Библиотека книг txt » Мельников-печерский Павел » Читать книгу Аввакум Петрович (Биографическая заметка)
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Какой формат книг лучше?

fb2
txt
другой

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Мельников-печерский Павел. Книга: Аввакум Петрович (Биографическая заметка). Страница 1
Все книги писателя Мельников-печерский Павел. Скачать книгу можно по ссылке s
Назад 1 2 Далее

Аввакум Петрович (Биографическая заметка)
Павел Иванович Мельников-Печерский


Встречи с произведениями подлинного искусства никогда не бывают скоропроходящими: все, что написано настоящим художником, приковывает наше воображение, мы удивляемся широте познаний писателя, глубине его понимания жизни.

П. И. Мельников-Печерский принадлежит к числу таких писателей. В главных его произведениях господствует своеобразный тон простодушной непосредственности, заставляющий читателя самого догадываться о том, что же он хотел сказать, заставляющий думать и переживать.





Мельников П. И. (Андрей Печерский)

Полное собранiе сочинений. Изданiе второе.

С.-Петербургъ, Издание Т-ва А.Ф.Марксъ.

Приложенiе къ журналу „Нива" на 1909 г.

Томъ седьмой, с. 376–383.














Аввакум Петрович, протопоп города Юрьевца-Поволжского, расколоучитель XVII столетия, родился в селе Григорове (в нынешнем Княгининском уезде Нижегородской губернии) между 1605 и 1610 годами. Отец его был священник того села (его звали Петром), по отзыву сына, горький пьяница; мать Аввакума, по имени Марья, женщина была благочестивая. Неподалеку от Григорова есть села: Вельдеманово, где в 1605 году от мордвина Мины родился Никита, будущий патриарх Никон, и Колычево, где, около того же времени, родился у попа сын, впоследствии Павел Коломенский. Личные отношения этих людей в юном их возрасте могут объяснить отъявленную ненависть, которую питали они впоследствии один к другому. После попа Петра, Аввакум остался молод. На руках попадьи Марьи осталась огромная семья, и бедность была большая; к тому же вдову с детьми родственник их, заступивший поповское место в Григорове, выгнал из отцовского дома. Придя в возраст, Аввакум женился на Настасье Марковне, сироте, дочери обедневшего купца. Вскоре после женитьбы был он посвящен в дьяконы, а через два года (около 1640) в попы села Лопатицы (Макарьевского уезда Нижегородской губернии). Аввакум был нрава крутого и имел ревность не по разуму, что и доставляло ему немало неприятелей и неприятностей. В Лопатицах имел он такую историю: пришли к нему в село „скоморохи с медведями и с бубнами и с домрами"; Аввакум, как сам рассказывает, „по Христе ревнуя, изгнал их, а хари и бубны изломал, один на многих напал и медведей двух великих отнял — одного ушиб, но паки ожил, а другого пустил в поле". В это время боярин Василий Петрович Шереметев ехал Волгою на воеводство в Казань (1648 года); скоморохи ему, как главному начальнику края, жаловались, и он, позвав Аввакума к себе на суда, побранил его за самоуправство; а сын Шереметева, Матвей, после побранки подошел к Аввакуму под благословение. Матвей Шереметев брил бороду — Аввакум не благословил его и, в придачу, обругал. За это В. П. Шереметев велел ревностного попа бросить в Волгу. Утонуть Аввакуму не дали, но протолкали в шею на берег с ругательством. После этого Аввакум, бывавший иногда в Москве, — так как приход его принадлежал к епархии патриарха, — свел дружбу с высшими лицами тогдашнего белого духовенства, особенно с братьями Нероновыми и царским духовником Стефаном Вонифатьевым, сделался известен и патриарху Иосифу. Аввакума перевели в Юрьевец протопопом. Здесь он не ужился с воеводой. У воеводы была любовница; Аввакум отнял ее у него и отвел к ее матери; воевода не раз бил за это Аввакума и однажды искусал ему пальцы. Аввакум и в Лопатицах, и в Юрьевце, и после того занимался изгнанием бесов из людей посредством отчитыванья и тем приобрел известность знаменитого заклинателя чертей, за что, по словам его, не раз и самому ему от чертей доставалось. Он известен был также большою начитанностью: все церковные книги тогдашнего времени он изучил и многое из них знал наизусть, читал даже библию, что было редкостью в то время. При такой начитанности прослыл он повсюду за человека ученого и сказывал проповеди в Юрьевце и в Москве, поучал крепко держаться обрядов и энергически порицал всякого рода нововведения. Проповедывал он языком народным, употребляя и слова бранные, по-нынешнему неприличные; но такой образ выражения нравился тогдашним людям. До такой степени Аввакум сделался известен своею ученостью, что, после смерти протопопа Силы, ему предлагали место настоятеля придворной церкви Спаса за Золотой Решеткой; но „аз не порадел о том", — говорит Аввакум в своей автобиографии. Вскоре патриарх Иосиф сделал его справщиком церковных книг, печатавшихся в московской типографии. Разделял он здесь труды с другом своим, Нероновым, и протопопами Никитою (Пустосвятом) Суздальским, Даниилом Костромским, Лазарем Романовским и другими. Они ввели множество ошибок в книги, напечатанные при патриархе Иосифе. Впрочем, искажение, ими сделанное, не было умышленно: справщики действовали по убеждению, признавая, по невежеству своему, совершенно лишним и даже вредным справляться с греческими подлинниками, которых, впрочем, они и не понимали. Находясь в Москве справщиком, Аввакум сделал большие связи не только в среде духовенства, но и между царедворцами; его жаловал сам царь. Когда сделался патриархом старинный знакомый Аввакума, Никон, и приступил к исправлению церковных книг, он удалил справщиков патриарха Иосифа из типографии, заменив их людьми учеными. Аввакум принужден был удалиться в Юрьевец. Павел, епископ коломенский, и Аввакум первые восстали против Никона. Они — дети попов: Павел, льстивший себя надеждою управлять церковью именем патриарха Антония, своего родственника, и лишенный этой надежды возведением Никона на патриаршество, Аввакум, славившийся своею ученостью — были обличены в невежестве Никоном, сыном простого вельдемановского мужика, мордвином, которого он знал в детстве! Аввакум в Юрьевце и в Москве, в Казанском соборе, несмотря на запрещение патриарха, служил по иосифовскому обряду и поучал народ — говорил, что Никон вводит новую веру. Вместе с Даниилом Костромским он подал, в 1655 году, челобитную царю Алексею Михайловичу, в которой утверждал, что Никон вводит обряды, противные православию, и просил государя восстановить прежний иосифовский чин службы. Смелый фанатик, не смотревший ни на какие препятствия, имел сильное влияние на народ и даже на высший класс народа. Приверженцы его нашлись и при дворе; сама царица ему покровительствовала, и две боярыни, дочери самого приближенного к ней человека, Прокопья Федоровича Соковнина, ведавшего царицыну мастерскую палату: Федосья Прокопьевна, жена боярина Глеба Ивановича Морозова, следовательно свойственница царицы, и княгиня Авдотья Прокопьевна Урусова сделались самыми ревностными последовательницами Аввакума. Аввакум был призван на суд. Служил он всенощную в Казанском соборе; патриарший боярин, Юрий Нелединский, взял его и отвел в тюрьму в Андроньев монастырь; с ним было взято 60 приверженных к нему стрельцов. В тюрьме этой, — уверял после Аввакум своих приверженцев, — после трехдневного сиденья без пищи во мраке, среди мышей и сверчков, явился к нему ангел и накормил его щами с хлебом. На другой день повезли его на суд в крестовую патриарха; много увещевали, но Аввакум никак не хотел покориться и на вопросы отвечал ругательствами, смешивая их с текстами св. писания. Сентября 15-го 1665 г. назначено было его расстричь; но царь, помня Аввакума и снисходя на ходатайство царицы и его приверженцев из царедворцев, упросил Никона не расстригать его. Аввакума прямо из Успенского собора отправили в сибирский приказ, сдали дьяку Третьяку Башмакову, тоже раскольнику, и потом отправили с семейством на житье в Сибирь. Его довезли до Тобольска; здесь архиепископ был земляк Аввакума, Симеон, разделявший его убеждения относительно Никона и его действий. Он дал ему место при церкви, и Аввакум жил в Тобольске с год. В Тобольске, как и везде, Аввакум ссорился с разными чиновными лицами: так, заступясь за дьячка Антона, высек архиепископского дьяка Ивана Струну в церкви ремнем, как сам говорит. Произошел от того мятеж, и целый месяц Аввакум должен был прятаться, чтобы его не бросили в воду. Симеон в это время был в Москве; но когда он возвратился, Аввакум успел восстановить его против Струны, и в неделю православия они оба возгласили ему анафему за потворство кровосмешению. Произошло в соборе смятение, за что архиепископ Симеон с рождества 1657 г. до рождества 1658 г. был под запрещением, а Аввакума отправили дальше в Сибирь. В это время енисейскому воеводе, Афанасью Пашкову, велено было идти в новую Даурскую землю с ратными людьми и приискать в этой земле пашенных мест со всякими угодьями и в таких местах ставить новые остроги. Аввакума прикомандировали к даурской экспедиции в сане священника. Экспедиция ходила на реку Нерчу, поставила остроги Нерчинск, Албазин, Иркутск, Балаганск и др. Аввакум был везде с Пашковым и, между прочим, служил молебен на р. Амуре при основании Албазина. По беспокойному его характеру у него были беспрестанные ссоры и с Пашковым, и с его сыном, и со всеми участниками экспедиции. Описание его путешествия за Байкалом, помещенное в его автобиографии, заслуживает внимания. Между тем Никон, потеряв всякое значение при дворе, поссорясь с царем, жил в своем Новом-Иерусалиме, и Аввакума, на которого доселе смотрели только как на личного врага Никона, возвратили в Москву (в 1664 г.). Здесь он был „поставлен к руке", то есть представлен государю. Царь обошелся с ним ласково. „Здорово ли, протопоп. живешь? — спросил он: — вот еще Бог привел свидеться", и много беседовал о Сибири, и приказал дать ему помещение в Кремле на подворье Новодевичьего монастыря. Аввакуму предложено было любое место во всей Москве, и даже была речь, чтобы сделать его царским духовником. Но вскоре увидели, что Аввакум противник не Никона, а господствующей церкви. Не видя Никона на Москве, но видя в церквах богослужение по его обряду, Аввакум начал свою фанатическую проповедь против „новшеств", укоряя и ругая архиереев, московское духовенство и все обряды. Много явилось ему последователей не только в простом народе, но и в высших классах общества. Для них он писал проповеди, хуля исправления символа веры, трехперстное сложение, партесное пение и проч., и наконец объявил, что не следует принимать таинства от тех священников, которые служат по новоисправленным обрядам. Сочинения Аввакума распространялись в народе и многих соблазняли; пастыри церкви жаловались на него царю, и царь, все еще уважавший Аввакума, ограничился тем, что послал к нему Григорья Стрешнева с советом молчать и не распространять проповедей в народе. Аввакум сначала было послушался, но ненадолго: вскоре он еще сильнее прежнего начал восставать на архиереев и послал царю новую челобитную, в которой просил совершенно тогда еще невозможного низложения Никона и восстановления иосифовских обрядов. Государь разгневался, и бывшие в Москве архиереи представили ему, что Аввакум не простой враг Никона, но расколоучитель, которого необходимо удалить из столицы. Царь Алексей Михайлович все еще любил Аввакума и ограничился новым выговором за то, что он отбивает народ от церкви. Тогда Аввакум возмечтал о своей силе и еще с большим против прежнего фанатизмом стал продолжать свою проповедь. Нередко бывал он в доме известного окольничего Ртищева и у него вступал в споры с православными учеными людьми. Тогда решено было отправить его в новую ссылку, на Мезень, куда через год по возвращении из Сибири и отправили его с семейством. Сан протопопа остался однако за ним, но служить ему было запрещено. В Мезени он продолжал устно и письменно распространять свое учение, — посылая грамотки в Москву, Боровск и другие места к своим приверженцам, и наконец начал писать окружные послания, именуя себя „рабом и посланником Иисуса Христа", „страдальцем, юзником за веру", „протосингелом россiйскiя церкви". Так прошел 1665 г. Между тем в Москве собрался собор для суда над Никоном и для устройства церковных дел. Главных расколоучителей для соборного убеждения стали свозить в Москву; привезли и Аввакума (февраль 1666 г.). Здесь стал было его увещевать Павел, митрополит крутицкий, заклятый враг Аввакума и человек крутого нрава. Увещание кончилось обоюдным ругательством и едва не дошло до драки. Аввакума увезли в Боровск и заключили в Пафнутьевском монастыре под начал. Присылали и сюда увещателей: ярославского дьякона Козьму и дьяка патриаршего приказа; но Аввакум так говорит об этом в своей автобиографии: „То же да то же говорят — долго ли тебе нас мучить? соединись с нами, а я отрицаюсь, что от бесов, а они в глаза пуще лезут, и сказку им тут написал с большою укоризною и бранью. А Козьма тот не знаю какого духа человек — въяве меня уговаривает, а втайне подкрепляет еще, говоря: протопоп, не отступай ты от старого благочестия; велик у Христа человек будешь, как дотерпишь до конца". Через два с половиной месяца Аввакума наскоро взяли к Москве. Это было в начале мая. В патриаршую крестовую палату, где собрался собор русских архиереев, под председательством Питирима, митрополита новгородского, первого привели Александра, епископа вятского; но он раскаялся в своем заблуждении и тотчас же занял место на соборе. Затем привели Аввакума. Он, как сказано в 4 деянии собора, „стязан быша и не покорися клеветник и мятежник, паче же злобе злобу прилагая, укори в лицо весь освященный собор, вся неправославными нарицая; тем же правильно осудися иерейства лишен быти и онафеме предатися". Его расстригли и прокляли, вместе с Федором дьяконом, в Успенском соборе, за обедней 13 мая 1666 г. Когда протодьякон возгласил им анафему, Аввакум, а за ним и Федор возгласили анафему архиереям. И было смятение в церкви, и в то же время было „великое нестроение вверху", то есть во дворце: царь Алексей Михайлович поссорился с царицей Марьей, которая стояла за Аввакума, уехал в Преображенское, где и пробыл целую неделю. Многие бояре были тоже на стороне Аввакума, особенно князь Воротынский и князь Иван Андреевич Хованский, содержавший Аввакума на свой счет и известный впоследствии по стрелецкому бунту. Хованского в это время, за излишнюю приверженность к раскольникам, наказали батогами. Расстриженный Аввакум был посажен на патриарший двор, потом отвезен


Назад 1 2 Далее

Все книги писателя Мельников-печерский Павел. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий