Библиотека книг txt » Ливадный Андрей » Читать книгу 3841-экспансия 43(чистилище)
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Какой формат книг лучше?

fb2
txt
другой

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Ливадный Андрей. Книга: 3841-экспансия 43(чистилище). Страница 4
Все книги писателя Ливадный Андрей. Скачать книгу можно по ссылке s
Назад 1 2 3 4 Далее

Однако, помимо личных желаний людей, в пространстве логров продолжали функционировать законы, на основе которых формировалось любое виртуальное пространство. Не смотря на уникальную адаптивность логров, их безропотную «отзывчивость» человек, попавший в логр, мог испытывать лишь те эмоции, которые он уже вкусил при жизни. Что касается предметов или устройств, то тут дело обстояло еще более плачевно: как уже не раз убеждался Генрих, логр безропотно формировал облик, но для того, чтобы наполнить форму истинным, функциональным содержанием, системе требовались четкие инструкции, описывающие не только внешний вид, но и устройство желаемой модели.
В отличие от логриан, которые довольствовались малым и могли веками размышлять над правильным воплощением какой-либо модели, представители рода человеческого хотели получить многое и обладать предметом вожделения немедленно.
Среди многочисленных заключенных виртуальной тюрьмы лишь немногие обладали достаточной полнотой знаний, чтобы по-настоящему творить, у подавляющей же части личностей оставался небогатый выбор: либо сжаться, загнать свои амбиции, свою память в узкие рамки волевых запретов, либо биться в тенетах собственных мыслей, позывов, желаний, не имея возможности нормально реализовать их.
Благодаря усилиям кибрайкеров большинство обитателей фантомных вселенных, как и Зольц, получили свободу перемещения.
Так возникли реальности, напоминающие отстойники памяти, — люди приходили в логры, лишившиеся своих хозяев, и оставляли в них часть собственного «я» — ту самую неугодную, потаенную память, которую держали под запретом при жизни.
Негативные воспоминания десятков, если не сотен или тысяч заключенных, собранные в одном месте, формировали жуткие пространства, которые из-за адаптивности логров постепенно оживали, образуя нечто кошмарное…
Генрих ощущал себя как зверь, загнанный в ловушку.
Кругом его окружал сплошной нескончаемый и нужно сказать — опасный кошмар, сотканный из различных, причудливо смешавшихся образов.
Редкие фантомы настоящих личностей, обитающих в этой преисподней, оказались еще опаснее, чем стихийный синтез «брошенных» воспоминаний: они походили на совершенно одичавших, потерявших рассудок ментальных вампиров, от которых Зольцу приходилось либо прятаться, либо отбиваться, пуская в ход оружие, чтобы избежать плачевной участи, когда остатки его памяти стали бы достоянием обитателей жутких миров.
Казалось, что этому кошмару не будет конца.
Время окончательно потеряло смысл физической величины, превратившись в вечность.

* * *

Генрих менялся. Его личность таяла, все меньше оставалось воспоминаний, медленное, но неумолимое самоуничтожение казалось процессом неизбежным.
Он уже давно не стоил иллюзий, хотя подобная формулировка в фантомном пространстве звучала абсурдно.
Зольц прошел больше, чем несколько кругов ада. Наверное, телесные муки показались бы ему благом по сравнению с мучениями, что постоянно испытывал рассудок и сжавшаяся в маленький комочек, истерзанная душа.
При жизни Генрих никогда не придавал значения собственной душе. Он полагал, что ее не существует. Научившись при помощи волевых усилий загонять любые поползновения совести в глубины подсознания, Зольц думал, что решает проблему, но на самом деле лишь накапливал ее.
Теперь он раскаивался в этом, но… слишком поздно.
Он и здесь, в пространстве соединенных друг с другом логров, натворил немало непоправимого, применяя стереотипы прижизненного поведения к уникальной реальности…
…Генрих стоял на берегу мутного ручья, который протекал через мрачную чащобу уродливого леса. Мертвые деревья с корявыми, лишенными листьев, черными ветвями, обступали его со всех сторон.
Он знал, что этот лес, равно как и обитающие в нем призраки, не более чем гротескная форма чьих-то тяжких воспоминаний.
Между деревьев, которые, будто насмехаясь над привычными для рассудка закономерностями, жили, изгибали ветви, тянулись к нему, то и дело мелькали смутные эфемерные образы — брошенные тут призраки, фрагменты памяти о грязных поступках и их жертвах.
Наверное, тех личностей, что создали данный «отстойник памяти», более не существовало. Они распались. Генрих и сам находился на грани распада, ощущение собственной нестабильности постоянно присутствовало в нем. Теперь он искренне сожалел, что уничтожал собственную память, фрагмент за фрагментом удаляя казавшиеся неудобными образы.
Прав был тот кибрайкер. Тысячу раз прав. Но как возможно исправить содеянное?
Нет выхода. Он заблудился, давно потеряв дорогу к своему логру. Да и что толку искать его? Наверняка покинутое пространство превращено в такой же «отстойник».
Мне бы вернуть все… Начать с начала…
Нет, в одну воду нельзя войти дважды. Даже тут.
Мысли Генриха прервало появление призрака. Сначала он увидел лишь смутный контур человеческой фигуры в порванном скафандре биологической защиты, затем, по мере приближения, зыбкий образ начал принимать более детальные черты.
Лицо незнакомца за разбитым забралом было поражено какой-то формой экзобиологической дряни, чем-то вроде клочковатого мха, который сросся с кожей несчастного. Его побелевшие губы постоянно шевелились, с мукой произнося одни и те же фразы:
— Он меня бросил… Я молил его… А он оставил меня умирать…
Призрак брошенного здесь воспоминания вышел на берег ручья, споткнулся об выступающий из праха узловатый корень «мертвого» дерева, и вдруг умолк, заметив Генриха.
По взгляду фантома стало ясно, — он бродит тут так давно, что логр начал воспринимать фрагмент чьего-то воспоминания, как нечто отдельное, обособленное.
Поступок, который совершил Зольц, еще недавно показался бы ему невероятным.
Он подошел к распластавшемуся на берегу мутного ручья призраку и склонился над ним.
— Ты кто?
Призрак с трудом приподнял голову.
— Помоги… Умоляю… Я биолог… Экзобиолог из разведывательной экспедиции.
— Как тебя зовут?
— Я не помню. Болезнь. Она поразила меня после случайного падения. Я порвал скафандр и разбил забрало шлема. Он был рядом, но сбежал… Я молил его…
— Кто сбежал?
— Не помню…
Генрих собрал остатки своей воли и разума.
Этот призрак говорил. Явление не такое уж феноменальное, почти все фантомы что-нибудь твердят, но этот хотя бы попытался ответить на вопрос.
Почему? Как воспоминание может осознавать себя?
— Твой напарник… Он тоже был экзобиологом? — После долгого размышления спросил Зольц.
— Да… Я плохо помню. Но он бросил меня умирать.
Генрих вдруг понял, почему призрак обрел некоторую самостоятельность и устойчивость, демонстрируя качества личности.
Тот человек, который бросил умирать своего напарника, обладал теми же знаниями что и несчастный, скончавшийся от экзобиологической заразы на неведомой Зольцу планете. Это означало только одно, оказавшись тут и вспомнив свое преступление, тот сбежавший экзобиолог невольно вспоминал о профессиональных качествах коллеги, о знаниях которые мог бы применить, спасая его. Он мучился угрызениями совести и, не выдержав их, вторично бросил тут, среди мрачного леса, не человека, конечно, но полноценное воспоминание о нем, не понимая того, что вместе с мучившим его призраком отдает «отстойнику» частицу самого себя, вместе с теми знаниями, которые являлись общими для двух коллег по биологической экспедиции.
Зачем мне чужие грехи, когда своих хватает?
Генрих лишь мимолетом подумал об этом. Его личность стояла на грани распада. Он ненавидел самого себя. Что толку стать одним из призраков этой мрачной чащобы? Возможно, существует другой путь? Не уничтожать воспоминания, а принимать их, такими, каковы они есть, хранить в себе, чтобы больше не повторять ошибок прошлого?
Если бы Зольцу сказали, что он станет мыслить таким образом, Генрих бы лишь фыркнул в ответ. Подобного не могло случиться с ним в той, потерянной и проклятой навсегда жизни.
Теперь измученный, опустошенный, едва помнящий собственное имя, он мог.
Не только мог, но и хотел. Назло всему. Назло этому чудовищному лесу. Не только ради того чтобы выжить, но и заново воссоздать себя, другим, не таким как прежде.
Риск?
Конечно, он был. Но Генрих дошел до той стадии отчаяния, когда любой выход из тупика казался ему благом.
Не убивать воспоминания, а собирать их, осмысливать, примирятся с призраками, принимая частицы знаний и крупицы душ.
Ты перестанешь быть самим собой.
Не беда.
Генрих склонился к несчастному и тихо произнес:
— Я помогу тебе. Дай мне руку.
В следующий миг, когда их пальцы встретились фантом внезапно задрожал, сливаясь с фигурой Генриха.
Не бойся. Мы выйдем их этого леса… — мысленно произнес он. — Или лучше попробуем изгнать его отсюда.

5.

Черный лес отступал, редел, открывая взору небольшую поросшую травой поляну, посреди которой возвышалась примитивная постройка, срубленная из толстых, узловатых стволов деревьев.
Издали она походила на древний монастырь, затерявшийся в мрачной чащобе.
Мутный ручей протекал по поляне, постепенно очищаясь от пепла и праха.
…Призрак, вышедший из леса, с некоторым удивлением посмотрел на незаурядное для этих мест явление, а затем, собрав остатки воли, пошатываясь, ступил на мягкий травянистый ковер поляны, направляясь к высокому частоколу, окружавшему бревенчатые постройки.
Он погибал, и знал это.
Наверное поляна и возвышающиеся в ее центре постройки пригрезились ему.
Внезапно скрипнули, открываясь, массивные ворота и навстречу вышел человек
Призрак уже не мог идти. Он начал медленно таять, воздух вокруг него струился и дрожал.
От катастрофического, но неизбежного распада его спасло появление незнакомца, облаченного в грубые одежды.
Глубокий капюшон скрывал лицо странного обитателя гиблых чащоб, но, проделав половину пути до истощенного призрака, он откинул его.
— Генрих?
Человек остановился, внимательно посмотрел на призрака и тоже узнал его.
— Ричард?
— Да это я… помоги… Я сейчас просто исчезну…
— Я помогу. — Кивнул Генрих, черты которого изменились, стали более суровыми, и в то же время спокойными, уверенными, словно он сумел обрести некую внутреннюю гармонию. — енрих черты которого изменились стали более суровыми и в то же время о. он откинул его. венчатые постройки. тивная постройка иНо прежде ответь, ты готов принять свое прошлое, примириться с ним?
— Я готов на все, Генрих… На меня напали в лесу. Большая часть моей личности теперь принадлежит другим…
— Но что-то ведь сохранилось, верно?
— Помоги…
Генрих кивнул.
— Я уже помог тебе. Пойдем в обитель поговорим там.
— Ты издеваешься? Я на грани распада. Даже двинуться не могу.
— А ты попробуй. — Губы Генриха тронула легкая усмешка.
Ричард посмотрел на свои руки и вдруг понял, что истекавшее от них марево исчезло.
Он обрел стабильность!
Но каким образом?
Немой вопрос, читавшийся в его взгляде, нашел неожиданный ответ.
— Многие сейчас поддерживают тебя, Ричард. Не удивляйся. Всего не объяснишь в двух словах. — Генрих протянул ему руку, помог встать. — Пойдем в обитель. — Повторил он. — Но помни — ты дал слово примириться с собой.
Ричард потрясенно смотрел вокруг и действительно чувствовал, что его личность кто-то поддерживает, не давая ей разлететься на отдельные фрагменты.
— Я…
— Не нужно, Рич. Просто пойдем. У тебя будет время подумать.
— Куда ты меня зовешь? — С долей подозрительности спросил кибрайкер.
— К жизни. К настоящей, полноценной жизни.
— Генрих, настоящей жизни не существует в этом проклятом пространстве.
— Ошибаешься. Она есть.
Ричард растерянно осмотрелся.
Да он видел отступивший на несколько сот метров черный лес, ощущал прикосновения шелковистой травы к своей коже, с удивлением заметил, что мутный ручей на другой стороне поляны становиться почти прозрачным.
Сколько же знаний и упорства нужно иметь чтобы…
Генрих как будто прочитал его мысли.
— У всех, кто живет в обители, общие знания. Мы делимся ими друг с другом. Но ты видишь, — Генрих указал на мрачную стену отступившего леса, — еще очень многое предстоит сделать. Ты нужен нам, а мы нужны тебе. Пойдем Ричард. Ты уже прошел чистилище, я ощущаю это. Осталось сделать последний шаг.


Назад 1 2 3 4 Далее

Все книги писателя Ливадный Андрей. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий