Библиотека книг txt » Литвиновы Анна И Сергей » Читать книгу Татьяна садовникова 07(парфюмер звонит первым)
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Какой формат книг лучше?

fb2
txt
другой

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Литвиновы Анна И Сергей. Книга: Татьяна садовникова 07(парфюмер звонит первым). Страница 5
Все книги писателя Литвиновы Анна И Сергей. Скачать книгу можно по ссылке s

- А когда он вчера уехал, не знаете? - спросила Татьяна.
- Зна-аю, - ехидненько пропела Простонародная.
- Когда?
Чувствовалось, что среди своих товарок Простонародная - самая информированная. Две другие старушки - видимо, по некоторому своему благородству - не придавали наружному наблюдению достаточной важности (или не желали в этом признаваться каждой встречной-поперечной).
- Уехал Леня вчера в два часа дня, - доложила Простонародная.
Интеллигентка в панамке согласно покивала головой: истинно так.
- И одет он был по-пляжному, - продолжила доносить Простонародная. - В санда-аликах, маечке, шортиках. Коленки го-олые. Совсем никакого стыда у нынешней молодежи нет. - И покосилась на Танино платье, тоже слегка прикрывавшее колени: косвенно, значит, и ее осудила. И подвела черту:
- И с Тех пор больше Леня твой домой не возвращался.
- Почему это вы так уверены, Элеонора Евстафьевна? - удивилась Аристократка. - Может, и возвращался.
Усомниться в способности Простонародной держать все под контролем было большой ошибкой. Та взвилась:
- Возвращался?! А где ж тогда его машина? Скажи, Марковна, где?
- А может, он вернулся ночью, а сегодня рано утром опять уехал.
Аргумент был слабым. Судя по выражению лица, Аристократка и сама это понимала. Простонародная только фыркнула:
- Раз я говорю "не возвращался", значит, не возвращался.
- Удивляюсь я вам, Элеонора Евстафьевна, - произнесла Аристократка, - как вы все на свете замечать успеваете. Когда только спите?
- Да уж не то что некоторые, которые после обеда отдыха-ают, после ужина отдыха-ают...
Таня поняла, что Простонародной и Аристократке спорить не впервой. Верно, спору меж ними уж не один год, а скорее десяток лет. И обе привыкли к нему и нуждаются в нем - как нуждаются друг в друге. Так и будут две эти дворовые антагонистки, старухи, сидеть и спорить на этой самой скамейке, покуда Смерть, еще одна старуха, навсегда не приберет одну из них. И тогда оставшаяся, осиротев наконец, поймет, сколь важное место занимала ушедшая в ее жизни...
- Ты, девушка, Евстафьевну слушай, - вмешалась тут в спор товарок Интеллигентка тоном третейского судьи. - Раз Евстафьевна говорит, не возвращался, значит, он таки не возвращался.
Прозвучала ее реплика столь весомо, что спор был немедленно исчерпан. Аристократка оказалась посрамлена - очевидно, далеко не в первый раз. Простонародная победоносно глянула на нее и добила подружку:
- Вот и сидела бы и молчала себе в тряпочку!
Аристократка обиделась, поджала губки и уже готовилась сказать что-то в ответ, после чего спор меж ними разгорелся бы с новой силой, но Татьяна поспешила вклиниться с вопросом:
- А скажите, уважаемые женщины, кто в сорок первой квартире живет - напротив Леонида? - Она все никак не могла забыть хамского амбала в коже в дверях соседского жилья. Может, исчезновение Лени как-то связано с ним?
- А никто там не живет, - вдруг насупилась Простонародная.
- Да? - удивилась Таня. - А я только что видела...
- Тихо, девушка, тихо! - шикнула Интеллигентка и выразительно оглянулась по сторонам.
- В сорок первой квартире у нас, - брякнула Аристократка в полный голос, - расположен публичный дом.
- Тише ты, Марковна! - цыкнула Простонародная. - Чего болтаешь!
- А что? - немедленно запетушилась Аристократка. - Я ведь говорю чистую правду. Вы что же, Элеонора Евстафьевна, собираетесь это оспаривать?
- Я не оспариваю, а только говорю, что не надо болтать с кем ни попадя. Мало ты, Марковна, про этот бардак жаловаться участковому ходила? Мало он тебя попер?
- Не попер, как вы, извините, выражаетесь, а сигнал мой записал.
- Си-игна-ал! - передразнила Простонародная. - Хорошо ты насигна-алила! После твоих сиг-на-алов уж три месяца прошло, а они там, в сорок первой, все равно воют, как кошки мартовские, аж стены трясутся.
- Вот я и говорю, что надо привлечь к решению данной проблемы широкую общественность...
Татьяна не стала ждать, чем закончится дискуссия, и тихо проговорила:
- Спасибо вам, вы мне очень помогли.
Она была уверена, что, конечно, могла бы узнать у наблюдательных старух всю подноготную Леонида, но ее нисколько не интересовала его подноготная, интересно было только, куда он исчез и почему не позвонил. А по этому поводу бабули выдали, кажется, всю имеющуюся у них в заначке информацию. И Татьяна пошла к выходу со двора, а до нее продолжала доноситься перепалка старух:
- Вот я и говорю: надо написать коллективное письмо в газету, мэру, депутату, наконец!
- Депута-ату! Да они все, депутаты, с этой квартиры кормятся! И девок этих етят!..

***

Татьяна вышла со двора на улицу Красных Партизан. Безоблачное настроение, овладевшее ею после победы с концепцией, куда-то испарилось. Незамутненную радость профессионального успеха стали отравлять мысли о странных шорохах в Лениной квартире, о хамских его соседях из тайного борделя, о самом факте необъяснимого Лениного отсутствия.
Итак, вчера, в воскресенье, около двух пополудни, Леонид, одетый по-дачному, уехал на своей машине со двора, и больше здесь его никто не видел. Куда же он отправился? На пляж? Вполне вероятно. Татьяна постаралась припомнить, что Леня говорил ей тогда, в ночь с субботы на воскресенье, когда они расставались. Припоминалось плохо. Она все-таки слегка выпила - на радостях от того, что они поставили последнюю точку в концепции. Да, кажется, Леня что-то такое говорил про пляж. Вроде бы он и в самом деле в воскресенье собирался на природу. И даже Таню с собой звал. Но она не могла: надо было посвятить выходной маникюрше, косметологу, парикмахеру. Леня же намеревался тихо расслабиться и отмокнуть. Кажется, именно так он и выразился: "тихо расслабиться и отмокнуть". Что под этим подразумевалось, Таня тогда, ночью, не уточнила. Может, "отмокнуть" означало "напиться"? Или Леня и в самом деле на горпляж на левый берег Танаиса поехал?
Ну, положим, поехал. Это было вчера. Днем. А куда он делся потом? Познакомился с какой-нибудь девчонкой и завился к ней? Запросто. Леня парень молодой, свободный, пригожий собой. Вполне мог склеить на пляже девчушку. Или познакомиться с парнями - собутыльниками, закорешиться с ними и загудеть. Или, допустим, поехать в публичный дом - в один из многочисленных городских аналогов того заведения, что расположено у него на лестничной площадке. Леня, помнится, не скрывал, и даже от Тани, что пользуется услугами местных проституток. Однажды она подслушала, как он перед Эрнестом Максимовичем восторгается их дешевизной и податливостью. Но... Загулять, конечно, можно, но почему он тогда не позвонил? Загулял до беспамятства? А ведь и такое может быть. Леня производил впечатление парня без тормозов. Хотя за прошедшие три месяца прогулов без уважительных причин за ним не замечалось. Да, он приходил на службу помятый, с красными глазами и перегаром. И, бывало, опаздывал и появлялся только к обеду. Но всегда звонил, что задерживается, предупреждал. Почему же вдруг сегодня, в важнейший день сдачи концепции, исчез без следа и безо всяких объяснений?
Может, и в самом деле познакомился с девушкой, профессионалкой или любительницей, да только та оказалась клофелинщицей, опоила Леньку, обокрала и выбросила помирать на улицу? Или его избили новые знакомцы-собутыльники? Или он просто попал в аварию? Или утонул, и его тело тихий Танаис сейчас медленно выносит в Азовское море?
Из-за этих мыслей день теперь уже не казался Татьяне радостным, праздничным. Открывать шампанское и ехать на пляж ей расхотелось окончательно. Она шла по изнуренной зноем улице Красных Партизан, и ее уже не радовали откровенные взгляды местных ловеласов, раздевающие ее с головы до ног. Она их не замечала: ею овладели новые заботы. Счастье, охватившее Таню после удачной презентации рекламной концепции, оказалось недолгим.
Вдруг зазвонил мобильник. Таня вздрогнула, просияла, лихорадочно запустила руку в сумочку - неужели Ленька?
- Татьяна Валерьевна? - раздался мужской голос. Голос смутно знакомый, но явно не Леонида.
- Да, это я, - настороженно ответила она. - С кем я разговариваю?..
- Глеб Захарович, - откликнулся голос.
Главный заказчик. Пастухов. Президент концерна "Юлиана".
"Откуда он узнал мой телефон?" - пронеслась быстрая мысль. Но спрашивать Татьяна не стала. Какая, собственно, разница? Теперь, когда рекламная концепция "Юлианы" утверждена, все равно пришлось бы сообщить главе концерна номер своего мобильника. А раз Глеб Захарович узнал его сам - ей же проще. И самолюбие приятно щекочет - ведь ради звонка ей великий шеф "Юлианы" отвлекся от бесчисленных хлопот по бизнесу. Поручил кому-то разузнать телефон, самолично, директорскими пальцами, отщелкал ее номер...
- Здравствуйте, Глеб Захарович. Рада вас слышать, - вежливо поздоровалась Таня. - Чем я могу вам помочь?
Она ожидала чего угодно. ГЗ мог попросить ее ускорить работу над сметой рекламной кампании. Или подъехать в офис для обсуждения деталей. Или, что тоже не исключено, барским тоном заявить, что он передумал и от услуг "Ясперс энд бразерс" отказывается. Но шеф "Юлианы" неожиданно спросил:
- Татьяна Валерьевна, вы уже обедали?
Таня взглянула на часы: начало четвертого. А о том, чтобы поесть, из-за всех хлопот, сначала с презентацией, а потом - с поисками Леньки, Таня совсем забыла. Хотя здесь, в Кострове, обед в отличие от Москвы - мероприятие святое. Таня и сама начала принимать пищу строго по режиму, ровно в два. И организм, уже привыкший, что его кормят по часам, обычно около четырнадцати ноль-ноль начинал требовать пищи. Но сегодня - из-за противного Леньки, не иначе - есть ей не хотелось совершенно.
- Нет, я не обедала, - ответила она Глебу Захаровичу.
Хотела добавить, что так увлечена работой над его заказом, что даже поесть забыла, но решила по мелочи не врать.
- Отлично. - Тане показалось, что Пастухов обрадовался. - Тогда пообедаем вместе. В половине четвертого в ресторане "Каравелла" вас устроит?
Татьяну такое предложение не устраивало совершенно. И есть не хочется, и "Каравелла" эта расположена неудобно - на окраине Кострова; и, по большому счету, ей сейчас совсем не до главного заказчика, все мысли непутевым Ленькой заняты. Но отказываться, разумеется, нельзя.
- Конечно, Глеб Захарович, - вежливо ответила она. - Я подъеду.
Нажала на "отбой", еще раз взглянула на часы, вполголоса чертыхнулась. И - уже даже не просто московским скорым шагом, а несолидной трусцой - бросилась к обочине ловить машину. Чтобы успеть к половине четвертого, придется предлагать шоферу как минимум тройную плату.

***

В "Каравелле", самом модном костровском ресторане, Таня еще не бывала, но слышала о нем не раз. Помнится, Эрнест Максимович как-то в приступе квасного патриотизма изрек, что кабак сей даст сто очков любому парижскому "Максиму" или московскому "Пушкину".
- Вам обязательно нужно сходить в нашу "Каравеллу"! - наставляла Таню секретарша Изольда - она взяла на себя добровольную обязанность побыстрее втянуть новую начальницу в местную, костровскую, жизнь.
Но Тане совсем не хотелось туда идти. Во-первых, потому, что ни парижский "Максим", ни московский "Пушкин" ей не особенно понравились: заплатишь сто баксов, а удовольствия получишь на рупь. В ресторанах она ценила не шик, а душевность. Не позолоту на стенах, но скромные интерьеры. Не надменных халдеев, но приветливых официантов. Не "художественное произведение" на тарелке, но вкусную по-домашнему кухню. А уж "шика по-костровски" не хотелось ей тем более. Да и потом - с кем ей идти в пресловутую "Каравеллу"? Не с Эрнестом же Максимовичем!
И она твердо отвечала назойливой секретарше:
- Успеется, Изольда Серафимовна. Еще схожу. Честно говоря, Татьяна не думала, что повод на самом деле появится, но поди ж ты! Не зря любимый отчим, Валерочка, говорит, что очень часто самым грамотным решением оказывается - ждать и ничего не предпринимать, и тогда нужная дверца раскрывается перед тобой сама и без всяких с твоей стороны сверхусилий.
К "Каравелле" Таня подъехала без триумфа - на раздолбанном, ржавом "жигуленке". Конечно, в представительском "мерсе" с Вас-Палычем получилось бы куда эффектнее, но возьмись она вызывать служебную машину, точно бы опоздала. А Таня считала, что лучше явиться на "ржавчине", но вовремя. У них с боссом "Юлианы" не свидание, а деловая встреча, и она ему не подружка, которой по неписаному кодексу полагается опаздывать, а деловой партнер. Поэтому за минуту до назначенного времени, в три двадцать девять, Таня входила в зал.
Глеб Захарович уже был здесь. Восседал, разумеется, за лучшим столиком - в симпатичной нише у огромного окна с видом на все тот же Танаис: единственную, по большому счету, костровскую достопримечательность. "Интересно, приподнимется он, когда меня увидит?" - загадала Таня (она уже привыкла, что местный бомонд хорошими манерами себя не утруждает).
Но Глеб Захарович оказался человеком воспитанным - не только поднялся, но и руку поцеловал, и улыбнулся чарующе, и, отстранив метрдотеля, отодвинул перед ней стул. И первым делом, едва Татьяна уселась, поблагодарил:
- Спасибо, что приехали, Татьяна Валерьевна. Извините, что так спонтанно получилось.
Тут Таня и вовсе едва удержалась, чтобы рот от удивления не разинуть - большой босс (э, как еще назвать местного царька, директора гигантского предприятия?) извинялся за то, что какой-то соплюшке из-за него пришлось срочно ловить машину и всю дорогу умолять шофера прибавить газу?
- Все нормально, Глеб Захарович, - скупо улыбнулась она. И впервые рассмотрела директора "Юлианы" внимательно. То есть не как партнера по бизнесу, а как мужчину. Что ж, он хоть и в возрасте - сороковник, а то и сорок пять, точно справил, - но выглядит вполне достойно. Шевелюра пышная, без проплешин (неужели наращивал?), фигура поджарая, животик сведен к минимуму, лицо загорелое (в солярий, что ли, захаживает?). И костюм почти безупречный - на местных-то боссах, как Таня успела заметить, одежда, пусть и дорогая, вечно сидит мешком. А у Глеба Захаровича - костюм точно по фигуре. И рубашка в тон. Только галстук слегка подкачал - цвет не самый удачный, и узел завязан горбом.


Все книги писателя Литвиновы Анна И Сергей. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий