Библиотека книг txt » Набоков Владимир » Читать книгу Комментарий к роману "Евгений Онегин"
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Какой формат книг лучше?

fb2
txt
другой

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Набоков Владимир. Книга: Комментарий к роману "Евгений Онегин". Страница 111
Все книги писателя Набоков Владимир. Скачать книгу можно по ссылке s

_4_Его встревожен поздний сон.
Проснулся он; ему приносят
Письмо: князь N покорно просит
Его на вечер. «Боже! к ней!..
_8_О, буду, буду!» и скорей
Марает он ответ учтивый.
Что с ним? в каком он странном сне!
Что шевельнулось в глубине
_12_Души холодной и ленивой?
Досада? суетность? иль вновь
Забота юности – любовь?




XXII


Онегин вновь часы считает,
Вновь не дождется дню конца.
Но десять бьет; он выезжает,
_4_Он полетел, он у крыльца,
Он с трепетом к княгине входит;
Татьяну он одну находит,
И вместе несколько минут
_8_Они сидят. Слова нейдут
Из уст Онегина. Угрюмый,
Неловкий, он едва-едва
Ей отвечает. Голова
_12_Его полна упрямой думой.
Упрямо смотрит он: она
Сидит покойна и вольна.



7—14

…несколько минут
_8_Они сидят. Слова нейдут
Из уст Онегина. Угрюмой^{196}^,
Неловкий, он едва-едва
Ей отвечает. Голова
_12_Его полна упрямой думой.
Упрямо смотрит он. Она
Сидит покойна и вольна.

Я ставил себе цель передать умышленные запинки анжамбеманов в русском тексте (перекликающиеся далее с отрывистой интонацией речи Татьяны в строфах XLIII и XLVII); отсюда в моем переводе возникает несколько рваный ритм, который призван следовать как смыслу, так и скандовке оригинала. Все анжамбеманы текста мною воспроизведены, но по-русски они звучат мелодичнее, заполняя с идеальной ритмической насыщенностью части _en-escalier_[841 - Ступеньки, уступы _(фр.)_] этого четырехстопника. Конец стиха 10 — идиоматический повтор «едва-едва» передан довольно неуклюже — «hardly, barely». В следующем переносе (11–12) порядок расположения существительного и местоименования («Голова / Его») и их восхитительная разделенность не могли быть сохранены в английском синтаксисе, и я не стал поддаваться искушению использовать искусственный оборот «That head / of his…».




ХХIII


Приходит муж. Он прерывает
Сей неприятный tete-а-tete;
С Онегиным он вспоминает
_4_Проказы, шутки прежних лет.
Они смеются. Входят гости.
Вот крупной солью светской злости
Стал оживляться разговор;
_8_Перед хозяйкой легкий вздор
Сверкал без глупого жеманства,
И прерывал его меж тем
Разумный толк без пошлых тем,
_12_Без вечных истин, без педантства,
И не пугал ничьих ушей
Свободной живостью своей.



3—4 Первоначально (варианты беловой рукописи и отвергнутые чтения) муж Татьяны и Онегин вспоминали «затеи, мненья… друзей, красавиц прежних лет», а это служит доказательством того, что князь N не мог быть старше Онегина более чем на полдюжины лет, и следовательно, ему было тридцать с небольшим.

В опубликованном тексте знаменитой политико-патриотической речи, по сути рассчитанной на дешевый эффект, произнесенной 8 июня 1880 г. на открытом заседании Общества любителей российской словесности перед истерически возбужденной аудиторией, Федор Достоевский, сильно переоцененный, сентиментальный романист, писавший в готическом духе, пространно разглагольствуя о пушкинской Татьяне как о «положительном типе русской женщины», пребывает в странном заблуждении, будто ее муж был «почтенным старцем». Он также считает, что Онегин «скитался по землям иностранным» (повторяя ошибку Проспера Мериме в «Исторических и литературных портретах» / «Portraits historiques et litteraires», Paris, 1874, pt. 14: «Onieghine doit quitter la Russie pour plusieurs annees»[842 - «Онегин должен уехать из России на несколько лет» _(фр.)_]) и что он был «социально бесконечно ниже блестящего круга князя N»; все это вместе взятое доказывает, что Достоевский по-настоящему «Евгения Онегина» не читал^{197}^.

Достоевский-публицист был одним из тех рупоров тяжеловесных банальностей (звучащих и по сей день), рев которых так нелепо низводит Шекспира и Пушкина до неясного положения всех гипсовых идолов академической традиции от Сервантеса до Джорджа Элиота (не говоря уже о рассыпающихся на кусочки маннах и Фолкнерах нашего времени).



12_…без_педантства…_ — См. коммент. к гл. 1, V, 7.




ВАРИАНТ

13—14 В беловой рукописи стоит:

И слова не было в речах
Ни о дожде, ни о чепцах.




XXIIIA, B

В беловой рукописи представлены следующие отвергнутые строфы:


ХХIIIА

В гостиной истинно дворянской
Чуждались щегольства речей
И щекотливости мещанской
_4_Журнальных чопорных судей.
<В гостиной светской и свободной,
Был принят слог простонародный,
И не пугал ничьих ушей
_8_Живою странностью своей
(Чему наверно удивится,
Готовя свой разборный лист,
Иной глубокий журналист;
_12_Но в свете мало ль что творится
О чем у нас не помышлял,
Быть может, ни один Журнал?)>


XXIIIB

<Никто насмешкою холодной
Встречать не думал старика,
Заметя воротник немодный
_4_Под бантом шейного платка >;
И новичка-провинциала
Хозяйка <спесью> не смущала;
Равно для всех она была
_8_Непринужденна и мила;
Лишь путешественник залетный,
Блестящий Лондонской нахал,
Полу-улыбку возбуждал
_12_Своей осанкою заботной —
И быстро обмененный взор
Ему был общий приговор.



А: 2–4 Я умудрился заменить аллитерациями собственного изготовления восхитительную игру Пушкина со звуками «щ» и «ч» в стихах 2–4:

Чуждались щегольства речей
И щекотливости мещанской
Журнальных чопорных судей.



B; 9—10_…путешественник_залетный_/_Блестящий_Лондонской_нахал…_ и XXVI, 9—10_…путешественник_залетный,_/_Перекрахмаленный_нахал…_ — Кроме того, что этот образ может быть связан[843 - Впервые это предположение было высказано С. Глинкой в кн. _П._и_его_совр.,_ 1927, VIII, вып. 31–32, с. 105–110. _(Примеч._В._Н.)_] с фигурой реального англичанина Тома Рейкса, с которым Пушкин встречался в петербургском свете (см. мои коммент. к гл. 2, XVIIa — d), я допускаю, что здесь наш поэт мысленно вернулся к своим одесским впечатлениям и воспоминаниям о высокомерной англомании генерал-губернатора графа Михаила Воронцова. Эта фамилия, в соответствии с принятой в России в XVIII в. официальной манерой написания на немецкий лад, транслитерировалась как «Woronzoff», а Пушкин издевательски транслитерировал ее обратно на русский, читая «W» по-английски как «Уоронцов». Этот генерал Воронцов (1782–1856), сын графа Семена Воронцова, русского посла в Лондоне, именно там получил свое английское образование. С 7 мая 1823 г. Воронцов занимал пост генерал-губернатора Новороссии (как тогда назывались южные губернии империи) и наместника Бессарабии. В 1840-х гг. он получил должность наместника Кавказа и титул князя. В письме к Александру Казначееву, директору канцелярии Воронцова, написанном в Одессе в начале июня 1824 г., Пушкин говорил:



«Je suis fatigue de dependre de la digestion bonne ou mauvaise de tel et tel chef, je suis ennuye d'etre traite dans ma patrie avec moins d'egard que le premier galopin anglais qui vient y promener parmi nous sa platitude et son baragouin.»[844 - «Я устал быть в зависимости от хорошего или дурного пищеварения того или другого начальника, мне наскучило, что в моем отечестве ко мне относятся с меньшим уважением, Чем к любому юнцу-англичанину, явившемуся щеголять среди нас своей тупостью и своей тарабарщиной» _(фр.)_]


(черновик, 2370, л. 8 об и 9; не путать с более ранним письмом на русском языке к тому же адресату от 22 мая 1824 г., черновик, 2370, л. 1–2). За два месяца до этого Воронцов в письме к Нессельроде характеризовал Пушкина как «…un faible imitateur d'un original tres peu recommandable: Lord Byron»[845 - «Слабый подражатель очень малопочтенному оригиналу: лорду Байрону» _(фр.)_].

В 1808 г. единственная сестра Воронцова Екатерина вышла замуж за Джорджа Августа Герберта, графа Пембрука и Монтгомери (1759–1827), и английские родственники время от времени посещали новороссийского наместника в Одессе.




XXIV


Тут был, однако, цвет столицы,
И знать, и моды образцы,
Везде встречаемые лица,
_4_Необходимые глупцы;
Тут были дамы пожилые
В чепцах и в розах, с виду злые;
Тут было несколько девиц,
_8_Не улыбающихся лиц;
Тут был посланник, говоривший
О государственных делах;
Тут был в душистых сединах
_12_Старик, по-старому шутивший:
Отменно тонко и умно,
Что нынче несколько смешно.



Согласно Томашевскому (ПСС, 1957, V, с. 627), строфы XXIV–XXVI, включая варианты, были переработаны, а окончательные варианты отобраны в июне 1831 г. в Царском Селе, после того как вся песнь, за исключением письма Онегина, была завершена в Болдино в конце 1830 г. См. также коммент. к XXVa, варианты 1–9.



1_Тут_был…_ — Повторяющиеся интонации в перечислении участников этого великосветского раута, строфы XXIV–XXVI, слишком схожи с теми, что звучат в «Дон Жуане» Байрона, XIII, LXXXIV–LXXXVIII («Там также был Пароль — известный задира», «Там герцог Тире…», «Там был Дик Насмешник» и т. д.), чтобы быть простым совпадением.




XXIVА

Строфа, записанная на том же отдельном листе, что и XXIV (беловая рукопись), числится под номером 25, переправленным из «26» (номер окончательного варианта строфы XXIV переправлен из «25»):

И та, которой улыбалась
Расцветшей жизни благодать;
И та которая сбиралась
_4_Уж общим мненьем управлять;
И представительница света;
И та чья скромная планета
Должна была когда-нибудь
_8_Смиренным счастием блеснуть;
И та которой сердце тайно
Нося безумной страсти казнь,
Питало ревность и боязнь; —
_12_Соединенные случайно,
Друг дружке чуждые душой,
Сидели тут одна с другой.




XXV


Тут был на эпиграммы падкий,
На всё сердитый господин:
На чай хозяйский слишком сладкий,
_4_На плоскость дам, на тон мужчин,
На толки про роман туманный,
На вензель, двум сестрицам данный,
На ложь журналов, на войну,
_8_На снег и на свою жену.
……………………………………




XXVA

Следующая строфа записана на отдельном листе в беловой рукописи:

Тут был на эпиграммы падкой,
На все сердитый, кн<язь> Брод<ин>,
На чай хозяйки слиш<ком> сладкой,
_4_На глупость дам, на тон мужчин,
На вензель, двум сироткам данный,
На толки про роман туманный,
<На пустоту жены своей>
_8_<И на неловкость дочерей>.
Тут был один диктатор бальный,
Прыгун суровый, должностной.
У стенки фертик молодой
_12_Стоял картинкою журнальной,
Румян как вербный херувим,
Затянут, нем и недвижим.



5_вензель_— от польского «wezel» — «узел». Две девушки-сиротки были произведены во фрейлины императрицы и таким образом получили вензель, или шифр (фр. _chiffre_), придворный знак отличия в виде монограммы царствующей императрицы. Другим, более употребительным смыслом слова «вензель» является обычная монограмма в том значении, в каком это слово используется в гл. 3, XXXVII, 14.



12—14 См. XXVI, 6–8 и коммент. к XXVI, 6 и 7.




ВАРИАНТЫ

1—9 Лернер в сборнике _П._и_его_совр._ (1904,1, вып. 2, с. 81) опубликовал следующий черновой набросок (отдельная страница под номером 53 в Императорской Публичной библиотеке, Санкт-Петербург), представляющий собой вариант строфы XXVa:

На все сердитый гр<аф> Турин,
На дом хозяйки — слишком вольный,
…………………………………………
На толки повести туманной,
…………………………………………
На снег <…> на войну,
На тальи спелых дочерей…

На том же листке имеется запись (по предположению Лернера, предшествовавшая появлению стихов), сделанная рукою Жуковского: «Приходи ко мне в половине первого; пойдем в Лицей, там экзамен истории». Это подтверждает тот факт, что фрагмент был написан в июне 1831 г. в Царском Селе, где наш поэт проводил медовый месяц поблизости от своей старой школы.



6 Зачеркнутая строка:

<на слог газет, на день туманный>…

Томашевский (Акад. 1937, с. 511) публикует черновик строфы XXVa (ПД 164) в ином варианте (стихи 1–2, 6–9):

Вошел собой одним довольный,
На все сердитый князь Бродин^{198}^
………………………………………………
На Польшу, на климат туманный,
На немоту жены своей,
На тальи спелых дочерей.
Вошел Простов, диктатор бальный…

Автограф, описанный Лернером, квалифицируется Томашевским (Акад. 1937, с. 629) как беловая рукопись с отвергнутыми чтениями, соответствующими вариантам, указанным Лернером.




XXVI


Тут был Проласов, заслуживший
Известность низостью души,
Во всех альбомах притупивший,
_4_St.-Priest, твои карандаши;
В дверях другой диктатор бальный
Стоял картинкою журнальной,
Румян, как вербный херувим,
_8_Затянут, нем и недвижим,
И путешественник залётный,
Перекрахмаленный нахал,
В гостях улыбку возбуждал
_12_Своей осанкою заботной,
И молча обмененный взор
Ему был общий приговор.



1Имя _Пролазов_, или _Проласов_, образовано от слов «пролаз» или «пролаза» (и то, и другое мужского рода) и означает «карьерист», «низкий доносчик». Пролазов — комический персонаж русских комедий и народных картинок XVIII в.

Издательская традиция заполнять пробел после «был» фамилией Андрея Сабурова (1797–1866), в дальнейшем ставшего бездарным директором императорских театров, с которым Пушкин был едва знаком, основывается на целой веренице немыслимых догадок, которые я не считаю нужным обсуждать. Гораздо интереснее было бы проверить, часто ли среди рисунков Сен-При встречаются карикатуры на Оленина (кстати, где хранятся эти рисунки?)^{199}^.



4_Saint-P[riest]_ — имеется в виду граф Эммануил Сен-При (1806–1828), считавшийся талантливым карикатуристом. Кажется, ни один из его рисунков никогда не публиковался. Он был сыном французского эмигранта Армана Шарля Эммануэля де Гиньяра, графа де Сен-При, женившегося на русской княжне Софье Голицыной.

Этот молодой художник застрелился, согласно одной версии, в пасхальное воскресенье в церкви в Италии, согласно другой, — в присутствии некоего эксцентричного англичанина, пообещавшего оплатить его карточные долги при условии, что будет свидетелем его самоубийства^{200}^.

Карикатуры Сен-При также упоминаются Пушкиным в стихотворении 1829 г. к N.N. («Счастлив ты в прелестных дурах…»).



7_…вербный_херувим…_ — «Вербный», от слова «верба», разновидность ивы. Речь идет о бумажных фигурках херувимов, наклеивавшихся на имбирные пряники и т. п., которые продавались на ежегодных ярмарках, устраивавшихся на Вербной неделе, перед Пасхой.



9—10 Cм. также коммент. к гл. 8, ХХIIIb, 9—10.



10_Перекрахмаленный…_ — Имеется в виду шейный платок. Моду слегка крахмалить шейные платки пустил в 1800–1815 гг. красавчик Бруммель, а ее преувеличением в конце 1820-х гг. его подражатели шокировали как французский, так и русский вкус. Да и сам Бруммель, проводя последние годы жизни в Кане (он начал терять рассудок около 1837 г. и стал безнадежно слабоумным к лету 1838-го), кажется, крахмалил свои батистовые платки гораздо сильнее прежнего.


Все книги писателя Набоков Владимир. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий