Библиотека книг txt » Незнанский Фридрих » Читать книгу Марш турецкого 08(заговор генералов)
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Какой формат книг лучше?

fb2
txt
другой

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Незнанский Фридрих. Книга: Марш турецкого 08(заговор генералов). Страница 1
Все книги писателя Незнанский Фридрих. Скачать книгу можно по ссылке s
Назад 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 Далее

СЕРИЯ "МАРШ ТУРЕЦКОГО"

ЗАГОВОР ГЕНЕРАЛОВ
(1998)


Пролог

В двенадцатом часу, незадолго до полуночи, с ярко освещенной кольцевой
автострады пошла на съезд вправо, в темноту, большая, сверкающая лаковыми
бликами машина весьма престижной марки "линкольн", сопровождаемая
громоздким джипом. Караван из двух автомобилей проехал еще с километр и,
высветив мощными фарами указатель с комичным названием "Мамыри",
остановился. Фары тут же погасли, и остались лишь гореть габаритные
малиновые светлячки. Немного света, скорее чисто условного, добавляли редко
расставленные фонарные столбы: здесь уже не столица, здесь - область,
поэтому и подход к уличному освещению - иной. Экономный.
Из джипа вышли двое мужчин и неторопливо, с достоинством, прошлись
вдоль обочины: взад-вперед.
На вершине холма, вдали, возле поселка Газопровод, подсвеченная снизу
прожекторами, заморским видением сверкала стеклянная пирамида - очередное
детище неутомимого Газпрома. Оттуда же, с холма, ведомая милицейской
мигалкой, спускалась цепочка огней.
Фары "линкольна" дважды вспыхнули и погасли. Между тем вереница
автомобилей неспешно приближалась. Время позднее; Калужское шоссе,
вытекающее из Профсоюзной улицы, пустынно; ехать из Москвы на ночь глядя,
тем более в будний день, дураков не сыщешь. Поэтому, если поглядеть со
стороны, место для "стрелки", или "разборки", выражаясь языком
организованных преступников, на который, кстати говоря, охотно перешли
сегодня и российские политики, и творческие работники, и просто шлюхи обоих
полов, а также среднее между ними - транссексуалы, трансвеститы и прочая
газетноафишируемая публика, считающая, что именно она и есть основной
субъект "светской жизни", - так вот, место было выбрано идеально: хочешь -
веди переговоры, хочешь - "мочи" беспощадно. И милицейская мигалка, поди,
настоящая, она необходима, чтобы вовремя просигналить: атанда! На случай
чего...
Но главные лица, сидящие в двух "представительских" автомобилях, были
настроены, в общем, вполне благожелательно друг к другу, а многочисленная
охрана - это так, для внешнего лоска, для престижа, как, впрочем, и
автомобиль ГАИ вместе с командой, олицетворяющий новую российскую
законность.
Этот последний, проскочив немного вперед, ловко перекрыл шоссе. Идущий
следом серебристый "линкольн" - чем мы хуже! - легко нарушил правила
движения и, перейдя на встречную полосу, уткнулся почти нос в нос своему
темному собрату. В хвост ему зарулили два джипа, из которых, словно горох,
посыпались "мальчики", вмиг окружившие машину хозяина.
После короткой паузы хлопнули две дверцы и из "линкольнов" навстречу
друг другу двинулись двое: один - немного выше среднего роста, стройный,
второй - пониже, но более широкий в плечах и прихрамывающий в шагу.
Молча пожали протянутые руки. Первый насмешливо хмыкнул:
- Чего это ты демонстрацию устраиваешь?
- Ты ж не пожелал в гости. - Широкоплечий медленным жестом руки
показал за спину, где на холме, правее пирамиды Газпрома, светились огни
поселка, состоящего из многочисленных трех- и более этажных коттеджей. -
Встретил бы как доброго товарища. Сам захотел этот цирк. Ну, слушаю,
выкладывай, зачем я нужен...
- Пойдем ко мне в машину. Да не бойся, - заметив некоторую
нерешительность, добавил первый.
Его собеседник пожал плечами и пошел следом к черному "линкольну".
Шофер открыл им задние дверцы, захлопнул и вместе с охраной отошел в
сторону.
Хозяин автомобиля открыл мини-бар, переливающиеся цветные огоньки
которого высветили его лицо - скуластые щеки, светлые брови - и коротко
подстриженные седеющие волосы, а также нахмуренное, с глубокими темными
тенями под глазами и крупным мясистым носом лицо гостя.
- Что хочешь выпить?
- Спасибо, от стола... Впрочем, от боржомчика не откажусь.
- Похолоднее? Или как?
- Да любой давай, - недовольно прохрипел гость. - Что ты тянешь кота
за хвост!.. - Приняв от хозяина бокал с пузырящимся боржоми, отхлебнул
шумно и отставил на столик бара. - Ну?
- Помощь твоя нужна, - как бы между прочим бросил хозяин.
Угрюмый гость лишь иронически хмыкнул:
- И во что ценишь?
- Тебе судить - твое и слово... - Хозяин машины вынул из кармана
пиджака сложенный вдвое листок, держа его между указательным и средним
пальцами, церемонно протянул гостю.
Тот взял, развернул и подался ближе к свету. На листке бумаги синим
фломастером были написаны несколько фамилий и адресов. Прочитал, сложил.
Стал задумчиво глядеть на мигающие огоньки бара.
- Странный какой список, - сказал наконец, не скрывая насмешки. - С
кем войну затеял, орел молодой!
- У каждого своя война... Так сколько?
- Да ты уж, поди, и сам-то просчитал? И кейс наполнил, так? Не
ошибаюсь?
- Наполнил.
- Ну вот и давай его сюда. А сроки - как всегда, вчера?
- Можно и завтра.
- Спасибо, барин, - снова усмехнулся гость, причем, несмотря на
ернические интонации, выражение его лица оставалось по-прежнему хмурым,
если не сказать угрюмым. - Отчего же такая немилость, коли не секрет?
- Меньше знать - дольше жить чей принцип?
- Ну, мой... Но ты не сказал об условиях.
- Условия? - Хозяин ненадолго задумался, тоже отхлебнул боржоми. -
Знаешь, как у новичков бывает? Там - прокол, тут - прокол...
- Ага, и хрен чего найдешь, так?
- Примерно. Лучше, конечно, вообще ничего не найти. Ни одного, ни
другого.
- Вон ты как вопрос ставишь!.. Дорогое удовольствие.
- За то и плачу
- Ладно, - буркнул гость, взял со столика листок бумаги с фамилиями,
увесистый кейс и открыл дверцу автомобиля. Щелкнул двумя пальцами.
К машине тут же подошел один из охранников, протянул руку, принял от
своего хозяина кейс и пошел к серебристому "линкольну".
Угрюмый между тем допил боржоми.
- Ну так что, не переменил решения? Может, все-таки заедешь, там
банька готова...
- Спасибо, еще дела есть.
- Гляди, так и помрешь за делами-то. Э-хе-хе!.. Грехи наши... Прощай,
значит, пока, орел молодой. Зря отказываешься. Когда еще случится так
близко оказаться!
Угрюмый легко, по-юношески выпрыгнул из машины и словно растворился в
ночи. Через минуту разом вспыхнули фары трех машин, автомобили подались
назад, все вместе картинно развернулись на узком шоссе и быстро умчались в
сторону холма.
- Домой, - устало сказал хозяин темного "линкольна".
- Вы просили напомнить... - начал было водитель.
- Домой! - еще тверже бросил хозяин...
А в серебристом "линкольне" шел свой разговор.
Угрюмый его хозяин повернулся к сидящему слева охраннику и, включив
боковую подсветку, положил на кейс давешний листок чистой стороной кверху.
- Ну-ка, Ленечка, черкни, дружок, кого нам не жалко.
Охранник молча достал из кармана огрызок карандаша и не очень уверенно
написал пяток фамилий. Угрюмый надел очки, прочитал, забрал огрызок,
вычеркнул две фамилии и, отдавая его охраннику, на оставленные показал
пальцем:
- Этих в баньку пригласи. Нынче же, - а листок аккуратно сложил, затем
перегнул пополам и спрятал во внутренний карман теплой вязаной кофты.
Следующей ночью в собственной квартире в доме в Зубовском проезде был
убит начальник вневедомственной охраны Российской государственной
библиотеки. Ивана Кирилловича накануне вечером видела соседка, даже
поболтала немного, хотя Калошин был человеком малоразговорчивым и вообще со
странностями - не по делу грубым, нелюдимым, некомпанейским. Пьяным его
тоже никто не видел. Тем не менее милиция и дежурный следователь, прибывшие
по сигналу соседей, утром обнаруживших распахнутую дверь, труп Калошина и
следы черной, иначе не назовешь, пьянки на кухонном столе, не смогли
обнаружить никаких следов присутствия посторонних. Можно было подумать, что
начальник охраны, надравшись в одиночестве вусмерть, сам покончил счеты с
жизнью, прострелив себе висок из собственного "макарова", который валялся
возле ног покойника.
Оказалось, что и горевать-то особо по усопшей душе было некому. Бойцы
охраны не сильно жаловали настырного и упрямого в своих требованиях
начальника. Другие сотрудники библиотеки мало его знали в силу понятных
причин: ничего, кроме неприятностей, от него ожидать не приходилось.
Начальство, как обычно в подобных неясных случаях, многозначительно пожало
плечами и выделило деньги на похороны. Остальные, скинувшись по-малу,
добавили на цветы, ленту с надписью: "От сотрудников" и скромные поминки в
кафе на Крымской площади.
Дело о самоубийстве, не получив дальнейшего продолжения, повисло,
готовое быть прекращенным в ближайшее время или остаться "висяком", как
сотни других, ему подобных. Время суицидов, что еще скажешь...
И только один человек имел на этот счет свое особое мнение. Старший
научный сотрудник Марина Борисовна Штерн, услышав о странной смерти
Калошина, вздрогнула, неестественно белая от природы кожа ее лица
побледнела до синевы, Марина бросила сквозь стиснутые зубы непонятно кому
адресованное слово: "Началось!" - и умчалась в приемную директора. Но тот
не принял ее: то ли занят был с иностранцами, то ли уезжал на какое-то
срочное совещание в министерство, то ли просто не пожелал - секретарша лишь
беспомощно развела руками, демонстрируя собственное бессилие оказать
какую-либо помощь.
Покидая приемную, Марина громко заявила, надеясь, что будет все-таки
услышана за двойной дверью:
- Этого я им не прощу! Пока жива...
Следователя, у которого в производстве находилось дело Калошина, не
оказалось на месте, и Марина попросила секретаря директора библиотеки
отметить в амбарной книге, что завтра с утра она задержится, поскольку
поедет в прокуратуру.
Больше в этот вечер ее никто на работе не видел...


Глава 1.

Пришла пора заканчивать затянувшийся визит в дальнее зарубежье.
Командировка Александра Борисовича Турецкого, санкционированная лично...
как сказали бы лет двадцать назад, и об истинной цели которой знал
предельно узкий круг лиц из самого ближнего президентского окружения,
больше не требовала его обязательного пребывания в Германии. Вот,
собственно, о последнем и было сообщено соответствующим факсом, поступившим
на имя Турецкого сегодня утром из Генеральной прокуратуры России, то бишь с
горячо любимой, но уже подзабываемой за делами Родины.
Кстати о делах. Непыльная вроде работенка: читай себе лекции
внимательным студентам, проводи практические следственные занятия, словом,
передавай, как говорится, из рук в руки, из уст в уста все, что наработало
самое прогрессивное человечество в области борьбы с преступностью, - и дело
с концом. Ан нет, это только кажется, что все просто. Во-первых, сами
студенты - народ необычный. В командировке Александра Борисовича как
сказано? Чтение курса лекций в специализированном колледже. О правовом
государстве, уголовном праве, уголовном процессе, предварительном следствии
и следственной практике. На самом же деле это очень серьезная
интернациональная секретная школа спецназа, созданная под эгидой ООН для
борьбы с международным терроризмом. И лекции слушают не безусые юноши и
волоокие девушки, а специалисты высокого класса - каждый, разумеется, в
своей области. Поэтому сегодня ты можешь быть преподавателем-инструктором,
а завтра - сам студентом. Напряжение, конечно, огромное, поскольку сведения
даются в предельно сжатой форме и в совершенно невероятном для нормального
человека объеме. Но в том-то и дело, что нормальных, в смысле - обычных,
людей тут не было. А сами себя они называли "ребята из Пятого левела" Ибо
языковой уровень общения здесь был самым высоким. Файв левел - пятый
уровень. Для всех. Кроме Александра Борисовича, который все-таки считался
больше преподавателем и практиком следственного процесса, да и сам полагал,
что в его возрасте... хотя, может быть, с другой стороны... Никто особо не
настаивал. Знания, опыт были гораздо важнее.
Но ничто не бывает бесконечным - ни радость высочайшего
профессионального общения, ни идеальные условия, созданные в этом
расчудесном альпийском городке Гармиш-Партенкирхене, где дважды уже
проводились зимние Олимпийские игры, все кажется отмеченным печатью сытого,
спокойного благополучия, а по улицам, чистым и уютным, бродят умытые
здоровенные коровы, знающие свой дом. Факс недвусмысленно призывал домой. И
хорошо, а то ведь от идеального порядка тоже устаешь. Особенно если ты
русский человек и понимание "идеального порядка" у тебя может быть от
рождения связано лишь с загробной жизнью. Исключительная благодать бывает,
к сожалению, только на кладбище, как утверждал в свое время тезка
Турецкого, поэт, похороненный на русском кладбище под Парижем.
Пит Реддвей, начальник "Пятого левела", крупный, грузноватый мужчина,
сочетавший в своем характере крутую жесткость заместителя директора ЦРУ с
якобы интеллигентской рассеянностью профессора Колумбийского университета,
подержал обрывок факса перед носом, кинул на стол и, глядя на Турецкого в
упор, пощелкал большим и средним пальцами, как бы вспоминая что-то важное.


Назад 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 Далее

Все книги писателя Незнанский Фридрих. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий