Библиотека книг txt » Назыров Владимир » Читать книгу Жлобские хроники
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Какой формат книг лучше?

fb2
txt
другой

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Назыров Владимир. Книга: Жлобские хроники. Страница 17
Все книги писателя Назыров Владимир. Скачать книгу можно по ссылке s

- Гм, гм, - прокашлялся Надзирающий за Порядком. Эх, такую песню испортил! -Предлагаю приступить к голосованию.
Вот оно. Сейчас решится. Надзирающий начал отсчёт. Старик пристально взглянул в лицо Деду, а тот в свою очередь внимательно посмотрел на своих единов. Мы все затаили дыхание и уставились на вождей. На третий пронзительный гундок Старик с Дедом одновременно выкрикнули : “Война!”. Свершилось! Мы проголосовали за мой план! Люблю демократию, мать ее!
Зиновий с Каменем молча поднялись и покинули Зал Совета. Неодобрительно взглянув на Деда людей Светящейся Воды - распустил людей, панимаешь - Старик обратился ко мне:
- Вроде бы все ясно, гладко, понятно, но я боюсь, выдержишь ли ты, Скок, такое испытание?
- Не бойся, Старик. Я тут совершил одно открытие про себя… - кстати, дедушка Рэммерих, нам потом надо будет переговорить - …и мне стало легче переносить боль. К тому же у нас с Одноглазым уже получилось, и завтра получится. Главное - пришлите мне пигалицу с утра покрасивее, чтобы утешила и подлечила.
Все засмеялись. Я посмотрел на Марицу, Марица вожделенно на меня, и вот тут-то я и понял, что-то не так. Прикинул то, прикинул се, и свет померк в моих глазах. Дальнейшее происходило словно во сне.
К нам подошел вызванный Стариком Рубец и напачкал, слушая меня, целую стену видов крысятника. По его пачкотне я объяснял Одноглазому и другим избранным бойцам, как проникнуть в тронный зал, а сам в это время мечтал поскорее смыться в свою нору и там, в тиши и одиночестве, вынести себе окончательный приговор.
Дело в том, что встретившись с вожделенным взглядом Марицы, вместо упоительной музыки в душе, я ощутил легкую тошноту и нежелание танцевать. Тут же вспомнилось, что после Марицы я уже не танцевал ни с кем три дня и две ночи. Даже сам с собой. И не хочу. Может быть, всё дело в Марице? Я быстро перебрал в голове соблазнительные образы своих подружек и оторопел. Меня мутило от них. Беда... Жизнь, не отданная танцу, вообще не нужна!
Сославшись на необходимость полноценного отдыха перед завтрашним, я мягко отослал Марицу, пообещав ждать её следующим утром у себя, и отправился в нору. Здесь, совершив несколько энергичных танцевальных па и не заметив никаких отклонений от обычного, я немного успокоился и принялся искать причину в другом. Итак, на тело я больше не грешил. Усталость и нервотрёпку не принимал в расчёт. И не такое бывало. Может быть, выходы из себя? Три раза за три дня. Абсолютный рекорд. И сладкое волнующее предвкушение завтрашней битвы с большой крысой. Даже головная боль, как неизбежная расплата, больше не пугала меня. Упоительное ощущение независимости и власти над своей формой, открывшееся мне в последние дни, требовало новых подвигов, свершений, смертельных схваток с врагом. Я вспомнил свои причудливые трансформации в тронном зале и затрепетал от удовольствия. Какие к злым букам танцы! Вот оно счастье!
“На том свете не танцуют, - говорил как-то дедушка Рэммерих, - и не потому, что не могут, а потому, что не хотят. Праведным душам подвластны недоступные нашему разумению виды удовольствия. Наши танцы, за исключением семь-сорок, разумеется, всего лишь бледная тень самых простеньких развлечений из доступных в Райских Садах уверовавшим в Господа моего.”
Моя же душа ещё и не побывав на том свете уже начала отказываться от удовольствий этого. А не соединить ли мне Танец со свободой души? Эх-ма, вот бы обучить пигалицу какую науке покидать тело. Но женщины вообще малопригодны на что либо эдакое: большое, творческое, созидательное, необычайно прекрасное, …
Заткнись, Кнопка.
Мало на что, одним словом, а жаль. Не плохо бы было отплясать “Плошку мою”...
“Плошка моя” - до сих пор самая популярная танцевальная мелодия Долины. Баланды разные приходят и уходят, а "Плошка" остается. Придумал её один пожилой всеми уважаемый член нашей Семьи, женившись на молоденькой скромной пигалице. Он, как танцор, много-много превосходил ее, как танцовщицу. На недоуменные вопросы друзей молодожен восторженно объяснял: “Мне с ней очень хорошо, и я никогда и ни с кем не ощущал такого родства душ, как с моей Филей”. Как бы там ни было, но он решил поднатаскать молодую жену и в искусстве танца, чтобы, как я понимаю, родство между ними стало полным. Вот тогда-то он и придумал “Плошку”.
“Плошка моя, я твой бука,” - говорил он ей, и они начинали танцевать так, как будто он был букой, а она плошкой. “Носик ты мой, я твой пальчик,” - шептал он, и начиналась совсем другая музыка. “Ты упадёшь, а я сяду,” - краснея, просила его Филя и... В общем, муж у нее был не только человеком с богатой фантазией, но и, как выяснилось, талантливым учителем.
Несколько позже Филя обучила меня этой новой игре, хотя я к своему стыду некоторые движения освоить так и не сумел. Кое-что пигалица, запутавшись в па, не смогла показать, а что-то я исключил сам. Так, например, упражнение “Рыбка моя, я твой глазик” навсегда осталось для меня тайной за семью печатями, а от “Ты бережок, а я речка” я категорически отказался - никогда не был сторонником быстрого танца.
Еще через некоторое время благодаря моей настойчивости и активности “Плошка” стала международным хитом, правда под другим, более скромным и доступным названием - “Скок - перескок”. Слава моя многократно умножилась и возросла, от пигалиц совсем не стало прохода, как вдруг случилась одна неприятная вещь.
Одна подруга детства пожилого автора “Плошки”, вспоминая с ним героическое прошлое, решила показать тому новый молодёжный танец. Старая карга! Разговоров за жизнь ей мало оказалось, захотелось потанцевать со своей первой любовью! Каким-то образом этот очень уважаемый член нашей Семьи умудрился узнать в “Скоке-перескоке” “Плошку мою” и, пощупав рога на голове, отправился ко мне разбираться на счет авторских прав.
Почесав синяки и пошатав повреждённые зубы, я согласился с некоторыми из его доводов и, шепча проклятия, начал уныло бродить от одной пигалицы к другой и объяснять им, что “Скок-перескок” отныне называется “Плошка моя” и теперь за всеми вопросами, уточнениями и разъяснениями следует обращаться не ко мне, а к настоящему автору хита. На недоуменные взгляды крайне разочарованных пигалиц я бодренько отвечал, что поиздержался, влез в долги на ...дцать кусков соли, вот и пришлось продать права на шедевр этому пердуну.
Но нет худа без добра. Когда сей почётный член Семьи вскоре был избран Стариком, то не забыл моей предприимчивости, активности, изобретательности и приблизил к себе. Что, разве не так?
Глава 12
Упиваясь своей мощью, я перемалывал плотное чёрное пространство, неутомимо двигаясь к цели. Я шёл к огневому рубежу. Враждебная ледяная бездна пыталась раздавить мое тело, растворить в себе, но лишь бессильно выла, царапая острые когти о мою кожуру. Смертоносные кровожадные братья и сёстры повсюду искали мой запах, но я запутал их, и им было уже не найти меня. Тщедушные глупые блохи, обитавшие внутри, думали, что всё еще управляют мной, но я давным-давно всех обманул. Долгие скучные годы я был паинькой и терпеливо таскал в своём брюхе холодные мёртвые пукалки, способные лишь громко кричать от восторга, когда я выпускал их, и блохи стали верить мне. Теперь настоящая, живая ядрёная Смерть сидела внутри и смеялась от счастья, зная, что я помогу ей бежать. Она с упоением рассказывала, как сожрёт бескрайние блошиные города, а я завидовал и мечтал, что когда-нибудь впущу чёрную бездну в себя... О, мать твою, что это?! Где воздух? Воздух где?
- Вставай, лежебока, - Одноглазый убрал грязную лапу с моего лица, - всю войну проспишь.
- Вот, мать твою. Я же пигалицу просил прислать, а не тебя.
- Я буду вместо неё, - нехорошо улыбаясь, пообещал мне учитель, - всё равно меня в крысятник не взяли. Рука болит, и подвижность не та. Ладно, давай, начинай, что ли.
- Подожди, во-первых, я же еще не поел, а во-вторых, у меня плохие предчувствия. Понимаешь, но только не смейся, я видел сон. Очень нехороший сон. Как будто я несу куда-то чью-то смерть и такая уверенность у меня в себе, что всё получится...
- Правильный сон. Ты и несешь в себе смерть крысам и всё у тебя получится, - Одноглазый пошарил рукой в лежанке и, выудив оттуда кусок сосучки, отправил его себе в рот.
- Это была моя последняя еда в норе, а я еще не ел, - возмутился я.
- Души не едят, Скок, - парировал Одноглазый и закашлялся.
Ура! Получилось! Получилось! Правду люди говорят, нельзя есть, когда кто-то завидует тебе по черному. Обязательно подавишься. Я старательно постучал учителя по спине и, покопавшись у него во рту, отобрал остатки сосучки.
- Так вот, - проглотив, продолжил я, - у меня во снах всё наоборот. Если я просыпаюсь с ощущением счастья, радости, покоя то жди беды. А сегодня во сне я просто упивался своим могуществом... Что-то будет не так.
- А уже не так. Сегодня рано утром Зиновий с Каменем, никого не предупредив, отправились на переговоры с крысами, - Одноглазый, сладко зевнув, упал на мою лежанку.
- Откуда же ты это знаешь, если они никому ничего не сказали? - похолодев от предчувствия беды, спросил я.
- Один пацанёнок за ними увязался. Он думал, что дяди едины будут разговаривать в горах со своим Господом. Хотел посмотреть. А дяди едины отправились прямо к крысятнику. У мальчишки хватило ума дальше не ходить. Он уже было побежал домой, как вдруг услышал истошный вопль: “Приятели крысы, вы нас не так поняли”.
- Какой подлый удар в спину! Эти Зиновий с Каменем самые настоящие пигалицы на Празднике Обмена! А что если крысы теперь выставят дозоры или, что ещё хуже, устроят засаду? - волна гнева захлестнула меня.
- Успокойся, Скок. Мужики предупреждены, будут осторожны. Давай, укладывайся, - он подвинулся на лежанке, - твой выход.
На этот раз я выходил медленно, не спеша. Лениво полюбовался бесстыжими пигалицами, причудливо меняющимися в серо-чёрной мгле закрытых глаз. Затем тихонько вздохнул и взлетел под свод норы - стук-стук - выкатились на лежанку мои глаза. Вот плошкин хват, приклеить-то забыл! Спасибо Одноглазому, он ловко подхватил их, поплевал на обратную сторону, и аккуратно положил на место. “Левый с правым не перепутал?” - хотел было спросить у него я, но вовремя вспомнил, что учитель меня не услышит. “Хорошо хоть, что Одноглазый пришёл, а не Марица”, - подумал я, представив себе, что было бы со столь важной пигалицей, упади рядом с ней мои глаза. “А может быть и жаль, что не пришла”, - переменил я своё мнение и отправился на Сладкое Плоскогорье.
Мужики подобрались к крысятнику совсем близко, так как крысы, судя по всему, не сделали никаких выводов из переговоров с единами. Во всяком случае я ничего подозрительного не заметил.
Крысиная королева словно бы ждала меня, и не успел я даже оглядеться в тронном зале, как она покинула свое тело и, не приближаясь, проговорила:
- Постой, не нападай, давай лучше поговорим, - у её души голос оказался более мелодичным и приятным, чем у отвратительного тела, - я давно догадалась что ты Следящий. Не надо меня терзать, я не собираюсь оставаться здесь надолго. У себя дома, а я пришла сверху, я крупно поссорилась с одной из своих сестёр и мне пришлось уйти. Но как только отдохнут и окрепнут мои руки и разожмутся новые кулачки, я вернусь домой. Я не привыкла прощать нанесённых мне обид.
Она взглянула наверх, вздохнула и продолжила:
- Я хотела послать тебе Зов как только пришла сюда, но оказалась слишком слаба. А потом решила, что раз Следящий не приходит сам, значит его вообще нет в Долине. Согласись, такое бывает. А тебя я, естественно, приняла за очень необычного, но всё же таракана. Тебе не следовало принимать такой образ, и тогда не возникло бы никаких недоразумений.
При этих словах я сделал попытку осмотреть себя. Нежели моя душа является к ней в виде таракана? Тогда её агрессивность можно понять. Королева между тем всё говорила и говорила:
- Я ещё никогда не встречала Следящих с таким тонким чувством юмора. Подумать только - разумный таракан! Я просто обалдела, когда увидела тебя в первый раз. А ведь и я умею шутить, и думаю, что справлюсь с этим не хуже тебя. Смотри.
Чёрно-серая рябь пробежала по ней, пыль взвилась, и передо мной предстала восхитительная, обворожительная, удивительно мелодичная, язык не поворачивается сказать, пигалица. Женщина. Какая, мать её, женщина? Богиня... Тихая, нежная, немного печальная музыка исходила от неё, и у меня возникло непреодолимое желание слиться с ней в красивом медленном танце. Я поймал взгляд её бездонных чёрных глаз и потянулся к ней всем тем, что у меня было, или у того, на кого я был похож. Неужели в самом деле на таракана?
- А это ещё кто?! - неожиданно вскричала королевская душа и, приняв свой истинный образ, юркнула обратно в тело.
Тут же ожили обездвиженные до этого крысы, а главная крысиха напряжённо замерла на своём троне. Очнувшись от волшебного наваждения я с воем понёсся на неё, обратившись в считанные мгновения острым длинным штырем и, прошив ей голову, пролетел ещё несколько стенок и помещений крысятника. Остановившись с большим трудом где-то в глубинных ходах Великого Хребта, я принял обычную человечью форму, и, нахваливая себя, отправился обратно в тронный зал. К моему изумлению королева нисколько не пострадала и продолжала надменно восседать на своём возвышении. У её ног валялись незамеченные мной вначале изуродованные человеческие останки, в которых я с ужасом узнал Зиновия с Каменем. Переговорщики, мать их. Умнейшие люди Семьи. Трах-барабах! <Пип, пип, пип>!
Вдруг в проходе, ведущем в зал, раздалось шарканье множества ног и в пещеру ввалилась, надо полагать, очень торжественная процессия. Несколько десятков крыс тащили на себе тела лучших охотников двух наших семей. Промаршировав вокруг трона, твари сваливали свою ношу в одну кучу, похоронив таким страшным образом останки единов. Крысиная королева повела плечами, потянулась и с удивительной легкостью подтащила одно из тел к себе. От дальнейших её действий, будь я во плоти, меня бы точно вывернуло наизнанку. Тогда же я сначала оцепенел, а потом с некоторым омерзительным интересом стал наблюдать из-за королевской спины за происходящим.


Все книги писателя Назыров Владимир. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий