Библиотека книг txt » Никитин Юрий » Читать книгу Русские идут 3 (На Темной Стороне )
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Какой формат книг лучше?

fb2
txt
другой

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Никитин Юрий. Книга: Русские идут 3 (На Темной Стороне ). Страница 12
Все книги писателя Никитин Юрий. Скачать книгу можно по ссылке s
Назад 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 Далее

Валентин быстро зыркнул в зеркальце заднего хода. Дорога выскальзывала из-под колес, виляла, сзади мелькнул жигуленок грязно-серого оттенка, погони нет, да и кому гнаться, только девчонки в состоянии завести мотоцикл... Странно, что Тарас ни одной из ней не врезал, а ведь ненавидит шалав.
Дмитрий вцепился в борт, джип прыгал как горный козел, Валентин в одном месте дернул руль, джип резко свернул, проехал на двух колесах, мелькнул желтый полуобвалившийся кювет, дальше под колеса бросалась серая земля, трава шелестела, но теперь все дальше удалялись от дороги.
За несколько сот метров до магистрального шоссе Валентин остановил машину, Тарас выпрыгнул и во мгновения ока сменил табличку с номером. Старую тут же с такой силой воткнул в землю, что скрылась полностью. Дмитрий видел как он топнул каблуком, вгоняя поглубже, Валентин нетерпеливо покрикивал, в руке Тараса блеснул пузырек, Дмитрий видел короткую струю аэрозоли, что вырвалась словно из широкой ладони.
— Я думал, — сказал он, — у вас таблички термитные... Поднес спичку, тут же сгорит дотла. Бесследно.
Тарас рыкнул:
— Не умничай. Умнее тебя а тюрьме сидят!
— А что? — не понял Дмитрий.
— Бесследно, — передразнил Тарас раздраженно. — Так и дадут казенное добро переводить! На операцию отпускают со скрипом...
Машина снова дернулась, на этот раз выкатили и понеслись хоть и с превышением скорости, но кто ее не превышает, а на дальше на повороте им даже помигали фарами, предупреждая о близком посте ГАИ.
Запах от Тараса мигом выветрился, но там в лесу, где осталась табличка, ни одна собака не возьмет след и не отыщет ее. Осталось только сменить рубашку Тарасу, но, похоже, Валентин это уже предусмотрел...
Тарас расположился на заднем сидении, руки раскинул сзади. Мокрые волосы быстро подсыхали, ссадины скрылись под эластичным кремом, а рубашку в придорожном магазинчике с гордым названием Супермаркет подобрали под расцветке точно такую же. Правда, не по размеру, но короткие рукава Тарас закатал выше локтей, а ворот расстегнул по пояса, выставив ветерку волосатую грудь.
Дмитрий сидел рядом с Валентином, тот надменно и неотрывно смотрел вперед, руки уверенно лежали на оплетке руля.
— Какая муха тебя укусила? — спросил Валентин брезгливо.
Тарас буркнул:
— Не знаю. Просто не знаю... Обрыдло все, понимаешь? В стране такое, а это...
Когда дерьмо поверху плавает, то ни черта, кроме дерьма, и не видно. Откуда у них такие мотоциклы? У одного знаешь какой харлей?.. Семьдесят тысяч долларов отдай и не пикни!.. А на нем такое чмо сидение трет, что завтра точно расшибет всмятку!
— Сидение?
— Харлей, дурень!
— Ничего, — утешил Валентин, — папочка другой купит. Еще круче.
— Круче не бывает, — огрызнулся Тарас. — Было бы круче, это чмо на нем бы красовалось.
Валентин сказал, глядя прямо перед собой:
— Уже не покрасуется. Что с тобой творится, Тарас? Двоим сломал руки, ладно. Но одного просадил монтировкой насквозь. Никакая скорая уже не спасет.
Тарас сказал без сожаления:
— В самом деле? Гм, надо ж было как-то обороняться. Он же мог той монтировкой прическу испортить! Не знаю, Валентин, что со мной. Но если не пошлют на что-то нужное стране, я сам выйду на улицы и буду наводить порядок, как умею.
Валентин фыркнул:
— Ломать руки рокерам?.. Или переводить старушек через дорогу?
Дмитрий со злостью поглядывал на аристократический профиль лейтенанта. Ветер трепал волосы, лохматил длинные ресницы, Валентин опускал веки, но выглядело, что щурится высокомерно и нагло. Сказать бы, мелькнуло у Дмитрия, что он совсем недавно как раз и наводил порядки, как умел, не дожидаясь действий правительства. На каждого мерзавца, застреленного по контракту, убирал пару бандитов с другой стороны, а то и третьей, стремясь стравить этих пауков. Они в самом деле тут же начинали свои тайные войны, и опять у него увеличивался фронт работ.
Тарас прорычал со злобой:
— Я пойду в вольные охотники! Буду их убивать, пока самого не убьют. Я не могу из года в год бить по чучелам, когда юсовцы окружили нас со всех сторон, когда уже закидывают десанты в Москву!
Валентин поинтересовался:
— Кого их? Рокеров? Ты всерьез считаешь, что они и есть основная угроза России?
Тарас огрызнулся:
— А что, члены правительства, вот так на харлеях? Кого достану, кого и бью. Да и вообще... К черту, мне эти тонкости политики! Одно я знаю: это моя страна!
Хорошая или плохая, но моя. И буду защищать! Даже с продажным правительством, депутатами-идиотами, тупыми генералами и пьяным вдрабадан народом!.. У них там, за океаном, элитные войска не сокращают. Напротив, еще как напротив!..
Глава 12
Караульный опять же вручную открыл ворота, никаких сервомоторов, Валентин загнал джип в гараж, Тарас вылез первым, Дмитрий заметил, что сержант старается не прихрамывать, а когда ступает на правую ногу, слегка задерживает дыхание.
— Мы как раз к ужину, — заявил он бодро.
Валентин фыркнул с отвращением:
— Куда в тебя столько влезает?
В столовой народу не больше половины, похоже, не только их отпустили на выходные. Кому-то явно разрешается даже с ночевкой... Надо запомнить, подумал
Дмитрий. Надо запомнить.
Тарас жизнерадостно махнул девушке в столовой:
— Привет! Нам на троих, Валентин сейчас явится.
— Так долго машину сдает? — поинтересовался Дмитрий.
— Да нет... Отчет. Понимаешь, мы обязаны обо всем докладывать.
Дмитрий насторожился:
— Неужели обо всем расскажет? Это же подсудное дело.
Тарас повел плечом, поморщился:
— Вряд ли все... Меньше знаешь, меньше виноват.
С подноса на их стол перекочевали глубокие тарелки с украинским борщом, бифштексами, Тарас умолк и с урчанием придвинул обеими руками тарелку. Дмитрий ел вяло, это Тарасу надо восстанавливать силы и заживлять травмы, Валентин так и вовсе не вставал с сидения, где он сейчас, кому и что именно докладывает...
На подходе к красному уголку еще издали услышали громкие голоса. В большой комнате, где стоял телевизор с большим экраном, парни орали друг на друга,
Дмитрий видел красные от злости лица, выпученные глаза.
По экрану мелькали кадры с чернобородыми молодцами. Рукава закачаны, в пятнистой форме, через плечо у каждого автомат, спина прямая. Вскрикивали женщины, голос за кадром возбужденно бубнил о противоправных действиях, на которые однако нельзя отвечать другими противоправными действиями, ибо что допустимо бандитам, непозволительно стране с такой высокой культурой, которая дала Пушкина, Толстого и Достоевского...
Тарас прорычал:
— Если при мне кто-то скажет о Достоевском, убью гада.
— Не любишь Достоевского? — спросил Дмитрий шепотом.
— Да я не знаю, кто это, — огрызнулся Тарас. — Только знаю, что как только о
Достоевском, так сразу же какая-то мразь, педерасты, нихренанеделанье!
Один из спецназовцев оглянулся, заорал:
— Тарас пришел!.. Тарас, скажи им!.. Да все то же: наших захватили в этой гребаной Чечне!.. Как овец взяли, повязали, только что не поимели! А может, и поимели для смеху, наши все равно не признаются!.. Троих олухов!
— Наших? — изумился Тарас. — У кого это такая вязаловка выросла?
— Да нет, наших... в смысле, русских. Простых портяночников.
Второй, в которой Дмитрий узнал Макса, бросил раздраженно:
— Сами виноваты. Они были на посту! Почему сразу стрельбу не открыли?.. Это ж не в Москве, а на границе.
Сзади послышались шаги. Валентин вошел вслед за Тарасом и Дмитрием, обменивался рукопожатиями, хлопками по спине, Дмитрий следил за ним уголком глаза. Валентин выглядит чуть более оживленным, чем по приезде, глаза лихорадочно блестят, на щеках красные пятна.
Тарас плюхнулся в кресло, ему подвинули цилиндрик пива. К удивлению спецназовцев, Тарас подвигал складками на лбу, брезгливо отодвинул. Тому, кто час назад нахлебался свежайшего, на консервированное смотреть противно.
— А что скажет новенький? — вдруг спросил кто-то.
Дмитрий узнал голос Валентина, тихий и вкрадчивый. Головы начали поворачиваться в сторону стажера, который всегда старается тихой мышкой держаться в уголке.
Тарас встрепенулся:
— А в самом деле, что думаешь ты? Кто виноват?
Дмитрий насторожился, но на него смотрели десятки пар глаз, он перевел дух, сказал медленно:
— Виноваты те, кто правят нами. А кто правит? Кого сотни лет стараются вытолкать из страны, но не получается...
— Это он о ком? — спросил кто-то.
— О жидах, — пояснил кто-то авторитетно. — Во всем виноваты жиды, это ж известно!
— Я как-то заглянул в хронологию, — продолжил Дмитрий слегка волнуясь, — там я такое увидел... В 1129-м году евреев изгнали из Англии, в 1132-м изгнали из
Франции, в 1134-м — из Испании, в 1137-м — из Португалии, в 1150-м — из
Германии, в 1159-м — из Чехии, в 1203-м — из Сирии, в 1207-м — из Персии...
Словом, куда ни глянь, отовсюду изгоняли, только из России — ни разу. Там, в этой хронологии подавалось как несправедливость к евреям, а я тогда подумал, что не могли ж все сговориться! Значит, дело не в нехороших нациях, а что-то в самих евреях не то?
Он видел как Валентин морщит лоб, наконец переспросил с недоверием:
— А ты уверен, что из Испании изгнали именно в 1134-м?
— А при чем тут точная дата? — огрызнулся Дмитрий. — Где-то в это время, я не запоминал точно. Так о-о-очень длинный столбик изгнаний из разных стран. Если очень надо, освежи. Хотя ты можешь и так знать...
Валентин насторожился:
— Это почему же?
— Да так, — ответил Дмитрий нагло. — У меня такое чувство. Расовое или национальное, как хочешь.
В комнате настала мертвая тишина. Валентин медленно поднялся. Дмитрий тоже встал, принял боевую стойку. Их разделяла комната, но ее можно одолеть одним прыжком. Некоторое время они мерили друг друга взглядами. Дмитрий чувствовал боевую ярость, в нем бродила злая мощь, вздувала мускулы, требовала выхода.
Он сделал приглашающие жест:
— Ну давай же!.. Это не доллары менять. Посмотрим, стоят ли чего евреи в прямой схватке?
Валентин медленно и страшно бледнел. Его руки согнулись, тело напряглось, в этот момент Тарас звучно ударил его по плечу:
— Валька, перестань. Ты что, такой же малек?.. Ему можно, он еще зеленый, а ты даже подумать не моги.
Валентин с трудом оторвал взгляд от новичка, что осмелился бросить вызов ему, ветерану каскадеров, шумно выдохнул, сел и демонстративно повернулся к телевизору.
Тарас сказал громко, стараясь разрядить напряжение:
— А я пойду давить этих жидов на хрен, — сказал он вдруг. — Если наше руководство сопит в тряпочку, то мы имеем право брать закон в свои руки. А что, не так?
Он покосился на Валентина, заранее ощетинился, ожидал колкости или иронии, но тот ответил неожиданно мирно:
— Конечно, имеем. Тарас громко ахнул:
— Вот видите? Даже это... этого проняло. Достало! У него тоже, видать, остались... э-э... остатки зачатков души. Может быть, даже русской души, хотя я тоже, глядя на его рожу...
Валентин вскинул одну бровь, смотрел с иронией, а когда Тарас на мгновение умолк, сказал очень мирно и вкрадчиво:
— Давай сперва прикинем. Хоть мы не генштабисты, но все-таки последствия просчитываем? Тем более что нам всегда большая самостоятельность дадена.
— Прикинем, — согласился Тарас. — Вот я вырежу пару их семей. Они поднимают вой, газетчики раструбят количество жертв... прибрешут, понятно, и уже завтра они побегут в Шереметьево с чемоданами. Пусть даже в тех чемоданах будет битком набито долларами, я даже отнимать не стану. А может, правда, и стану...
— Побегут?
— Побегут, — ответил Тарас свирепо.
Валентин обвел задумчивым взглядом комнату, полную этих злых парней, взгляд остановился на крепко сбитом спецназовце, рыжеволосом как ирландец и сложенным, как англичанин со старых карикатур. Тот сидел с отрешенным видом, глядел не в телевизор, а мимо.
— Костя!.. Костя, очнись. Ты слышал, о чем здесь речь? Парень лениво повернулся:
— Что? А, так об этом каждый день говорят. Старые раны если не болят, то чешутся.
— Ты что-нибудь скажешь?
Дмитрий видел, как спецназовцы умолкают, все взгляды обратились к этому парню, которого он раньше не замечал вовсе. Тот видел, что все взоры скрестились на нем, сказал мягким убеждающим голосом, таким же рыжим, как он сам:
— Ну, ребята, вряд ли вам такое интересно... Не касаясь технических тем, я хотел бы обратить ваше внимание вот на что. Само по себе умерщвление пяти, двадцати или пятидесяти евреев столь же эффективно, как истребление тараканов с помощью молотка: ну, отложат тараканы чуть больше яичек... Ну-ну, Тарасик, не вскидывайся! И не надо на меня зверем. Я ж не говорю, что этого не надо делать вообще. Напротив, делать надо, но вся проблема выглядит несколько иначе.
Тарас сказал раздраженно:
— Ты кота за это место не дергай, не дергай! Говори по-человечьи.
— Одни и те же действия, — продолжил Костя так же мягко и почти вкрадчиво, — или очень похожие, могут вызвать совершенно разную реакцию в обществе... как российском, так и еврейском. Все зависит от того, как преподнести. Вы не подумали, что им самим выгодно симулировать погром? Причем с настоящими трупами!
Как результат: русские «от можа и до можа» чувствуют себя облитыми дерьмом; евреи получают негласную индульгенцию на устройство любых безобразий еще на полгодика. Именно в подобное дерьмо, можно вляпаться, если заранее не подумать о символическом оформлении собственных действий. Поэтому обработка общественного мнения должна предшествовать любым силовым акциям, а возможность «перехвата» — заранее нейтрализована. Еще не ясно?
Тарас всхлипывал и вытирал слезы, а Макс сказал сожалеюще:
— Да, скоро потеряем Костю...
— Убьют?
— Или убьют — чересчур умный, или заберут в Генштаб, а там загрызут бездари. Все одно ему хана. Так что в долг давать не стоит. Разве что до получки, да и то риск...
Дверь распахнулась, в светлом проеме возникла темная фигура. Широкая, с угрожающе растопыренными руками:
— Дмитрий Човен! Дмитрий вскочил:
— Здесь!
— К полковнику, — велел темный человек. Лицо разглядеть не удавалось, но по голосу это был один из старичков. — Немедленно, стажер!
Дмитрий ринулся к выходу, а оставшиеся переглянулись. Этого стажера вызывают к полковнику что-то чересчур часто.
Глава 13
Не отрывая глаз от экрана, Ермаков неумело двигал мышью по коврику. Дмитрий усмехнулся от двери, затем увидел, что мышь не просто трехкнопочная, а еще и с какими-то кнопками и рычажками.
— Сержант Човен прибыл! — доложил Дмитрий. Ермаков повернул голову. Дмитрий ощутил невольную дрожь по всему телу. Глаза полковника, серые, как поверхность железа, смотрели холодно и безразлично, но появилось ощущение, что нечто забралось вовнутрь и ш

Конец ознакомительного фрагмента
Полную версию можно скачать по ссылке


Назад 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 Далее

Все книги писателя Никитин Юрий. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий