Библиотека книг txt » Незнанский Фридрих » Читать книгу Марш турецкого 14(ищите женщину)
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Какой формат книг лучше?

fb2
txt
другой

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Незнанский Фридрих. Книга: Марш турецкого 14(ищите женщину). Страница 10
Все книги писателя Незнанский Фридрих. Скачать книгу можно по ссылке s
Назад 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Далее

свои корочки похититель? Он даже восхитился: один, говорит, к одному. Он
тоже успел разглядеть лишь физиономию при погонах. Вывод?
- Это был кто-то из наших?- "догадался" Турецкий.
- Или "соседи". Но зачем, если мы работаем бок о бок? Или у них уже и
между собой конкуренция?
- Ну не будь таким наивным, Славка! А когда было иначе? Давно уж пора
относиться к таким вещам спокойно. Шпиономания - это же конек
контрразведки. Иначе они и гроша ломаного из бюджета не получат. А так как
они давно уже привыкли загребать жар чужими руками, в данном случае,
скажем, твоими, то и подход соответственный. Как он, не сознался?
- Ты имеешь в виду "сморчка"?
- А кого ж еще!
- Темнит. Но, думаю, пуганули его. Был в полной расслабухе.
- Однако дневник-то он не им отдал, а тебе. Значит, не так глуп, как
представляется. И дневник этот ты пока, надеюсь, не внес в список вещдоков,
да?
- Ты за кого меня держишь? - почти обиделся Грязнов.
- Извини, - улыбнулся Турецкий. - Речь о том, были ли тому свидетели?
Ну когда он отдавал дневник тебе?
- С глазу на глаз.
- Вот и отлично. Пока я его не исследую от корки до корки, тишина в
студии, никому ни слова. Ну? - Турецкий взглянул на свои часы: - Пора
отвальную. Надеюсь, вы тут без меня что-нибудь сможете накопать.
- С тем же пожеланием, - Грязнов поднял стакан с остатками коньяка. -
Кажется, на этот раз дорога у тебя будет спокойная. Я посмотрел на
проводниц - слоны, а не бабы, с ними шуры-муры не заведешь. И к лучшему.
Отдохни, почитай.
Турецкий свернул тетрадь трубочкой, сунул в карман пиджака и вышел из
купе проводить друга. Они постояли на перроне возле вагонной двери под
изучающим взором действительно мужеподобной проводницы, Турецкий выкурил
последнюю папиросу, и наконец проводница пригласила отъезжающих занять свои
места. Слава махнул рукой и пошел к зданию вокзала. А Турецкий вернулся в
купе и, включив свет над головой, улегся, не раздеваясь, с тетрадкой в
руках.
Вошедшая вскоре проводница - она была уже без громоздкого своего
пальто и не казалась могучим изваянием, символизирующим незыблемость
эмпээсовских устоев, - попросила билетик и деньги за постель. Отдав
требуемое, Турецкий, придав своему голосу максимум проникновенности,
которая, он знал, действовала на женщин среднего возраста и не награжденных
господом чрезмерным интеллектом, попросил проводницу, чтобы она, по
возможности конечно, не подселяла к нему второго пассажира.
Эту просьбу она встретила снисходительной и немного загадочной
улыбкой, приятно расцветившей ее грубоватое лицо. Она выпрямилась, словно
расправила плечи, и полностью перегородила широченными бедрами дверь купе.
"Батюшки!" - едва не охнул Турецкий, вообразив, на какие догадки
подвиг он этот монумент.
- А если дамочка? - Она сказала это таким тоном, будто уже заранее
была согласна на любые его условия. И при этом игриво щурила глаза,
полагая, видимо, что это придает ей больше загадочности и шарма.
- Слишком дорогое удовольствие! - перевел все в шутку Турецкий. - А я
хочу отдохнуть... почитать, подумать.
- Ну никогда не поверю, - повела она пышным плечом, - чтоб генералу -
и дорого!
- Ну почему же генерал? - стал он зачем-то оправдываться перед этой
жеманно мурлыкающей слонихой. - Я никакой не генерал.
- Да ладно, - простила его проводница. - А кого ж тогда другой
генерал-то провожал? Они, генералы, полковникам ручкой не машут!
- Ах ты моя наблюдательная! Ах глазастая! - вырвалось у Турецкого. -
Это ж надо! Все успела углядеть!
- Работа такая, - весьма двусмысленно ответила она.
- Это понятно... Но соседку тоже не надо. Лучше для начала дай-ка мне,
дорогуша, парочку чаю, да покрепче.
- Вот сейчас закончу с билетами, и отчего ж, можно и чаю. Для начала.
А вы бы все ж заглянули в служебное купе, вдруг понравится? Ну, пойду! - И
снова игриво подмигнула с очень большим значением.
Прекрасно понял Турецкий, о какой попутчице была речь. Они, эти ловкие
проводницы, нынче словно бандерши. Всегда готовы обслужить богатенького
клиента, взыскующего дорожных приключений. И "случайная" попутчица сидит
сейчас в служебном купе в ожидании вызова. Не вагон, а бордель на колесах.
А что поделаешь, жить-то все хотят... Да ведь и она вполне искренно
сказала: работа такая.
Конечно, никуда он не пошел. Лежал и читал, пока не вошла проводница с
подносом, на котором стояли два стакана чаю в подстаканниках, лежали
сахарные кубики и пачки с печеньем.
- Может, еще чего пожелаете?
Была она уже без куртки, в голубой форменной рубашке, подчеркивающей
неуемное богатство ее бюста. В движениях ее чувствовалась своеобразная
грация, живо напомнившая Александру Борисовичу сходные ситуации в прошлом,
и, к слову, не таком уж далеком, когда превыше всего остального его
привлекало в женщинах ощущение новизны, неожиданности и даже пусть
некоторой комичности ситуации. Откуда-то проклюнулась шальная мыслишка: уж
не себя ли на крайний случай имела в виду проводница?
- Зовут-то тебя как? - спросил Турецкий, подумав, что обращение на
"вы" как-то не очень уместно.
- Ольга, - ответила она, опираясь о столик и глядя на него сверху
вниз, - Оля.
- Я почему-то так и подумал... имя подходит. Присядь. А вы тут не
боитесь?
- Чего? - удивилась она, садясь напротив и упираясь ладонями в мощные
свои ляжки.
- Да вот хоть тот же генерал, которого ты видела. Он же из милиции. А
вдруг и я из той же конторы. А ты мне... ну, предлагаешь попутчицу, скажем
так. Не опасно?
- Я тебе скажу, родненький, - она качнулась к нему, - что как раз
такой клиент больше всего интересуется, с кем ехать придется. А если ты ему
вариант предложишь, иной так отрывается, что за его здоровье опасаешься.
Чего ж не поглядел-то?
- А чего глядеть зря? Может, мне вот такие, как ты, по вкусу, а
остальные не нравятся? Что скажешь?
- Хитер ты, генерал, да я больше не по этой части, поэтому отдыхай
теперь, если сможешь.
- Это почему же?
- А потому, что у твоего соседа, - она показала большим пальцем себе
за спину, - появилась попутчица. А он крутой мужик, видать. Так что лучше
быстрей засыпай...
- Придется, - засмеялся он и, окинув еще раз взглядом ее фигуру,
добавил: - Хороша! Для того, кто понимает...
Она, уже выходя, задержалась у двери, обернулась:
- Симпатичный ты мужик, хоть и генерал. Ладно уж, если спать не
будешь, после Бологого, может, и загляну. Дверь-то закрой, а защелку - не
нужно... А ты, поди, еще и хулиган? Ну-ну!
И царственно вышла.
"Ну вот тебе и приключение, господин особо важный, - хмыкнул
Турецкий. - Значит, мужик ты еще симпатичный, и поэтому не должен быть
эгоистом... Ты теперь просто обязан сделать этой Олечке приятное".
Попив чаю с печеньем, он собрался сходить в туалет - умыться перед
сном. А заодно тянуло почему-то заглянуть, по ошибке естественно, в
соседнее купе, чтобы увидеть, от чего отказался. Тем более что и дверь туда
была открыта. А до Турецкого вот уже с полчаса доносился раздражающий
женский смех.
Он так и сделал, заглянул в открытую дверь и тут же извинился. Но
успел увидеть хозяина - явно поддатого крупного коротко стриженного
молодца, выглядевшего, впрочем, вполне прилично - в белой рубашке с пестрым
галстуком и такими же широкими подтяжками. Пиджак его болтался на вешалке.
А напротив на диване устроилась худощавая брюнетка в больших притемненных
очках. Это она смеялась так раздражающе-зазывно. Турецкий, как джентльмен,
кивнул с улыбкой и пошел дальше, словно чувствуя на спине надменный взгляд
"пассажирки". Подумал, что коленки у нее вроде бы и ничего, но вряд ли
клиента может ожидать здесь что-то особенное, скорее всего, элементарный
секс, больше напоминающий набор физкультурных упражнений, поскольку она -
явная профессионалка. Они, эти дамы, и сексом предпочитают заниматься в
очках, считая, что это придает больше таинственности. Или возбуждает, черт
их разберет...
Нет, конечно, никогда не был снобом Александр Борисович, особенно в
любовных делах, что тут говорить! И ни перед кем не хвастался своими
победами на этом фронте. Единственное же, чего он не терпел, - это
обыденности, преснятины. Каждый раз он ожидал какого-нибудь, пусть даже
малого, открытия. А иначе все это действительно превращалось в какую-то
гигиеническую необходимость. Вроде обязательной чистки зубов. И та
голенастая брюнетка не вызвала у него ни малейших эмоций. А вот богатырская
Ольга... Если, конечно, она не передумает, это может быть интересно со всех
точек зрения - и прежде всего чисто зрительной: нечто яркое, могучее,
кустодиевское. Как эти его знаменитые чувственные купчихи. А что, для
кого-то они, возможно, были недостижимым идеалом!
Но все эти, в сущности, никчемушные легкомысленные размышления быстро
отошли на второй план и позабылись, потому что, вернувшись в свое купе,
Турецкий защелкнул дверь поворотом замка, но стопор не поднял - на всякий
случай! - и снова завалился со своим дневником.
"Черт возьми этих писателей со всеми их эмоциями, сентенциями и прочей
хренотенью, - подумал несколько минут спустя. - А ведь затягивает же
понемногу. Будто ты наблюдаешь в замочную скважину за чужой жизнью. И
видишь то, что тебе, в общем, хорошо известно, но почему-то совсем с другой
стороны. И ты помимо желания как-то вдруг начинаешь принимать игру чужого
воображения как нечто очень близкое тебе, как твою собственную, и тут тянет
возражать: нет, брат, врешь, не прав ты, и так далее, и тому подобное. Но
тебя уже затягивает дальше, а что там, на следующей странице? В новом круге
жизни. В чужой судьбе. Ты начинаешь следить за отсутствующим действием,
которым представляется этот неупорядоченный набор наблюдений. Есть какая-то
притягательная, странная тайна в строчках, написанных чужой рукой. Особенно
когда тебе уже известен финал этой трагической истории..."
Трудно было разбирать каракули. Но, как оказалось, интересно.
Кокорин писал не для потомков, а для себя. И это был, в сущности, не
дневник в буквальном смысле этого слова, а нечто вроде записной книжки
писателя, где отдельные наблюдения или факты просто фиксировались, и
рядом - почти готовый текст, со своим сюжетом, с наметками характеров, с
портретными зарисовками. Вероятно, как и большинству журналистов, автору
дневника мерещились лавры беллетриста. Ибо слово любого, даже самого
выдающегося журналиста - все равно однодневка, в то время как весьма
средняя книжка писателя может претендовать на вечность. Ничего не скажешь,
великая несправедливость судьбы!
И еще одна деталь несколько озадачила Турецкого. Дневник начинался как
бы с полуфразы: "...И вот поэтому..." Это могло означать, что начало, если
таковое имелось, было в другой тетради. Так сказать, предыдущей. А где она?
Или где возможное продолжение? В общем, сплошные загадки.
Ковыляя поначалу от буквы к букве, от слова к слову и так далее,
Турецкий каким-то самому ему непонятным образом втянулся в чтение, вошел в
ритм писавшего, в его настроение, и вдруг почувствовал, что уже разбирается
в тексте почти без труда. И тогда он вернулся к началу...


ДНЕВНИК ВАДИМА КОКОРИНА

"...И вот поэтому вспомнил также и рассказ о его развеселой поездке в
"Париж и область", как было напечатано в командировочном удостоверении,
выданном Валере Главным управлением московской торговли...
Он убеждал, хоть никто не верил, что та командировка возникла
случайно. С любопытной преамбулой. Встретил однажды в ЦДЛ приятеля, который
был в очень хорошо поддатом состоянии, так что даже лыка местами не вязал.
Тот повис на шее: давай еще по сотке. Куда уж! Пристал. Дернули у буфетчицы
Вали - с традиционным апельсиновым соком. Закурили. Потом взяли повтор и
устроились в уголке, под витражом. Говорили, естественно, о бабах. О чем
еще можно говорить двоим мужикам в хорошем состоянии? Вот и говорили. И тут
Валерин приятель, про которого было известно только то, что он крутится в
"пятерке"..."
...Этого Александру Борисовичу объяснять не нужно было. Речь шла о
Центральном Доме литераторов, который некоторые доперестроечные посетители
называли еще Домом культуры писателей и весело гужевались в Дубовом и
прочих залах до полуночи. В начале девяностых писатели ходить туда
перестали и появилась публика с толстыми кошельками. А "пятерка" - это
Пятое управление КГБ, которое занималось исключительно интеллигенцией,
которая есть, по выражению классика марксизма-ленинизма, не мозг нации, а
говно, и аж до самого восемьдесят девятого года боролось поэтому с
идеологическими диверсиями. Кстати, как показывает история, именно из
писателей получались очень толковые стукачи. И кем был Валерин приятель,
объяснять не надо.
"...После второй или третьей порции водка-сок приятель вдруг оборвал
свои знойные речи и сообщил почти трезвым голосом: "А у меня сейчас этих
баб до едрени фени! Хочешь, покажу?" Отчего не согласиться? "А в Париж на
декаду хочешь с ними смотаться?" Ну это и по-трезвому-то из ряда вон!
"Кончай травить!" А в ответ: "Я серьезно!" - и взгляд нормальный и без
балды.
Валера и сам на шутки мастер. Так, чтоб погасить пустую тему, сказал,
что у него и загранпаспорта-то нету. На что последовал немедленный ответ,
что организовать его как два пальца... И через комиссию старых райкомовских
пердунов проведут без возражений, было бы согласие. А чего не соглашаться?
Ты меня разыгрываешь, а я - тебя. По рукам? Вдарили. Валера и не думал, чем
должен будет потом заплатить за свое согласие.
Паспорт был готов через три дня - фантастика! А старперы, то есть
комиссия райкома партии, фильтрующая выезжающих за границу в служебные
командировки и на отдых и состоящая исключительно из "старых большевиков" -
ветеранов партии, не удостоила ни единым вопросом, просто посмотрели
внимательно и председатель махнул склеротической ладошкой: вали отсюда.
Паспорт тоже вручали не в Союзе писателей, где сидел свой собственный
заслуженный чекист, а почему-то в управлении торговли, которое находилось
за спиной здания ЦК комсомола, в Большом Комсомольском переулке. Хитрый
жук, нач. отдела кадров, взял у Валеры советский паспорт и выдал
заграничный с категорическим указанием по возвращении сразу же, не теряя ни
минуты, прибыть сюда для обратного обмена. И еще добавил одну
многозначительную фразу, смысла которой Валера не понял: "Вы там сами
прекрасно знаете, что нужно делать..."
А идея состояла в том, что Валере поручалась небольшая группа
ответственных работников торговли ст

Конец ознакомительного фрагмента
Полную версию можно скачать по ссылке


Назад 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Далее

Все книги писателя Незнанский Фридрих. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий