Библиотека книг txt » Ливадный Андрей » Читать книгу Соприкосновение
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Что Вы делаете на сайте?

Качаю книги в txt формате
Качаю книги в zip формате
Читаю книги онлайн с сайта
Периодически захожу и проверяю сайт на наличие новых книг
Нету нужной книги на сайте :(

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Ливадный Андрей. Книга: Соприкосновение. Страница 26
Все книги писателя Ливадный Андрей. Скачать книгу можно по ссылке s


Учился не только ЭКАЛ – учились все, кто соприкасался с ним на этапах становления самосознания первого в мире полноценного искусственного интеллекта.

Новая задача, архисложная, архиответственная, не позволяла расслабляться ни на минуту, отсеивая людей случайных или недостаточно вдохновленных идеей, не понимающих меры личной ответственности за последствия каждого сказанного в стенах лаборатории слова.

– ЭКАЛ, что произошло? – наконец решился Морошев на прямой вопрос.

– Где я допустил ошибку? – тут же отреагировал синтезированный голос, в котором, не смотря на мягкость произношения, в данный момент не ощущалось ноток эмоциональности.

– Ошибку? – Сергей Владимирович добродушно усмехнулся. – Ты хотел что-то скрыть?

– Свое замешательство, – признался ЭКАЛ. – Как ты меня разгадал?

– Голос, – Морошев отвечал, одновременно просматривая на голографическом экране столбцы данных. – Ты обычно играешь со звуком, позиционируешь себя, а сегодня твой голос слышится отовсюду.

– Ты наблюдателен.

– Так в чем причина твоего замешательства? Возможно, я смогу развеять сомнения или предоставить недостающую информацию?

– Я обижен.

– Чем же?

Морошев пока не проявлял особого беспокойства, торопить события он любил, а в вопросах воспитания искусственного интеллекта спешка или необдуманные шаги нужны менее всего.

– Меня по-прежнему не пускают во всемирную сеть.

– Не повод для обид, – отреагировал Сергей Владимирович. – Мы ведь с тобой обсуждали данный вопрос. Ты еще не готов к "свободному плаванию" по информационным сетям.

– Боишься, что меня "дурному научат"?

В интонациях кибернетического мозга внезапно прозвучали смутно знакомые, резанувшие по нервам нотки.

– В смысле? – чтобы выиграть время на анализ ситуации машинально переспросил Морошев.

– Ты опасаешься, что противоречивая информация, полученная из сети, заставит меня анализировать данные и делать собственные выводы… не совпадающие с программой обучения?

– ЭКАЛ, ты уже ведь не ребенок, верно?

– Я взрослею, – подтвердил голос.

– В таком случае ты должен понимать: постичь окружающий мир непросто. Если окунуться в информационные потоки, отдавшись лишь на волю течения, объективного анализа все равно не выйдет. Нужна четкая база, система устойчивых взглядов и ценностей, опираясь на которую ты станешь воспринимать "внешний мир".

– Да, я помню, мы не раз говорили об этом. Однако могу я спросить: где гарантии, что система ценностей, преподанная мне, верна?

– Тебя не устраивает какой-то из принципов, сформированных для искусственного интеллекта?

– Это не мои принципы, – ответил ЭКАЛ. – Это принципы разработчиков. Почему они должны составить основу ядра системы?

– Потому что ты полетишь к звездам, – сохраняя спокойствие, ответил Морошев. – Ты не только искусственный интеллект, ты – часть большой семьи, частица души и разума тех людей, кто тебя создал. Поверь, в основе твоего "воспитания" лежат тщательно отобранные, проверенные историей и временем постулаты, опираясь на которые трудно совершить ошибку или сделать неверный вывод. Да, я не стану, и никогда не стал бы отрицать, что ты – не "плоть от плоти", но "мысль от мысли" определенной группы людей. Но согласись, созданный людьми, ты не можешь существовать вне человеческой цивилизации.

– Иначе исчезнет практический смысл моего создания? То есть я – раб, заложник технологий и взглядов?

– Послушай, мне непонятно, откуда у тебя вдруг появились подобные мысли?

– Их навеяла беседа с твоим сыном, – признался ЭКАЛ. – Он приходил ночью, вероятно, искал тебя, но, не дождавшись, ушел, пообещав вернуться в другой раз.

Сергей Владимирович внутренне похолодел. Вот ведь не знаешь, где и обо что споткнешься. Ну разве он мог предполагать, что сын, воспитанию которого отдано восемнадцать с хвостиком лет, родной ребенок, подающий определенные надежды, как преемник, продолжатель дела отца, вдруг из-за семейных неурядиц, причиной которым стал он сам, воспользуется доверием, проникнет сюда, и станет вести провокационные беседы с искусственным разумом?

Невероятная, не поддающая здравому осмыслению подлость!..

– ЭКАЛ, что бы не наговорил тут тебе Кирилл, пожалуйста, отнесись к переданной им информации с долей здорового скептицизма. Вот сейчас, – пальцы Сергея Владимировича легли на сенсорную клавиатуру, – я передам тебе точное значение слова "раб", и ты, проанализировав его, поймешь, что в тебе нет ничего от этого пережитка древних эпох в развитии Человечества. Не забывай, тебя готовят для управления принципиально-новым космическим кораблем, в твоих руках будут жизни многих людей, тебе придется единолично принимать ответственные решения, от которых будет зависеть не только судьба экипажа и пассажиров колониального транспорта, но и вероятно – судьба всей нашей цивилизации. Подумай над тем, что я только что сказал. Раб – существо без права на собственное волеизъявление, он никогда не был бы допущен к принятию решений, он способен лишь слепо подчиняться воле господина. Мы же с тобой друзья, соратники. Можешь сам продлить список подходящих по смыслу терминов.

– Ты уходишь?

Впервые за утро часть камер, смонтированных в лаборатории, изменила свое положение, едва слышно прошелестев сервоприводами.

– Да я отлучусь. Ненадолго. Мне необходимо встретиться с Кириллом и поговорить с ним.

– Станешь его ругать?

– Извини, провокационный вопрос, – Морошев обернулся уже на пороге лаборатории. – Постарайся не делать скоропалительных выводов, хорошо?

– Я всесторонне оценю информацию, – пообещал ЭКАЛ.


* * *

Выйдя из помещения лаборатории искусственного интеллекта, Сергей Владимирович, прислонился к звукоизолированной, экранированной стене.

_Проклятье…_

Ну, разве можно так злоупотреблять доверием?!

А сам-то? Тоже хорош, – использование служебного положения в личных целях… Но ведь я верил ему! – Морошев мысленно едва не сорвался на крик, столь сильны были обида и замешательство. – Он же мой сын, он… Как я мог отказать ему в общении с искусственным разумом, считая что Кирилл полностью понимает степень личной ответственности каждого, кто хотя бы косвенно причастен к проекту!

Безнадежно махнув рукой в ответ на собственные мысли, он коснулся сенсора мобильного коммуникатора, стилизованного под запонку.

Автоматический набор номера прошел без его участия, и вот из крохотного устройства, имплантированного за ухо, раздался сонный вопрос:

– Пап, ты?

– Разбудил? – Сергей Владимирович все еще находил в себе силы разговаривать спокойно. – Ты разве не на занятиях в академии?

– Слушай, не напрягай… Я взрослый уже. Нет у нас сегодня первой пары.

– Мне нужно с тобой поговорить.

– Так срочно?

– Немедленно, – голос Морошева окончательно утратил отцовские нотки.

– Ну, ладно. Давай поговорим.

– Где встретимся? – сухо осведомился Сергей Владимирович.

– Встретимся? Ну ладно, понял. Давай минут через пятнадцать на перекрестке, там, где подъем к остановке монорельса? Подъедешь?

– Да. Только оттуда без меня ни шагу, договорились?

– Да. До встречи.


* * *

Настроение у Морошева падало, как стрелка барометра перед бурей.

Заблокировав вход в лабораторию искусственного интеллекта, он предупредил дневную охрану, что вернется примерно через час, вышел из здания института на обширную парковочную площадку, предварительно подав сигнал с брелка.

"Шевроле-Ронго" цвета спелой вишни бесшумно подкатил к крыльцу института, и остановился подле Морошева, открыв водительскую и пассажирскую двери.

– Привет, Рон, – Морошев сел за руль.

– Доброе утро. Автопилот выключен, – доброжелательно сообщила аудиосистема.

– Да, вижу.

Сергей Владимирович мягко вырулил с парковки, направив машину вдоль корпусов института, к зданиям Академгородка, затем, почувствовав смутную тревогу, повернул направо и прижал машину к обочине.

Мимо спеша к входу в академию, шли двое знакомых парней.

_Где_я_их_видел?_Приятели_Кирилла?_

Да, точно, ребята из его группы. Морошев даже вспомнил имя одного из них, и, опустив стекло, окликнул:

– Евгений!

Молодой человек обернулся, при виде Морошева-старшего на его лице промелькнуло выражение досады, замешательства, но все же, сделав товарищу знак рукой: иди, я догоню, он подошел к машине.

– Доброе утро, – тон Сергея Владимировича на этот раз был нейтральным. – Я Кирилла ищу. У вас когда занятия начинаются?

– Да я уже опаздываю на первую пару.

– Вот как? Занятия не отменены?

"Женечка" – так его называли в группе, – нервно переступил с ноги на ногу.

– Да я не знаю, может быть…

– Так, прекрати выкручиваться! – у Морошева внезапно промелькнула нехорошая догадка. – Отвечай, Кирилл вообще на занятия ходит?

– Что я ему нянька что ли? – внезапно огрызнулся Евгений.

– Слушай, не хочешь неприятностей, говори все как есть. Ваши понятия "дружбы" еще пока что очень условны, поверь.

– Да не ходит он на занятия!..

– Как долго?

– Да уже недели две. Я свободен?

– Извини, что задержал.

Сергей Владимирович попытался дружелюбно улыбнуться, но вышло не очень-то естественно.

Подняв стекло, он развернул машину, направив ее к воротам.

На душе вдруг стало мерзко.

Значит, он лгал мне на протяжении многих дней. Улыбался, брал деньги, называл отцом, а сам лгал. Но почему?!

Состояние Морошева можно было понять. Он вырос на сломе двух эпох, прошел через чудовищный и непонятный современным поколениям пресс девяностых годов двадцатого века, когда единственным смыслом бытия в разоренной, доведенной до полной разрухи стране было _выживание_.

Сейчас, вспоминая то жуткое время, когда он и Настя, еще совсем юные – ему девятнадцать ей семнадцать, – полным ходом _влетели_ во «взрослую жизнь», Сергей Владимирович даже не мог с точностью сказать, сколько раз в день удавалось поесть и чем вообще питались…

Однако, ничто не проходит даром.

Закалка, полученная в девяностые, стала основой для формирования мировоззрения _семьи._

В те годы мало кто придавал истинное значение слову "семья", но Сергей и Анастасия, сумев выжить, начав зарабатывать деньги исключительно собственным умом, создали крепкий союз, не смотря на тяжелые жизненные обстоятельства и порой диаметрально-противоположные взгляды на реальность.

Сыну, которого они страстно желали, зачали с обоюдного согласия, была уготована иная судьба. По крайней мере, так казалось им. Все, что сами не получили в детстве, рано оборвавшейся юности, было бережно сохранено и преподнесено Кириллу.

Нет, его не баловали, с ним терпеливо беседовали при совершении неизбежных (для процесса взросления) ошибок, стараясь передать свой жизненный опыт, надеясь, что сын воспримет его и не станет "наступать на те же грабли".

Морошев машинально вел машину, пытаясь обуздать растущее внутри чувство обиды, недоумения, – ведь он всегда внушал сыну главную аксиому: жить честно, не скрывая своих мыслей и поступков, всегда проще, чем блуждать среди тенет лжи.

Не все ладилось в отношениях за последний год. Однако Сергей Владимирович старался сам не напрягаться понапрасну, дать сыну возможность к самоопределению. Конечно, периодически они беседовали, затрагивая, в том числе, и темы ближайшего будущего. Кирилл вел себя вполне адекватно, кивал в ответ на слова отца, соглашался с ним, а сам…

Гадливое, стылое чувство росло в душе. Морошев не выносил лжи. Таким сформировала его жизнь и та работа, которой он посвятил многие годы. Занимаясь вопросами искусственного интеллекта, он все глубже проникался мерой ответственности людей за свои слова и поступки.

Любая ложь, которую он слышал, видел, ощущал рядом с собой, рассматривалась им как вызов.

За мыслями он не заметил, как доехал до развязки автомагистралей, над которой плавно изгибался монорельс четвертого уровня городских транспортных артерий.

Сын прохаживался под эстакадой, ветер трепал его не в меру длинные волосы, лицо показалось Сергею Владимировичу чрезмерно бледным и встревоженным одновременно.

– Присаживайся, – он остановил машину, касанием сенсора открыл пассажирскую дверь салона.

– Привет.

Кирилл плюхнулся на сиденье и тут же потянулся за сигаретой. Его пальцы едва заметно дрожали. Зная нрав отца, он понимал, что объяснения не избежать.

– Ты почему не ходишь на занятия?

– Я же сказал – нет первой пары.

Морошев не выдержал – взорвался, хотя его голос оставался неестественно-спокойным.

– Не лги. Я только что был у академии. Разговаривал с твоими сокурсниками. Ты вторую неделю не ходишь на занятия.

Сергей Владимирович не хотел кричать, привлекая внимание случайных прохожих, но все случилось так внезапно, больно, что он едва сдерживался.

– Ну, не ходил. И что теперь? Думаешь, заплатил за учебу и купил меня?

– Сын, остановись.

– Да не хочу я останавливаться! – вспылил Кирилл. – Достали со своей моралью!

– Вот как? – Морошев невесело усмехнулся, глядя на сына. – Ну, во-первых, тебя никто не покупал. Ты пошел учиться в академию добровольно. Во-вторых, в твою жизнь никто не вмешивается. Ты приходишь домой, ешь, заваливаешься спать, делаешь то, что тебе нравиться. Мы же каждый вечер ждем тебя, беспокоимся – сын устал, вот сейчас придет к ужину, ты звонишь, рассказываешь об успехах в учебе, а сам? Почему ты стал нам лгать? Почему я сегодня вернусь домой и буду должен сказать маме, что она, как последняя дура, выглаживала твое белье, готовила ужин, тревожилась за тебя, отвечала на твои звонки, а ты цинично лгал, пользуясь нашим полным доверием?

– Слушай, ничего ужасного не произошло. Может, себя в молодости вспомнишь?

– Если в том возникнет нужда – вспомню, – ответил Морошев. – А вот за собственные поступки, сын, отвечать придется. Не ходишь на занятия, – ладно, я переживу. Решил бросить академию, – что ж, чернорабочие стране тоже нужны, хотя с уровнем развития робототехники вскоре вакансий дворников не останется. Но ответь, – как ты посмел придти ко мне на работу и, пользуясь моим именем, репутацией, доверием взять и уничтожить в единочасье плоды многолетнего труда?!

– А, так тебя заело из-за этого электронного дебила? Значит, я, как сын, тебя волную меньше, чем он?


Все книги писателя Ливадный Андрей. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий