Библиотека книг txt » Лимонов Эдуард » Читать книгу 316, пункт «B»
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Что Вы делаете на сайте?

Качаю книги в txt формате
Качаю книги в zip формате
Читаю книги онлайн с сайта
Периодически захожу и проверяю сайт на наличие новых книг
Нету нужной книги на сайте :(

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Лимонов Эдуард. Книга: 316, пункт «B». Страница 28
Все книги писателя Лимонов Эдуард. Скачать книгу можно по ссылке s

— Сдаю вас лейтенанту. Оказывается, вы политический преступник, — сказал Вилкинсон, чтобы что-то сказать. Незапланированная церемония прошла скомканно: в служебной части «приемника», в кабинете Вилкинсона, уставленном пластиковой мебелью, Лукьянов тупо глядел на мебель, вспоминая. Потом нашел: такая же была в смертельной столовой, где старики вкушали отравленную пищу.

Молча, Тэйлор, солдаты и Лукьянов между ними вышли и сели в автомобиль. И при общем молчании покатили.



Президент Российского Союза прибыл в посольство точно в назначенное время. Кое-как отвязавшись от разочарованных директрис и инструкторов колледжа, отказавшись от участия в банкете в свою честь, сославшись на различие во времени между Советском и Нью-Йорком, на jet lag,[63 - Нарушение биоритма организма после длительного путешествия в самолете (англ.).] Президент укатил.

— Не ожидал увидеть вас здесь, Секретарь, — сказал Президент не для Турнера, но для людей Турнера, среди которых мог оказаться информатор, — но рад встрече. Как поживаете, сэр?

Шестопалов послушно перевел. Лиза Вернер с любопытством выглядывала из-за Президента. Лиза была тихой от обилия впечатлений.

— Поживаю как шеф Агентства Национальной Безопасности страны, в которой только что убили Президента, — со вздохом констатировал Том Турнер и добавил: — Господин Президент.

— Сочувствую. — Кузнецов сделал постную мину и навис над Турнером, вплотную приблизившись к нему. — Можем воспользоваться встречей и потолковать за чашкой кофе, раз уж я вас встретил, с глазу на глаз, а?

— Не против, господин Президент, всегда с удовольствием, — ограничился Турнер любезностью.

«С глазу на глаз» означало все же присутствие переводчика русского Президента. Сегодня эту роль исполнял молодой мистер Шестопалов, личный секретарь Кузнецова. Турнер знал из досье Шестопалова о пристрастиях его к Дженкинсу.

Кузнецов жестом хозяина повернулся и открыл перед Турнером дверь, ведущую в малый салон посольства.

— Just a moment,[64 - Минутку, подождите (англ.).] господин Президент. — Турнер остановился и обратился к сопровождавшему его Максу Стирберу: — Translate it, please,[65 - Переведи это, пожалуйста (англ.).] Макс… Я хотел бы воспользоваться своим переводчиком. Мистер Шестопалов прекрасно знает английский, но я привык к Максу, он оставляет мне время на размышление. Если вы не возражаете, мистер Президент? Если мистер Шестопалов меня извинит?

«Старая гадюка, алкоголик опухший», — подумал мистер Шестопалов, но сладко улыбнулся.

Турнер, Президент и переводчик вошли в малый салон посольства и уселись в кресла. Лиза Вернер было рванулась за ними, но Шестопалов твердо удержал ее за локоть. «Нельзя…»



— Страшное несчастье постигло американский народ, — Кузнецов большой розовой ручищей захватил чашку с кофе, — но вы мужественный народ и, разумеется, переживете эту лихую годину. Насколько я понимаю, от старого срока у бедного Бакли оставались всего четыре месяца. Следовательно, таков и срок полномочий вице-президента Паркера. А потом будут выборы…

— Да, и Паркер не выиграет, он слишком непопулярен. Думаю, даже его собственная партия выставит другого кандидата.

— Если бы вы согласились, Том, выставить свою кандидатуру, американцы предпочли бы вас. Вы самый могущественный человек в стране.

— Вы забыли о Дженкинсе, — Турнер вздохнул. — Он оттягал у меня даже расследование убийства Президента. Несмотря на то что это несомненная работа для Агентства Национальной Безопасности.

— Кажется, он уже нашел виновных. Ваше телевидение показало короткие интервью с ними в вечерней программе.

— Взял первых попавшихся… — устало, как бы смиряясь со злом, сказал Турнер.

— Как Президент дружественного государства я лично заинтересован, чтобы справедливый выбор восторжествовал.

— Я не намерен выставляться. — Голос Турнера звучал мрачно.

— Насколько мне известно, республиканская конвенция состоится двадцать шестого августа. Скажите своим коллегам… кстати, сообщите им, что Российский Союз сделал свой выбор: заказ на автомобили для нашей милиции получит Детройтская корпорация автомобилестроителей, в случае… в случае, если республиканская конвенция назовет своим кандидатом вас, Турнер. Вы видите, мы симпатизируем вам открыто… Том.

— Дженкинс — серьезный противник.

— А вы уверены, что он захочет выставляться?

— Захочет? Да это старое полено горит желанием, пылает. Ему нужна неограниченная власть. Сейчас его слегка стесняем мы, сенат, но когда он получит президентское кресло…

— У вас, однако, есть силы, которые его не любят.

— Четыре пятых страны ненавидит его.

— Так как же он собирается выиграть выборы?

— Боюсь, что Дженкинс не захочет выборов. По нашим сведениям, есть опасность того, что вскоре он объявит чрезвычайное положение. И тогда обойдется без выборов.

— Хм. — Кузнецов встал, потом сел. — Вы уверены, что он решится на это? В стране с мощными демократическими традициями?

— О, мистер Президент… У нас есть и другие традиции…

— Пусть так. — Кузнецов задумался. Переводчик ждал. Ждал и Турнер, глядя то на Кузнецова, то на переводчика. — Пусть так, но все же есть смысл объявить вашу кандидатуру. Это даст демократическим силам в стране надежду на лучшую судьбу для Америки, чем оказаться под башмаком аскета.

Турнер подумал, что этот розовый увалень совсем не увалень. Ловкая формулировка «под башмаком аскета» свидетельствовала о глубоком понимании Дженкинса русским Президентом. Главное в Дженкинсе именно и был аскетизм. Аскетизм руководил всеми начинаниями Дженкинса. И привел его к отрицанию жизни.

— Вы меня уговорили, Президент, — внезапно заявил Том Турнер. — Я объявлю о своем желании послужить Америке на высшем государственном посту.



Секретарь Департмента Демографии стоял у окна. Прошел еще один дождь, и за окном был виден окропленный дождем Централ-парк. Поздние сумерки облиловили его, размыли очертания деревьев и кустов. Несмотря на все ухищрения «бульдогов», армейскую охрану, подумал Дженкинс, он никогда не дал уговорить себя закрыть окна пуленепробиваемыми стеклами. Любой профессиональный стрелок мог поразить самого ненавидимого в стране человека, если бы стрелял из Парка. Но, очевидно, врагам Дженкинса и в голову не приходило, что можно избавиться от него сравнительно простым способом. «А может быть, у меня не осталось достойных врагов?» — предположил Дженкинс.

Постучав и не дожидаясь ответа, вошел Кэмпбэлл.

— Сэр, лейтенант Тэйлор доставил арестованного. Ждет указаний.

— Пусть подымают его сюда. Я давно хочу взглянуть на него.

— Он похож на вас, сэр, — тихо сообщил Кэмпбэлл.

— Вот и поглядим.

Кэмпбэлл вышел.

Дженкинс распустил узел галстука и только теперь почувствовал усталость. День похорон Президента был позади. Никаких особенных срывов не произошло. Вдова и вдовствующая мать покойного вели себя пристойно. Дженкинс ожидал, что мать Президента может устроить истерику и заорать что-нибудь вроде «Убийца!», вцепившись в Дженкинса. Но старуха оказалась умнее. Она только бросала время от времени в сторону Дженкинса ненавидящие взгляды.

— Можно, сэр? — Кэмпбэлл стоял на пороге кабинета.

— Входите!

За Кэмпбэллом вошел лейтенант Тэйлор, отсалютовавший боссу и щелкнувший каблуками сапог. Затем — безвольно-безразличный ко всему Лукьянов в черной трикотажной шапочке и два сержанта. Следом появились два «бульдога» и встали по одному на створку двери, сзади всех.

Секретарь Департмента Демографии приблизился к группе и с любопытством поглядел на двойника.

— Снимите шапку, — мягко сказал он.

Лукьянов снял.

— Да, несомненное сходство есть. Не правда ли, Спенсер?

Кэмпбэлл внимательно рассмотрел и Лукьянова, и своего босса.

— Yes, сэр, сходство присутствует.

— Если его одеть в мой костюм, отличить будет трудно. Скажите что-нибудь? — обратился он к Лукьянову.

— Скажите что-нибудь? — проимитировал его Лукьянов. Безразлично.

— Его нельзя выпускать на телевидение, — сказал Дженкинс. — Правосудие Америки будет поставлено перед необходимостью осудить человека с моим лицом. Ну и что мне с вами делать, подозреваемый?

— Делайте, что хотите…

— А, наступила апатия… устали спасаться и хотеть жить! «Приемник» вас доканал, да? Однако можете гордиться, вы умрете иначе, чем все это старое мясо в «приемнике». Вы так энергично не хотели и сопротивлялись, что паутина порвалась и выпустила вас. Правда, паук спустился к вам без паутины, но вы умрете индивидуально.

— Вот и наградили бы меня за то, что я сумел прорвать паутину, жизнью?

— Я вас и наградил. Разве не я вытащил вас из «приемника»? Я, я послал за вами лейтенанта. Сейчас вы стоите передо мной как подозреваемый в убийстве Президента.

— Я его не убивал.

— Но вам будет трудно доказать это. Видеосъемка толпы, рутинно производившаяся на Парк-авеню полицейскими службы поддержания порядка на улицах, запечатлела вас и подозреваемого Гарри Джабса на Парк-авеню. Кэмпбэлл, включите видео!

Кэмпбэлл прошел к столу и нажал несколько кнопок. По консоли на стене пошли «youth workers», загремели оркестры, и выплыла физиономия Джабса, затем обрамленная неухоженными волосами физиономия Лукьянова.

— Остановите и увеличьте, Кэмпбэлл.

Кэмпбэлл выполнил приказание.

— Узнаете себя, мистер Лук Янов?

— Это я. Но там находились многие тысячи людей. Что же, они все убили Президента?

— Вопросы здесь задаю я. Что вы делали на Парк-авеню в день убийства Президента?

— Спасался от ваших дэмов. Спрятался в толпе. Я не убивал. Тома Бакли взорвали. Чем я мог его взорвать? Голыми руками?

— Никто не утверждает, что вы лично убили Президента. Но вы подозреваетесь в подготовке и, может быть, осуществлении этого преступления…

— Все что скажете, сэр… — устало сказал Лукьянов. — Не спорю…

— Апатия… я вам подсказываю, что у вас апатия. Вы не так tough,[66 - Крутой (англ.).] как хотите казаться. Вы устали, вас нет, вы умерли там, в «приемнике». Физически вы еще живы, но психологически мертвы.

Защелкал факс в углу кабинета, выпуская белую ленту. Кэмпбэлл прошел к аппарату, оборвал ленту и вгляделся в текст.

— Сэр, вам будет любопытно взглянуть на это…

— Погодите Кэмпбэлл. Вы труп, Лук Янов, — продолжал Дженкинс. — Странно видеть труп с моим лицом. Живой труп, еще стоящий и издающий звуки.

— Давайте кончать со мной, Дженкинс! За последние дни я устал, словно прожил тысячелетие. Кончайте. Выводите, расстреливайте. Или хотя бы дайте мне поспать. Но предпочтительнее расстрелять меня сразу. Сейчас.

— У нас не расстреливают. Вы будете после приговора, в котором я не сомневаюсь, казнены на электрическом стуле. И вот что я хочу вам еще сказать… — Дженкинс задумался. — Вы, вы все, выйдите из кабинета. Кэмпбэлл, вы останьтесь!

Солдаты и «бульдоги» вышли. Лейтенант Тэйлор — последним.

— Вы, Лук Янов, крайне невезучий тип. На вас наехало колесо государства. Я вам очень сочувствую. Отношусь к вам с симпатией, почти как к брату. Поскольку у вас мое лицо. А у меня ваше. Так вот, вы лежите под государством, и ваша грудная клетка трещит и подается. Скоро государство сломает, сплющит, размозжит вас в лепешку. На вашем месте мог бы быть я, но у меня иная судьба, «карма». Может быть, изначально у вас была моя карма, но перепутались нити судеб, все возможно. Вы, я не сомневаюсь, называете меня сейчас Старым Драконом, зловещим аскетом, злобным старцем. Называете, нет сомнения. Вы хотели бы убить меня голыми руками, если бы могли. Я автор закона 316, пункт «B». А этот закон выгнал вас из вашей тараканьей щели, где вы пролеживали ваш писательский диван. Но если вы взглянете честнее на последние дни вашей жизни, то будете вынуждены признать, что они ярче, сильнее, интенсивнее, чем шестьдесят пять лет, прожитые вами в полусне. Старый Дженкинс не виноват в том, что вы проспали себя. А вы себя проспали… — Дженкинс остановился. Кэмпбэлл стоял с листком факса в руке и открыл было рот. Но Дженкинс продолжал: — Вас, конечно, приговорят… Я знаю, что вы не совершали ни этого, ни какого-либо другого преступления, но вас приговорят. Потому что этого требуют интересы государства. Если бы интересы государства требовали моей смерти, поверьте, я подчинился бы. — Дженкинс подумал. И возобновил свою речь: — Для меня государство — священно. Государство оформляет ничтожные воли и жизни отдельных существ в мощное образование, позволяющее продолжить человека во времени и пространстве. На самом деле Сверхчеловек — это государство. Вы будете раздавлены для блага государства, вы должны гордиться этим. Еще час назад вы были просто объектом закона, направленного на очищение страны от человеческих отходов…

— А вы будете жить, — прервал Дженкинса Лукьянов. — Семидесятитрехлетний, всеми ненавидимый…

— Да. Государству нужно, чтобы я жил. Как можно дольше. В ближайшие дни я стану Президентом Соединенных Штатов, по воле Сената и Конгресса. Впервые мы обойдемся без вмешательства толпы. Став Президентом, я очищу страну от мусора, от лишних людей. Участь стариков разделят, в первую очередь, раковые больные, категория «c»…

— Извините, сэр, я думаю, это очень важно. — Кэмпбэлл вложил факс в руку боссу. Тот пробежал глазами текст.

— Кэмпбэлл, зовите этого типа сюда!

Кэмпбэлл удалился и возвратился с Тэйлором.

— Вы звали, сэр?

— Согласно донесению Отдела уничтожения — оно у меня в руках, — подозреваемый Лук Янов был арестован в вашей квартире. Чем вы это объясните, лейтенант?

— Тем, что я арестовал его раньше, сэр, но не имел времени препроводить под арест и заключил временно у себя. — Тэйлор был спокоен.

— Вы лжете, лейтенант. Согласно выводам донесения, дверь могла быть открыта изнутри, а наручников на подозреваемом не было. Он мог передвигаться по квартире, а следовательно, мог и покинуть ее. Как вы это объясняете, лейтенант? Если можете объяснить! — Дженкинс потряс бумагой.

— Могу, сэр. Объясняю…

Выхватив револьвер, Тэйлор выстрелил несколько раз в Дженкинса и в убегающего в направлении двери секретаря, а затем в окно. Стекла с шумом обрушились на пол. В следующую минуту в кабинет вбежали двое «бульдогов» и оба солдата Тэйлора.

— Измена! — закричал Тэйлор. — Секретарь Дженкинс подло убит из окна! Измена!


Все книги писателя Лимонов Эдуард. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий