Библиотека книг txt » Николаев Константин » Читать книгу Брачный сезон
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Что Вы делаете на сайте?

Качаю книги в txt формате
Качаю книги в zip формате
Читаю книги онлайн с сайта
Периодически захожу и проверяю сайт на наличие новых книг
Нету нужной книги на сайте :(

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Николаев Константин. Книга: Брачный сезон. Страница 16
Все книги писателя Николаев Константин. Скачать книгу можно по ссылке s


Касконосец посмотрел на меня еще более недоуменно.

– Так у нас тут и кранов до едрени фени! – он широким взмахом окинул
строительство. – Тебе какой? Башенный?

На это мне нечего было ответить. Наступала ночь. Пришлось обходить каждый
кран и глупо орать вверх:

– Ни-и-на!

На этот призыв с высоты из поднебесной будочки неизменно высовывалось
женское лицо. У пятого по счету крана я, задрав голову, наконец углядел красные
щеки «моей» Нины. Она тоже узнала меня и через минуту, ловко спустившись с
головокружительной высоты, очутилась рядом.

Крановщица гостеприимно отвела меня в столовую, где я принялся остервенело
набивать брюхо макаронами. Кучка мужичков у окна заинтересованно изучала
затрепанный «Спид-Инфо».

– Нинка, – обратился к моей спасительнице один из них, – у тебя ОРГАЗЬМ
есть?

– Да, наверно, ребята куда-то закинули, – беззаботно отозвалась она, решив,
что это какая-то деталь башенного крана.

Мужики загоготали. Я же пытался придумать, как бы половчее спросить у Нины
насчет ночлега.

Мы вышли на улицу, и я решился. Вопреки моим ожиданиям, крановщица не
усмотрела в этой просьбе никакого криминала.

– Я-то в общежитии живу, а там одни девчонки. Но ты можешь на кране
переночевать. В кабине. Высоты-то не боишься?

– Да вроде нет...

Надо ли описывать, каких душевных и физических сил стоило мне восхождение
на башенный кран. Но вот я оказался наверху. Хозяйка апартаментов заперла дверь
снаружи и сказала:

– Утром я тебя отопру. У нас тут с этим строго.

Как только ее фигурка растворилась внизу во мраке, мне отчаянно захотелось
справить нужду. Вот, собственно, и все. Когда утром в замке заскрежетал ключ, я
чуть было не вывалился наружу. С трудом преодолев спуск, измученный бессонной
ночью, я бросился прочь от крана, даже не поблагодарив Нину. Едва мои ноги
коснулись благословенной сибирской земли, я, петляя как заяц, понесся вон со
стройки. В тот же вечер я уехал домой. Нину я больше не видел. А высоты с тех
пор боюсь отчаянно.

Тем временем мы с Марией оказались у небольшого зданьица. На дверях
значилось:

Кафе «Оладьи»

«Вот он, час моего позора», – подумал я, перекатывая в кармане мелочь.

– Может, найдем что-нибудь другое? – в моем голосе сквозила надежда.

– Ты не любишь оладьи? – изумилась мадам Еписеева.

– Да, в общем, нет.

– Ну там, наверное, найдется что-нибудь еще.

Я нехотя поплелся вслед за Машей.

Мы встали в очередь, неумолимо двигавшуюся к прилавку. До развязки
оставалось два человека. Если бы со мной была Катька, то с ней таких проблем не
возникло бы. А тут – почти незнакомая женщина. Стыдно как-то.

Подошла наша очередь. Я не выдержал и пропищал:

– Маша, у меня денег-то немного, – и нагло добавил: – С собой.

Мария слегка повела плечами, а потом невозмутимо сказала буфетчице:

– Нам, пожалуйста, порцию оладьев, два кофе и... – она обернулась ко мне. –
Ты что будешь?

– Ничего.

– Бутерброд с ветчиной, – отрезала она.

Я сидел за столиком, слабо шевелил челюстями, перетирая жилистую ветчину и
время от времени покрываясь липким потом. Маша элегантно наворачивала оладьи на
вилку. О деньгах мы не говорили.

Вернее, мы вообще не говорили. А еще вернее – не говорил я. Мадам Еписеева
же излагала какую-то путаную историю из гостиничной жизни. Но я почти ничего не
слышал.

Поев, мы покинули гостеприимное кафе и двинулись дальше. А вот и отель, где
трудится мать хулигана. Мы замерли на ковровой дорожке, которая вела к
зеркальным дверям.

– Ну все, – печально сказала Маша, – дальше тебе нельзя.

У входа маячила черная фигура охранника. Его физиономия особого дружелюбия
не излучала. Маша развернула меня к себе, как маленького.

– Что ты надулся? Из-за денег, да? Это ведь такая чепуха. Главное, что ты
меня вытащил сегодня... В музей.

Она хотела меня поцеловать, но застеснялась охранника, который не спускал с
нас глаз.

– Когда встретимся? – робко спросила Маша.

– Как-нибудь... Я тебе позвоню.

– Я тебя люблю.

Ее рука коснулась моей, и я ощутил слабое пожатие. Ну чем не роман из
старинной жизни!

Мария шагнула к дверям. Что-то нужно было делать. Нельзя проститься вот
так, по-пионерски. Мужик я или нет, в конце концов?!

– Маша!

Она обернулась. Я увидел, что у нее немного смазалась помада, и показал на
свои губы. Она поняла, достала из сумки зеркальце и опять двинулась по ковру.

– Я тоже люблю тебя, – неожиданно пробормотал я вслед удаляющейся кожаной
спине.




Глава 19

Враги, враги


К своему подъезду я подходил с опаской. В свете последних событий это было
вполне оправданно. А вдруг около дверей меня поджидает разъяренный Виталька
Рыбкин? Или, что еще хуже, его благоверная?

Я поднялся по лестнице и пугливо высунул из-за угла голову. Нет, у моей
двери никто не сидит. Зато за ней разрывается телефон. Очень похоже на
междугородный звонок. Кто бы это мог быть?

Поскрежетав ключом в замочной скважине, я ворвался в квартиру.

– Это кто? – не слишком вежливо поинтересовалось существо неясной половой
принадлежности.

– Я, – ошарашенно пробормотал я. – А вам кого?

– Человека... – расплывчато ответила трубка.

– Здесь таких нет, – непроизвольно вылетело у меня.

Связь оборвалась. Видимо, ошиблись номером. Я для порядка подождал у
телефона еще несколько минут. Тишина. Не снимая пальто, я прокрался в темноте на
кухню. Надо было срочно разогреть что-нибудь из оставленных Катькой припасов.
Машину ветчину в «Оладьях» я, конечно, съел. Но если бы не моя стеснительность,
то не отказался бы и от оладий.

Я открыл холодильник и присел на табурет у открытой дверцы. В глубине белых
недр сиротливо притулился небольшой пакет с провизией. В эту минуту снова
заверещал телефон.

– Черт! – в сердцах выругался я и побрел на звук, по пути пытаясь
выкрутиться из рукавов пальто.

Телефон неистово трезвонил, а моя правая рука, как назло, запуталась в
надорванной подкладке. Наконец я ухватил трубку. Это была мадам Колосова.

– Где это ты загулял? – без предисловия спросила она. – Целый день тебе
звоню. Думала, ты уже умер. Ты что, выздоровел?

Признаваться или не признаваться? Кто их знает, этих женщин. Сегодня я ей
все выкладываю как на духу, а завтра она мне глаза выцарапает.

– А что случилось-то? – пропыхтел я, пытаясь отдышаться после схватки с
пальто.

– Да ничего. Просто немного странно. То он лежит как колода, на ладан,
можно сказать, дышит. А то разгуливает по морозу.

– Я в музее был, – уклончиво ответил я. – Зоологическом.

Катька помолчала.

– С каких это пор ты по музеям разгуливаешь?

– Это связано с моей работой.

– Что, зоология нынче как-то связана с литературой? – подозрительно
осведомилась Кэт.

– Представь себе, издавна. Еще Гомер... – но мне не дали закончить эту
лживую тираду.

– Ты еще скажи, что изучал там бабочек, упомянутых в произведениях
Набокова!

Я удивился Катькиной начитанности, однако ухватился за предложенную
соломинку:

– Вот именно, бабочек.

– Ладно, Васильев, у тебя, я вижу, шпиономания. – Мадам Колосова устало
вздохнула. – Хотя, пожалуй, насчет бабочек, вернее, бабенок ты говоришь правду.
Ни за что не поверю, что такой лентяй, как ты, мог по собственной воле оторвать
свой зад от дивана и совершить поход в какой-то там музей. Так с кем ты был?

Вот это интуиция!

– Да так, с одной... Словом, она мать одного моего ученика.

Кэт расхохоталась.

– Браво! Ну ты даешь, Васильев! Дон Жуан, да и только! И давно ты с ней?

– Недавно, – ответил я честно. – С того самого дня, когда ты познакомила
меня с Мариной...

– Так ты что, всерьез решил жениться?

– Неужто я хуже других? Это только ты у нас – деловая женщина. В двадцать
первый век в одиночестве. Не подступись...

Катька, похоже, обиделась. Судя по звукам, она ожесточенно защелкала
телевизионным пультом. Сквозь неясное английское бормотание я услышал:

– Ну и иди ты, жених...

– Кэт, да ты что? Я же шучу! – но в трубке уже никого не было.

Все получилось, как я и предполагал. Ну надо же, мадам Колосова, которую я
знаю столько лет, еще умеет обижаться. Непонятно только, за что? Ведь она сама
говорила и про двадцать первый век, и про одиночество.

Я набрал Катькин номер. Занято. Наверное, отключила телефон. Знает ведь,
что я всегда перезваниваю в таких случаях.

А может, она меня любит? Нет, это уже из области фантастики. Если бы
любила, то вела бы себя по-другому. Просто Катьке нужно что-то вроде форпоста в
нашем мужском мире. И этот форпост для нее – как раз я.

Вернувшись на кухню, я с тоской убедился, что забыл закрыть холодильник. На
полу растекалась лужица.

«Не буду убирать. Назло. Само высохнет», – подумал я. Только вот кому
назло?

В глубине холодильника все еще маячил Катькин сверток. Я сердито захлопнул
дверцу, чтобы не видеть его. Тем более есть мне уже совсем не хотелось. Какая уж
теперь еда... Старая железная дверца прищемила мне палец. Я чертыхнулся:

– Да что ж такое?!

Палец начал медленно распухать. Ну и денек сегодня! Сплошные неудачи.
Сначала с этим пропуском, потом с моей платеженеспособностью. Теперь вот еще с
Кэт поссорился. Надо сходить куда-нибудь. Развеяться. А то так весь больничный
пропадет. Я принялся задумчиво перелистывать записную книжку.

Может, Витальке позвонить? Напроситься в гости? Нет, у него сейчас, небось,
самый разгар битвы. Светлана наверняка застала его с этой родственницей поэта.
Днем-то Виталька на работу смотался. А вот теперь пришел черед... Тогда тем
более надо куда-то уехать. Второго раунда их перемирия я точно не выдержу.

Маша тоже не та кандидатура. Даже если она успела вернуться с работы.
Напроситься-то не проблема. Но в ее квартире обитает еще и хулиган Еписеев.
Значит, придется играть роль учителя, а уж никак не возлюбленного.

Мои глаза остановились на букве «Т». Правильно, Тимирязьев! Ружье, так
сказать, бьет без промаха и осечек не дает.

Я принялся накручивать диск. Палец чуть было не застрял на цифре «4»,
предпоследней в Ленькином номере.

Благополучно миновав эту неожиданную преграду, я услышал голос своего
друга. Он звучал как-то опасливо. Наверное, Ленька был с девушкой и боялся, что
звонит какая-нибудь из его поклонниц:

– Слушаю...

– Лень, ты не бойся, – успокоил я друга, – это всего лишь я.

– Уф, старик, как ты меня напугал, – бодро отозвался Тимирязьев. – Я уж
подумал, что это кто-нибудь из моих пассий. Ты на предмет чего звонишь?

Сразу напрашиваться было неудобно.

– Так, поговорить, – неопределенно бросил я.

– Ну, это ты точно не вовремя. Маман все еще у подруги. Так что нельзя
терять ни минуты...

– Ты все с той же кроссвордисткой? – поинтересовался я, вспомнив нашу
ночную беседу. – Или уже с другой?

– Представляешь, старичок, все с той же.

– Странно.

– Мне и самому странно, – шепнул Тимирязьев, – да только взяла она меня за
живое.

– Чем же это, интересно узнать?

– Да понимаешь, я все думаю: уломаю я ее или не уломаю? Спорт, в общем...

– Не уломаешь, – констатировал я обреченно. – По крайней мере, сегодня.

– Это почему же? – Ленька, как видно, не на шутку заинтересовался.

– Поверь моему опыту, такие сразу не уламываются. Вы хоть один кроссворд с
ней разгадали?

Мой друг вздохнул:

– Нет. Она все какие-то сложные выбирает. По-моему, из «Науки и жизни».

– Это она специально, – ввернул я. – Так что, пока не разгадаете, ничего
хорошего от нее не жди.

Ленька опечалился.

– Старик, что же делать? Может, ты подсобишь? Ты ведь у нас как-никак
учитель.

– Я за друга в огонь и воду готов, не то что какой-то там кроссвордик
решить! – патетически воскликнул я.

– Да ну! – обрадовался кроссвордист. – У нас тут насекомоядное болотное
растение, может, знаешь? Одиннадцать букв. Первая и последняя – «А». Третья –
мягкий знак, – в его голосе послышалась надежда. – У нас от этого насекомоядного
все зависит. В том числе и моя жизнь...

Из насекомоядных растений я знал только одно. Не исключено, что составитель
Ленькиного кроссворда – тоже.

– Альдрованда, – уверенно изрек я.

В трубке послышалось копошение, топот и восторженные возгласы. Через минуту
Ленька отозвался:

– Старик, ты гений! Подходит! А областное название черного груздя?

Я догадывался, что это «сплоень», но решил не раскрывать свои карты сразу.

– Надо бы глянуть, – соврал я. – А то по телефону как-то неудобно...


Все книги писателя Николаев Константин. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий