет не так заметна.
Главное, не задохнуться в разгар спектакля...

Хорошо бы еще постричься. Эх, времени уже нет. Тогда ограничимся банальным
бритьем и чисткой обуви. Правда, башмаки на ладан дышат. Может, надеть зимние
сапоги? Все равно под брюками не видно. Нет, это моветон. Поеду в такси. Так что
ноги не промокнут.

Шиковать так шиковать. Чем должно пахнуть от респектабельного человека?
Дорогим одеколоном, табаком и коньяком. Без коньяка (в случае с Машей) можно
обойтись. Одеколон у меня есть. Катькин. А вот с табаком... Придется купить
«Мальборо».

До отеля, где работала Мария, я все-таки решил доехать на метро. По дороге
купил букет пурпурных роз.

Мадам Еписеева уже топталась на ковровой дорожке, когда я, окутанный флером
дорогого одеколона, появился из-за угла. Охранник наверняка подумал, что там я
припарковал машину. Что ж, пусть!

Оставляя на красном ковре мокрые следы, я подошел к Маше и протянул ей
букет.

– Это тебе.

Она внимательно изучила его и изумленно вскинула подведенные брови:

– Мы что, на кладбище едем?

– Почему это? – не понял я. – В театр. Большой...

– Что ж ты тогда четыре розы даришь?

Неужели эта продавщица мне что-то не то подсунула?

– А сколько нужно?

Маша хмыкнула:

– Ну хотя бы три. Или пять. Или двадцать пять...

Ничего себе! Двадцать пять! Подумать только!

Мадам Еписеева стянула с руки перчатку, ловко выхватила из блестящего
целлофана один цветок и сунула остальной букет мне. Странно.

– Подожди, я скоро, – крикнула она и в негнущихся австрийских сапогах
побежала к дверям отеля.

Одинокая розочка в ее руках кивала мне головой, будто прощалась.

Я в недоумении стал прохаживаться вдоль стеклянных дверей. К тротуару


Все книги писателя Николаев Константин. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий