Библиотека книг txt » Найт Индия » Читать книгу Почему ты меня не хочешь?
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Какой формат книг лучше?

fb2
txt
другой

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Найт Индия. Книга: Почему ты меня не хочешь?. Страница 14
Все книги писателя Найт Индия. Скачать книгу можно по ссылке s

- Я к вам не приду, - говорю я, запихивая в переполненную тележку пачку риса басмати и две банки индийской приправы чатни, - потому что никакой интрижки у нас с вами не будет.
- Да я ничего против сыра не имею. Сейчас столько полосканий для рта, так что ничего страшного.
- Вы мне не нравитесь, - рявкаю я уже без церемоний и кладу в тележку несколько бутылок бордо.
- К вам в гости алкоголики приезжают?
- Нет.
- Зато вы мне нравитесь, хоть вы уже и немолоденькая.
- Очень мило.
- Ох, черт, - вздыхает Тим, когда мы стоим в очереди к кассе. - Черт возьми. А что же мне теперь делать?
- Подождать, пока Дженис не начнет гормонозаместительную терапию. Или мастурбировать, - громко рекомендую я, выкладывая содержимое тележки на бегущую дорожку. Похоже, последняя часть моего предложения его особенно вдохновила, потому что Тим вдруг переступает с ноги на ногу, краснеет, лыбится и только потом дарит меня взглядом, якобы полным отвращения.
Домой мы возвращаемся в молчании, объехав “Швейцарский домик” стороной. Видите ли, вся эта ахинея насчет того, что незамужние женщины старше двадцати пяти готовы на все ради секса, - полная хрень. Да, может быть, некоторым из нас и не хватает секса, но не настолько, чтобы прыгать в постель к нездоровому на голову соседу.
Тим помогает мне выгрузить сумки с продуктами и уходит к себе, сердито кинув на прощанье: “Когда передумаете...” Следующие два часа я готовлю и убираюсь. Вообще-то у нас есть горничная, но я никогда не могу определить, приходила она или нет, и с этим уже пора что-то делать.
Папа приезжает около четырех, когда Хани еще спит, утомленная утренними занятиями по “музыке и пластике” в детском саду.
- Эстель! - кричит он с крыльца, даже не удосужившись постучаться. - Я приехал. Помоги мне.
Я в это время вожусь с камином в гостиной, но его голос мне слышен даже через две комнаты и входную дверь.
- Привет, - говорю я, открывая дверь и обнимая его. - Рада тебя видеть. Хорошо добрался?
- Сносно, - отвечает папа, передавая мне багаж. - В туннеле как-то не по себе, словно на тебя давит вся толща океана. Ты не замечала?
- Странно, не правда ли. Давай, проходи. Кофе? Может, пообедаешь?
Вопреки естеству, наш диалог происходит не на французском. Мой папа обожает говорить по-английски.
- От бокала вина не откажусь, пожалуй. И хорошо бы еще такой английский сандвич, какие ты делаешь. У тебя замечательно получается. Ааа-х, - вздыхает он, со счастливым видом оглядывая гостиную. - Сейчас тут гораздо уютнее, чем в мой прошлый приезд. Более эстетично. Не так все уродливо.
- После развода я тут все переделала. Белое или красное? - спрашиваю я из кухни.
- Красное, дорогая. Красное, как кровь. Я возвращаюсь в гостиную.
- Вот, пожалуйста. А вот несколько сандвичей с огурцом, сделала специально для тебя. Чин-чин.
Папа научил меня говорить “чин-чин”, когда я была еще совсем маленькая, ибо был уверен, что это очень по-английски и очень мило. Мне не встречалось в жизни человека моложе шестидесяти, кто в самом деле говорил бы “чин-чин”, если только не был французом.
- Санте! - улыбается он, отпив большой глоток. - Ах, бокал жаркого южного солнца, - продолжает он, размахивая руками, как третьесортный актер. Я не стану вас утомлять деталями его произношения, скажу только, что говорит он с жутко-смешным французским акцентом, но очень быстро. - “Живой источник муз, источник вдохновенья”. - Этому он тоже меня научил.
Лет до шестнадцати я была уверена, что всякий раз, когда мне наливали стакан вина, я должна была процитировать эту строчку из стихотворения Китса, ибо папа меня уверял, что так поступают все настоящие лондонцы. На это моя мама только слабо улыбалась (слабая улыбка была ее коньком) и ни разу не пыталась разубедить ни его самого, ни меня.
Папе сейчас семьдесят, он очень высокий и занимает много места. Мне кажется, что он заполонил всю комнату. Он не просто присаживается, он заполняет собой диван, а его скрещенные лодыжки экспроприируют всю площадь ковра. Мой отец - мужчина весьма дородный, размер его пуза, которое было бы под стать какому-нибудь шароглотателю, ясно свидетельствует о пристрастии папы к хорошим закускам и вину, только при этом у него еще и длинные ноги, так что он похож на большое дерево с наростом посередине. Некогда черные как смоль волосы теперь пестрят сединой, а маленькие, окруженные морщинками, голубые, почти бирюзовые глаза сверлят собеседника, как пара лазеров, и искрятся, как бенгальские огни.
Сегодня он надел розовую рубашку - у него их не меньше сотни, хотя он также любит фиолетовые и бледно-желтые - и свободный, но отлично скроенный вельветовый костюм цвета кофе с молоком. От него пахнет духами “Mouchoir de Monsieur”, и носки у него светло-зеленые. У папы женственные руки - длинные тонкие пальцы, слишком выразительные и часто украшенные кольцами. Я обожаю своего отца.
- Где Хани? - вопрошает он, уничтожая сандвичи - он их даже не откусывает, просто засовывает в рот целиком.
- Спит. Скоро проснется, наверное. Пап, ты надолго приехал? И чем будешь заниматься?
- Думаю, только на выходные. Так, погуляю здесь. Похожу по своим старым любимым местам. По следам былых преступлений. Но главное, схожу к своему портному. Только англичане еще помнят, что значит хороший стиль. В Париже мужчины одеваются как арабы-сутенеры.
- Что, все?
- Конечно.
- Дай знать, если захочешь прогуляться со мной.
- Ты могла бы встретить меня завтра, часов в шесть, в баре отеля “Риц”?
- Да.
- А где тот самый Фрэнк?
- Думаю, скоро будет.
- Ты с ним спишь?
- Нет.
- Хм, - папа бросает на меня лазерный взгляд. - Половое воздержание очень вредно для здоровья. И главное, это старит.
- Фрэнк очень мил, но не думаю, что мне стоит с ним спать.
- Очень плохо сказывается на нервах это воздержание, - настаивает папа. - Ты с кем-нибудь встречаешься?
- Нервы у меня в порядке, папа. Нет, но у меня есть... предложения. Не далее как сегодня утром поступило еще одно.
- Прекрасно. Так и должно быть. Можно мне еще вина?
- Конечно. - Я иду на кухню и возвращаюсь с бутылкой, наливаю и себе стаканчик.
Еще какое-то время мы сплетничаем, потом я иду будить Хани: если она разоспится днем, то ночью мы обе не сомкнем глаз. Папа визжит от восторга, объявляет Хани “красавицей” и тут же, к ее великому удовольствию, начинает играть в прятки, прячась за подушкой, но уже через пару минут ему это надоедает. Хани тем не менее продолжает смотреть на него влюбленными глазами и устраивается с плюшевой собачкой у ног дедушки.
- Я оставила тебе пирог с помидорами и салат, - говорю я, - и на десерт клубнику со взбитыми сливками. Кстати, - я смотрю на часы, - позже приедет Руперт. Со своей девушкой Крессидой.
- Муж?
- Да, он.
- Прекрасно, - хищно улыбается папа. Он обожает пугать Руперта - папа не перестает удивляться его английской поверхностности и бесхарактерности.
- А я иду на вечеринку с Фрэнком, помнишь?
- С которым ты не спишь.
- Точно.
В этот момент в замке поворачивается ключ, и через пару мгновений в гостиной появляется Фрэнк.
- Рад знакомству. - Папа вскакивает и сверлит Фрэнка взглядом. - Впечатляет.
- Взаимно, - улыбается в ответ Фрэнк. - Привет, милочка, - говорит он Хани, ероша ей волосы. - Привет, Стелла.
- Волосы - как на полотнах Тициана! - говорит папа ни к кому при этом не обращаясь. - Comme un renard<Как лис (франц.).>. Как росомаха.
- Лис, - поправляю я.
- Лис. Восхитительно. Молодой человек, вы - красавец.
- Стараюсь, - пожимает плечами Фрэнк. Он явно нравится моему папе больше, чем Руперт или Доминик. Что бы там ни думал себе Руперт, бывший тесть считает его не самым лучшим экземпляром мужской половины человечества. Что касается Доминика, то о нем, как о мужском материале, папа говаривал так: “Очарователен, спору нет. Но больше смахивает на лесбиянку”. А вот Фрэнк - как раз в его вкусе.
Думаю, дело в мужественности Фрэнка. Он не мог бы родиться девочкой, то есть ему на роду написано быть мужчиной. Руперт смазлив, Доминик - неженка, а вот Фрэнка в женственности никто и никогда обвинить бы не смог. Он отлично сложен - высокий, мускулистый, с длинными конечностями. И челюсть у него очень мужественная. Это верно, он красавец. Но цвет! Такой рыжий. Если бы он был другого цвета - брюнет, блондин или шатен, - то был бы просто находкой. Впрочем, похоже, он и так находка - судя по огромному количеству женщин, перебывавших в его постели, так что вряд ли он нуждается в моей жалости. Мимоходом спрашиваю себя, переспала бы я с Фрэнком, если бы он перекрасил волосы. И признал свою дочь, конечно.
- Стелла? - окликает меня Фрэнк. - Стелла? Ау, проснись.
- М-м?
- Я говорю, не пора ли тебе собираться? Я займусь твоими гостями, - он улыбается папе, - и присмотрю за Хани. Она уже полдничала?
- Нет.
- Омлет пойдет?
- Ой, Фрэнк, ты же не няня. Не надо, я сама.
- Ты с ней почти весь день сидела. Лучше прими ванну, - он подхватывает Хани мускулистой, рыжеволосой рукой, - а мы с папой о ней позаботимся.
- С папой?..
- Да, твой отец попросил меня так его называть. Я польщен.
- Этот мужчина просто феноменален, - радостно комментирует папа. - Разве нет, Стелла? Он - феномен.
Я лежу в ванне, купаясь в аромате “Шалимар” (этот запах не очень приятным образом ассоциируется у меня с моей матерью; я убеждена, что бисексуальность моего папы отчасти развилась потому, что он вынужден был быть мне и отцом и матерью одновременно). Мысли перескакивают на Фрэнка. Он замечательно справляется с Хани и, мне кажется, очень ее любит. Он добровольно вызывается кормить ее, укладывать спать, выгуливать. И ему очень нравится с ней играть, потому что если человеку не нравится играть с маленьким ребенком, он не сможет хорошо притворяться больше пятнадцати минут. И я вижу, что она его тоже очень любит.
И временами мне от всего этого неловко. Не из-за себя или Хани, нет, просто я знаю, что у него есть свой собственный ребенок. Ребенок, о котором он никогда не упоминает, но о существовании которого меня предупредил Доминик. Неужели поэтому Фрэнк так привязан к Хани? Она заменяет ему того ребенка, которого он никогда - как это ужасно, - никогда не навещает? А если все называть своими словами - ребенка, которого он бросил. Доминик сказал, что это девочка. Жизнь, конечно, - штука сложная. Можно найти достаточно серьезные причины, объясняющие душевную жестокость, но с этим случаем я просто не могу смириться. Фрэнк - бабник, но он хороший человек. Почему же он делает вид, будто его дочери просто не существует в природе?
Мне странно, что мы никогда о ней не говорим. Мы с Фрэнком можем обсуждать что угодно и порой даже не стесняемся в выражениях. Но я никогда не упоминаю Ньюкасл, его дом и вообще все, что касается его прежней жизни. Он рассказывает мне о барах, пабах, своей матери, братьях и сестрах, о футболе и о верфях, о чем угодно, но только не о том, что мне действительно хотелось бы знать. Поэтому у меня фактически нет возможности поднять этот вопрос. Наверное, я могла бы спросить его напрямую, если бы я не так плохо относилась к мужчинам, которые бросают своих детей. Но поскольку мне противна даже сама мысль об этом, я знаю, что принялась бы осуждать Фрэнка и поучать. Все кончилось бы тем, что я не смогла бы больше дружить с ним. Поэтому для нас эта тема - табу. Сам он не говорит, у меня не получится завести об этом речь и быть беспристрастной. Но и не думать об этом я тоже не могу. А потому думаю даже слишком часто. Наверное, надо все же порасспрашивать Мэри, она ведь давняя знакомая его матери.
Мои депрессивные мысли прерывает входной звонок. Я слышу, как папа открывает дверь, потом доносится женский голос: должно быть, это Крессида (удивительно английское имя; Крессида - все равно что назвать кого-то Томата. Но больше всего меня приводит в замешательство имя Кандида - в точности как название грибка молочницы, вагинальной инфекции. “Это малышка Кандида, это ее братик,
Уретрит, а это - важная и большая - Кондилома Остроконечная, наша старшенькая”).
И где, скажите пожалуйста, этот Руперт, который клялся и божился, что приедет вовремя? Я выпрыгиваю из ванны и бегу в спальню, думая - опять! - что же надеть женщине тридцати восьми лет, желающей подцепить мужика. Потому что в этом и состоит цель сегодняшнего вечера - Фрэнк великодушно предложил поделиться со мной своими навыками Казаковы. Я не слишком жажду повторить неудавшийся эксперимент недельной давности, но напоминаю себе, что клин клином вышибают. Если человек потерпел неудачу и получил душевную или физическую травму, например упал с лошади или переспал с бледным членом, то самое лучшее средство - снова забраться в седло.
Я рада, что пришла Крессида. Надо спуститься в гостиную и поздороваться, так что нет времени торчать перед зеркалом и раздумывать, что надеть. Я читала о богатых женщинах, которые каждый день одеваются одинаково - как бы носят униформу. Раньше мне казалось, что это глупо, ведь так они лишают себя прелестей моды. Но сейчас думаю, что есть в такой позиции немалый смысл. Открываешь шкаф, достаешь оттуда один из десяти черных джемперов, к нему выбираешь одну из десяти пар черных брюк и одну из двадцати пар черных туфель - нет, в этом явно что-то есть.
Десять минут спустя я вплываю в гостиную. На мне маленькое черное платье (на котором вышиты очаровательные розовые и красные цветочки), босоножки на низком каблуке и нитка жемчуга, что, возможно, выглядит немного официально. Но я слишком боюсь одеться чересчур просто, поскольку не знаю, на какую вечеринку мы собираемся. Лучше уж я оденусь чересчур нарядно, чем потом прятаться по углам в своих потрепанных джинсах и прикидываться “неформалкой”, когда все остальные будут гордо расхаживать в смокингах и кринолинах. (Терпеть не могу, когда люди так поступают. Якобы своим видом стремятся показать, что им безразличны условности и людское мнение. На самом же деле весь этот выпендреж - очевидная попытка привлечь к себе внимание. Подростки так делают.)


Все книги писателя Найт Индия. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий