Библиотека книг txt » Николаев Константин » Читать книгу Брачный сезон
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Какой формат книг лучше?

fb2
txt
другой

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Николаев Константин. Книга: Брачный сезон. Страница 22
Все книги писателя Николаев Константин. Скачать книгу можно по ссылке s

него счастьем, что ему было не до меня.

А между тем мои напасти требовали хоть какого-то разрешения. Обозленная
Мария все-таки написала на меня жалобу. На имя директора Рогожина. В жалобе
говорилось, что я позволяю себе слишком фривольные отношения с родителями
учащихся.

Женщина в гневе страшна, и отныне за мной укрепилась репутация прожженного
ловеласа.

Мухрыгин изредка встречал меня в коридоре и интересовался:

– Ну что, в суд еще не подал?

Я стоял на своем и продолжал пугательски пугать его. Он отвечал тем же.
Несколько раз в моей квартире под вечер раздавались какие-то странные звонки.
Кто-то с минуту пыхтел в трубку, после чего бросал ее.

Сонечка продолжала распускать про меня гнусные слухи. Правда, она
ограничивалась пока сугубо реальной областью и не утверждала, подобно моей
бывшей соседке-шизофреничке, будто я просвечиваю ее неким таинственным лучом.

Соседке, конечно, никто не верил. Она бомбардировала жалобами милицию, но
все ее усилия сводились на нет слабостью к тараканьему племени. Она разводила
этих тварей в собственной ванной, каждую ночь наполняя раковину хлебными
крошками. По ее уверениям, тараканы по ночам трескали угощение, запивая его
водицей из унитаза. Впрочем, наверняка все так и было, вот только особого
энтузиазма в ЖЭКе, а значит, и в милиции ее увлечение братьями нашими меньшими
не вызывало.

За Сонечкой таких странностей не замечалось. У школьной администрации
биологичка была на хорошем счету. Поэтому «К в кубе» и Римма Игнатьевна сильно
урезали мне учебные часы.

Кто же вел русский и литературу в оставшихся без моего попечения классах,
спросите вы? Нет, не Константин Кузьмич Рогожин. Это было бы уже слишком. В нашу
богадельню пришел новый педагог. Игорь Вадимович Хренов.

Однажды ранним утром, задолго до первого звонка, в учительскую влетела
Сонечка. Пронзив меня ненавидящим взглядом, она остановилась в центре комнаты,
словно подчеркивая важность грядущего момента. Я не обратил на жабьи гримасы
Сонечки особого внимания. Но вслед за ней в учительскую ворвалась возбужденная
Римма Игнатьевна. Это уже было поинтереснее. Итак, завуч в нарядной
синтетической жилетке ядовито-зеленой расцветки заняла пост рядом с Сонечкой в
центре учительской.

Мухрыгин перестал стучать мячом об стену. Марианна суетливо вдавила бычок,
чего никогда с ней не случалось, в горшок с кактусом. Я обернулся.

В дверях стоял Ален Делон. Или Грегори Пек. Сначала мне показалось, что
именно эти киноактеры в одном лице почтили своим присутствием наш
странноприимный дом. Потом я пригляделся и понял, что незнакомец гораздо выше и
француза, и американца. Но в остальном...

Карибский загар, стальные проницательные глаза. Безукоризненный пробор.
Белоснежный шарф, небрежно закинутый за спину. Пальто через руку. И галстук-
бабочка! Синий в белый горошек!

– Позвольте представить нашего нового коллегу, – провозгласила завуч и
пошатнулась на каблуках. – Хренов Игорь Вадимович. Он будет вести русский и
литературу.

– Здравствуйте, – вполне доброжелательно и мягко проговорил Игорь
Вадимович. – Очень приятно.

Я скептическим взглядом прошелся по его бабочке и подумал: «Педагог ты
хренов!» Каламбурная личность. Хотя фамилия в этом человеке была, пожалуй,
единственным недостатком. Именно такие тореадоры нравятся всем без исключения
женщинам. И после этого ловеласом называют меня! Это же курам на смех!

В стеклянном шкафу напротив отражалась моя фигура. Я отвернулся, чтобы не
видеть мешок картошки, обтянутый свитером, сидевший за моим столом. Тем временем
Римма Игнатьевна подвела Хренова ко мне и отодвинула стул с другой стороны
стола.

– Вот, Игорь Вадимович, будет ваше место. Пока.

«Пока» означало: пока эта свинья Васильев не вылетит из школы.

Я надулся и собрался отойти к окну покурить. Но Хренов дружелюбно
подмигнул, перебросил пальто через спинку стула и протянул узкую породистую
ладонь.

Моя рука с опаской поползла навстречу. Я ненавижу, когда в моей ладони
оказывается нечто вроде мокрой дохлой рыбы. Однако я не люблю и другой крайности
– когда мою руку сжимают стальным прессом.

– Игорь, – представился Хренов, словно я глухой.

– Арсений, – помявшись, буркнул я.

Его рукопожатие было выверено до ньютона. Ладонь оказалась крепкой и сухой.
Хренов заметил мятую пачку «Явы» и осведомился:

– Здесь можно курить?

Я кивнул и хотел добавить, что лишь в компании многострадального кактуса.
Но педагог Хренов уже извлек из кармана короткую трубку, вставил ее в зубы,
чиркнул спичкой и окутался клубами ароматного дыма.

Сонечка и Римма Игнатьевна, к моему удивлению, промолчали, сделав вид, что
ничего особенного не происходит. Марианна таращилась на денди с трубкой во все
глаза. Пользуясь случаем, я выудил из пачки кривенькую сигаретку и последовал
примеру коллеги.

– Сколько же можно твердить, Арсений Кириллович? – подала голос Сонечка. Он
был мелодичен и мягок, как звук хорошо смазанных дверных петель. – Курите у
кактуса.

Я выразительно посмотрел на Хренова. Мой взгляд поняла Римма Игнатьевна.

– Это же трубка, – внушительно сказала завуч. – Таким табаком и дышать-то
приятно.

Недовольный, я отошел к своему вечнозеленому колючему товарищу. Но Хренов
оказался вежливым и деликатным человеком. Он легко поднялся со стула и
последовал за мной.

– Извините, Арсений, я не знал.

Оправдывается, конкурент чертов! Но злости я к нему почему-то не испытывал.
Мне было его даже жаль. С такими данными, и в школе... Да тот же Еписеев первым
поднимет на смех и отличные манеры Хренова, и его бабочку в белый горошек.

Но этого не произошло. Педагогом Хренов оказался... Ну, в общем, не таким,
как его фамилия. Даже кличку ему дали не какой-нибудь там «Хрен» или того хуже,
а всего-навсего «Гарик».

Игорь Вадимович (неожиданно для всех, но с согласия высших должностных лиц)
наладил в школе платные факультативы по Кафке, Сартру, Саше Черному и Андрею
Белому. Подчас он цитировал Сартра и Кафку в подлиннике. Впрочем, Черного и
Белого – тоже. Факультативы посещали в основном рано созревшие старшеклассницы.
Но с деньгами родители расставались легко, надеясь, что качество знаний,
заложенных Хреновым в деревянные головы их чад, будет отменным.

Как-то раз, после выдачи зарплаты, я стал свидетелем весьма откровенного
диалога, состоявшегося в учительской. Наши дамы никогда не обращали на меня
внимания, что, может быть, и к лучшему.

Видимо, желая поразить Игоря Вадимовича в самое сердце, наша англичанка
Марианна Александровна обзавелась умопомрачительным платьем. Спереди –
оливковое, сзади – фисташковое. Или наоборот, я не силен в оттенках. На мой
взгляд, в этом платье Марианна страшно напоминала лягушку. Большой рот и глаза
англичанки лишь увеличивали это сходство. Однако мнение наших дамочек не совпало
с моим. Они откровенно завидовали.

– Ах, Марианночка, какая вы прелесть! – прошелестели Сонечка и Римма
Игнатьевна. – Вам так идет!

Окрыленная Марианна несколько раз прошлась по учительской, демонстрируя
обновку, после чего удалилась на урок. За ней вышел и Хренов. В учительской
оставались только Сонечка и завуч. Я сидел в уголке и от нечего делать читал
какую-то паршивую газетенку.

– Это с каких же таких барышей? – прошипела биологичка, имея в виду дорогое
платье англичанки, и выразительно посмотрела на завуча.

– Небось, на панели и не такое зарабатывают, – грубо бросила Римма.

– Зато носят такое же...

– Это уж точно!

Обе наши крысоловки гаденько захихикали. Я кашлянул, но они не обратили на
меня внимания.

– Как вы думаете, Сонечка, ОН заметил? – поинтересовалась Римма Игнатьевна.

– Да нет, что вы, Риммочка. Разве ЕМУ до этого? Он ведь такой занятой!

Насчет Хренова они были совершенно правы. Ему и вправду было не до этого.
Он, разумеется, заметил обновку Марианны, но повел себя крайне деликатно.

И вообще, появление Игоря в нашем коллективе заметно оздоровило обстановку.
По крайней мере, склоки в учительской возникать перестали. И даже меня при нем
шпыняли поменьше. Стеснялись. Ко мне Хренов относился дружески и даже несколько
раз подсаживался в буфете. Поговорить как с коллегой. о деле. Но мне было не до
его светских литературных бесед в стиле кружка «Зеленая лампа».

– Как-нибудь в другой раз, – отговаривался я.

Две завистливые сплетницы продолжали нести свою пошлятину, и я, вне себя от
негодования, выскочил из учительской.

В конце коридора маячила синяя фигура Мухрыгина. Я решил уклониться от
встречи с этим неприятным типом, но он ускорил шаги и догнал меня.

– Ну все, мне надоело! – объявил Мухрыгин, не здороваясь. – Маховик
закрутился!

– Что ты мелешь? – не понял я.

– Братва научит, может, тогда поймешь... С Дренделем иметь дело будешь,
прокурор хренов!

Он непечатно выругался и двинулся прочь, сплевывая себе под ноги семечную
шелуху.




Глава 28

Свежее решение


Честно говоря, я не придал мухрыгинской угрозе особого значения. Даже
несмотря на таинственного «Дренделя». В конце концов, кто перед кем должен
оправдываться и кто кого бояться? Да и что может сделать учитель физкультуры
учителю русского языка? Устроить очередную схватку на многострадальных
спортивных матах? Кинуть мячиком в голову?

Правда, Мухрыгин подрабатывает сторожем на автостоянке и якшается с какой-
то мрачной компанией. Ну и что с того? На худой конец у меня тоже есть
влиятельный друг – Виталька Рыбкин! А уж у торговца кетчупом и сосисками связи
получше, чем у автомобильного охранника.

Не ожидая ничего дурного, я ехал домой. В моем кармане мирно похрустывала
зарплата. Самое время заняться женщинами. Теперь я при деньгах, так что не
придется краснеть за каждый съеденный бутерброд.

Марию я давно простил. Она, конечно, дура, что написала эту бумажку, но ее
тоже можно понять.

А сердце у меня слегка саднило. Особенно когда я натыкался взглядом на
пустой угол, где раньше красовался гербарий, который я подарил мадам Еписеевой.
Наверное, отправила мой сушняк в мусоропровод. Надо бы загладить свою вину.
Сводить ее куда-нибудь, что ли?

Ресторан не годится. Во-первых, это дорого. Потом всю оставшуюся жизнь
придется питаться одними пельменями. Кроме того, она туда не пойдет.

В музее мы уже были. Марию нужно поразить. Только вот чем?

Театр! Только, безусловно, не тот театр, куда мы ходили с Мариной.

Театр нужен шикарный, классический и большой. Вот-вот, именно Большой.
Интересно, можно ли достать билеты через кассу? Наверняка нет. Что ж, придется
пожертвовать энную сумму спекулянтам.

Я принял решение и, вместо того чтобы сделать пересадку на «Театральной»,
вышел на улицу.

Под колоннами Большого театра белел снежок. Между небольшими сугробами
прохаживались темные личности, похожие на продавцов наркотиков. К освещенному
подъезду стекалась публика. Все больше иностранцы. Ни одна из личностей моей
скромной персоной не заинтересовалась. Видимо, приняли за бомжа. Ну ничего, вы
еще увидите!

Мой костюм уже в химчистке. Там же и Виталькин роскошный галстук.

Я подошел к франтоватому (билеты все-таки продает, не водку) человеку и
несмело спросил:

– Нет ли лишнего билетика?

А что еще спрашивают в такой ситуации? Он кисло посмотрел на меня и
поинтересовался:

– Что, цуцик, тоже к культуре захотел приобщиться?

Я кивнул.

– Дорога нынче культура-то...

Я ответил, что на культуру у меня в аккурат хватает. Человек сунул мне два
билета на «Евгения Онегина». На них значилось: «Балкон. Третий ярус».

– А получше ничего нет?

Культуртрегер вновь странно глянул на меня и так же странно ответил:

– За получше дерут погуще!

Пришлось удовлетвориться балконом. В конце концов, пока туда доберешься,
успеешь насладиться красотой театральных лестниц. Я с изумлением отдал торговцу
треть своей зарплаты и повернул к метро. Теперь осталось помириться с Машей.
Если выйдет (а выйдет обязательно), ее ждет незабываемое... Уж это я гарантирую!

На выходе из метро я втридорога купил у бабушек сарделек, сыра и банку
фасоли. Пировать так пировать. Тем более должен же я подготовиться к завтрашней
роли кутилы и мота. По этому случаю следовало купить и пива в ларьке. Я выбрал
самое дорогое. Зарплата потихоньку начинала таять.

Придя домой, я поджарил сардельки и, откупорив пиво, развалился на диване.
Надо было обдумать предстоящий разговор с мадам Еписеевой. Я набрал в рот пива и
стал задумчиво перекатывать жидкость, дегустируя иностранный вкус. В эту минуту
зазвенел телефон. Пиво холодным комком скользнуло вниз по пищеводу, в глубины
моего обширного организма.

Катька?! Маша?! А может быть... может быть... та самая мухрыгинская
«братва»?! Дрендель? Трубку поднимать не хотелось, но звонки не прекращались.

– Слушаю, – немея, прошептал я.

– Сеня?

Я с удивлением узнал голос Марины. Она затараторила:


Все книги писателя Николаев Константин. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий