Библиотека книг txt » Набоков Владимир » Читать книгу Комментарий к роману "Евгений Онегин"
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Какой формат книг лучше?

fb2
txt
другой

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Набоков Владимир. Книга: Комментарий к роману "Евгений Онегин". Страница 98
Все книги писателя Набоков Владимир. Скачать книгу можно по ссылке s


(Отделавшись от де Салля, Пишо заменяет «ce desert»[760 - «Эта пустыня» _(фр.)_] на «cette solitude»[761 - «Это уединенное место» _(фр.)_] в издании 1822 г.). Это кошмарное толкование стихов 957–960, где у Байрона:

The keenest pangs the wretched find
Are rapture to the dreary void,
The leafless desert of the mind,
The waste of feelings unemployed.

(Чудовищные муки, что настигли несчастного,
Ничто в сравнении с мрачной пустотой,
Пустыней мертвой духа,
И с прозябаньем втуне чувств.)

В переводе первых двух песен байроновского «Дон Жуана» (1819), исполненном Шастопалли в 1820 г. (при участии Пишо), Татьяна в июне 1821 г. могла обнаружить следующий отрывок, отмеченный Онегиным:



«C'en est fait! jamais mon c?ur ne sentira plus descendre sur lui cette fraiche rosee qui retire de tout ce que nous voyons d'aimable, des emotions nobles et nouvelles; tresor semblable a celui que l'abeille porte dans son sein [sic]!»[762 - «Кончено! Никогда больше на мое сердце не падет та свежая роса, которая из всего приятного, что мы видим, извлекает благородные и новые чувства, сокровище, подобное тому, что пчела несет в своем чреве» _(фр.)_]


По-видимому, это должно означать следующее (I, CCXIV, 1–5):

No more — no more — Oh! never more on me
The freshness of the heart can fall like dew,
Which out of all the lovely things we see
Extracts emoiions beautiful and new,
Hived in our bosoms like the bag o'the bee.

(Никогда, о, никогда мне на сердце
Не упадет свежесть, подобно росе,
Которая из всего прекрасного, что мы видим,
Рождает чувства красивые и новые,
Накопленные у нас в груди, как в медовом мешке пчелы.)

Татьяна могла найти и такие слова:



«Les jours de l'amour sont finis pour moi: adieu les charmes des jeunes beautes, de l'hymen… J'ai perdu l'espoir d'une tendresse mutuelle!»[763 - «Дни любви прошли для меня: прощайте, прелести юных красавиц, супружества. Я потерял надежду на взаимную нежность» _(фр.)_]


Очевидно, это соответствует следующему отрывку (I, CCXVI, 1–5):

My days of love are over; me no more
The charms of maid, wife…
Can make the fool…
…………………………………………
The credulous hope of mutual minds is o'er…

(Минули дни любви. Уж никогда
Очарование ни девушек, ни женщин…
Меня не одурачит…
…………………………………………
Умчались легкоберные надежды найти родственную душу…)

«Дон Жуан» был написан между осенью 1818 и весною 1823 г., и песни его выходили в свет в такой очередности: I и II — 15 июля 1819 г. (эта и последующие даты даются по новому стилю), III, IV и V — 8 августа 1821 г., а остальные — с 15 июля 1823 г. по 26 марта 1824 г. В _ЕО_ упомянута, конечно, пишотовская версия «Дон Жуана» («OEuvres de Lord Byron», 1820, 1823–1824).

В отдельном издании седьмой главы читаем (стих 5):

Певца Манфреда и Жуана…

«Манфред» — драма Байрона, написанная белым стихом (1816–1817, опубл. 1817); переведена Пишо и де Саллем в 1819 г.



6—7_…еще_два-три_романа…_ — Тут один из английских «переводов» (мисс Дейч) сообщает нам: «…два или три романа привозных / В обложках ярких».




ВАРИАНТЫ

3—12 В черновиках есть два варианта. Вот первый (2371, л. 17):

Однако ж несколько творений
С собо<й> в дорогу он возил.
В сих избранных томах —
Пожалуй <?> вам знакомых
Весьма немного <вы б> нашли:
Юм, Робертсои, Руссо, Мабли,
Бар<ои> д'Ольбах, Вольтер, Гельвеций,
Лок, Фоитеиель, Дидрот, Ламот,
Гораций, Кикерон, Лукреций…

Второй вариант (2371, л. 68), стихи 3–5:

Лю<бимых> несколько творений
Он по привычке лишь возил —
Мельмот, Рене, Адопьф Констана…

В отвергнутых черновиках (там же) есть также «Весь В. Скотт» и «_Коринну_ Сталь». Последний роман, конечно, вряд ли удивил бы Татьяну, уже прочитавшую «Дельфину».

Весь этот перечень авторов и их произведений был хорошо известен во французской и английской литературе (см. коммент. к гл. 8, XXXV, 2–6). Но Пушкину было забавно уложить их в ямбические стопы и зарифмовать.

В первом списке есть Дэвид Юм (1711–1776), шотландский философ и историк, и Вильям Робертсон (1721–1793), шотландский историк. Существовало несколько переводов их трудов; например, «История Англии» Юма в переводе Деспре («Histoire d'Angleterre», tr. J. В. D. Despres, Paris, 1819–1822) и «История Шотландии» Робертсона в переводе В. Кампенона («Histoire d'Ecosse», tr. V. Campenon, Paris, 1821).

Много переводился и Джон Локк, английский философ (1632–1704); например, его «Опыт о человеческом разуме» («Essay Concerning Human Understanding») вышел во французском переложении П. Коста (P. Coste; Amsterdam, 1700), и т. д.

В списке есть еще Габриэль Бонно, аббат де Мабли, французский публицист (1709–1783); Бернар Ле Бовье де Фонтенель, французский писатель (1657–1757), и трое французских философов — Поль Анри Тири, барон Гольбах (1723–1789), Дени Дидро (1713–1784) и Клод Адриан Гельвеций (1715–1771).

Но который Ламот? Вряд ли Франсуа де Ламот Ле Вайе. Наименее фантастичными претендентами среди множества Ламотов, серых и посредственных, являются уцелевшие в библиографических обзорах Антуан Гудар де Ла Мотт (1672–1731), литературный критик и драматург, а также Фридрих Гейнрих Карл, барон де Ла Мотт Фуке (1777–1843), немецкий поэт и романист, известный в России по французским переводам. Гудар де Ла Мотт и Фонтенель принадлежали к литературной школе, которая искала в поэзии и требовала от нее _des_pensees_raisonables_[764 - Здравомыслие _(фр.)_]. В «OEuvres» (1754) Ла Мотта Онегин мог найти разнообразные статьи, о которых в 1824 г. должны были еще помнить любители литературы, например о правильных элегических и одических формах.

Ла Мотт Фуке — автор романтической повести «Ундина» (1811), по-французски «Ondine», «traduit librement»[765 - «Вольно переведенная» _(фр.)_] неутомимой мадам де Монтолье (Paris, 1822), пересказанной Жуковским («Ундина. Старинная повесть», 1833–1836). Его «Pique-Dame. Berichte aus dem Irrenhause in Briefen. Nach dem Schwedischen»[766 - «Пиковая дама. Донесения в письмах из сумасшедшего дома. Со шведского» _(нем.)_] (Berlin, 1826), полагаю, была известна Пушкину (во французском или русском переложении), когда он писал свою «Пиковую даму». В один прекрасный день я соберусь и опубликую статью на эту тему^{158}^.

Трое римлян в нашем списке — это поэты Квинт Гораций Флакк (63—8 до н. э.) и Тит Лукреций Кар (ум. 55 до н. э.), а также государственный муж и оратор Марк Туллий Цицерон (106—43 до н. э.). _Кикерон_, вместо обычной русской формы _Цицерон_, кажется мне подозрительным. Следовало бы перепроверить рукопись^{159}^.

Во втором списке «Мельмот Скиталец» (1820) — роман Мэтьюрина во французском переводе Коэна (см. коммент. к гл. 3, XII, 9).

«Рене» — гениальная повесть крупнейшего французского писателя своего времени Франсуа (Огюста) Рене виконта де Шатобриана (1768–1848; см. коммент. к гл. 1, XXXVIII, 3–4) была придумана, по словам автора, под тем самым вязом в Харроу (Миддлсекс, Англия), где Байрон «s'abandonnait aux caprices de son age»[767 - «Предавался причудам своего века» _(фр.)_] («Замогильные записки» / «Memoires d'outre-tombes», ed. Levaillant, pt. I, bk. XII, ch. 4). Эта восхитительная повесть, с которой по искусности и _charme_veloute_[768 - Мягкое очарование _(фр.)_] мог сравниться лишь сенанкуровекий Оберман (1804), увидела свет во втором томе «Гения христианства» («Le Genie du Christianisme», 1802) Шатобриана и в последующих четырех изданиях (1802–1804) была неотъемлемой частью этого тома. Вот внушительный ряд заголовков и подзаголовков:



_«Гений_христианства,_или_Поэтическая_и_нравственная_красота_христианской_религии»._ Часть вторая. _Поэтика_христианства._ Книга IV: _Продолжение_о_поэзии_и_ее_связи_с_человеком._Продолжение_о_страстях._Рене,_Франсуа-Огюста_Шатобриана._




(_Genie_du_Christianisme,_ou_Beautes_poetiques_et_morales_de_la_religion_chretienne._ Seconde partie. _Poetique_du_Christianisme._Livre IV: _Suite_de_la_poesie_dans_ses_rapports_avec_les_hommes._Suite_des_Passions._Rene,_par_Francois-Auguste_de_Chateaubriand_).


В пиратском же издании (Paris, 1802) повесть вышла под названием «Рене, или Следствия страстей» («Rene, ou les Effets des passions»).

В следующем, авторизованном издании (Paris, 1805) «Рене» печатается вместе с другой повестью — «Атала» (ставшей главой «Гения», впервые опубликована в 1801 г.).

В дебрях Луизианы, сидя под сассафрасовым деревом, Рене, изгнанный за пределы Франции, «un jeune homme entete de chimeres, a qui tout deplait, et qui s'est soustrait aux charges de la societe pour se livrer a d'inutiles reveries»[769 - «Молодой человек, одурманенный химерами, которому ничто не нравится и который уклоняется от общественных занятий, чтобы предаться бесполезным мечтаниям» _(фр.)_], делится с отцом Суэлем воспоминаниями о своем романтическом прошлом[770 - «Rene», ed Weil, 1933, р 11, 16–18, 23–25, 37, 40, 51, 59, 67. _(Примеч._В._Н.)_]:



«Mon humeur etoit impetueuse, mon caractere inegal. … Chaque automne je revenois au chateau paternel, situe au milieu des forets, pres d'un lac, dans une province reculee»[771 - «Я обладал кипучим нравом и непостоянным характером… Каждую осень я возвращался в родительский замок, расположенный среди лесов, у озера, в отдаленной провинции» _(фр.)_].


Ритм и яркость речи восхитительны — сам Флобер не сказал бы лучше.



«Tantot nous [Рене и его сестра Амели] marchions en silence, pretant l'oreille au sourd mugissement de l'automne, ou au bruit des feuilles sechees, que nous trainions tristement sous nos pas; tantot, dans nos jeux innocens, nous poursuivions l'hirondelle dans la prairie, l'arc-en-ciel sur les collines pluvieuses…»[772 - «Мы то шли молча, прислушиваясь к глухому завыванию осени или к шуршанию сухих листьев, которые мы печально ворошили при ходьбе, то в наших невинных играх мы гонялись по лугу за ласточкой или за радугой на дождливых холмах…» _(фр.)_]


Путь вниз по склонам этих холмов, скрытых дождевою завесою, ведет прямиком в новый мир художественной прозы.

Меланхоличный и нежный рассказчик после смерти отца бродит под гулкими сводами некоего монастыря, где он почти уж собирается укрыться от мира. Но в конце концов он решает отправиться в путешествие:



«…Je m'en allai m'asseyant sur les debris de Rome et de la Grece [где еще один путешественник, Чайльд Гарольд, так и не вспомнит о своем предшественнике]… La lune, se levant dans un ciel pur, entre deux urnes cineraires a moitie brisees, me montrait les pales tombeaux»[773 - «Я убежден, что сидел на развалинах Рима и Греции. Луна, всходившая на ясном небе, между двумя расколотыми могильными урнами, освещала бледные гробницы» _(фр.)_].


Затем мы находим его перед памятником Карлу II в Лондоне. В горах Шотландии он размышляет о героях Морвена. Побывав на Сицилии, он возвращается на родину и находит ее опозоренной и изуродованной революцией: «Traite partout d'esprit romanesque, honteux du role que je jouois, degoute de plus en plus des choses et des hommes, je pris le parti de me retirer dans un faubourg…»[774 - «Повсюду мне приписывали романтическое воображение; стыдясь роли, которую я играл, испытывая все большее отвращение к вещам и людям, я принял решение удалиться в предместье…» _(фр.)_] Отголосок этой интонации находим в гл. 8 _ЕО_, где повествуется об умонастроениях Онегина после возвращения в Петербург, которые сродни тоске Рене в Париже:



«Je me fatiguai de la repetition des memes scenes et des memes idees. Je me mis a sonder mon coeur, a me demander ce que je desirais. Je ne le savois pas; mais je crus tout-a-coup que les bois me seraient delicieux. Me voila soudain resolu d'achever, dans un exil champetre, une carriere a peine commencee, et dans laquelle j'avois deja devore des siecles»[775 - «Повторение одних и тех же сцен, одних и тех же мыслей становилось докучным Я заглядывал в глубь моей души, спрашивая самого себя, чего же мне нужно Ответа я не находил, но вдруг мне почудилось, что есть для меня очарование в жизни среди лесов. И вот я внезапно решил удалиться на лоно природы и закончить там странствие, едва начавшееся и уже поглотившее целые столетия» _(фр.)_].


Он собирается покончить с собой, но появляется Амели и спасает его: «…elle tenoit de la femme la timidite et l'amour, et de l'ange la purete et la melodie»[776 - «От женщины были в ней застенчивость и любовь, от ангела — чистота и гармоничность» _(фр.)_]. Легкий аромат инцеста окутывает их отношения: «Cher et trop cher Rene…»[777 - «Милый, бесконечно милый Рене» _(фр.)_]

Амели уходит от него в монастырь. В ее пылком послании к Рене есть «je ne sais quoi de si triste et de si tendre, que tout mon c?ur se fondoit»[778 - «Такая невыразимая печаль и такая нежность, что сердце рвется на части» _(фр.)_], После упоительного посещения имения, где они некогда жили, и описания пострижения Амели (во время которого она признается в своей «criminelle passion»[779 - «Преступная страсть» _(фр.)_]), Рене отбывает в Америку.

Замечательный роман Констана «Адольф» (написанный в 1807 г., опубликованный в 1816 г.), «рукопись, найденная в бумагах неизвестного и изданная господином Бенжаменом Констаном» (Henri Benjamin Constant de Rebecque, 1767–1830), имелся среди книг Пушкина (издание 1824 г., но Пушкин прочел этот роман раньше). «Адольф» — схематичная, сухая, неизменно мрачная, но весьма притягательная книга. Герой обхаживает, обожает и терзает некую неубедительно польскую даму по имени Элеонора (племянницу героя Руссо Вольмара) сперва на фоне неопределенных германских, а затем еще более неопределенных польских декораций, между 1789 и 1793 гг. Политическая обстановка во Франции того времени (не упоминаемая в книге) помешала автору поместить героев своего чисто психологического романа в знакомую среду, что было бы естественно (впрочем, яркий, детально прорисованный задник был ни к чему — только отвлекал бы внимание). Но условная Польша осталась условностью, а художнику удалось перехитрить историю.

В послесловии к роману, написанном в форме письма, Констан изображает Адольфа человеком, в котором смешались себялюбие и чувствительность, который предвидит приближение зла, но отступает в отчаянии, осознав его неизбежность. По натуре он переменчив — то рыцарь, то подлец. После всхлипов безумной любви на него вдруг накатывает приступ ребяческой жестокости, а потом он снова льет крокодиловы слезы. Какие бы ни угадывались в нем таланты, все они растрачиваются понапрасну или попросту гибнут, когда героем овладевает очередная прихоть или же он отдается на волю неведомым силам, на деле оказывающимся всего лишь метаниями его нервической натуры. «On change de situation, mais… comme on ne se corrige pas en se deplacant, l'on se trouve seulement avoir ajoute des remords aux regrets et des fautes aux souffrances»[780 - «Мы меняем свое положение — но перемена места не исправляет человека, и оказывается, что мы только присовокупляем к сожалениям — угрызения совести, а к страданиям — ошибки» _(фр.)_].


Все книги писателя Набоков Владимир. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий