Библиотека книг txt » Незнанский Фридрих » Читать книгу Журналист для Брежнева или смертельные игры
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Что Вы делаете на сайте?

Качаю книги в txt формате
Качаю книги в zip формате
Читаю книги онлайн с сайта
Периодически захожу и проверяю сайт на наличие новых книг
Нету нужной книги на сайте :(

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Незнанский Фридрих. Книга: Журналист для Брежнева или смертельные игры. Страница 20
Все книги писателя Незнанский Фридрих. Скачать книгу можно по ссылке s

Наши «девочки» разом примолкли и протрезвели, поглядывая то на меня, то на Светлова, то на официанта. Нужно сказать, что и мы со Светловым тоже мгновенно пришли в себя.

– Где здесь телефон? – спросил я, и официант тут же увел меня в кабинет метрдотеля. Я спешно набрал номер дежурного ГУИТУ[3 - Главное управление исправительно-трудовых учреждений] МВД СССР, заказал ему срочную установку: по ВЧ связаться с Архангельским облуправлением ИТУ и проверить, где этот Акеев – в колонии или в «бегах». Через три минуты был ответ: «Виктор Акеев, заключенный исправительно-трудового учреждения УУ-121, личный номер 1553, расконвоирован и переведен за отличное певедение и ударный труд на стройку народного хозяйства в том же городе Котлас, где и находится в настоящее время до полного отбытия срока наказания».

– Спасибо, – говорю я в трубку и тут же звоню в Аэрофлот: – Ближайший на Котлас?

– 10.40 утра.

– А раньше нет?

– Ушел час назад.

И двигаюсь обратно в зал в полной уверенности, что наши со Светловым «девочки» уже сбежали от нас с перепугу. Но ничего подобного! Наоборот, они обе прилипли к Марату, их глаза заблестели любопытством и восторгом – еще бы! Познакомились с настоящим подполковником из уголовного розыска!

– А мы-то думали, что вы нам мозги пудрите, – откровенно сказала моя блондинка. – Мы думали, что вы какие-нибудь завмаги или фарцовщики, мы вам «динамо» хотели сделать, а вы…

Она смотрела на меня с восторгом и говорила мне теперь только «вы», хотя мы еще час назад выпили на брудершафт и она было перешла на «ты» так легко, будто не она мне в дочки годится, а я ей в сыновья.

– Утром летишь в Котлас, – коротко сказал я Светлову в ответ на его вопросительный взгляд. – Остальное – после. Ну что? Пора по домам, девочки. Где вы остановились? Мы вас подбросим…

– Как это?! – возмущается моя блондинка. – А кто говорил: «потанцуем, музыку послушаем, еще не вечер»?

А «бэби-вумен», облизнув свои пухлые губки, добавляет, глядя Светлову прямо в глаза:

– Так не пойдет, товарищ подполковник! Это «крутить динамо» называется. Закадрили, напоили, потанцевали и – что? А еще Московский уголовный розыск! Не то я с этим Балаяном уйду…

Пришлось отвечать за свои гусарские поступки. Муровская «Волга» Светлова всю ночь простояла под моими окнами в Измайловском парке, а утром помятый Светлов позвонил жене, наплел ей что-то насчет оперативно-розыскных мероприятий и умчался на Петровку выписывать себе командировку в Котлас.

– Преступников мы еще с тобой не поймали, – сказал мне на прощание Светлов, – а вот как насчет триппера?




Среда, 6 июня, полдень




АКТ ЭКСГУМАЦИИ И СУДЕБНО-МЕДИЦИНСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ ТРУПА ГР-КИ ДОЛГО-САБУРОВОЙ О.П.

6 июня с.г. мною, судебно-медицинским экспертом морга № 3 бюро судмедэкспертизы Мосгорздравотдела Коганом А.Б. по поручению следователя по особо важным делам при Генеральном прокуроре СССР – тов. Шамраева И.И., в его присутствии и в присутствии понятых, на Востряковском кладбище в гор. Москве, произведена эксгумация и судебно-медицинское исследование трупа гр-ки Долго-Сабуровой О.П.

При этом установлено:

Наличие рвотных масс в дыхательных путях, бледные, без кровоподтеков ссадины вокруг рта, мелкие царапинки, небольшое кровоизлияние вокруг дыхательных отверстий свидетельствуют о том, что смерть наступила в результате задушения от закрытия отверстия рта и носа.

Потерпевшая могла быть задушена с помощью предмета, крепко прижатого к лицу, таким предметом могла быть подушка.

Экспертиза приходит к заключению, что смерть гр-ки Долго-Сабуровой О. П. наступила насильственным путем, а не естественным, как ранее указано в медицинских документах и справке о причине смерти, выданной Дзержинским ЗАГСом города Москвы.

Судмедэксперт А. Коган

Подписи остальных присутствующих лиц…


Я сижу над этим актом и думаю, какой ценой он мне достался и на какой ляд он мне нужен. Обычно, чтобы добиться эксгумации трупа и заставить медэксперта произвести исследование, нужно хлопотать неделю – эксперты расписаны по моргам заранее, на кладбищах не найдешь рабочих, чтобы разрыть могилу, и т. д. Сегодня все эти хлопоты я спрессовал в три часа, это стоило мне нервов, собственных денег (нужно было дать рабочим Востряковского кладбища хотя бы на бутылку), а главное – это отняло у меня целое утро. И что? Да, моя версия оказалась верна – старуху прикончили через два дня после гибели Шаха-Рыбакова. Но кто ее убил? И какое это имеет отношение к Белкину?

Сколько ни сочиняй, ничего путного в голову не приходит, и я вижу, что кроме дополнительной работы – еще одного преступления – ничего в моем деле не прибавилось. Что, что еще нужно сделать, чтобы отыскать этого журналиста, черт бы его душу взял! Сегодня третий день поиска, практически – по данному мне сроку – сегодня и завтра пик нашей подготовительной работы, и накопленная информация должна дать конкретные качественные результаты, но…

Мне нужна, мне позарез нужна эта Айна Силиня! Предъявить ей портрет Акеева, Гридасова и даже этого Долго-Сабурова, и если она хоть в одном из них опознает кого-то из похитителей, я вытащу за это звено всю цепь. Но если ни один из них не был в тот день на Курском вокзале, то все – три дня коту под хвост и начинай все сначала, но как?

Я снимаю трубку, заказываю срочный разговор с Ригой, с начальником рижской милиции. Пароль Прокуратуры СССР действует на телефонистку безотказно. Через двадцать секунд слышу уже мягкие голоса рижских телефонисток, и затем певучий, с прибалтийским акцентом голос секретарши подполковника Роберта Барона. Я не понимаю ни слова по-латышски, но догадываюсь: телефонистка объясняет секретарше, что звонок срочный, из Московской прокуратуры.

Наконец, подполковник берет трубку и я говорю ему с места в карьер:

– Слушайте, подполковник. Вам что нужно? Чтобы вам Чурбанов позвонил или Щелоков?

– А в чем дело?

– Вчера утром я послал вам срочную телеграмму и вечером оставил телефонограмму – мне срочно нужна свидетельница Айна Силиня. Я просил обеспечить ее явку на сегодняшнее утро. Уже двенадцать двадцать, а от вас ни слуха.

– К сожалению, товарищ советник юстиции, лица, которое вы вызываете, сейчас в Риге нет.

– А где она?

– Соседи сказали участковому инспектору милиции, что она с родителями уехала отдыхать на Взморье.

– Куда именно?

– Этого они не сказали, товарищ советник… – Барон говорит по-русски с акцентом и в голосе у него некоторая усмешка: мол, конечно, выполняем ваши просьбы и в общем-то подчиняемся вам, но в то же время… Нечего нам приказывать, у нас своя республика.

Однако мне некогда играть с ним в этот политес, я говорю:

– Слушайте, подполковник. Дело, которое я веду, связано с отъездом Леонида Ильича на Венскую встречу с Картером. В нашем с вами в распоряжении считанные дни. Эта Айна Силиня должна быть у меня сегодня. Даже если вам придется перекопать все Рижское взморье. Вы меня поняли?

Он молчит. Ему нужно время, чтобы перестроиться и понять, действительно ли ему придется перекопать все Рижское взморье или есть шанс уйти от этой работы. Он спрашивает осторожно:

– Скажите, а товарищ Щелоков действительно в курсе этого дела?

– Щелоков, Руденко, Суслов и Андропов, – говорю я. – От кого из них вы хотите получить телеграмму, чтобы найти девчонку?

– Ну-у, зачем так?… Я не знаю – мнется этот рижский Барон, понимая, что лучше не заставлять меня идти к Щелокову или Суслову за такой телеграммой. Если каждый начальник милиции будет требовать от министра подтверждения полномочий его помощников, это не может вызвать ничего, кроме гнева начальства. Тем более, если действительно я веду дело по прямому указанию ЦК…

Я говорю:

– Пожалуйста, подполковник, имейте в виду – я веду это дело по прямому указанию ЦК, и каждый час может стать решающим. Все, кто будет способствовать успешному проведению дела, забыты не будут, вы меня поняли? Она нужна мне сегодня, кровь из носу!

Кнут и пряник – верное средство, подполковник меняет тон:

– Хорошо. Сегодня я займусь этим лично. Куда вам звонить?

Конечно, если речь идет о внеочередной звездочке и о получении полковничьей папахи, подполковник займется этим сам, лично. Я даю ему свой рабочий и домашний телефоны, телефон приемной Руденко и телефон третьего отдела МУРа, где всегда дежурит кто-то из светловских «архаровцев».

Он спрашивает:

– Я могу привезти ее приводом, если она откажется ехать?

– Безусловно, постановление я подготовлю. В нашем деле формальности должны отступить на второй план.

С этой минуты подполковник Барон и вся рижская милиция начнут в прямом смысле перелопачивать все Рижское взморье, и я думаю, через час-полтора Юрмала будет просто кишеть оперработниками, стукачами, сексотами, сотрудниками наружной службы Латвийского МВД.

Я положил трубку. Теперь мне оставалось только ждать. Ждать, когда Барон найдет эту Айну Силиня, ждать, что там, в Котласе, узнает Светлов об этом Акееве, ждать сообщений из Баку, ждать завтрашнего прибытия в Москву поезда № 37 Ташкент–Москва с бригадиром Германом Долго-Сабуровым, и ждать, не найдет ли бригада Пшеничного на Курской дороге какого-нибудь свидетеля ночного убийства (убийства или несчастного случая?) Юрия Рыбакова.

Я сонно верчу в руках какие-то бумаги – после греховной ночи больше клонит в сон, чем к работе. Конечно, больше всего меня бы сейчас взбодрил телефонный звонок из Баку, Котласа или хотя бы с Курской железной дороги. Почему-то я не верю, что этого Зиялова можно вычислить, если сличить списки соучеников Белкина со списком пассажиров ташкентского рейса. Наверное, потому, что это было бы слишком просто, а мне никогда в жизни ничего не доставалось вот так, запросто. И еще потому, что я уже не верю этому Белкину и его рукописи. Если он наврал, что жил у Свердлова, то почему бы ему не наврать, что Зиялов был его школьным соучеником?…

Не знаю, думаю я об этом уже в дреме или еще бодрствовал, но когда я каким-то сверхчутьем поднял голову от бумаг и взглянул на дверь, то увидел, что в дверях стоит Генеральный прокурор СССР Роман Алексеевич Руденко. В маршальском мундире, гладко причесанный, он молча смотрел на меня в упор своими блекло-голубыми глазами, словно подслушивает мои мысли или читает их на расстоянии. А встретив мой взгляд, усмехается:

– Что-то не вижу огонька в работе…

Примерно раз в месяц Генеральный, согласно новым либерально-демократическим веяниям, самолично обходит кабинеты управлений и следственной части, калякает о том, о сем с подчиненными, – так сказать, проявляет участие к личной жизни и условиям работы. Но сегодняшний его визит явно связан не только с этим. Я поднимаюсь в кресле:

– Здравствуйте, Роман Андреевич.

– Здравствуй-то здравствуй… – он подходит к моему столу и теперь рассматривает меня в упор. – Что это у тебя вид помятый и мешки под глазами? Холостяк. Поди, буйствуешь по ночам?

Я стараюсь дышать в сторону, чтоб хоть не унюхал коньячно-водочный перегар.

– Да уж где сейчас буйствовать, Роман Андреич? Вы мне такое дело навесили!

– Ну, докладывай. Что мне в ЦК сообщить? Будет Белкин или не будет?

– Ну-у, как вам сказать? Ищем. Нашли свидетеля похищения, кажется, знаем одного похитителя…

– «Ищем», «кажется»! – передразнил он меня. – Энтузиазма нет в голосе, твердости. Хреново, брат. Имей в виду, четыре дня осталось. Может, тебе помощь нужна? Где твоя бригада – этот Светлов и как его…Житный? Ржаной?

– Пшеничный, – подсказываю я. – Светлов сейчас в Котласе, ищет одного зека. А Пшеничный на Курской дороге. Ищет свидетелей убийства этого бакинского парня, приятеля Белкина.

– Не знаю, не знаю, – он постучал костяшками пальцев по столу. – Тебе видней, ты в деле, но… Одного загнал куда-то в Котлас, другой ищет свидетелей убийства. Убийство никуда не денется, знаешь. А вот Белкин нужен и желательно – живой. А то как в ЦК докладывать? Что мы в своей стране человека найти не можем?

Я молчал. Сегодня в моем положении нужно молчать и ждать. Даже если бы он дал мне сейчас еще пять помощников – что с ними делать?

Подняв трубку над телефоном, он повернул диск – как-будто бы рассеянно или случайно – и, удерживая повернутый диск карандашом, вдруг спросил, глядя мне прямо в глаза:

– А как ты Светлова получил? Тебе его Щелоков назначил?

Так вот зачем он пожаловал? И вот почему крутит этот диск и даже зажал его карандашом. Какая прелестная картина: Генеральный прокурор СССР боится, что телефоны его Прокуратуры прослушиваются КГБ, и в разговоре со своим следователем на всякий случай отключает телефон! И при этом мы оба делаем вид, что я не вижу этого жеста, не понимаю его значения.

Коротко, в нескольких словах я рассказываю историю с зятем Брежнева – Чурбановым, с бриллиантами и брошью, которую он взял, чтобы показать Галине. Генеральный слушал с явным удовольствием. Я даже удостоился похвалы:

– Молодец! И конечно, Щелоков против Чурбанова пойдет, и Светлова они теперь у тебя не заменят. Но имей в виду: и Щелоков, и Андропов будут очень рады, если мы НЕ найдем Белкина. Уж они разыграют эту карту! Поэтому кто-нибудь из них может тебе и вставить палку в колеса. Так что будь осторожен, не наломай дров. – И он опустил телефонный диск и сказал дежурную начальственную фразу, явно напоказ: – Я думаю, тебе ни к чему просиживать штаны в кабинете. Делом нужно заниматься, делом! Желаю успеха!

Он вышел, опустив плечи.

Я снимаю трубку, вслушиваюсь в зуммер, ничего особенного, зуммер как зуммер, да по зуммеру и не поймешь, конечно, прослушивается телефон или не прослушивается. Ладно, ну его к черту размышлять, нужно дело делать. Генеральный меня предупредил – это максимум, что он мог сделать. Светлов далеко, в Котласе, а вот Пшеничного нужно подстраховать, действительно. И я набираю номер начальника линейного отдела милиции Курской железной дороги. Телефон прямой, в кабинет, из служебного справочника руководящих работников МВД СССР. И ответ следует незамедлительно:


Все книги писателя Незнанский Фридрих. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий