Библиотека книг txt » Набоков Владимир » Читать книгу Трагедия господина Морна
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Что Вы делаете на сайте?

Качаю книги в txt формате
Качаю книги в zip формате
Читаю книги онлайн с сайта
Периодически захожу и проверяю сайт на наличие новых книг
Нету нужной книги на сайте :(

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Набоков Владимир. Книга: Трагедия господина Морна. Страница 1
Все книги писателя Набоков Владимир. Скачать книгу можно по ссылке s
Назад 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 Далее

Трагедия господина Морна
Владимир Набоков


Единственный раз «Трагедия» с ее прозаическим изложением была напечатана в журнале «Звезда» (1997. № 4) по тексту, подготовленному к публикации Сереной Витале и Эллендеей Проффер. Печатается по светокопии машинописного текста, имеющего несколько рукописных вставок и исправлений, и рукописному беловику, хранящихся в архиве Набокова, с учетом журнального текста.





ВЛАДИМИР НАБОКОВ

ТРАГЕДИЯ ГОСПОДИНА МОРНА





АКТ I





Сцена I


_Комната._Шторы_опущены._Пылает_камин._В_кресле_у_огня,_закутанный_в_пятнистый_плед,_дремлет_Тременс._Он_тяжело_просыпается._




ТРЕМЕНС:

Сон, лихорадка{1}, сон; глухие смены
двух часовых, стоящих у ворот
моей бессильной жизни…
На стенах
цветочные узоры образуют
насмешливые лица; не огнем,
а холодом змеиным на меня
шипит камин горящий… Сердце, сердце,
заполыхай! Изыди, змий озноба!..
Бессилен я… Но, сердце, как хотел бы
я передать мой трепетный недуг
столице этой стройной и беспечной,
чтоб площадь Королевская потела,
пылала бы, как вот мое чело;
чтоб холодели улицы босые,
чтоб сотрясались в воздухе свистящем
высокие дома, сады, статуи
на перекрестках, пристани, суда
на судорожной влаге!..

_(Зовет.)_

Элла!.. Элла!..



_Входит_Элла,_нарядно_причесанная,_но_в_халатике._




ТРЕМЕНС:

Портвейна дай, и склянку, ту, направо,
с зеленым ярлыком…
Так что же, едешь
плясать?


ЭЛЛА:

_(открывает_графин)_

Да.


ТРЕМЕНС:

Твой Клиян там будет?


ЭЛЛА:

Будет.


ТРЕМЕНС:

Любовь?


ЭЛЛА:

_(садится_на_ручку_кресла)_

Не знаю… Странно это все…
Совсем не так, как в песнях… Этой ночью
мне чудилось: я — новый, белый мостик,
сосновый, кажется, в слезах смолы, —
легко так перекинутый над бездной…
И вот я жду. Но — не шагов пугливых,
нет, — жаждал мостик сладко поддаваться,
мучительно хрустеть — под грубым громом
слепых копыт… Ждала — и вот, внезапно,
увидела: ко мне, ко мне, — пылая,
рыдая, — мчится облик Минотавра,
с широкой грудью и с лицом Клияна!
Блаженно поддалась я, — и проснулась…


ТРЕМЕНС:

Я понял, Элла… Что же, мне приятно:
то кровь моя воскликнула в тебе, —
кровь жадная…


ЭЛЛА:

_(готовит_лекарство)_

Кап… кап… пять, шесть… кап… семь… Довольно?


ТРЕМЕНС:

Да. Одевайся, поезжай… уж время…
Стой, — помешай в камине…


ЭЛЛА:

Угли, угли,
румяные сердечки… Чур — гореть!

_(Смотрится_в_зеркало.)_

Я хорошо причесана? А платье
надену газовое, золотое.
Так я пойду…

_(Пошла,_остановилась.)_

…Ах, мне Клиян намедни
стихи принес; он так смешно поет
свои стихи! Чуть раздувая ноздри,
прикрыв глаза, — вот так, смотри, ладонью
поглаживая воздух, как собачку…

_(Смеясь,_уходит.)_


ТРЕМЕНС:

Кровь жадная… А мать ее была
доверчивая, нежная такая;
да, нежная и цепкая, как цветень,
летящий по ветру — ко мне на грудь…
Прочь, солнечный пушок!.. Спасибо, смерть,
что от меня взяла ты эту нежность:
свободен я, свободен и безумен…
Еще не раз, услужливая смерть,
столкуемся… О, я тебя пошлю
вон в эту ночь, в те огненные окна
над темными сугробами — в дома,
где пляшет, вьется жизнь… Но надо ждать…
Еще не время… надо ждать.



_Задремал_было._Стук_в_дверь._




ТРЕМЕНС:

_(встрепенувшись)_

Войдите!..


СЛУГА:

Там, сударь, человек какой-то — темный,
оборванный — вас хочет видеть…


ТРЕМЕНС:

Имя?


СЛУГА:

Не говорит.


ТРЕМЕНС:

Впусти.



_Слуга_вышел._В_открытую_дверь_вошел_человек,_остановился_на_пороге._




ТРЕМЕНС:

Что вам угодно?


ЧЕЛОВЕК:

_(медленно_усмехнувшись)_

…и на плечах все тот же пестрый плед.


ТРЕМЕНС:

_(всматривается)_

Позвольте… Муть в глазах… но — узнаю,
но узнаю… Да, точно… Ты, ты? Ганус?


ГАНУС:

Не ожидал? Мой друг, мой вождь, мой Тременс,
не ожидал?..


ТРЕМЕНС:

Четыре года, Ганус!..


ГАНУС:

Четыре года? Каменные глыбы —
не годы! Камни, каторга, тоска —
и вот — неописуемое бегство!..
Скажи мне, что — жена моя — Мидия…


ТРЕМЕНС:

Жива, жива… Да, узнаю я друга —
все тот же Ганус, легкий, как огонь,
все та же страстность в речи и в движеньях…
Так ты бежал? А что же… остальные?


ГАНУС:

Я вырвался — они еще томятся…
Я, знаешь ли, к тебе, как ветер, — сразу,
еще не побывал я дома… Значит,
ты говоришь, Мидия…


ТРЕМЕНС:

Слушай, Ганус,
мне нужно объяснить тебе… Ведь странно,
что главный вождь мятежников… Нет, нет,
не прерывай! Ведь это, правда, странно,
что смею я на воле быть, когда
я знаю, что страдают в черной ссылке
мои друзья? Ведь я живу, как прежде;
меня молва не именует; я
все тот же вождь извилистый и тайный…
Но, право же, я сделал все, чтоб с вами
гореть в аду: когда вас всех схватили,
я, неподкупный, написал донос
на Тременса… Прошло два дня; на третий
мне был ответ. Какой? А вот послушай:
был, помню, вечер ветреный и тусклый.
Свет зажигать мне было лень. Смеркалось.
Я тут сидел и зыблился в ознобе,
как отраженье в проруби. Из школы
еще не возвращалась Элла. Вдруг — стучат,
и входит человек: лица не видно
в потемках, голос — глуховатый, тоже
как бы подернут темнотой… Ты, Ганус,
не слушаешь!..


ГАНУС:

Мой друг, мой добрый друг,
ты мне потом расскажешь. Я взволнован,
я не слежу. Мне хочется забыть,
забыть все это: дым бесед мятежных,
ночные подворотни… Посоветуй,
что делать мне: идти ль сейчас к Мидии,
иль подождать? Ах, не сердись! не надо!..
Ты — продолжай…


ТРЕМЕНС:

Пойми же, Ганус, должен
я объяснить! Есть вещи поважнее
земной любви…


ГАНУС:

…так этот незнакомец… —
рассказывай…


ТРЕМЕНС:

…был очень странен. Тихо
он подошел: «Король письмо прочел
и за него благодарит», — сказал он,
перчатку сняв, и, кажется, улыбка
скользнула по туманному лицу.
«Да… — продолжал посланец, театрально
перчаткою похлопывая, — вы —
крамольник умный, а король карает
одних глупцов; отсюда вывод, вызов:
гуляй, магнит, и собирай, магнит,
рассеянные иглы душ мятежных,
а соберешь — подчистим, и опять —
гуляй, блистай, притягивай…» Ты, Ганус,
не слушаешь…


ГАНУС:

Напротив, друг, напротив…
Что было дальше?


ТРЕМЕНС:

Ничего. Он вышел,
спокойно поклонившись… Долго я
глядел на дверь. С тех пор бешусь я в страстном
бездействии… С тех пор я жду; упорно
жду промаха от напряженной власти,
чтоб ринуться… Четыре года жду.
Мне снятся сны громадные… Послушай,
срок близится! Послушай, сталь живая,
пристанешь ли опять ко мне?..


ГАНУС:

Не знаю…
Не думаю… Я, видишь ли… Но, Тременс,
ты не сказал мне про мою Мидию!
Что делает она?..


ТРЕМЕНС:

Она? Блудит.


ГАНУС:

Как смеешь, Тременс! Я отвык, признаться,
от твоего кощунственного слога, —
и я не допущу…



_В_дверях_незаметно_появилась_Элла._




ТРЕМЕНС:

…В другое время
ты рассмеялся бы… Мой твердый, ясный,
свободный мой помощник — нежен стал,
как девушка стареющая…


ГАНУС:

Тременс,
прости меня, что шутки я не понял,
но ты не знаешь, ты не знаешь… Очень
измучился я… Ветер в камышах
шептал мне про измену. Я молился.
Я подкупал ползучее сомненье
воспоминаньем вынужденным, — самым
крылатым, самым сокровенным, — цвет свой
теряющим при перелете в слово, —
и вдруг теперь…


ЭЛЛА:

_(подходя)_

Конечно, он шутил!


ТРЕМЕНС:

Подслушала?


ЭЛЛА:

Нет. Я давно уж знаю —
ты любишь непонятные словечки,
загадки, вот и все…


ТРЕМЕНС:

_(к_Ганусу)_

Ты дочь мою
узнал?


ГАНУС:

Как, неужели это — Элла?
Та девочка, что с книгою всегда
плашмя лежала вот на этой шкуре,
пока мы тут миры испепеляли?..


ЭЛЛА:

И вы пылали громче всех, и так
накурите, бывало, что не люди,
а будто привиденья плещут в сизых
волнах… Но как же это вы вернулись?


ГАНУС:

Двух часовых поленом оглушил
и проплутал полгода… А теперь,
добравшись, наконец, — беглец не смеет
войти в свой дом…


ЭЛЛА:

Я там бываю часто.


ГАНУС:

Как хорошо…


ЭЛЛА:

Да, очень я дружна
с женою вашей. Мы в гостиной темной
о вашей горькой доле не однажды
с ней говорили… Правда, иногда
мне было трудно: ведь никто не знает,
что мой отец…


ГАНУС:

Я понимаю…


ЭЛЛА:

Часто,
вся в тихом блеске, плакала она,
как, знаете, Мидия плачет, — молча
и не мигая… Летом мы гуляли
по городским окраинам — там, где вы
гуляли с ней… На днях она гадала,
на месяц глядя сквозь бокал вина…
Я больше вам скажу: как раз сегодня
я на вечер к ней еду, — будут танцы,
поэты…

_(Указывает_на_Тременса.)_

Задремал, смотрите…


ГАНУС:

Вечер —
но без меня…


ЭЛЛА:

Без вас?


ГАНУС:

Я — вне закона:
поймают — крышка… Слушайте, записку
я напишу — вы ей передадите,
а я внизу ответа подожду…


ЭЛЛА:

_(закружившись)_

Придумала! Придумала! Вот славно!
Я, видите ли, в школе театральной
учусь: тут краски у меня, помады
семи цветов… Лицо вам так размажу,
что сам Господь в день Страшного Суда
вас не узнает! Что, хотите?


ГАНУС:

Да…
Пожалуй, только…


ЭЛЛА:

Просто я скажу,
что вы актер, знакомый мой, и грима
не стерли — так он был хорош… Довольно!
Не рассуждать! Сюда садитесь, к свету.
Так, хорошо. Вы будете Отелло —
курчавый, старый, темнолицый Мавр.
Я вам еще отцовский дам сюртук
и черные перчатки…


ГАНУС:

Как занятно:
Отелло — в сюртуке!..


ЭЛЛА:

Сидите смирно.


ТРЕМЕНС:

_(морщась,_просыпается)_

Ох… Кажется, заснул я… Что вы оба,
с ума сошли?


ЭЛЛА:

Иначе он не может
к жене явиться. Там ведь гости.


ТРЕМЕНС:

Странно:
приснилось мне, что душит короля
громадный негр…


ЭЛЛА:

Я думаю, в твой сон
наш разговор случайный просочился,
смешался с мыслями твоими…


ТРЕМЕНС:

Ганус,
как полагаешь, скоро ль?.. скоро ль?..


ГАНУС:

Что?..


ЭЛЛА:

Не двигайте губами — пусть король
повременит…


ТРЕМЕНС:

Король, король, король!
Им все полно: людские души, воздух,
и ходит слух, что в тучах на рассвете
играет герб его, а не заря.
Меж тем — никто в лицо его не знает.
Он на монетах — в маске. Говорят,
среди толпы, неузнанный и зоркий,
гуляет он по городу, по рынкам.


ЭЛЛА:

Я видела, как ездит он в сенат
в сопровожденьи всадников. Карета
вся синим лаком лоснится. На дверце
корона, а в окошке занавеска
опущена…


ТРЕМЕНС:

…и, думаю, внутри
нет никого. Пешком король наш ходит…
А синий блеск и кони вороные
для виду. Он обманщик, наш король!
Его бы…


ГАНУС:

Стойте, Элла, вы мне в глаз
попали краской… Можно говорить?


ЭЛЛА:

Да, можете. Я поищу парик…


ГАНУС:

Скажи мне, Тременс, непонятно мне:
чего ты хочешь? По стране скитаясь,
заметил я, что за четыре года
блистательного мира — после войн
и мятежей — страна окрепла дивно.
И это все свершил один король.
Чего ж ты хочешь? Новых потрясений?
Но почему? Власть короля, живая
и стройная, меня теперь волнует,
как музыка… Мне странно самому, —
но понял я, что бунтовать — преступно.


ТРЕМЕНС:

_(медленно_встает)_

Ты как сказал? Ослышался я? Ганус,
ты… каешься, жалеешь и как будто
благодаришь за наказанье!


ГАНУС:

Нет.
Скорбей сердечных, слез моей Мидии
я королю вовеки не прощу.
Но посуди: пока мы выкликали
великие слова — о притесненьях,
о нищете и горестях народных,
за нас уже сам действовал король…


ТРЕМЕНС:

_(тяжело_зашагал_по_комнате,_барабаня_на_ходу_по_мебели)_

Постой, постой! Ужель ты правда думал,
что вот с таким упорством я работал
на благо выдуманного народа?
Чтоб всякая навозная душа,
какой-нибудь пьянчуга-золотарь,
корявый конюх мог бы наводить
на ноготки себе зеркальный лоск
и пятый палец отгибать жеманно,
когда он стряхивает сопли? Нет,
ошибся ты!..


ЭЛЛА:

Чуть голову направо…
каракуль натяну вам…
Папа,
садись, прошу я… Ведь в глазах рябит.


ТРЕМЕНС:

Ошибся ты! Бунты бывали, Ганус…
Уже не раз на площадях времен
сходились — низколобая преступность,
посредственность и пошлость… Их слова
я повторял, но разумел другое, —
и мнилось мне, что сквозь слова тупые
ты чувствуешь мой истинный огонь,
и твой огонь ответствует. А ныне
он сузился, огонь твой, он ушел,
в страсть к женщине… Мне очень жаль тебя.


ГАНУС:

Чего ж ты хочешь? Элла, не мешайте
мне говорить…


ТРЕМЕНС:

Ты видел при луне
в ночь ветреную тени от развалин?
Вот красота предельная, — и к ней
веду я мир.


ЭЛЛА:

Не возражайте… Смирно!..
Сожмите губы. Черточку одну
высокомерья… Так. Кармином ноздри
снутри — нет, не чихайте! Страсть — в ноздрях.
Они теперь у вас, как у арабских
коней. Вот так. Прошу молчать. К тому же
отец мой совершенно прав.


ТРЕМЕНС:

Ты скажешь:
король — высокий чародей. Согласен.
Набухли солнцем житницы тугие,
доступно всем наук великолепье,
труд облегчен игрою сил сокрытых,
и воздух чист в поющих мастерских —
согласен я. Но отчего мы вечно
хотим расти, хотим взбираться в гору,
от единицы к тысяче, когда
наклонный путь — к нулю от единицы —
быстрей и слаще? Жизнь сама пример —
она несется опрометью к праху,
все истребляет на пути своем:
сперва перегрызает пуповину,
потом плоды и птиц рвет на клочки,
и сердце бьет снутри копытом жадным,
пока нам грудь не выбьет… А поэт,
что мысль свою на звуки разбивает?
А девушка, что молит об ударе
мужской любви? Все, Ганус, разрушенье.
И чем быстрей оно, тем слаще, слаще…


ЭЛЛА:

Теперь сюртук, перчатки — и готово!
Отелло, право, я довольна вами…

_(Декламирует.)_

«Но все же я тебя боюсь. Как смерть,
бываешь страшен ты, когда глазами
вращаешь так. Зачем бы мне бояться, —
не знаю я: вины своей не знаю,
и все же чувствую, что я боюсь{2}…»
А сапоги потерты, да уж ладно…


ГАНУС:

Спасибо, Дездемона…

_(Смотрится_в_зеркало.)_

Вот каков я!
Давно, давно… Мидия… маскарад…
огни, духи… скорее, ах, скорее!
Поторопитесь, Элла!


ЭЛЛА:

Едем, едем…


ТРЕМЕНС:

Так ты решил мне изменить, мой друг?


ГАНУС:

Не надо, Тременс! Как-нибудь потом
поговорим… Сейчас мне трудно спорить…
Быть может, ты и прав. Прощай же, милый..
Ты понимаешь…


ЭЛЛА:

Я вернусь не поздно…


ТРЕМЕНС:

Иди, иди. Клиян давно клянет
тебя, себя и остальное. Ганус,
не забывай…


ГАНУС:

Скорей, скорее, Элла…
Уходят вместе.


ТРЕМЕНС:

Так мы одни с тобою, змий озноба?
Ушли они — мой выскользнувший раб
и бедная кружащаяся Элла…
Да, утомленный и простейшей страстью
охваченный, свое призванье Ганус
как будто позабыл… Но почему-то
сдается мне, что скрыта в нем та искра,
та запятая алая заразы,
которая по всей моей стране


Назад 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 Далее

Все книги писателя Набоков Владимир. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий