Библиотека книг txt » Николаев Константин » Читать книгу Брачный сезон
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Что Вы делаете на сайте?

Качаю книги в txt формате
Качаю книги в zip формате
Читаю книги онлайн с сайта
Периодически захожу и проверяю сайт на наличие новых книг
Нету нужной книги на сайте :(

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Николаев Константин. Книга: Брачный сезон. Страница 11
Все книги писателя Николаев Константин. Скачать книгу можно по ссылке s

с кубком.

Она вежливо ответила:

– Очень приятно, – и сунула мне кубок.

Я втянул живот, сорвал с шеи бусы и, почему-то уставившись на золоченые
туфельки дивы, выдул содержимое кубка до дна.

– Ну что, может, пройдешь? – поинтересовался Виталька.

Через открытую дверь виднелся краешек стола, уставленного закусками, и
разобранный диван. Я сглотнул и отказался.

– Ну, как хочешь, – с удовлетворением развел толстыми руками Рыбкин. –
Заходи, если что...

Металлическая дверь начала медленно оттирать меня на лестницу. В последнее
мгновенье я увидел портрет Виталькиной жены. Она укоризненно взирала на меня.




Глава 12

Врача вызывали?


В четыре утра меня разбудил телефонный звонок. Голова раскалывалась.
Похоже, я все-таки заболел. Зубы, правда, угомонились. Уже хорошо! Я снял трубку
мерзко дребезжащего аппарата.

– Старик, не подскажешь, сколько башен у Кремля? Забыл, понимаешь, как
вторая от Спасской, если по часовой стрелке, называется, – миролюбивый и бодрый
голос Леньки Тимирязьева, казалось, издевался. – А то мы тут кроссворд
разгадываем...

После ресторанной службы Ленька, случалось, приводил к себе девиц. Так
сказать, поклонниц, которым особенно понравились его саксофонные завывания.
Ладно, в этом ничего особенного нет. Но теперь я неожиданно выяснил, что мой
друг, оказывается, еще и псих. Кому придет в голову приводить домой женщину и
всю ночь разгадывать с ней кроссворд? Правда, Ленька жил с матерью, но это
обстоятельство ничуть не оправдывало его.

Для верности я еще раз глянул на часы – так и есть, пять минут пятого.

– Ты что, охренел? У тебя как с головой-то? Человек, понимаешь, только
заснул. Только утихомирил зубы... И тут ты звонишь!..

– Старичок, – виновато забормотал Тимирязьев, – я думал, ты не спишь...

– Теперь уж точно не буду, – зло заметил я.

– Тут такое дело. Думаешь, мне охота на ночь глядя кроссворды разгадывать?
Ошибаешься... Прямо не знаю, что и делать... Увязалась тут со мной одна.
Красивая, шельма! Ну, думаю, все – чики-брики. Купил ликера, на ананас
разорился, мать к подруге отправил ночевать... Все в ажуре. И вот, пожалуйста,
кроссворды! Уже третий час разгадываем, и хоть бы хны! Сам не пойму, в чем дело,
– пожаловался Ленька.

– Ну а я-то чем тебе могу помочь?

– Да в общем-то, ничем. Я просто думал, ты учитель, у вас там экскурсии
всякие... Ты ж наверняка знаешь, как вторая башня от Спасской...

Я взревел:

– Да ты спятил! Какие могут быть башни в четыре часа ночи!

– Старик, ты пойми, – начал оправдываться любитель кроссвордов, – чем
быстрей мы эту дрянь разгадаем, тем быстрей... Ну, ты понимаешь.

– Я понимаю только то, что в это время у человека может быть лишь одно
желание – СПАТЬ!!!

Трубка полетела на свое законное место, но заснуть я уже не мог. В носу
свербило, видимо, поднялась температура. Чертов Тимирязьев! И кто только
придумывает эти кроссворды!

«Сон, однако, бежал меня», – как писали русские классики. Или: «Ночь
пахнула в мужественное лицо Реджинальда таинственной сыростью и прохладой», –
как пишут теперь. А если выражаться без затей, пошел третий час моей бессонницы.
С улицы донеслись первые звуки. Кто-то с наивной безнадежностью пытался завести
«Запорожец». Мотор стрекотал и гремел, как пустая консервная банка. Драндулет не
заводился. Во мне кипела ярость. В конце концов все это мне осточертело. В
голове зародился план мести. К слову, это была одна из любимейших шуток нашего
физрука Мухрыгина.

На часах – десять минут седьмого. Это значит, что сон Тимирязьева в самом
разгаре, если он, конечно, спит. Да нет, наверняка спит. Насколько я могу
догадываться, девушки, которые после ликера требуют кроссворда, разгадав его,
обычно уезжают домой. С первым поездом метро. Мол, пошалили и будет. А вот
любвеобильный юноша Тимирязьев сейчас у меня попляшет. Месть будет ужасной!

Устроившись поудобнее около телефона, я набрал номер и прислонился больной
головой к динамику. Я насчитал десять или пятнадцать длинных гудков. Я так и
слышал, как надрывается телефон в жилище саксофониста. Наконец в трубке что-то
щелкнуло и раздалось сонное:

– С-слушаю, – и зевок от души.

Я выдержал эффектную паузу и сказал:

– Это в дверь...

Связь, как и положено в таких случаях, оборвалась. Я понял, что сонный
Тимирязьев внял моим словам и послушно побрел открывать дверь. Вполне
удовлетворенный, я откинулся на диване и заснул.

Утро началось, только когда я снова проснулся. Под окнами уже вовсю кипела
жизнь. Публика брела на работу. Что сейчас творится в метро! Мне, судя по всему,
сегодня с ними не по пути. Так, нужно бы позвонить в поликлинику и вызвать
участкового эскулапа.

– На вашем участке, – прострекотала регистраторша, – работает доктор
Щербино. Зайдет к вам в первой половине дня. Что-то вас, симулянтов, нынче
маловато стало...

Я оторопел, но все же спросил:

– А извините, Щербино – это он или она?

– Вера Павловна, разумеется, она, – смилостивилась регистраторша и
добавила: – Что за мужик пошел, пока не выяснит кто да что – ни за что дверь не
откроет!

Часы в ожидании доктора Щербино прошли в каком-то полузабытьи. Пару раз
звонила Катька и спрашивала, не обиделся ли я и что мне принести. Я капризно
отвечал, что не обиделся и ничего мне не нужно.

Разок позвонила Маша и спросила, помог ли мне чеснок и когда мы пойдем в
музей. Я зачем-то соврал, что чеснок помог.

– Ну вот видишь, – гордо сказала мадам Еписеева. – Я всем, всегда и от
всего советую чеснок. В крайнем случае можно лук...

О повышенной температуре я решил не распространяться, а то посоветует еще
какое-нибудь народное средство, вроде мочевых примочек на уши или полоскания
горла канализационной водой. Пришлось пообещать Марии, что музей мы посетим в
ближайшие дни.

Перед самым приходом врача позвонили из школы. Завуч Римма Игнатьевна
отчитала меня за то, что я прогуливаю собственные уроки. Услышав о моем
нездоровье, она смягчилась и – в ее представлении, по-матерински, а по-моему,
грубовато – пожелала мне скорейшего возвращения в родимые пенаты.

Наконец раздался долгожданный звонок в дверь. Походкой разбитого параличом
ландскнехта, которому приходится тащить на себе чугунные латы и раненого
товарища, я двинулся на звук.

– Кто? – спросил я визгливым старческим голосом.

Дверного глазка у меня не было.

– Врач, – прозвучало по ту сторону.

Но и по голосу было непонятно, мужчина это или женщина. Ситуация напоминала
известную сказку «Волк и семеро козлят». В роли волка выступал посетитель, а в
роли семерых козлят – ваш покорный слуга.

– Как ваша фамилия? – поинтересовались напуганные милицейскими сводками в
газетах козлята.

– Щербино, – невозмутимо ответил волк.

Я пощелкал полусломанным замком и впустил эскулапа в дом. Но волк оказался
самой настоящей козой, правда несколько увеличенных размеров.

Все в этой женщине было под стать высокому званию врача: и желтые глаза-
блюдца, и ноги башенного крана, опирающиеся на блестящие лодочки копыт, и даже
белый халат, свернутый в походную скатку.

Щербино изумленно уставилась (так и хочется сказать «уставилось») на меня.

– На что жалуетесь? – спросила она басовито. – На это? – и указала на мои
роскошные синяки.

– Да нет, – смутился я, – это как раз пустяки. Вот температура...

– Понятно, – сказала докторесса. – Где у вас можно помыть руки?

Проследовав в ванную, она серьезно, будто ей предстояла сложная
хирургическая операция, принялась скоблить обмылком свои ручищи. Завершив эту
процедуру, Щербино, как оживший памятник, прошествовала в мою захламленную
комнату. Там она уселась за журнальный столик и принялась строчить на
голубоватом листке бюллетеня. Столик нервно трясся. Ножки его подгибались под
напором докторского почерка.

Закончив писать, Вера Павловна поднялась. Ее добротно сделанные суставы
захрустели, как первомайский салют в весеннем небе.

– Откройте рот, – приказала она.

– А-а-а, – послушно сделал я.

– ОРЗ, как я и предполагала...

Около моего носа огромной птицей пронеслась рука врача с желтым кольцом на
пальце, больше похожим на одну из гаек, которыми скрепляют домны. Батюшки, да
каков же тогда муж этого монстра?! Внезапно я показался себе маленьким и щуплым,
хотя вышеназванными качествами никогда не отличался.

Указав на синий листок, немногословная Щербино молча затопала к двери.

– А что мне пить? – просипел я.

– А вот пить вам нужно меньше, – изрекла Вера Павловна, выразительно глянув
на мои подглазья.

– Я имею в виду лекарства...

– Там все написано – анальгин, – докторесса взялась рукой за слабенькую
ручку моей двери и добавила: – Больной, вы в состоянии проводить даму?

Я проковылял к двери. В моей голове теснились мысли: «Не дай бог! Жениться?
А если попадется этакое чудище?»

Щербино рванула за ручку. По полу покатился винтик и затих под вешалкой.
Дверь распахнулась. В проеме стояла Катька с сумками. Не обращая внимания на
гороподобное существо, она выпалила торопливой скороговоркой:

– Уф, как ты меня напугал! Пришлось отпроситься у моих бритоголовых. Живо
бери сумки. Там жратва, а в маленьком пакетике – байеровский аспирин. Говорят,
помогает... Ну, чао!

Сквозь грохот шагов, издаваемых докторскими ступнями, послышался перестук
Катькиных каблучков. Потом хлопнула дверь подъезда и все стихло.




Глава 13

Международный мужской день


Я набросился на принесенную мадам Колосовой еду, запивая ее шипучим
немецким аспирином. Черт возьми, это было совсем неплохо! Катька появилась, как
всегда, вовремя – когда я окончательно было лишился последних остатков
человеколюбия.

Насытившись, я сложил тарелки в ванну (ну не мыть же их сейчас, когда еле
отрываешь хвосты тапочек от пола) и подошел к журнальному столику, где доктор
Щербино оставила синенький бюллетень. Ура! Целых четыре дня я могу не толкаться
в троллейбусе, не видеть гнусную морду Мухрыгина, не здороваться с Сонечкой и
Риммой Игнатьевной! Но четыре дня кряду валяться на диване в мои намерения тоже
не входило.

После аспирина мне заметно полегчало. Я натянул серенькое пальтецо,
тщательно обмотался шарфом и решил прогуляться. Боже, как давно я нигде не был!
Если не считать «Театра Мошкарева». А Марина все-таки ничего! Но театр я,
конечно, не потяну – денег не хватит. А вот музей какой-нибудь... Надо позвонить
Марине, может, она в музей со мной сходит?

Как был, в пальто и ботинках, я вернулся в комнату и ухватился за
телефонную трубку. Вместо Марининого щебетанья я услышал недовольный мужской
голос.

– Здравствуйте, – не сориентировался я, – нельзя ли Марину?

– А кто ее спрашивает? – сердито поинтересовался голос.

– Это Арсений. Ее друг, – зачем-то добавил я.

Повисла пауза. Видимо, на том конце переваривали информацию.

– Вот что, «друг», – пугающе спокойно заговорил мужчина и тут же сорвался:
– Вешай, к едрене фене, трубку и заруби себе на носу: если ты еще раз сюда
позвонишь, то я выдерну из розетки твой телефонный штепсель, суну его тебе в
одно ухо и вытащу из другого! Усек?

– А в чем, собственно... – «дело», хотел сказать я, но не договорил. Где-то
в глубине Марининой квартиры послышалась возня, и женский голос сдавленно
крикнул:

– Пусти меня, урод! Не смей меня трогать! Ай!

Что-то зазвенело. Через секунду слабый голос проговорил:

– Сеня! Ты меня слышишь?

– Слышу, – машинально ответил я. И тут она тоже перешла на крик: – Сеня! Я
люблю тебя, а не этого урода! Ты гений, слышишь? Ты, а вовсе не он!

– А-а, так это Мошкарев!!! – донесся мужской бас. – Я сейчас ему пасть
разорву!

– Да ты не стоишь мизинца ДАЖЕ Мошкарева! А это не Мошкарев...

– У него сейчас вообще не будет мизинцев! Нигде!

Я испуганно пошевелил пальцами в ботинках. Из трубки опять донеслась возня,
голос Марины взвизгнул:

– Арсений и без мизинцев гениальнее тебя, урод!

На этом связь оборвалась. Видимо, «урод» разбил телефон. Скорее всего, я
нарвался на гениального мужа Марины. Да, гении, как известно, одержимы демоном
ревности. Но зачем в таком случае оставлять жену? Не понимаю.

Итак, Марина отменяется. Хороша же Катька – сосватала мне подруженьку! А
если бы мне понравился ее экспериментальный театр и у нас с Мариной что-нибудь
завязалось? Представляете себе: вернулся бы этот самый гений и лишил меня слуха,
дара речи и всех мизинцев в придачу!

Значит, остается Мария. У нее, по крайней мере, муж не гений, а всего лишь
погибший летчик-испытатель. Да и тот, как выяснилось, вырезан из журнала.

Придя в себя и выпив еще один стаканчик шипучего аспирина, я набрал номер
мадам Еписеевой. Как назло, в трубке опять раздался мужской голос (день, что ли,
сегодня такой!). На сей раз это был хулиган Елисеев.


Все книги писателя Николаев Константин. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий