Библиотека книг txt » Лимонов Эдуард » Читать книгу 316, пункт «B»
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Какой формат книг лучше?

fb2
txt
другой

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Лимонов Эдуард. Книга: 316, пункт «B». Страница 8
Все книги писателя Лимонов Эдуард. Скачать книгу можно по ссылке s

— Дорогой Дженкинс, я даже знаком с автором этого анекдота, он же автор многих других анекдотов о Президенте. Молодой человек — мелкий клерк, работающий для нового Белого дома. Вполне симпатичный. — Турнер ухмыльнулся. — Анекдот представляет меня скорее в выгодном свете, как человека, готового претерпеть физические страдания ради блага доверенного ему Департмента.

— Я бы на вашем месте все-таки этого малого из Вайт-хауза убрал. Ироническое отношение к главе правительства — первый шаг к измене. — Дженкинс налил себе в бокал минеральной воды и ложечкой тщательно помешал воду, чтобы исчезли пузыри. Турнер заинтересованно проследил за этой странной операцией. — К тому же, — продолжал Дженкинс, — подобные анекдоты представляют массам искаженный образ Президента, тем самым причиняя ущерб механизму управления страны. Вы не находите? К тому же вы и я знаем, что имидж «Президент-дантист» не соответствует действительности. Наш Президент был профсоюзным боссом разных калибров с самого начала своей политической карьеры. Как глава могущественного Профсоюза «White collar workers»,[22 - Профсоюз «белых воротничков», т. е. высококвалифицированных инженеров (англ.).] он и попал в конце концов к кормилу власти. Мы это знаем, но чернь продолжает упорствовать в удержании другого насмешливого имиджа — Президента-дантиста. И это нехорошо, Турнер.

— В то же время я не вижу никакой непосредственной опасности. Вы не можете переделать психологию масс, Дженкинс. Они подсознательно стремятся вышутить всякую власть. Это возвращает им потерянное в борьбе с этой властью чувство собственного достоинства.

— Мы должны переделать их психологию, Том. «Мир должен быть управляем».

Услышав знаменитую фразу, Турнер поморщился. Не обращая внимания на неудовольствие Турнера, Дженкинс продолжал:

— Мы должны в ближайшие годы создать наконец идеально уравновешенное общество, регулируемое самыми прагматическими законами. Иначе человек погибнет как вид. Мы уже находились почти на грани гибели в две тысячи седьмом году не из-за того, что у нас были действительные разногласия с великой коммунистической демократией, Турнер, но из-за взаимного непонимания. Мы, американцы, не понимали природу русской силы и натворили массу ошибок, едва ли не фатальных! Психология масс должна быть переделана. Их отношение к власти должно быть иным — не как на враждебную силу должны смотреть на власть массы, но как на отечески управляющую заблудшими детьми, строго указывающую дорогу. Массы — дети. Человек — вечное дитя, нуждающееся в опеке. Ни одна сфера жизнедеятельности человека не должна остаться вне контроля государства. И мой Департмент контролирует сексуальную жизнь миллионов. Ваш Департмент, Турнер…

— Мой Департмент, — маленький Турнер улыбнулся, — Сол, мой Департмент контролирует другие виды физической активности. Иногда я вам завидую, Дженкинс, у вас такая bloody[23 - Кровавая. Употребляется как слово-паразит, чтобы подчеркнуть резкость речи (англ.).] романтическая работа…

— Я что-то вроде повивальной бабки наоборот, — вдруг неожиданно согласился Дженкинс и отпил окончательно уже негазированной воды.

— Зачем вы так с ней… с водой? — поинтересовался Турнер. — Невкусно, наверное.

— Отвратительно невкусно, — согласился Дженкинс. — Но полезно. У меня, знаете, старые распри с моим желудком, вернее, с тем, что от него осталось.

Турнер уважительно кивнул.

— Ну что, займемся мелкими бандитами? — спросил он Дженкинса, поглядев на все время вспыхивающие красным в полутьме ночного кабинета часы.

— Займемся мелкими бандитами, — согласился Дженкинс и, поманипулировав кнопками дистанционного управления, сменил застывшую на протяжении последних десяти минут фотографию главы секты сынов солнца — черного Мкамбы Даргаля на другое видеодосье.

Здание-сарай, окрашенное в грязный какао, затем старая кирпичная стена, затем внутренность гигантского асфальтового двора.

«Ошэн-парквэй, номер две тысячи триста пятьдесят один, — комментировал голос ведущего Кэмпбэлла. — «O'Rurke Demolishing Limited» — организация-прикрытие криминальной семьи О'Руркэ. Их штаб-квартира и главная база. Сорок гарбич-траков, три вертолета. Семья основана старшим О'Руркэ в тысяча девятьсот семьдесят девятом году по типу сицилийских криминальных семей, структура мафиозная. По нашим подсчетам, активных солдат в организации около трехсот пятидесяти. Глава — старый Дункан О'Руркэ».

Дункан О'Руркэ на видео, в шляпе из соломки, с неестественно красным лицом, шел на Дженкинса и Турнера, беседуя с темноволосым юношей. «Виктор О'Руркэ. Наследник престола», — пояснил голос Кэмпбэлла.

— Помните, Дженкинс, в семидесятые годы был такой фильм «Крестный отец». Милый юноша вполне мог бы исполнять главную роль.

— Не видел фильм. Не помню, — сухо заметил Дженкинс. — Милый юноша — bloody монстр. Подозревается в Kidnapping[24 - Похищение (англ.).] и убийстве моего человека — Роя Вильямса — ученого-социолога. Именно поэтому мы и обратили внимание на компанию О'Руркэ. Как вы понимаете, обыкновенно мы не вылавливаем мелких бандитов, это занятие для ленивцев из F.B.I. — В голосе Дженкинса прозвучали брезгливо-оправдательные нотки.

Заговорил Турнер:

— У нас в архивах оказалось очень мало материалов на эту компанию, Сол. Однако в С-дивижен мы обнаружили интересные данные. Может оказаться, что семья О'Руркэ специализируется на похищениях ученых. Во всяком случае, в шести (!) случаях похищений в делах фигурируют так или иначе люди О'Руркэ. Разумеется, не самые главные, если бы так, мы давно бы взяли банду за горло, увы, не папа и не сын О'Руркэ, но люди третьего ряда…

— Я был уверен, что за серию последних kidnapping ответственна хорошо замаскированная политическая организация. — Дженкинс удивленно посмотрел на Турнера. — Разве только остается предположить, что семья О'Руркэ, кроме бандитизма, занимается и политическим терроризмом. Может такое быть, Турнер?

— Ничего не могу сказать. — Турнер встал и прошелся вдоль стола, сунув руки в карманы. — Чем мы занимаемся Сол, а? Два старых льва, мне кажется, мы достойны лучшей участи, Сол…

— Может быть, ты хочешь выпить, Том? — спросил Дженкинс.

— У тебя что, есть бар?

— Есть. Для гостей. — Дженкинс вышел из-за стола и, подойдя к казалось бы совершенно гладкой белой стене, нащупал пальцами невидимую Турнеру кнопку и нажал ее.

Стена лениво разъехалась и обнажила несколько квадратных метров бара, включая рефриджерейтор за прозрачной пластиковой стеной. Рефриджерейтор был набит бутылками с минеральной водой.

— Виски? Коньяк?.. Только обслужи себя сам…

«Хитрый старый черт, — думал Том Турнер, сооружая себе дринк. — Ему хочется задержать меня еще на четверть часа. Я не удивлюсь, если после коньяка он раздвинет противоположную стену и предложит мне набор голых красоток». Коньяк, однако, у Секретаря Департмента Демографии был отличный, французский, и Турнер, благодарно почувствовав нежность к старому Дженкинсу, присоединился к нему, глядящему в окно на Пятую авеню. У бронированного автомобиля, стоящего на углу 82й улицы, двое агентов курили сигареты, нарушая устав охранной службы. Свет прожекторов, обшаривающих небо, создавал на Пятой авеню у Департмента Демографии отдельную атмосферу спектакля, освещенной сцены, в то время как жилые кварталы города — глубины 82й и 83й улиц, насколько мог увидеть Турнер, были погружены в кромешную тьму.

— Курят, — с сожалением заметил Дженкинс.

— Молодые люди. С удовольствием хотят себя разрушить. Полны любопытства, не верят еще, что они уязвимы… Послушай, Сол, ты думаешь о смерти, разумеется, как и все мы…

— Нет, — Дженкинс, повернувшись к Тому Турнеру, ядовито усмехнулся. — С моей репутацией я не имею права думать о смерти. Для населения моей страны я — зловещий язвенник, при помощи силы воли могущий дожить до ста лет, человек без чувств, машина, слепо преданная идеям демографии. Я никогда не думаю о смерти, Том, нет…

— Оставь этот bullshit[25 - Бычье говно (англ.).] для населения страны, Сол. Как бравый старик бравому старику, скажи мне честно, часто ли ты думаешь о смерти. Я — я думаю о ней очень часто. Каждое утро, Сол…

— Разумеется, я думаю о смерти, Том. Но я занимаюсь смертью очень коротко, несколько мыслей, и все. Анализировать свою прошлую жизнь, пытаясь понять собственное значение и место в мире, — неразумная трата времени. Я верю в Сола Дженкинса, он знает, что он делает. — Дженкинс рассмеялся сухим дробным смехом. — Том, ты брюнет, поэтому ты романтик, поэтому ты озабочен чувственной стороной жизни. Ты густ, Том, ты хмур. Я — вылинявший блондин, тихое бесцветное дитя севера, хладнокровный уродец с большим черепом, и я — ноль на шкале плоти. Мы — разные. Поэтому ты возглавляешь Романтичное и Чувственное Агентство Национальной Безопасности, а я Безличный и Сухой Департмент Демографии. Услышав титул: «Департмент Демографии», разве тебе не мерещатся сушеные кузнечики и скелеты динозавров, Том?

— Отдел Уничтожения твоего Департмента, однако, не назовешь неромантичным. Рассказывают ужасные истории… Готические ужасы.

— Да, именно в Отделе Уничтожения собрались все романтики моего Департмента. И не кто иной, как я, способствовал этой концентрации, — голос Дженкинса звучал иронически и уверенно. — Но что же мы будем делать с О'Руркэ, Том?

— Ты подозреваешь, что они убрали твоего парня, Вильямса, и поэтому ты хочешь их прихлопнуть. Но, насколько я понимаю, у тебя нет доказательств, Сол.

— А что сделал бы ты, Том, если бы у тебя убрали твоего лучшего теоретика, парня тридцати шести лет, во цвете сил и таланта? Я его школил в надежде, что, когда я уйду, он займет мое место. Нет доказательств. Для суда у меня нет доказательств, но я не собираюсь тащить банду О'Руркэ в суд. Виктор О'Руркэ убрал Роя Вильямса как соперника, возможно, даже не понимая, кого он убирает. Соперника в постели актрисы Шелли Смиф.

— Понятно. — Турнер задумался. — Насколько я понимаю, ты хочешь моей поддержки в этом деле. Ты хочешь, чтобы я поддержал тебя завтра на заседании Совета Внутренней Безопасности?

— Да, Том. Разумеется, я могу дать своим романтикам приказ, и завтра утром от семьи О'Руркэ останется меньшая половина, но Президент, Том? Мне стоило больших трудов успокоить его после дела Гранта. Наш милый Бакли во всем видит покушения на его Верховную президентскую власть, к тому же ты знаешь, Том, что говорит прекрасное население нашей прекрасной страны о невиданных аппетитах властолюбивого монстра Дженкинса, о его ненасытной жажде власти. Президент верит в этот вздор, потому что хочет в него верить…

— О'кей, Сол, я поддержу тебя. — Том Турнер допил коньяк и, не зная куда девать пустой бокал, поставил его на девственный стол Дженкинса. — Поддержу. Однако твоего увлечения бандой старомодных гангстеров не понимаю и не разделяю.

— Не разделяй, но поддержи. — Дженкинс удовлетворенно зажег консоль, и отец и сын О'Руркэ опять пошли на секретарей, весело беседуя.



Было 2.20 ночи, когда Сол Дженкинс добрался наконец до своей спальни, скрытой, по его желанию, в стене кабинета. В сравнении с необозримым пространством офиса спальня казалась тюремной клеткой с кроватью и книжной полкой, без окон и с одной дверью, ведущей в неожиданно скромную ванную комнату. Только душ, раковина и узкое окно, выходящее в то, что осталось от Централ-парка. Сол Дженкинс любил спать в крошечной спальне и не выносил ванных.

Дженкинс снял пиджак, и под пиджаком поверх рубашки оказался перепоясан ремнями, поддерживающими под мышкой кобуру револьвера. Не доверяя никому, по праву считая себя самым ненавидимым человеком в стране, Дженкинс предпочитал всегда иметь под рукой старый верный кольт-38. Против серьезных неприятностей кольт, конечно, не убережет, но достоинство с кольтом возможно сохранить. «Что бы сказал Том Турнер, если бы знал, что даже во время встречи с ним его друг Сол согревает собой кольт-38?..» Дженкинс снял с себя сбрую и, присев на узкую простую кровать, стал снимать башмаки. Затем Дженкинс, вздыхая, повесил свою одежду в раздвижной шкаф в стене своей «тюремной камеры» и, сняв последние остатки одежды — носки и трусы, натянул на бледное сухое тело длинную серую трикотажную рубаху, пижамы Дженкинс ненавидел. Выключив свет, Дженкинс, вздыхая, улегся в постель. Устроившись на спине, заложив, руки за голову, Дженкинс еще немного повздыхал, потом улыбнулся в темноте. Дженкинс представил себе лицо мамочки Президента — Джудиф Бакли: узкие старушкины губки сложены в жеманную улыбочку. «Ханжа Джудиф!» — с неприязнью подумал Дженкинс, вспоминая свой последний визит в семью Президента в Мэмфис, Хенесси. Джудиф Бакли пригласила Секретаря Департмента Демографии на свое восьмидесятипятилетие исключительно из ехидства и любви к сомнительного качества шуточкам. «А теперь, господа, я предлагаю тост за человека, на котором покоятся наши надежды на счастливое будущее человечества, на организатора и главного планировщика этого будущего мистера Сола Дженкинса — автора закона, согласно которому все граждане, достигшие шестидесяти пяти лет, подлежат уничтожению, а тела их сожжению за счет государства в государственных крематориях». Даже розовенький Том — Президент не выдержал. «Ну, мам!» — воскликнул он. Джудиф Бакли улыбалась, а гости и слуги с ужасом поглядели на невозмутимого Дженкинса, спокойно размешивающего в бокале свою минеральную воду.

Дженкинс вдруг встал, зажег свет в спальне, нажав кнопку, вышел в темный ангар офиса и, не зажигая там света — только с Пятой авеню сквозь гигантские окна неутомимые прожектора поделились косвенным сиянием с кабинетом Дженкинса, — прокрался за стол. Взяв пульт управления консолью в руки, Дженкинс «порылся» в досье семьи О'Руркэ и выбрал фотографию Дункана О'Руркэ. Цвет носа О'Руркэ повествует о его пристрастии к дешевым сортам ирландского виски, но эта деталь исключительно индивидуальна и не должна интересовать Дженкинса. Это можно было объяснить также тем обстоятельством, что Дункану О'Руркэ в юном еще возрасте не раз давали по носу кулаками.


Все книги писателя Лимонов Эдуард. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий