Библиотека книг txt » Литвиновы Анна И Сергей » Читать книгу Дмитрий полуянов 4(рецепт идеальной мечты)
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Что Вы делаете на сайте?

Качаю книги в txt формате
Качаю книги в zip формате
Читаю книги онлайн с сайта
Периодически захожу и проверяю сайт на наличие новых книг
Нету нужной книги на сайте :(

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Литвиновы Анна И Сергей. Книга: Дмитрий полуянов 4(рецепт идеальной мечты). Страница 1
Все книги писателя Литвиновы Анна И Сергей. Скачать книгу можно по ссылке s
Назад 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Далее

РЕЦЕПТ ИДЕАЛЬНОЙ МЕЧТЫ

Анна и Сергей ЛИТВИНОВЫ


Анонс

В историко-архивной библиотеке произошло похищение века. Исчезло около сотни редких книг и рукописей Журналист Дима Полуянов, друг сотрудницы "исторички"
Нади Митрофановой, явился за сбором "жареных" фактов и предположил, что наводчиком был кто-то из своих, библиотекарей. Вскоре Диму вызвал к себе главный редактор газеты и предложил ему командировку в Америку. Дескать, по сведениям ФСБ, похищенные книги находятся у миллионерши Полы Шеви и с ними работает наш профессор Васин.
Полуянов должен взять интервью у Полы и узнать все про книги. Полуянов просит Надю проследить за сотрудницами библиотеки. В результате этой слежки она едва не погибла, а когда убили ее начальницу, Надя, сняв все сбережения, на крыльях страха полетела в Америку навстречу настоящему кошмару.

Пролог

Он не заметил, что за ним следят.
Ему и в голову не могло прийти, что за ним кто-то может следить.
Да кто он такой, чтобы за ним следили!
Он вышел из метро "Китай-город" (по-старому "Площадь Ногина"). Вышел на Маросейке, наискосок от Политехнического музея, - из того выхода, где аптека.
Не спеша, по-школьному помахивая портфелем, пошел вниз, вдоль Ильинского сквера, в сторону Солянки.
До историко-архивной библиотеки от метро можно было дойти тремя путями. Он каждый день чередовал их.
Однажды он прочитал, что верный способ борьбы со склерозом - выбирать разные пути от работы до дома.
Кроме того, во время ходьбы ему часто приходили в голову разные полезные мысли.
Но сегодня солнце светило так не по-зимнему ярко, что ни о какой работе думать не хотелось. Думалось о чем угодно, но не о работе.
"Вот эта блондинка впереди, в дубленочке и длинных сапогах на шпильке - она ничего. Ножки пряменькие, дубленочка коротенькая, и каблучки так деловито выстукивают: цок-цок-цок. Подойти бы к ней и сказать какую-нибудь чушь. Вот только... Какую чушь? Никогда не знакомился с женщинами на улицах. Не пора ли научиться? Ученикам своим говорю: мол, надо все на свете испытать, а сам - ни разу не знакомился с женщинами на улице. Может, нужно переломить себя - да взять и познакомиться?..
А если она вдруг пошлет? Я ж не "новый русский" в кашемировом пальто. Пальтишко так себе. Да еще и прыщи. Как у старшеклассника. У ученичка моего, Васьки, такие же прыщи... Нет, у него не такие же.
У него их больше. У меня все-таки меньше. Надо же, мне тридцать два года - и прыщи. Это от не правильного питания. И от нерегулярной половой жизни. Следовательно, для того чтобы избавиться от прыщей, надобно жениться. Хотя далеко не факт, что, получая жену, ты приобретаешь регулярный секс и правильное питание.
С моей бывшей я как-то не распробовал ни того ни другого.
Какое счастье, что она от меня ушла. Даже неохота думать, где она, с кем она. Вычеркнул я ее из своей жизни, и бог с ней. Пусть живет с кем хочет. И где хочет.
А что блондинка?
Так и идет впереди, даже чуть вилять задиком стала.
Почувствовала, наверное, мое внимание. Может, в самом деле - познакомиться? Как мои студенты говорят - прикольнуться?..
А от прыщей лучше всего лекарство... Как его... Забыл... Я ж только сегодня подслушал в курилке, девчонки с первого курса обсуждали... Надо же, когда подслушал название, казалось, на всю жизнь запомню...
Простое такое название... Что-то на К или на З... "Кразазин" какой-то... Или "Крабозин"... А может, и "Карамзин"... И вот что теперь прикажете делать? Прийти в аптеку и спросить: "Дайте мне мазь от прыщей"?
Нельзя, будет смех. Все уставятся. Да ведь и мазь дадут нету.
Вообще это, конечно, хамство: тридцать два года, кандидат исторических наук, без пяти минут доцент - а бог награждает тебя прыщами.
Кто-то из японцев - Акутагава, кажется - писал: все, что с тобой случается, это награда, или наказание, или предостережение, или предвозвестие... А что прыщи? Они наградой быть не могут. Значит, наказание?..
Интересно знать, за что? Может, за робость? Или за мастурбацию?..
Или они, прыщи, - предостережение?..
...А блондинка так и цокает впереди шагах в пятнадцати... Но не оглядывается... Неужели я опять упущу женщину на улице? Сколько я за такими шел-шел - а потом упустил... Как было бы хорошо, если бы приняли закон, чтоб каждый человек на улице - в стиле замятинского "Мы" или "Прекрасного нового мира"
Хаксли - носил на себе какие-нибудь плакатики - с описанием самого себя. Или хотя бы нашивки И сразу по ним можно было бы определить: кто есть кто. Я бы себе одну нашивку повесил, что я - кандидат наук.
А другую - что у меня недавно статья в Штатах вышла, о семействе Потоцких, в "American Slavic and East European Review". А третью - что у меня ежемесячный доход более пятисот долларов: зарплата, конечно, ни к черту не годится, но имеются зато три богатеньких ученичка... Вот были бы на мне такие нашивки - любая, глядишь, согласилась бы со мной познакомиться.
А когда она знать не знает: кто я, что я, возьмет и окатит меня холодным взором. И скажет: "Мужчина! Да что вы себе позволяете!.." И пойдет себе дальше. А ты стой как дурак. И все прохожие вокруг улыбаются - в твой адрес".
Он (и блондинка впереди) дошли по Ильинскому скверу от памятника героям Плевны до Солянки - до того места, где раньше был магазин "Колбасы", а теперь новый магазин - "Русский деликатес". Блондинка вроде бы собралась переходить улицу и стала ждать, когда в потоке машин образуется разрыв. Расстояние между ними сократилось шагов до десяти, а то и семи. Он почувствовал холодок в груди и понял, что сейчас он, наверное, подойдет к ней и что-нибудь ляпнет. И вдруг стало нестерпимо страшно, как в детстве перед прыжком головой вниз с пирса. И тут блондинка сама обернулась к нему. Она и вправду была хорошенькой. Она пристально посмотрела на него. Может, сама хочет познакомиться с ним? Или, наоборот, упредить его и сразу послать куда подальше?
Он все шел и шел на нее, стоявшую на месте, и расстояние между ними сократилось, пожалуй, уже до пяти метров.
И тут у блондинки в руке что-то блеснуло. Затем она подняла эту руку и направила на него. Он продолжал по инерции идти, и между ними осталось не более четырех шагов. В этот момент он сообразил, что блондинка держит в руке не что иное, как пистолет, черный и длинный.
Затем рука блондинки слегка дернулась, и в ту же самую секунду что-то легонько ударило его в грудь. "Что за странная манера, - подумал он, - расхаживать по улицам с игрушечным пистолетом. И обращать на себя внимание, стреляя пульками в прохожих".
Однако у него почему-то вдруг закружилась голова.
Он совсем не хотел этого, но был вынужден сесть - прямо на холодный асфальт. Он видел, как блондинка выскочила прямо на проезжую часть, к ней быстро подъехала белая машина, она открыла дверцу и исчезла внутри авто - все было проделано быстро, как в детективных фильмах про мафию. Машина резко взяла с места.
А он по-прежнему сидел на тротуаре. К нему никто не подошел. Все равнодушно и торопливо проходили мимо. Он попытался встать на ноги, но это ему почему-то не удалось. Странно, почему? Никакой боли он не чувствовал. Однако вот в середине груди что-то легонько жгло. Он, сидя, опустил глаза и увидел, что вся грудь его пальто отчего-то залита чем-то красным.
И этой красной жидкости почему-то становится все больше.
Он еще раз попытался встать, но ноги не слушались его. Наоборот, улица опять стала кружиться перед ним, а через секунду он почувствовал, как его голова, которой он почему-то тоже уже перестал владеть, ударилась об асфальт. Еще через секунду он потерял сознание.
И больше в сознание не приходил.
Приехавшей через пятнадцать минут "Скорой" оставалось только констатировать его смерть.

Глава 1

НАДЯ МИТРОФАНОВА

Винтовую лестницу, что вела в хранилище редких книг, в Историко-архивной библиотеке называли "поцелуйной". Узкая, витиеватая, с чугунными ступенями, она осталась от прошлого века. Сохранились и прихотливо-узорчатые перила, и массивные фонари пообочь.
На стене висела гравюра, тоже старинная: пышноусый гусар кокетничает с гризеткой.
Студентам-читателям - основным поцелуйщикам - ход сюда был заказан: директор распорядился повесить кодовый замок. А сотрудницы в библиотеке - дамы воспитанные, на лестницах амуры крутить не будут. Да и не с кем - мужчин в библиотеке всего трое: директор, Задейкин - начальник отдела редкой книги да сторож.
Директор - зануда, старичок-профессор. Задейкин - ученый червь. А от сторожа Максимыча вечно чесноком пахнет.
Надя Митрофанова поцелуйную лестницу терпеть не могла. И ступеньки скользкие, и тетка хранилищная, Нина Аркадьевна, - вредина страшная. Чуть опоздаешь сдать тома - разнос устраивает. Но что делать - каждый вечер приходилось сюда ходить. Правила в Историчке строгие: ровно в девять, после закрытия библиотеки, нужно отволочь в хранилище редкие книги (оставлять их в читальном зале до утра категорически воспрещалось). Издевательство какое-то: несешь тяжеленную стопку книг, да еще и извиваешься вместе с ней по крутым лестничным изгибам. Темно, скользко и страшно.
Один раз Надя таки оступилась, упала, пересчитала боками все ступеньки. Синяков понабивала и сломала каблук на новых туфлях - вся премия на ремонт ушла.
Разозлившись, Надя даже хотела пойти к директору и потребовать для хранилищной лестницы ковровой дорожки и яркого света - да сослуживицы уверили: директор, ревнитель старины, все равно откажется "опошлять раритет". А ей, Наде, из-за "раритета" каждый вечер мучиться. Полумрак, тишина, гусар на гравюре сверкает зубами, ступени скользят и стонут... Того и гляди. Ординатор появится.
В любой, даже в районной, читальне имеется свое собственное привидение. А уж в историко-архивной библиотеке (год основания - одна тысяча восемьсот пятьдесят пятый!) о штатном духе состряпали целую легенду и обязательно рассказывали ее новичкам и гостям.
Впрочем, часть легенды подтверждалась документально.
Надя сама читала полицейские отчеты в рукописном архиве.
Местное привидение называлось Ординатором.
Бедный студент-медик, влюбленный в богачку из позапрошлого века, все надеялся выучиться и выйти в люди. Дневал и ночевал здесь, в Историчке, мечтал об императорской стипендии... Но невеста устала от его обещаний стать модным доктором и пошла под венец с обеспеченным старикашкой. А безутешный ординатор взял и повесился - прямо тут, в библиотеке. Надя своими глазами читала об этой истории - и в "Московских ведомостях", и в полицейских архивах. Даже фотографию ординатора видела - молодой, красивый, бледный... Где именно, интересно, он повесился - вдруг на этой самой поцелуйной лестнице? А что, вполне может быть - вон, под потолком крюк висит...
А дальше уже начиналась мистика. Дух Ординатора, говорили, до сих пор порой бродит по библиотеке. Одет во все черное, а лицо - белее первого снега. Он то показывался в архиве, то забредал в каталоги, то завывал громче лихого ветра на чердаке... Лично Надя никогда Ординатора не встречала - а все равно вечерами, когда вокруг тишь и только Неистребимые мыши попискивают, как-то боязно.
Одна радость - стопка книг сегодня совсем легкая.
"Трутень" 1769 года да худенькая брошюрка Плиского о происхождении рекламы. Даже смешно из-за такой ерунды в хранилище идти. За "Трутнем" профессор Есин все равно завтра с утра снова придет, а Плоский - всего-то 1894 года выпуска, подумаешь, редкость, еще из-за него в хранилище тащиться.
Надя сегодня справлялась одна - начальница зала уехала пломбировать зуб. Молодой библиотекарь Митрофанова всегда стеснялась прогонять профессоров раньше срока и потому избавилась от читателей только в начале десятого - и то сторож Максимыч помог, заглянул в зал, рыкнул: "Але, доценты! Закрываемся!" Надя пошла запирать окна. Возмущенно заметила, что у бегонии (рядом со столом доцентши Крючковой!) опять отщипан лепесток. Вот гадская тетка! Бегония-то только прижилась! Надя бросилась подмазывать пораненный стебель специальным растительным пластилином, замазала, взглянула на часы: божечки, уже полдесятого, а у нее еще книги в хранилище не сданы! Сейчас Аркадьевна ее прикончит! Надя пулей вылетела из зала. Сотрудники уже разбежались, верхний свет был потушен - только аварийные лампочки по стенам мерцали. "Как хорошо, когда тихо!" - Надя быстро шла по коридору и влюбленно вслушивалась в поскрипывание паркета и шелест метели за окном. Уставшая после целого дня работы, общения, шума, она вдруг подумала: "Была бы вся Историчка моей! Безо всяких читателей. Уютно, спокойно..." Она улыбнулась неожиданной глупой мысли. Чего только в голову не придет, когда устанешь...
Вот и коридорчик-кишка. По правой стороне выстроены ящички предметного каталога, а в конце - поцелуйная лестница. Надя сунулась в карман за магнитным ключом-карточкой, а когда подняла глаза.., увидела, что от окна метнулась размытая, страшно черная тень. Ординатор?
- Кто здесь? - звонко крикнула Надя и услышала, что голос ее дрожит.
Никого. Только гудит в темноте вечера вьюга, да каталожные ящики, презрительные и стройные, мерцают медными ручками. Почудилось.
Надя подошла к двери в хранилище, вставила карточку в прорезь замка. Дверь распахнулась, поцелуйная лестница развернулась сталью ступенек... И тут Надя явственно услышала сторожкие, бархатные шаги. Кто-то торопливо шел по каталожному коридору.
- Максимыч, ты? - позвала она. Не иначе сторож примчался на ее первый выкрик.
Тишина. От поцелуйных ступенек веет стальным холодом, гусар с гравюры насмешливо скалит зубы. Надя пулей ринулась вниз по лестнице, ворвалась в хранилище. Нина Аркадьевна, уже одетая, встретила ее недовольным:
- Митрофанова! Опять позже всех?!
- Цв-веты поливала... - пролепетала Надя.
- Давай, расписывайся! - Хранительница раздраженно швырнула ей ручку.
- А наверху там, кажется, Ординатор, - прошептала Надя, расписываясь в сдаче "Трутня" и Плиского.


Назад 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Далее

Все книги писателя Литвиновы Анна И Сергей. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий