Библиотека книг txt » Лейбер Фриц » Читать книгу Фафхрд и серый мышелов 5
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Что Вы делаете на сайте?

Качаю книги в txt формате
Качаю книги в zip формате
Читаю книги онлайн с сайта
Периодически захожу и проверяю сайт на наличие новых книг
Нету нужной книги на сайте :(

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Лейбер Фриц. Книга: Фафхрд и серый мышелов 5. Страница 32
Все книги писателя Лейбер Фриц. Скачать книгу можно по ссылке s

— Да никакую, — с радостным нетерпением воскликнул Глипкерио. — В конце концов этот старый, хорошо промасленный черный арапник, что висит у тебя на поясе, всегда оказывается самым лучшим. Скорее, милая Саманда, скорее!

* * *

Услышав какой-то скрип, Рита вскинулась на хрустящих простынях.
Вытряхнув из своей гладко выбритой головки все мучившие ее кошмары, она судорожно нашарила бутылку, чье содержимое должно было подарить ей спасительное забвение.
Поднеся ее к губам, девушка на миг замерла. Дверь так и не открылась, а скрип был какой-то тонкий и пронзительный. Заглянув за край кровати, она увидела, что в панели стены, на уровне пола, открывается маленькая дверца примерно в фут высотой. Из нее, чуть нагнув голову, быстро и молча выскочил хорошо сложенный мускулистый человечек, в одной руке державший серый сверток, а в другой — нечто вроде игрушечного меча, который был обнажен, как и он сам.
Человечек закрыл за собой дверь, которая сразу слилась с деревянной панелью, и стал внимательно осматриваться.
— Серый Мышелов! — завопила Рита и, соскочив с кровати, опустилась перед ним на колени. — Ты вернулся ко мне!
Сморщившись, человечек закрыл уши крохотными ручками, не выпуская из них меча и свертка.
— Рита, — взмолился он, — не кричи так. У меня лопается голова. Мышелов говорил медленно, низким голосом, но девушке его речь показалась быстрой и визгливой, хотя и разборчивой.
— Извини, — сокрушенно прошептала она, сдерживая желание поднять Мышелова и прижать к груди.
— Ладно уж, — ворчливо отозвался тот. — Найди лучше что-нибудь тяжелое и приставь к двери. Тебе лучше не знакомиться с теми, кто за мной гонится. Поторопись, красавица!
И не думая вставать с колен, девушка торопливо предложила:
— А почему бы тебе не прибегнуть к колдовству и не вернуть свой нормальный рост?
— Да нет у меня волшебного зелья, — раздраженно ответил Мышелов. Флакон его был почти что у меня в руках, но я, как какой-то сексуально озабоченный идиот, даже не подумал выпить его содержимое. Ну, давай же, Рита!
Внезапно осознав всю выгоду своего положения и почувствовав, что есть возможность поторговаться, Рита наклонилась пониже и с лукавой, но при этом нежной улыбкой спросила:
— С какой такой крошечной стервозой ты связался на этот раз? Нет, можешь не отвечать, но прежде чем я стану тебе помогать, ты должен подарить мне шесть волосков из твоей чудесной головки. Учти, я прошу об этом не просто так.
Мышелов начал было как сумасшедший что-то ей объяснять, но тут же передумал, отхватил Скальпелем клок волос и положил его в громадную, изборожденную глубокими морщинами, блестящую ладонь девушки, на которой они казались тонкими, как у младенца, только немного длиннее и темнее.
Девушка порывисто встала, подошла к ночному столику и бросила волосы в ночное питье Глипкерио. Затем отряхнула над кубком ладони и огляделась по сторонам. Самым подходящим для цели, которую имел в виду Мышелов, ей показался золотой ларец с неоправленными драгоценными камнями. Она подтащила его и поставила перед невидимой дверцей, поверив Мышелову на слово относительно ее точного месторасположения.
— Это задержит их хоть ненадолго, — проговорил он, алчно запоминая на будущее радужные камни величиной с его кулак, — но лучше бы ты принесла и...
Снова опустившись на колени, Рита с некоторой тоской в голосе спросила:
— Неужто ты никогда не будешь опять большим?
— Да не тряси ты пол! Конечно, буду! Через час или даже раньше, если верить моему игривому и коварному колдуну. А теперь, Рита, пока я одеваюсь, принеси, пожалуйста...
В двери мелодично лязгнул ключ, тихо стукнул засов. Мышелов почувствовал, что взмыл в воздух, нырнул вместе с Ритой на мягкую пружинистую белую постель, и на него опустилась белая, чуть просвечивающая простыня.
Большая дверь отворилась.
Огромная рука чуть не сплющила Мышелова под простыней; он хотел было запротестовать, но услышал шепот Риты, похожий на рокот прибоя:
— Не вспучивай простыню. Что бы ни произошло, сиди тихо и ради твоей собственной жизни не высовывайся.
В этот миг боевой трубой загремел голос, и Мышелов порадовался, что простыня хоть немного его приглушает:
— Мерзкая девчонка забралась ко мне в постель! Какая гадость! Мне дурно! Вина! Ой! Кр-р-р-х-х! — Послышался громовой хрип, звуки рвоты, плевки, после них — снова боевая труба, уже тише, словно через фланель, но еще более яростно:
— Эта чертова вонючая шлюха бросила мне в питье волосы!
Исполосуй ее, Саманда, чтобы она стала похожа на бамбуковую ширму! Хлещи ее, пока она не оближет мне все ноги и не перецелует на них все пальцы, моля о пощаде!
Затем послышался другой голос, загремевший, как дюжина гигантских литавр, и чуть не разорвавший тонкие, как листики сусального золота, барабанные перепонки Мышелова:
— Охотно, мой господинчик. И не волнуйся, я закончу, только когда ты велишь. Ну что, девка, сама вылезешь или мне выгнать тебя оттуда плеткой?
Рита сжалась в изголовье постели и начала отползать от этого голоса.
Мышелов стал карабкаться вслед за ней, хотя матрас качался под ним, как белая корабельная палуба в шторм, простыня лежала на голове, словно плотная пелена тумана. Внезапно туман куда-то делся, словно сдутый волшебным ветром, и над Мышеловом склонилось громадное, красно-черное двойное солнце: одно было лицом Саманды, побагровевшим от гнева и горячительных напитков, другое — громадным узлом ее черных волос с торчащими из них булавками. И у этого солнца был черный хвост — занесенная для удара плетка экономки.
Мышелов бросился к ней через развороченную постель, размахивая Скальпелем и не выпуская из другой руки серый сверток с одеждой.
Нацеленная на Риту плетка изменила направление и со свистом устремилась прямо на Мышелова. Он изо всех сил подпрыгнул, плетка драконьим хвостом пронеслась под его босыми пятками, и свист тут же стих.
Приземлившись и каким-то чудом удержавшись на ногах, Мышелов снова прыгнул в сторону Саманды, уколол ее Скальпелем в скрытую под черным платьем огромную коленную чашечку и соскочил на пол.
Сверкнув, словно вороненая молния, громадный боевой топор вонзился в пол рядом с Мышеловом с таким грохотом, что у того лязгнули зубы. Это Глипкерио с невероятным проворством схватил со стойки легкий топорик и на удивление точно метнул его.
Мышелов нырнул под кровать, бросился в сторону того, что представлялось ему низким, темным и широким портиком и, выскочив с другой стороны, быстро обежал вокруг ножки кровати и замахнулся мечом, целя Глипкерио в лодыжку.
Однако перерезать сюзерену сухожилие Мышелову не удалось: монарх неожиданно повернулся. Немножко прихрамывая, Саманда подошла к Глипкерио.
Гигантский топор и плетка снова были занесены над головой Мышелова.
С истерическим, но радостным воплем, который чуть было не разнес в клочки барабанные перепонки Мышелова, Рита швырнула в них хрустальную бутыль с вином. Никого не задев, та просвистела между головами Глипкерио и Саманды, но их остолбенение, быть может, спасло Мышелову жизнь.
А между тем золотой ларец с драгоценностями под шум и суматоху начал мало-помалу отодвигаться от стены. Наконец дверца приоткрылась настолько, что в нее уже могла проскользнуть крыса, и появился Грист во главе вооруженного отряда, состоявшего из двух крыс в зеленых мундирах и масках и трех копейщиков в вороненых шлемах и кольчугах, но без масок.
Совершенно обалдевший Глипкерио бросился к двери, за ним — Саманда, но уже чуть медленнее; под ее могучей поступью пол затрясся, словно началось землетрясение.
Горя желанием вступить в битву и с облегчением увидев перед собой неприятеля одного с ним роста, Мышелов встал в позицию, прикрывшись, как щитом, свертком с одеждой, и бесстрашно прокричал:
— Приди и встреть свою гибель, Грист!
Но в тот же миг он почувствовал, что снова взлетает к груди Риты с быстротой, от которой у него похолодело внутри.
— Опусти меня вниз! Опусти сейчас же! — завопил он, все еще охваченный воинственным пылом, но тщетно: опьяневшая девушка выбежала с ним из комнаты и захлопнула за собой дверь, переломив при этом крысиное копье и еще раз причинив боль барабанным перепонкам Мышелова.
Через несколько мгновений из комнаты выскочили Саманда и Глипкерио и побежали в сторону голубевших в конце коридора широких штор, но Рита выбрала другой путь: она летела к кухне и помещениям для слуг, и Мышелов волей-неволей летел вместе с ней, изо всех сил сжимая сверток с одеждой и бесполезный меч, тщетно издавая протестующие вопли и плача от бессильного гнева.
Генеральный штурм Верхнего Ланкмара крысы начали одновременно, за полчаса до полуночи, используя для этого в основном золотые норы. Конечно, не обошлось без преждевременных вылазок, как, например, на Серебряной улице, и без задержек в тех местах, где в последний момент норы были обнаружены и блокированы людьми, но в общем и целом атака началась везде в одно и то же время.
Первыми на Верхний Ланкмар были брошены дикие дивизии передвигавшихся на четвереньках воинов, яростная кавалерия без всадников — крысы-варвары из зловонных туннелей и канализационных труб, проложенных под ланкмарскими трущобами, грызуны, которым были практически неизвестны блага цивилизации и которые в большинстве своем разговаривали на ломаном ланкмарском, помогая себе писком и визгом. Многие из них дрались лишь с помощью зубов и когтей, как самые примитивные существа. С ними наверх отправились также берсерки и группы специального назначения.
Затем двинулись убийцы-одиночки, а также поджигатели со своими факелами, смолами и маслами — использование огня в качестве оружия, что доселе никогда не практиковалось, было частью генерального плана, хотя при этом самые верхние крысиные ходы и подвергались опасности. Однако специалисты подсчитали, что победа будет одержана достаточно быстро, чтобы успеть заставить людей потушить пожары.
И последними шли закованные в броню вооруженные крысы, все на задних лапах, кроме тех, кто нес на себе снаряды и части легких орудий, которые должны были быть собраны уже на поверхности.
Предыдущие набеги производились почти исключительно через норы в подвалах и на первых этажах, через уличные водостоки и так далее. Но эта ночная атака велась, где только это было возможно, через ходы, шедшие до верхних этажей и даже мансард, и люди, захваченные врасплох в помещениях, которые считали безопасными, в панике устремлялись на улицы.
На сей раз все было не так, как в последние дни и ночи, когда крысы захлестывали город черными потоками и волнами. В эту ночь они проникали в дома черным дождем, стекали живыми струями с казавшихся прочными стен, принося с собой смятение и ужас. Тут и там, в основном под самыми крышами, начались пожары.
Крысы объявились почти во всех ланкмарских храмах и даже утлых часовенках на улице Богов и обратили молящихся в бегство, так что вскоре эту широкую магистраль заполонили людские толпы, обезумевшие от ужаса, боящиеся войти в темные улицы и отважившиеся организовать лишь два-три небольших очага сопротивления.
В Южных казармах, в зале с высокими окнами, где всегда проводились собрания, Олегний Мингологубец, брызжа слюной, громким, но дрожащим голосом разглагольствовал перед усталой аудиторией, которая согласно обычаю оставила оружие при входе — в прежние времена ланкмарские солдаты славились тем, что могли и покалечить чем-то раздражающего их или просто утомительного оратора. Когда главнокомандующий провозгласил: «Вы сразились с черным бегемотом и левиафаном, вы выстояли против минголов и мерфианцев, вы опрокинули ощетинившимися копьями каре царя Кримакса и обратили в бегство его закованных в броню слонов, так неужто же вы испугаетесь мерзких грызунов, которые...» — высоко в черных стенах открылись восемь больших нор, и из этих грозных бойниц замаскированная арбалетная артиллерия дала залп по возбужденному престарелому генералу. Пять жужжащих снарядов угодили в цель, причем один — прямо в горло, и Олегний, жутко хрипя, свалился с трибуны.
После этого арбалетный огонь был перенесен на потрясенных и оцепеневших солдат, некоторые из них принялись аплодировать кончине Олегния, словно это была карнавальная интермедия. Из других высоко расположенных нор был открыт уже настоящий огонь снарядами из белого фосфора и горящими промасленными тряпочными шариками со смолой в середине, а из золотых нор у пола в зал потекли струи выдуваемого мехами ядовитого газа, собранного в клоаках.
Солдаты и стражи порядка бросились к дверям, но оказалось, что те заперты снаружи — это было одно из самых потрясающих достижений ударных групп, которое стало возможным благодаря тому, что власти Ланкмара в свое время приняли меры, обеспечивающие возможность в случае мятежа перебить всех солдат. Офицеры и несколько рядовых, тайком пронесшие оружие в зал, попытались открыть ответный огонь по норам, но попасть по ним было нелегко, да и большая часть собравшихся, кашляя и крича, так же беспомощно метались по залу, как и люди на улице Богов, более обеспокоенные вонючими испарениями и дымом от появившегося кое-где пламени, нежели опасностью настоящего пожара.
Между тем черный котенок распластался на бочке неподалеку от зернохранилищ и смотрел на идущих мимо вооруженных крыс. Зверек дрожал от страха, но его тянула все дальше в город какая-то таинственная сила, которой он не понимал, но не мог противостоять.

* * *

В маленькой комнатке, помещавшейся на верхнем этаже дома Хисвина, двери и ставни были крепко заперты изнутри, так что сторонний наблюдатель, случись он здесь, очень бы удивился, как это можно было осуществить, когда в комнате никого нет.
Воздух в комнате несколько отравляла одна-единственная толстая свеча, горевшая голубоватым пламенем. Мебели тут не было, зато были шесть широких углублений в выложенном плиткой полу. Три из них заполняла густая розоватая жидкость, по которой то и дело пробегала легкая рябь. Вокруг каждой розовой лужи была каемка черной пыли, которая с жидкостью не смешивалась. Вдоль одной из стен тянулись полки с маленькими флакончиками: белые стояли у самого пола, черные повыше.


Все книги писателя Лейбер Фриц. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий