Библиотека книг txt » Незнанский Фридрих » Читать книгу Марш турецкого 14(ищите женщину)
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Какой формат книг лучше?

fb2
txt
другой

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Незнанский Фридрих. Книга: Марш турецкого 14(ищите женщину). Страница 4
Все книги писателя Незнанский Фридрих. Скачать книгу можно по ссылке s

Питера. Там тоже смотрят "Время". Звонок зафиксирован в двадцать два
ноль-ноль. После передачи. Женщина не представилась, но сказала, что, если
она не ошибается, на фотографии изображен Вадим Кокорин, московский
журналист. После чего звонившая положила трубку. Определитель телефонных
номеров показал, что данный номер принадлежит Невской Елизавете
Евдокимовне, соответственно выяснили и адрес. В общем, проверили - она
является главным редактором журнала "Санкт-Петербург". Слышал о таком?
- Нет.
- Вот и я тоже. Однако есть!
Турецкий неожиданно расхохотался. Грязнов даже опешил, с чего бы?
- Понимаешь, - стал оправдываться Турецкий, - ты мне напомнил
гениальный анекдот о логике старшины. Он объясняет молодому солдатику, что
траектория - это невидимая линия, по которой движется пуля, снаряд, а тот,
дурак, не понимает: как это - невидимая. Ладно, и старшина приводит весомый
аргумент: ты комара знаешь? Тот отвечает, что знает, конечно. А член ты у
него видел? Нет, говорит солдатик. И вот тут главный аргумент: а ведь есть!
Грязнов тоже рассмеялся. Он слышал этот анекдот, но забыл его.
- А служба у тебя, Славка, поставлена! - сделал Турецкий приятное
другу. - Раз-два - и вычислили.
- Так чего тут думать-то? Она ж не из автомата звонила, как те, кто
хотят сохранить свое инкогнито. Значит, умная и все сама понимает. А что не
представилась, так тому могут быть сотни причин. Может, плакала дамочка...
- Все может быть, Славка... А ты заметил, что ни одна газета не
сообщила об этом американце? Это значит, что наш с тобой коллега и "сосед"
Владик Богаткин сумел вчера взять ситуацию в свои руки и наверняка ждет от
тебя соответствующего поощрения в виде какой-нибудь стоящей информации.
Американцы пока тоже молчат.
- Ага, я только в трех молодежках прочел аналогичную информацию: в
"Мегаполисе" убит неизвестный. Ведется расследование. Держим оборону?
- Пока - да. Что предпринял с этим Зотовым?
- Пригласил его к двенадцати к себе. Ты, начальник, думай: сюда
подскочить или, может, мы с ним к вам, в Генеральную, пожалуем?
- Ты его на опознание отправь.
- Спасибо, учитель! А ты что думал? Я на слово верить не привык.
Скорей всего, сам с ним и подскочу в морг, хоть отродясь к этому заведению
никакой симпатии не испытывал...
- Ну да, - в тон ему продолжил Турецкий, - снова как в анекдоте: был,
говорит, нынче на кладбище - ну никакого удовольствия не получил!.. Что-то
тебя, Славка, с утра в афористику потянуло!
- Ага, а тебя в анекдоты. Нет, я к тому, что после посещения подобных
заведений у нормального человека что-то смещается в мозгах и он начинает
рассуждать о бренности жизни, то есть фонтанировать правдой, а не привычно
"лепить горбатого". Особенно ваш брат журналист.
Не удержался генерал от легонького укола! И тут же получил сдачи.
- Это все так, - печально констатировал Турецкий. - Ты, главное, сам -
под влиянием, впечатлением - не расколись перед свидетелем. Другими
словами, как заметил один советский философ, не вноси в дело
преждевременную ясность. На бобах останешься!
- Ты за кого меня держишь?! - почти взревел уязвленный Грязнов.
- Да нет, - философски изрек Турецкий, - я просто имел в виду вовсе не
морг, а нашу вчерашнюю посиделку...
Посидели хорошо, но врезали еще лучше, не касаясь рутинных дел,
убийств всяких там, а так - за жизнь поговорили, некоторым образом Славкины
погоны сбрызнули, на чем настоял Костя Меркулов, ибо не мог оставить своих
друзей-безобразников наедине, а приказал явиться после конца рабочего дня в
прокуратуру, под свое крыло. Тут он, по его убеждению, мог отвечать за их
дальнейшее поведение...
Грязнов уже набирал полную грудь воздуха, чтоб на едином дыхании
выдать нахалу "важняку" все, что он, генерал, думает о некоторых
следаках-алкоголиках, но Турецкий решил прекратить пикировку.
- Славочка, друг мой сердешный, ты ведь наверняка послал уже
кого-нибудь из своих в газету, чтоб они там пошуровали и собрали все, что
известно про этого Кокорина?
- Нет! - воскликнул Грязнов и добавил почему-то с еврейским
акцентом: - Он еще сомневается, а! Как вам это понравится!.. Ты лучше
ответь: дело возбудил?
- Ну а как же! Вот как раз сижу - сочиняю.
- Правильно. А ты говоришь, нет стоящей информации для Владьки. Вот к
примеру: "Генеральная прокуратура Российской Федерации возбудила уголовное
дело об убийстве американского консула тра-та-та и российского журналиста
тю-тю-тю, совершенном вчера в центральной московской гостинице высшего
класса "Мегаполис". Убийство носит заказной характер". И пусть докажут
обратное. А мелочи антуража наши бравые чекисты и сами легко нафантазируют.
Кстати, тот же Владька может нам еще пригодиться, мало ли...
- Все, Вячеслав Иванович, - с грустью констатировал Турецкий, - вы,
мой друг, рассуждаете уже как генерал. Пока были полковником, вот как я,
как тот же Богаткин, мыслили более конкретно. Ну, до встречи.
И положил трубку, не дав Славке возразить. Это он так отомстил
Грязнову за его измену их общей идее никчемности самого существования
госбезопасности во всех ее ипостасях. Идея давняя, основанная на личном
опыте обоих, а опыт, известно, праматерь всего сущего...


ДИССИДЕНТСКАЯ ИСТОРИЯ

Грязнов с Зотовым появились в Генпрокуратуре в обеденное время, когда
Турецкий собирался спуститься в буфет. Во рту после вчерашнего ощущалась
какая-то сухость. Да и еда с утра в горло не лезла. Несмотря на уговоры
Ирины Генриховны, дражайшей супруги, принявшейся в последнее время следить
за здоровьем мужа. А то носится он, высунув язык, по всяким там Америкам,
домой же только дырки на теле привозит. Может, уже и родина ему не
нравится, и семья - туда же!..
В руках у Грязнова было два пакета - пухлый и плоский. Пухлый он сразу
устроил в углу, на столике, объяснив, что эти пирожки с капустой и яйцами
со Столешникова, а значит, за качество можно не бояться. Даже Костя
Меркулов - уж на что гурман - и тот никогда не брезговал столешниковской
продукцией. Своим подношением Вячеслав как бы намекал, что с утра тоже
чувствует себя не совсем комфортно. И одновременно извинялся за вторжение в
обеденное время.
Из второго пакета он достал большую фотографию узколицего человека с
удлиненной челюстью и немного снулыми глазами. Фоторобот, понял Турецкий,
вчерашнего киллера. Точнее, официанта. Ведь он выступал именно в этом
обличье. Вячеслав добавил также, что копии его сыскари уже повезли в
"Мегаполис", чтобы предъявить местной обслуге, охране и вообще показать
народу: может, кто опознает. Одновременно копии разосланы в отделы милиции
аэропортов, железнодорожных вокзалов и автостанций, а также патрульным
постам дорожного движения. Хотя киллер уже мог покинуть пределы и города, и
страны. Сведения будут поступать в МУР, ну и, естественно, сюда, к
Турецкому, у которого Грязнов надеялся пробыть некоторое время. А теперь,
если других вопросов нет, можно приглашать Рэма Зотова, которого Слава
предусмотрительно оставил в приемной. Заодно попросить бы секретаршу
организовать чаек или кофе, по усмотрению масс, поскольку даже
столешниковские пирожки всухомятку пойдут туго.
Турецкий более чем прозрачный намек немедленно понял и сказал, что
свидетель может еще минутку подождать в приемной, ничего не случится
теперь. Ведь он опознал труп?
- Еще как опознал! - бросил Грязнов, с некоторым вожделением
поглядывая на внушительный сейф Турецкого.
- Ну пусть еще немного посидит, придет в себя, - разрешил хозяин
кабинета, позвякивая ключами.
Многого и не потребовалось: подумаешь, какие-то полстаканчика коньячку
под еще не остывший пирожок с хрусткой корочкой, и в рядах прокуратуры и
милиции установились снова мир и полное взаимопонимание.
- А теперь, господин генерал, присаживайтесь, - сказал Турецкий,
вытирая пальцы черновиком и бросая его в мусорную корзину, - а я приглашу
господина журналиста. Не к лицу генералу исполнять должность курьера. Сам
позову свидетеля. Как он?
- Жалко было смотреть. Во всяком случае, вел себя, как мне показалось,
искренно.
- Посидишь здесь - буду рад, если дела - решай, как тебе лучше.
- У нас с ним разговор был достаточно приблизительным. Поэтому, чтоб
не читать потом протоколы, я лучше послушаю.
- Ты знаешь, Славка, я тут проанализировал все добытое нами, покрутил
туда-сюда и, сопоставив должность этого нашего Кокорина с газетой, Зотовым
и вообще странностью ситуации, при которой на ноги были поставлены
практически все спецслужбы, причем по высшему разряду, почему-то подумал,
что именно Зотов может нам с тобой дать в руки ниточку от этого клубка.
- Кстати, сморчка нашего зовут Рэм Васильевич, обязательно с
отчеством, это, по-видимому, комплекс. Под протокол пойдем?
- Да неохота демонстрацию трудящихся устраивать, лишние люди - лишняя
скованность.
- Давай я буду записывать, - предложил Грязнов.
- Генерал, на такие жертвы я не готов, лучше этим помогай, - Турецкий
постучал себя по лбу согнутым указательным пальцем, чем пролил целую бочку
елея на грешную душу Вячеслава Ивановича - уж это Александр Борисович знал
досконально...
И тем не менее, зайдя в приемную, где дожидался вызова к следователю
Рэм Васильевич Зотов, Турецкий не мог не восхититься абсолютной точностью
Славкиного глаза. Свидетель был просто поразительно похож на очень
известный у специалистов-микологов, в смысле - ученых, любящих грибы, и
гурманов - сморчок. Но не в переносном смысле, то есть нечто мелкое и
ничтожное, недостойное внимания, этакое гадкое и уж во всяком случае
невкусное, а в самом что ни на есть прямом. Турецкий, благодаря благородным
проискам жены изредка выбиравшийся на родную природу, видел этот
пресловутый гриб не только в весенних базарных рядах. Встречал его и в
родной среде - на едва зеленых мокрых полянах, где это, очень даже
волнующее взгляд создание природы выглядит весьма и весьма.
Так вот, Рэм Зотов, интуитивно поднявшийся при появлении Турецкого,
очень напоминал этот гриб. Высокий, худой, чуть сутулый, со смешной
рыжеватой гривой волос и скорбным выражением бледного лица, он являл собой,
скажем так, литературный образ сморчка. Ну Славка!
Восхитившись поразительной наблюдательностью друга, Александр
Борисович до изысканности вежливо пригласил Рэма Васильевича уделить ему
немного своего драгоценного времени, поскольку, будучи в душе, а также
частично и на практике тоже журналистом, следователь знал, чего стоят
газете и вообще творчеству эти выброшенные из жизни минуты, а заодно
елейным тоном, сильно смутившим секретаршу, попросил угостить их... "Чай?
Кофе?.. Пожалуйста, по чашечке хорошего кофе!" Хотя прекрасно знал, что у
секретарши есть лишь железная банка черной растворимой пыли, именуемой
"Кофе Пеле" и к нормальному кофе никакого отношения не имеющей. Но ведь
суть в том, как подать!
Первый тактический ход был сделан верно: свидетель сумел проникнуться
определенным чувством к коллеге. Тем более - внештатному сотруднику весьма
уважаемой "Новой России". Известным Зотову оказался и журналистский
псевдоним Александра Борисовича - Б. Александров, под которым публиковались
некие аналитические статьи на правовую тематику. В общем, что говорить -
свои люди кругом. Сладкий и действительно черный кофе. Теплые пирожки с
капустой и яйцами, про которые, помнится, рассказывал такой смешной анекдот
покойный ныне Юрий Владимирович Никулин... Да, увы, покойный... Ну а что же
Вадим Игоревич Кокорин? О нем-то что известно?
Коллеги - оно конечно коллеги, но, к сожалению, требуется соблюдать и
некоторые формальности. В частности, протокол допроса свидетеля. Это просто
звучит не очень приятно, а по сути - фиксация существа беседы.
Итак, фамилия, имя, отчество?.. Год и место рождения?..
И рассказал Рэм, на которого после кофе с пирожками перестали
действовать отрицательные флюиды, исходящие от генеральского мундира
Грязнова, следующую историю. Ну в тех, конечно, параметрах, в которых она
была известна заместителю главного редактора и хорошему - не другу, нет, -
скорее приятелю покойного журналиста, довольно способного парня тридцати
двух лет от роду, Вадима Кокорина.
Протокол допроса мало напоминает по форме изложения исповедь человека.
Разные задачи, разные и формы выражения мысли. Но суть остается той же,
только более конкретизированной и в чем-то обобщенной...
Отец Вадима, Игорь Владимирович Красновский, был долгое время
"засекреченным" человеком, входившим в известную группу ядерщиков, шедших
по стопам великого Сахарова. Причем и в прямом, и в переносном смысле.
Игорь Владимирович, как и другие его коллеги-физики, был несомненно
талантлив в своем деле и участвовал довольно успешно в некоторых закрытых
разработках, связанных с продукцией, выпускаемой Министерством так
называемого среднего машиностроения. Проще говоря, с атомной
промышленностью. И вместе с этим Красновский в начале семидесятых годов за
свое вольномыслие и вообще неприемлемые мятежные идеи а-ля Сахаров получил
от властей предержащих позорную кличку диссидента, а чуть позже и вообще


Все книги писателя Незнанский Фридрих. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий