Библиотека книг txt » Набоков Владимир » Читать книгу Интервью 1932-1977
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Какой формат книг лучше?

fb2
txt
другой

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Набоков Владимир. Книга: Интервью 1932-1977. Страница 20
Все книги писателя Набоков Владимир. Скачать книгу можно по ссылке s

_Я,_кстати,_хотел_бы_коснуться_одной_кинботовской_проблемы,_актуальной_для_критиков,_которые_пишут_о_ваших_русских_романах,_зная_их_лишь_в_английских_переводах._Например,_говорилось,_что_в_«Защите_Лужина»_и_«Отчаянии»_многое,_вероятно,_переделано_по_сравнению_с_русским_оригиналом_(речь_идет,_конечно,_о_языковой_игре)_и_что_язык_обоих_романов_гораздо_богаче,_чем_«Камеры_обскуры»,_написанной_примерно_тогда_же,_но_переведенной_гораздо_раньше,_в_тридцатые_годы._Не_высказались_бы_вы_по_этому_поводу?_Поскольку_стиль_«Камеры_обскуры»_указывает_на_то,_что_она_скорее_предшествует_«Отчаянию»,_то,_может_быть,_она_действительно_была_написана_раньше?_В_интервью,_данном_Би-би-си_четыре_года_назад,_вы_сказали,_что_написали_«Камеру_обскуру»_в_двадцатишестилетнем_возрасте,_то_есть_в_1925_году,_—_тогда_это_был_бы_ваш_первый_роман._Действительно_ли_он_был_написан_так_давно,_или_это_просто_ошибка_памяти,_вызванная,_скажем,_всей_этой_отвлекающей_аппаратурой_на_Би-би-си?_

В английских вариантах этих романов я заменил кое-какие частности и, как пояснено в предисловии к «Отчаянию», восстановил одну сцену. Цифра «двадцать шесть», конечно, неправильная. Это или просто путаница, или я имел в виду мой первый роман — «Машеньку», который написал в 1925 году. По-русски «Камера обскура» была написана в 1931 году, а в английском переводе Уинфреда Роя, поправленном мною меньше, чем требовалось, она вышла в Лондоне в 1936 году. Год спустя, живя на Ривьере, я сделал не вполне удачную попытку заново его перевести для издательства Боббс-Меррил, выпустившего его в 1938 году в Нью-Йорке.

_В_«Отчаянии»_есть_проходное_замечание_о_«заурядном_пошлом_Герцоге»._Что_это_—_шуточная_вставка_в_связи_с_одним_недавним_бестселлером_{125}?

Герцог — немецкий титул, я имел в виду всего лишь обыкновенную статую немецкого герцога на городской площади.

_Поскольку_новое_английское_издание_«Камеры_обскуры»_лишено,_к_сожалению,_одного_из_тех_содержательных_предисловий,_к_которым_мы_привыкли,_не_расскажете_ли_вы,_как_возникла_эта_книга_и_как_вы_ее_писали?_Комментаторы_часто_проводят_аналогии_между_Марго_{126}_и_Лолитой,_но_меня_куда_больше_интересует_родство_Акселя_Рекса_{127}_и_Куильти._Не_расскажете_ли_вы_также_о _других_ваших_героях_с_извращенным_воображением,_которые_все,_кажется,_наделены_дурными_качествами_Рекса?_

Да, между Рексом и Куильти есть некоторое сходство, так же как и между Марго и Ло. Хотя, конечно, Марго — обычная молоденькая шлюха, чего ни в коем случае не скажешь о моей бедной Лолиточке. Но я не думаю, что эти повторяющиеся у моих персонажей болезненные странности сексуального характера представляют какой-то особый интерес. Мою Лолиту сравнивали с Эммочкой из «Приглашения на казнь», с Мариэттой из «Под знаком незаконнорожденных» и даже с Колетт из «Других берегов», что уж совсем нелепо. Может, английские критики просто развлекались?

_В_ваших_произведениях_постоянно_встречается_мотив_двойничества_(Doppelganger),_а_в_«Бледном_огне»_это_уже_по_меньшей_мере_—_хочется_сказать_—_тройничество._Согласны_ли_вы,_что_«Камера_обскура»_—_первая_ваша_вещь,_в_которой_задана_эта_тема?_

В этой книге, по-моему, нет никаких двойников. Можно, конечно, всякого удачливого любовника считать двойником обманутого, но это совершенно бессмысленно.

_Не_поделитесь_ли_вы_своими_соображениями_об_употреблении_мотива_двойничества,_а_также_о_злоупотреблении_им_у_По,_Гофмана,_Андерсена,_Достоевского,_Гоголя,_Стивенсона_и_Мелвилла,_вплоть_до_Конрада_и_Манна?_Какие_произведения_на_эту_тему_вы_бы_особо_отметили?_

Вся эта тема двойничества — страшная скука.

_А_что_вы_думаете_о_знаменитом_«Двойнике»_Достоевского?_Кстати,_Герман_в_«Отчаянии»_подумывает_об_этом_названии_для_своей_рукописи._

«Двойник» Достоевского — лучшая его вещь, хоть это и очевидное и бессовестное подражание гоголевскому «Носу». Феликс в «Отчаянии» — двойник мнимый.

_Каковы_личностные_признаки,_благодаря_которым_эта_тема_приобрела_для_вас_такое_значение,_и_в_противовес_чему_вы_создавали_свою_собственную_концепцию_двойника?_

В моих романах нет «настоящих» двойников.

_Вопрос_о_двойниках_подводит_нас_к_«Пнину»,_который,_насколько_я_могу_судить,_оказался_одним_из_самых_читаемых_ваших_романов_и_в_то_же_время_одним_из_самых_трудных_для_понимания_теми,_кто_не_улавливает_связи_между_героями_и_рассказчиком_или_вообще_замечает_его_присутствие_только_тогда,_когда_уже_слишком_поздно._Четыре_из_семи_глав_романа_печатались_в_течение_долгого_времени_(1953–1957)_в_«Нью-Йоркере»,_но_очень_важная_последняя_глава,_в_которой_рассказчик_все_берет_в_свои_руки,_есть_лишь_в_книжном_издании._Меня_в_высшей_степени_интересует,_полностью_ли_у_вас_уже_оформился_замысел_«Пнина»,_когда_печатались_отрывки,_или_вы_только_потом_осознали_все_заложенные_в_нем_возможности?_

Да, замысел «Пнина» был для меня полностью ясен уже тогда, когда я начал писать первую главу, и на этот раз с нее я и начал переносить роман на бумагу. Увы, должна была быть еще одна глава между четвертой (в которой, между прочим, и мальчику в колледже св. Варфоломея, и Пнину — обоим — снится один и тот же сон, нечто из моих черновиков к «Бледному огню», а именно революция в Зембле и бегство короля — вот вам и телепатия) и пятой, где Пнин водит машину. В этой ненаписанной главе, которая была для меня ясна до последнего изгиба, Пнин, лежа в клинике с радикулитом, по учебнику автовождения 1935 года из больничной библиотеки учится в постели управлять машиной, орудуя рычагами больничной койки. Профессор Блорендж — единственный из всех коллег, который приходит его навестить. Оканчивается глава экзаменом по вождению, во время которого Пнин по каждому вопросу препирается с инструктором, вынуждая его признавать, что он прав. Из-за стечения случайных обстоятельств мне не удалось написать эту главу в 1956 году, а сейчас она уже превратилась в мумию.

_В_телевизионном_интервью,_взятому_вас_в_прошлом_году,_вы_отозвались_о_«Петербурге»_Белого_как_об_одном_из_величайших_достижений_прозы_нашего_века_наряду_с_романами_Джойса,_Кафки_и_Пруста_(кстати,_«Гроув_Пресс»_после_этого_переиздала_«Петербург»_с_вашим_отзывом_на_обложке)._Я_очень_ценю_этот_роман,_но_в_Америке_он,_к_сожалению,_известен_довольно_мало._Что_вас_больше_всего_в_нем_привлекает?_Белого_сравнивают_иногда_с_Джойсом_—_оправдано_ли_такое_сравнение?_

«Петербург» — дивный полет воображения, вообще же ответом на этот вопрос будет мое эссе о Джойсе. Между «Петербургом» и отдельными местами в «Улиссе» есть некоторая общность в манере выражения.

_Хотя_в_такой_форме_этот_вопрос,_насколько_я_знаю,_не_ставился,_но_отец_и_сын_Аблеуховы_—_это_тоже,_как_мне_кажется,_двойники,_и_тогда_«Петербург»_становится_интереснейшим_и_наиболее_фантастическим_примером_воплощения_темы_двойничества._Поскольку_такое_двойничество,_если_вы_вообще_согласны_с_моей_интерпретацией,_вам_должно_несравненно_более_импонировать,_чем,_скажем,_вариант_той_же_темы_в_«Смерти_в_Венеции»_Томаса_Манна,_то_не_поясните_ли_вы_его_смысл?_

Для меня как писателя эти темные вопросы не представляют никакого интереса. В философии я придерживаюсь абсолютного монизма. Кстати, ваш почерк удивительно похож на мой.

_Встречались_ли_вы_с_Андреем_Белым_в_Берлине,_когда_он_там_жил_в_1922–1923_годах?_Видели_ли_вы_Джойса,_когда_одновременно_с_ним_жили_в_Париже?_

Как-то раз, в 1921 или 1922 году, когда я обедал в берлинском ресторане с двумя девушками, я оказался сидящим спиной к Андрею Белому, обедавшему за соседним столиком с Алексеем Толстым. Оба писателя были тогда откровенно просоветски настроены (и как раз собирались вернуться в Россию), а «белый русский», каковым я в этом конкретном смысле до сих пор остаюсь, не стал бы, конечно, разговаривать с БОЛЬШЕВИЗАНОМ. Я был знаком с Алексеем Толстым, но, разумеется, проигнорировал его. Джойса я несколько раз встречал в Париже в конце тридцатых годов. Поль и Люси Леон, мои старые друзья, были и его близкими друзьями. Однажды они привели его на мой французский доклад о Пушкине{128}, который я прочел по предложению Габриэля Марселя (он был опубликован впоследствии в «Нувель ревю франсез»). Случилось так, что мною в последнюю минуту заменили одну венгерскую писательницу, которая пользовалась в ту зиму большой известностью, написав роман-бестселлер, — я помню его название — _«_La rue du Chat qui Peche»,[40 - Улица кота-рыболова (фр.) — название, построенное на сложной игре слов, в том числе названий как игры в кошки-мышки (jouer au chat perche), так и повести Бальзака «Дом кошки, играющей в мяч».] но имени ее не помню. Несколько моих друзей, опасаясь, как бы результатом неожиданной болезни дамы и неожиданного доклада о Пушкине не оказался неожиданно пустой зал, сделали все возможное, чтобы собрать аудиторию, какую, по их мнению, мне бы хотелось видеть перед собой. Состав ее оказался, однако, весьма пестрым из-за небольшой путаницы в рядах приверженцев этой дамы. Венгерский консул, приняв меня за ее мужа, при моем появлении тотчас кинулся ко мне, кипя сочувствием. Не успел я начать, как многие стали выходить из зала. Незабываемым утешением было для меня присутствие Джойса, сидевшего, скрестив руки и поблескивая очками, в центре венгерской футбольной команды. В другой раз мы с женой обедали с ним у Леонов, после чего целый вечер беседовали. Я ни слова не помню из этой беседы, но жена моя вспоминает, что Джойса интересовал рецепт меда, русского напитка, и каждый отвечал ему по-своему. Кстати, в классическом английском переводе «Братьев Карамазовых» есть глупейшая ошибка: переводчик, описывая ужин в келье у старца Зосимы, бодренько передает «Медок» — французское вино, которое весьма ценилось в России, — в оригинале его название дано как медок, уменьшительное от мед. Было бы забавно теперь вспоминать, что я рассказывал это Джойсу, но, увы, с этим воплощением «Карамазовых» я познакомился десять лет спустя.

_Вы_только_что_упомянули_Алексея_Толстого._Не_скажете_ли_вы_о_нем_несколько_слов?_

Он был довольно талантливым писателем{129}, от которого осталось несколько рассказов или романов в жанре научной фантастики. Но вообще я бы не хотел ставить писателей в зависимость от тех или иных определений, — единственный, на мой взгляд, определяющий фактор — это талант и оригинальность. Ведь если мы начнем приклеивать групповые ярлыки, то придется и «Бурю» признать научной фантастикой, и множество еще других замечательных произведений.

_Толстой_начал_писать_еще_до_революции_и_сначала_был_против_большевиков._Нравятся_ли_вам_какие-нибудь_писатели,_целиком_относящиеся_к_советскому_периоду?_

Были писатели, которые поняли, что если избирать определенные сюжеты и определенных героев, то они смогут в политическом смысле проскочить — другими словами, никто их не будет учить, о чем им писать и как должен оканчиваться роман. Два поразительно одаренных писателя — Ильф и Петров — решили, что если главным героем они сделают негодяя и авантюриста, то, что бы они ни писали о его похождениях, с политической точки зрения к этому нельзя будет придраться, потому что ни законченного негодяя, ни сумасшедшего, ни преступника, вообще никого, стоящего вне советского общества — в данном случае это, так сказать, герой плутовского романа, — нельзя обвинить ни в том, что он плохой коммунист, ни в том, что он коммунист недостаточно хороший. Под этим прикрытием, которое им обеспечивало полную независимость, Ильф и Петров, Зощенко и Олеша смогли опубликовать ряд первоклассных произведений, поскольку политической трактовке такие герои, сюжеты и темы не поддавались. До начала тридцатых годов это сходило с рук. У поэтов была своя система. Они думали, что если не выходить за садовую ограду, то есть из области чистой поэзии, лирических подражаний или, скажем, цыганских песен, как у Ильи Сельвинского, то можно уцелеть. Заболоцкий нашел третий путь — будто его лирический герой полный идиот, который в полусне что-то мурлычет себе под нос, коверкает слова, забавляется с ними как сумасшедший. Все это были люди невероятно одаренные, но режим добрался в конце концов и до них, и все один за другим исчезали по безымянным лагерям.

_По_моим_приблизительным_подсчетам,_все_еще_остается_три_романа,_около_пятидесяти_рассказов_и_шесть_пьес,_которые_существуют_только_по-русски._Намечается_ли_их_перевод?_Как_обстоит_дело_с_«Подвигом»,_который_был_написан_в_самый,_как_представляется,_плодотворный_период_вашего_творчества_как_«русского_писателя»?_Не_расскажете_ли_вы_нам_хоть_вкратце_об_этой_книге?_

Совсем не вся эта продукция оказалась такой хорошей, как мне казалось тридцать лет назад, но кое-что из нее будет, вероятно, постепенно печататься по-английски. Над переводом «Подвига» сейчас работает мой сын. Герой «Подвига» — эмигрант из России, молодой романтик моего тогдашнего возраста и моего круга, любитель приключений ради приключений, гордо презирающий опасность, штурмующий никому не нужные вершины, который просто ради острых ощущений решает перейти советскую границу и потом вернуться обратно. Вещь эта — о преодолении страха, о триумфе и блаженстве этого подвига.

_Насколько_я_понимаю,_«Истинная_жизнь_Себастьяна_Найта»_была_написана_по-английски_в_1938_году._Какой_это_драматический_момент_—_прощание_с_одним_языком_и_переход_к_новой_жизни_в_другом!_Почему_вырешили_писать_по-английски_—_в_то_время_вы_ведь_еще_не_могли_знать_наверняка,_что_спустя_два_года_эмигрируете_в_Америку?_Было_ли_вами_написано_что-нибудь_по-русски_между_«Себастьяном_Найтом»_и_отъездом_в_Америку_в_1940_году,_а_оказавшись_там,_продолжали_ли_вы_еще_писать_по-русски?_

Да нет, я знал, что в конце концов приземлюсь в Америке. Я перешел на английский, когда после перевода «Отчаяния» этот язык стал мне представляться чем-то вроде подающего смутную надежду запасного игрока. Я все еще ощущаю муки этого перехода — их не облегчили ни лучшие мои русские стихи, которые я написал в Нью-Йорке, ни русский вариант «Других берегов» (1954), ни даже русский перевод Лолиты, над которым я трудился последние два года и который выйдет в 1967году. «Себастьяна Найта» я написал в 1938 году в Париже. У нас была тогда чудная квартирка на рю Сайгон, между площадью Звезды и Булонским лесом. Она состояла из большой симпатичной комнаты, служившей гостиной, спальней и детской, а по обеим ее сторонам располагались маленькая кухонька и просторная солнечная ванная. Для холостяка эта квартира была бы источником наслаждения, но на семью из трех человек она не была рассчитана. Чтобы не тревожить сон моего будущего переводчика, вечерних гостей принимали на кухне. А ванная заменяла мне кабинет — вот вам еще тема двойничества.


Все книги писателя Набоков Владимир. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий