Библиотека книг txt » Лимонов Эдуард » Читать книгу Лимонов против Жириновского
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Какой формат книг лучше?

fb2
txt
другой

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Лимонов Эдуард. Книга: Лимонов против Жириновского. Страница 26
Все книги писателя Лимонов Эдуард. Скачать книгу можно по ссылке s

Тотчас же он занялся защитой мелких владельцев нефтеносных участков и атаковал нефтяные тресты, этих «коррумпированных хищников». Очень скоро Лонг сделался кем-то вроде популярного агитатора, мечущего громы и молнии против нефтяных колоссов и правительства, «подельника» больших компаний. И закономерно, что вскоре Лонг бросился на завоевание поста губернатора. В старом «Форде» разъезжал он из одной епархии в другую, и на развилках пыльных дорог, в скверах у мэрий, потный, толстый, красный, импровизировал свои зажигающие анафемы перед собраниями загорелых фермеров-крестьян с заскорузлыми руками. Он ловко наделял злыми прозвищами своих политических противников, назвал одного «индюшачьей головой», другого «пыльной тряпкой». Его любимый лозунг «Каждый человек король, но никто не носит корону».

Его программа? Элементарная: новые дороги, бесплатные школьные учебники, снижение налогов и полная отмена налогов с охотников и рыбаков. Его методы: методы гангстера. Он так объяснял свою технику: «Я хочу придти в каждую епархию и стереть босса (лидера общины, обыкновенно это шериф). Это мне даст 40 % голосов. Что касается остальных, я буду их убеждать». Его стиль «стирания боссов»? Он систематически копался в прошлом своих противников, выискивал предпочтительно грехи против нравственности или доказательства коррупции и запугивал противников тем, что предаст их гласности. Это работало: назавтра он сажал одного из своих людей на место босса. В 1928 году, за год до Большой Депрессии, простые люди, «дворняги» избрали его губернатором штата.

Едва избранному, власть ударила ему в голову. (Точно так же как Владимиру Вольфовичу, избранному в Государственную Думу). Он ходил постоянно вооруженный, окруженный охранниками. Он приказал разрушить резиденцию губернатора, старое здание в типичном южном стиле, под предлогом того, что оно заражено термитами, и велел построить на его месте новое, моделью послужил… Белый Дом. Он одевался во все белое розовый платок в кармане пиджака и красный галстук, «_напоминая_одновременно_клоуна_и_пахана_». Он принимал посетителей, развалившись в кресле, ноги на столе, и обожал вдруг взорваться в припадке гнева. Он подверг жестокой «чистке» аппаратчиков штата, поставив повсюду своих людей. Он приказал выкрасть одного из своих соратников, угрожавшего уйти в лагерь противника, и силой продержал его на пустынном острове некоторое время, перед тем как отпустить достаточно наказанного. Он заботился о своей пропаганде, осуществляя ее с помощью своего журнала «Прогресс» (с подзаголовком «издание, наиболее смешно-ядовитое»), а также с помощью тонн листовок и текстов, каковые были отпечатаны в типографиях, принадлежащих штату, и распространены полицией штата.

Он не выносил ни малейшей критики: несколько несмирившихся журналистов, позволивших себе слегка «поцарапать» губернатора, должны были передвигаться вооруженными. Через СЕМЬ МЕСЯЦЕВ после его избрания, федеральная юстиция выпускает против него БИЛЛ ОФ ИМПИЧМЕНТ, имеющий целью убрать с поста губернатора: ему вменяются в вину использование в личных целях финансовых фондов штата, шантаж, неприличное поведение в публичных местах и прочее. Но за ночь до процесса его подручные будят сенаторов, и пачки долларов в руках, покупают их. Наутро все истцы забирают свои жалобы, и процесс, таким образом, аннулирован. Он продолжает властвовать тиранически над штатом: каждый может быть брошен в тюрьму, выкраден или избит безнаказанно в штате Луизиана. Его обвиняют в диктатуре? «Это не диктатура, — утверждает он, — это превосходная демократия. К тому же, очень трудно различить превосходную демократию и диктатуру». (Либеральный демократ Владимир Вольфович грозящий Лефортово депутату, толкнувшему его в столовой, недалеко ушел от Хью Лонга. Правда, у него еще нет исполнительной власти.)

В то же время Лонг строит дороги, самую современную в Соединенных Штатах тюрьму, мост через Миссисилпи, раздает бесплатно школьные учебники, создает вечерние курсы для неграмотных. Все это, хвастается он, без того, чтобы повысить налоги «маленького человека» даже на один цент, но облагая налогом крупные нефтяные компании. «Маленькие люди» — «дворняги» — считают его героем. Другие отмечают, что все его действия — только пыль в глаза, что он ничего не сделал для того, чтобы увеличить заработную плату, поддержать профсоюзы, пенсионеров, безработных, подростков, эксплуатируемых хозяевами и т. д. Но его вознесение к власти продолжается: в 1930 году он избран сенатором.

Как раз в это время Америка вошла в Большую Депрессию. Хью Лонг поддержал Рузвельта на президентских выборах 1932 года, но затем атаковал его под предлогом, что «Нью Дил»[26 - «Новое Дело».] последнего — недостаточно радикальная программа выхода страны из депрессии. Лонг сходится с отцом Кофлином, радиопроповедником, полусумасшедшим (Жириновский сходится с Кашпировским) и вдвоем они бросают программу «Нэкст Дил»,[27 - «Следующее Дело».] которую Лонг прозвал «Разделим наше богатство». Идея, объяснял он, пришла к нему от приятеля, каковой цитировал ему отрывок из Библии. В его программе: запретить личные капиталы свыше 3 миллионов долларов, раздать неимущим семьям от 4-х до 5-ти тысяч долларов, чтобы те могли иметь собственные дома, машины, радио; платить пенсии тем, кому свыше 65 лет, установить минимальную зарплату в 2.500 долларов в год, уменьшить рабочие часы, платить «живыми» деньгами, а не чеками пенсии ветеранам войны; а из оставшихся денег заплатить стипендии учащейся молодежи. По всей Луизиане, а затем и по всей Америке возникли клубы сторонников «Нэкст Дил».

Происходит, однако, в августе 1933 года знаменитый эпизод в Сэндс Пойнт, заставивший сплетничать о нем всю Америку; как-то вечером в клубе, Хью Лонг, пьяный «в доску», отправился в туалет. Но какой-то тип перед ним занимает единственный унитаз… без стеснения Хью Лонг писает ему между ног… Следует удар по физиономии, у Лонга подбит глаз, скандал! Инцидент проходит по первым страницам всех газет. Высмеянный Лонг делает вид, что это была попытка покушения на его жизнь, кричит, что Уолл-Стрит хочет его головы, публикует в более чем миллионном количестве экземпляров свою версию инцидента и даже… пишет письмо Аль Капонэ в тюрьму, обещая ему свободу, если тот признает что это он заказал покушение…

Хью Лонг видел себя уже в Белом Доме в Вашингтоне. После Рузвельта он был самым популярным человеком в стране. Он объявил, что едва избранный, он назавтра объявит вне закона обе партии, республиканскую и демократическую, и что он будет властвовать четыре президентских срока подряд как «диктатор страны». Но 8 сентября 1935 года в Капитолии города Батон Руж в Луизиане молодой человек в очках стреляет в него в упор. Охранники Лонга тотчас поражают его 61 пулей, но Хью Лонг умирает через два дня. Впоследствии выяснилось, что отец убийцы, окружной судья, пал жертвой Лонга и его методов правления.

Такова поучительная история юриста Хью Лонга.



Очень похоже, не правда ли? Алма-Ата, конечно, побольше Виннфилда, но тоже на юге, в далекой провинции, далеко от столицы. Юноша из многодетной простой семьи, также шестой ребенок! тоже диплом в 24 года. Правда, история Жириновского затянулась во времени, но в конце концов в ней появляется старый «Москвич» (эквивалент старого «Форда») и если не в скверах у мэрий, то в очередях в кинотеатры, на обочине чужих митингов импровизирует Жириновский свои зажигающие анафемы.

Конец истории Владимира Вольфовича зависит не от него, но от избирателей, от читателей этой книги.

Безусловно, есть и различия в этих двух характерах. «Наш» Жириновский еще хлеще американца. У Лонга не было периода еврейского активизма в его биографии. То есть, если случай Лонга, можно сказать простой, то Жириновского — усложненный.

Наглый Лонг да, нагло утверждал, что превосходная демократия неотличима от диктатуры, был гангстером, но мазохизма за ним не замечено, в то время как Владимир Вольфович полуеврей обнимается с Герхардом Фреем (лидер партии Немецкий Народный Союз), ветераном Вермахта, или принимает у себя Джеймса Уоррена, американского теоретика антисемизма. Председатель «Лиги Защиты Христиан» (из Луизианы, кстати говоря! где Хью Лонг был губернатором). Уоррен, — автор книги «Страна СОВ». СОВ расшифровывается как Сионистская Оккупационная Власть.[28 - Цитирую по изданию «Страна СОВ» Джеймс К. Уоррен, Москва, «Палей», 1991.] Я приведу здесь пару отрывков, снимая с себя всякую ответственность за текст мистера Уоррена. Приведу для того, чтобы стало понятным, до какой степени Владимир Вольфович, мягко говоря, странный человек.



«Паутина тайных козней назначена ослабить людей. Так паразитические черви ослабляют — и в конечном счете убивают овец. И в то же время детей наших гонят в кошерный котел».


Или вот из «Эпилога»:



«…Совсем крошечное, но губительное меньшинство (скажем: около 3 %) влечет ее (демократию) к смерти. Число Антихриста — 666. У звезды Давида 6 углов, 6 треугольников и 6 вершин. Поскольку Америка шествует путем Рима, белая раса вступила в сумерки своего существования. Должны же мы, в самом деле, ясно понять то, что этот странный знак предвещал с самого начала. Без помощи вашей — воистину — конец.»


Заметка о встрече с Уорреном в «Соколе Жириновского» № 3 озаглавлена «Встреча с хорошим человеком». Заканчивается заметка так:



«Гость из США не смог подарить председателю ЛДП литературу издательства, которое он возглавляет. Весь багаж его странным образом «затерялся» в аэропорту Шереметьево».


Так что Владимиру Вольфовичу пришлось ограничиться устным пересказом идей Уоррена. Интересно, а с Эйхманом, тем самым, которого израильская разведка выкрала и его казнили потом в Израиле за преступление геноцида, предположим, если бы он был жив, Владимир Вольфович тоже бы встретился, а «Сокол» (о, ехидный Жариков!) опубликовал бы заметку «Встреча с еще одним хорошим человеком»?

«Ненормально все это», — скажет нормальный человек и будет прав. Даже если Владимир Вольфович всерьез считает себя «ультранационалистом» и правым лидером, вовсе нет необходимости бывать в такой компании. Его явно тянет к этой публике. Что вас тянет к ним, Владимир Вольфович? Вы мазохист? Даже если вы не хотите сегодня из политических соображений признавать еврейскую половину себя, зачем же такие крайности? Или бывая в компании подобных людей, Жириновский пытается отмыть с себя папу Вольфа? Но это же детские надежды. Ведь появится не один Барух Гур и в Москве, и в Израиле, и повсюду, люди, с которыми вы вместе участвовали в еврейском движении, заговорят и говорят. На что вы надеетесь? Впрочем вы уже бросили «Маарив», что «я никогда не скрывал, что мой отец был евреем». Да хоть японцем, Владимир Вольфович, да хоть в японском движении, но зачем же лгать? Ведь президент России нужен как минимум честный.

Всегда, когда мне приходится иметь дело с еврейской темой, я чувствую себя на скользкой почве. И сама эта тема практически табу, и подходы вокруг нее заминированы. Свободно говорить здесь невозможно. А жаль, ибо никаких расистских убеждений у меня нет.

Я трезво и холодно, без эмоций, способен рассуждать о национальных характерах: есть арабский национальный характер, русский, японский, еврейский национальный характер. _Жириновский_понятен_только_в_контексте_еврейства._В_коллекции_русских_национальных_типов_таких_нет_. Зато находим таких среди героев Бабеля или даже Шолом-Алейхема. Тип Жириновского — это часто встречающийся тип «мешугена» — эксцентрического еврея.

«Мешуген» не значит прямо-таки сумасшедший или безумный. В быту, в еврейских местечках в Белоруссии «мешугенами» называли эксцентричных, часто талантливых, артистичных типов. Артистичных до карикатурности. Но Владимир Вольфович все время загибает в карикатуру.

Я в моей жизни встретил немало эксцентричных «мешугенов». В 70-х годах в Москве на Луковом переулке (недалеко от Рыбникова!) жил художник Виталий Стесин. Среди других странностей: он ходил летом в меховом пальто, и приклеивал свои уши к черепу клеем БФ. Он считал, что неприклеенные уши у него торчат. Однажды, сковырнув прыщ, он получил заражение крови и чуть было не отдал богу душу. Спас его наш общий приятель доктор Олег Чиковани, случайно обнаруживший «мешугена» в горячечном жару. Тот наотрез отказывался от врача, и Чиковани силой отвез его на «скорой» в больницу. Немножко «мешуген» израильский журналист Робер Давид, — пусть он меня простит, этот талантливый человек. В Париже живет художник Вильям Бруй, эмигрировавший из России с четверть века назад. Одно время он щеголял в бейсбольных брюках до колена, да и сейчас, хотя ему под полтинник, носит свою коллекцию азиатских халатов, и способен одновременно гулять в ковбойской шляпе, во фраке и белых джинсах. «Мешугены», как правило, люди творческие и талантливые. Странные только. Тот же Вильям Бруй долгое время брил себе волосы надо лбом. Видок у него был тот еще. Сам он, по-своему, объяснял мне, что волосы он бреет потому что попал некогда в автокатастрофу, но меня он не убедил. В Нью-Йорке был у меня товарищ, Валентин Пруссаков. Я о нем писал е статье «Извращения Национализма», в первой ее части. Чтобы не повторяться, — цитирую.



«Еще один идеолог подполья — Валентин Пруссаков — автор книги «Оккультный Рейх». /…/ Пруссаков был в 1975–1980 гг. моим другом и соавтором нескольких написанных вместе политических документов. (Например, «Открытого письма Сахарову», пересказ его напечатан был в 1975 году лондонской «Таймс»). Пруссаков сидел против меня за корректорским столом нью-йоркской газеты «Новое Русское Слово», у нас были общие идеи в ту пору. (Кстати говоря, это Пруссаков выведен у меня в романе «Это я — Эдичка!» под именем Альки, Александра. И его же можно найти в нескольких рассказах под именем Львовского. /…/ Впоследствии дороги наши разошлись. Пруссакова изрядно помяло жизнью за эти годы, и, может быть, закономерно он ударился во все тяжкие. Я с остолбенением обнаружил его уже в качестве чуть ли не идеолога гитлеризма в России. /…/ для меня важна не национальность человека, но его духовная раса, однако не могу удержаться от возгласа изумления: Валентин, вы же полуеврей, как вы увязываете свои новые убеждения со своей совестью?! И что говорит ваша старая мама, насколько я понимаю, она еще жива».


Все книги писателя Лимонов Эдуард. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий