Библиотека книг txt » Назыров Владимир » Читать книгу Жлобские хроники
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Что Вы делаете на сайте?

Качаю книги в txt формате
Качаю книги в zip формате
Читаю книги онлайн с сайта
Периодически захожу и проверяю сайт на наличие новых книг
Нету нужной книги на сайте :(

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Назыров Владимир. Книга: Жлобские хроники. Страница 22
Все книги писателя Назыров Владимир. Скачать книгу можно по ссылке s

Всю ночь я не сомкнула зрачков - много чего надо было успеть до утра. Я опустошила кладовую, накормив до отвала себя, свои руки и лапы. Я без устали пела восстановительные песни над кулачками, поила и кормила их. Я аккуратно сняла со стен шкуры золотых птиц и приготовила их к переходу. Я усиленно занималась физическими упражнениями с лапами, пытаясь наверстать упущенное за три дня. Я... Одним словом, к утру я была готова. Готова ко всему. Как полагала. Меня, конечно предупреждали, что в мире есть много чудесного, что и не снилось ученым Сестрам, но ведь не превращение же сказки в быль. Когда утром сторожевой рукой я открыла вход в Хижину, моим глазам предстал Черный Замок - Хижина с черными Дарами, она же Дом Мортала Комбата - духа смерти.
Привлекательная с виду Черная Хижина расположилась всего в нескольких десятках прыжков от моей пещеры. Ее открытый ход неотвратимо манил зайти и полакомиться волшебными дарами. Теплая волна блаженства, хлынувшая из Хижины, окатила меня и потекла обратно, зовя за собой. Растворившись в ее сладких грезах и обещаниях, я расслабила руки и они толкаясь и перепрыгивая друг через друга, кинулись в раскрытый зев Мортала Комбата. Раскрытый зев?
Сквозь пелену хоровода ярких красок, ласкающих звуков и мягких объятий мне почудилась оскаленная пасть духа смерти, поглощающая мои руки одну за другой. Мимолетное видение, которому я не поверила и тотчас же отмела, как провокацию других завистливых сестер, покушающихся на мой дар богов, все же успело напугать Страх. Он, визжа, полез наружу, расталкивая и будя другие мои ипостаси.
- Ты слишком медлишь! - загорелась Жадность. - Быстрее, быстрее, на всех даров может и не хватить.
- Чужие все делают через одно место, - забухал Гнев. - Они могли бы поставить замок и поближе.
- Ворота слишком узки, за один раз пролазит только одна рука. Мы так провозимся до вечера, - занервничала Торопливость.
- Расширь лапами ход, больше сможем просунуть, - предложила Неосмотрительность.
- ...и лазгневался велховный бог на возголдившихся и повелел своим тлолям воздвигнуть хижину с далами духа смелти Молтала Комбата в одну ночь... - залепетала малышка Мудрость.
- Твоя дочь умрет без тебя!
- Кто это? Кто из вас это сказал? - вскричала я, сбрасывая с себя оковы черных даров.
- Вернись домой. Как только весть о твоей смерти дойдет до Долины, соседки разорвут ее, - с мольбой посмотрело на меня Материнство.
Яркие образы прошлых лет поплыли перед моими зрачками, заслоняя собой кутерьму волшебных завораживающих видений, посылаемых мне руками.
...я пою свою первую песню над главным кулачком...
...кулачок разжимается и я бережно принимаю дочь...
...ее первый осмысленный лепет...
...я дарю дочери ее первую руку...
...она гоняет зазевавшегося буку вокруг его гнезда. Девчонка заливается смехом. У нее уже три руки...
...я вишу над пропастью, а она уходит доить коров...
Схватив пытавшееся спрятаться от меня Мужество, я сжала его в хваталке и отказалась от рук. Сразу же стало легче. Взяв себя в лапы, которые, все это время прижимала к себе, я ринулась из Хижины, думая только о дочери. Три, четыре или пять, а может и больше лап из выбежавших со мной, оказавшись на плато пристроились в конец быстро двигающейся очереди за дарами и я без сожаления рассталась с ними.
Лишь оказавшись в спасительной щели, ведущей в нашу Долину, я остановилась, осмотрелась, задохнулась от осознания понесенных мною потерь и поклялась Матерью Сестер, обязательно вернуться на Водопад. Я приду скрытно с десятком-двумя отборных лап, и это будет быстрый, однодневный, беспощадный поход. Никакие боги не успеют спасти тараканов от гнева моего. Они сами отдадут мне этого Попрыгуна - Скакуна. Слава богам, я теперь знаю его имя. Поклявшись так, я оторвала лапой себе левую хваталку и положила ее на один из уступов в щели. “Когда мне нужна будет моя хваталка, я всегда буду вспоминать о тебе, Поскок,” - прошептала я и понесла себя домой.
Глава 17.
… - Ну, а теперь что скажешь? - поинтересовался у отрока Демон и оторвал ему мизинец.
- Ийяяяя! - закричал отрок.
- Где-где оно? - не расслышал Демон и вырвал Сэму указательный палец вместе с корнем, прямо до локтя. Пацан захлебнулся от крика и отрубился.
- Теперь ты, - повернулся Демон к пигалице и с хрустом разжевал мальчишечьи кости.
Фродо нервно переступила своими волосатыми ножками, а Кольцо Всевластья истерически задергалось в ее животе.
- Не отдам, - прошептала она, - Хоботы умирают, но не …
Ну, наконец-то! Марица! Пришла! Одну тебя ждем, не начинаем. В тысячный раз Толькины рассказки рассказываю… Надоело уже. О! А чего это ты губы накрасила? На танцы, что ли собралась? Хага-га-га-га!
Ну, ладно, ладно! Продолжаю. Вдарил мне значит Одноглазый по башке - я и вырубился. Ничего больше не помню. Вплоть до вчерашнего дня. Хага-га-га-га!
Пошутил, пошутил!
Слушайте дальше.
Слова новой песни переполняли горло и мне срочно требовалось выплеснуть их. Желательно на кого-нибудь, а не в пустоту. Какой смысл в творчестве, если его никто не услышит, а тебя не оценят. Я рывком поднялся с лежанки и оглядел нору в поисках слушателей. Марица, дедушка Рэммерих и Одноглазый напряженно смотрели на меня. Мало, конечно, но лучше, чем ничего.
- Эй, Одноглазый, - тихо, чтобы не расплескать слова песни, я подозвал учителя, - ложись сюда.
Одноглазый испуганно посмотрел на дедушку Рэммериха, но тот успокаивающе кивнул головой, и учитель подчинился.
- Закрой глаза, - шепотом приказал я ему, - то есть глаз. Вот так, хорошо, - я положил руки на его глазницы и громко крикнул - Слушайте все! Песня над кулачками Одноглазого!
Учитель вздрогнул, и начал дергаться, пытаясь высвободить голову из моих рук, но я, покрепче нажав на нее, поправился: “Песня над глазами Одноглазого”, - и он сразу затих.
- Гм-гм, - прочистил я горло и начал:
Использовать Человека;
постоянная Адрес равная
Долина Љ1362, Семья у Водопада, Одноглазый;
переменные оЧеловек типа тЧеловек;
оГлаз типа тГлаз;
начало
Загрузить человека в оЧеловека из Адреса;
оГлаз положить равным Взятому глазу из оЧеловека справа;
Положить глаз в оЧеловека из оГлаза слева;
Сохранить человека из оЧеловека по Адресу;
конец.
Переосмыслить, составить, выполнить.
Легкое покалывание в ладонях, прижатых к глазницам, дало мне знать, что переосмысление и составление прошли успешно, а сейчас идет выполнение.
- Ну и что это за хренотень? - нервно облизнувшись, поинтересовался Одноглазый.
- Это Паскаль, хотя нет. Раз это все как-то связано со зрением, то значит - Делфи, - проговорил я и убрал руки с лица Одноглазого - ну, посмотри на меня.
Увидев лицо моего учителя, Марица испуганно вскрикнула, а дедушка Рэммерих, пробормотав что-то типа “так-так-так”, тихонько заерзал на месте.
- Эй, Скок, что такое? - Одноглазый удивленно уставился на меня, - я все вижу как-то не так, как всегда. Как-то правильно, что ли.
- Естественно, - довольно ответил я, - у тебя теперь не один, а два глаза, и оба они правые, вот ты и видишь теперь все правильно.
Одноглазый сначала окаменел, а потом, немного придя в себя, ощупал свои глаза.
- Я что, теперь могу поменять имя? - дрожащим голосом спросил он.
- Сомневаюсь, юноша, - хрипло сказал дедушка Рэммерих, - если я правильно понял этого одаренного молодого человека, у вас, в сущности, остался только один глаз, но он теперь с двух сторон.
- Глупо, как-то, - не согласился мой учитель, - у меня теперь два глаза, а зовусь я Одноглазым.
- Тебе подойдет Двуходноглазый или ПостОдноглазый, - предложила Марица, - по-моему, очень красиво.
Дедушка Рэммерих как-то нервно поерзал на своем месте, потом поднялся на ноги, суетливо потер руками и подошел ко мне.
- Я дико извиняюсь, молодой человек, - проговорил он, понизив голос, - но возможно ли составить новую песню. Еще одну. Для меня.
- Вам нужен третий глаз, дедушка Рэммерих? - не понял я - Или поменять местами левый с правым?
Внутри меня все пело и ликовало. У моего таланта уже появились поклонники. И еще какие! Один дедушка Рэммерих чего стоит. Да и Одноглазый до конца жизни мне обязан будет.
- Нельзя ли, юноша, как вам сказать, - неуверенно начал объяснять патриарх, - взять вот так же загрузить человека, скинуть ему годков так...э... побольше и сохранить обратно?
Я еще никогда не видел дедушку Рэммериха в таком состоянии. Сила продемонстрированного таланта была таковой, что старый един просто робел передо мной. О, да я далеко пойду!
- Почему же нельзя, конечно можно, - улыбнулся я. О боги, как здорово быть щедрым и добрым. Берешь и даешь, берешь и даешь, а оно все не скудеет и не скудеет. Перед моими глазами появилось ослепительное видение. Тысячи жаждущих, мечтающих испить из источника моего таланта. Бесконечный поток сил изливается из меня. И я, не прилагая никаких усилий и ничего не теряя, одариваю их всех. Ну наконец-то папашина кровь взыграла, а то я уже сомневаться начал в своем происхождении.
- Скок, любимый, - Марица тронув меня за руку, прервала мои сладкие грезы, - а я хотела бы вот здесь побольше, вот тут поменьше, а тут подлиннее.
- Сделаем, - я и ее одарил ослепительной улыбкой, - но сначала дедушка, ты понимаешь... - многозначительно добавил я.
- Ложитесь, пожалуйста, вот сюда, - я провел Рэммериха к своей лежанке, - закройте глаза и внимательно слушайте меня. Песня над дедушкой Рэммерихом: “Применить человека, непостоянная… ой… эта… хм… да...”
- Что, уже можно-таки подниматься, или мне еще полежать? - поинтересовался снизу патриарх.
Я ничего не ответил, потому что ни камни, ни пепел не говорят. А я сначала окаменел, потом сгорел со стыда. Я забыл все отложенные песенные слова. Они ускользали от меня и я никак не мог прилепить свои мысли к чему-то одному. Неожиданно мне удалось зацепиться на отложенном слове “начало”. Я ухватился за него, аккуратно потянул и все песенные слова с грохотом рухнули друг на друга. “Начало”, “конец”, “делать”, “если”, “пока“ и другие, визжа и хохоча, устроили кучу малу в моей голове. Они толкались, пинались, щипались, а потом вдруг собрались все-все в один блок и ушли, не оставив в моих мозгах и следа.
- У, - осторожно гукнул я в себя.
- Угу, - ответило мне эхо и пошло весело гулять под сводами пустой головы.
- Можно вставать, - пролепетал я.
Дедушка легко вскочил с лежанки, несколько раз подпрыгнул вверх, упал на пол, отжался раз десять, из положения лежа совершил сальто с переворотом через голову, приземлился на ноги и по пижонски подвалил к Марице.
- Станцуем семь сорок, крошка! - подмигнул он изумленной пигалице и галантно поклонился.
И тут внутри патриарха что-то громко щелкнуло, он несколько раз дернулся, но распрямиться не смог.
- Простите, молодой человек, - прокряхтел он, стараясь повернуться в мою сторону, - я чего-то не понял, или у Вас ничего не получилось?
- Что-то испортилось во мне, - еле слышно промямлил я.
- Во мне тоже, - прокряхтел дедушка Рэммерих, - не будете ли вы так добры, чтобы разогнуть меня?
Мы с Одноглазым бросились к патриарху и совместными усилиями вернули ему нормальное положение. Отдышавшись и попринимав различные позы, дедушка Рэммерих вдруг пал ниц и запричитал:
- О, Господь народа моего, прости недостойного, глупого сына своего. Возжелал я незаслуженно получить дарованное тобой Нытику за труды его. ..
- О ком это он? - тихонько спросил я Одноглазого.
Тот недоуменно пожал плечами, а Марица, услышавшая меня, пояснила:
- Нытик это тот самый един, который дал каждой твари по харе и засунул их всех в большой ящик. Поэтому никто не потоп.
- А зачем же он их всех бил по харе? - поинтересовался я.
- А никто не хотел лезть в его ящик по доброй воле. Но зато, когда Господь единов наслал потоп, они все спаслись. За этот подвиг Нытику было даровано долголетие. Он прожил 900 лет, - закончила Марица.
- Кем было даровано? - переспросил Одноглазый.
- Кем, кем, Господом единов, - фыркнула Марица и указала на молящегося дедушку Рэммериха.
В самом деле, нельзя же быть таким тупым. Одноглазый взрослый мужик с виду, а все задает такие глупые вопросы.
- Тогда я не понял, - протянула эта тупица снова, - если Нытик спас всех тварей от гнева Господня, то за что же Бог наградил его?
- За милосердие, - ответила Марица и, посмотрев на Одноглазого, выразительно постучала себя по голове.
- За что, за что? - я аж подпрыгнул от неожиданности, - да я вон целый выводок бук содержу исключительно из милосердия. Без меня они бы давно подохли, питаясь пылью подземелий. И никто никогда и ничем меня за это не отблагодарил!
- Ты своих бук держишь только для завлечения пигалиц в свою нору, - снова фыркнула Марица, - тоже мне милосердный нашелся.
- Что ты мне тут расфыркалась, - зашипел я, - итак уже весь мокрый из-за твоих фырков.
Марица вспыхнула, обожгла меня взглядом и отвернулась.
- Ну, ладно, ладно. Не обижайся, - я ласково погладил ее по руке, - я тут кое-что придумал насчет твоей просьбы.
Марица мгновенно развернулась и с надеждой посмотрела мне в глаза.
- Если вот тут и тут отрезать и вот сюда приклеить, а вот здесь мы с Одноглазым вместе потянем, то получится очень красиво, - предложил я.
Смотрящая за Советом в очередной раз фыркнула мне в лицо, и развернувшись, ушла.
- Что такого сказал-то? - обратился я за поддержкой к Одноглазому. - Она же сама попросила.
- А ну их, женщин, - попытался успокоить меня учитель, - никогда не поймешь, что им нужно.
Тем временем дедушка Рэммерих успел вымолить себе прощение и подошел к нам.
- Я очень извиняюсь, молодой человек. Моя алчность лишила вас такого необходимого всем нам таланта. Но Господь мой милостив, и я советую Вам молиться, молиться и еще раз молиться, тогда он обязательно вернет то, что забрал. - Он помолчал немножко и добавил, - а меня гоните прочь, - и медленно, шаркая ногами, вышел из моей норы.
Тысячи обездоленных и жаждущих застучали пустыми кружками о дно моего высохшего источника. Тысячи сухих шершавых языков вылизывали тысячи потрескавшихся губ в надежде хоть как-то смочить их. Тысячи пар воспаленных глаз с надеждой смотрели на меня, ожидая живительной влаги моего таланта. Тысячи скрюченных рук, тысячи изможденных тел и один сухой трупик дедушки Рэммериха, качающийся на горячем ветру.


Все книги писателя Назыров Владимир. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий