Библиотека книг txt » Лазарчук Андрей » Читать книгу Транквилиум
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Какой формат книг лучше?

fb2
txt
другой

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Лазарчук Андрей. Книга: Транквилиум. Страница 6
Все книги писателя Лазарчук Андрей. Скачать книгу можно по ссылке s

По небу со стороны островов веером расходились высокие белесые перья. Над самыми островами горбатилось что-то, пока не слишком отличимое цветом от неба, но обещающее вырасти и еще показать себя. Район "Торгового двора" пострадал особенно жутко. Короткий яростный пожар на селитряном складе, в полутора сотнях ярдов отсюда, окатил дома огнем и неистовым жаром. Каменные фасады потемнели, обуглилась краска на железных крышах, почернели до угля деревянные ставни и двери. Сгорели легкие павильоны, навесы над окнами, вывески, рекламные щиты. Ближе к огню - горели деревья; теперь они стояли черные, обломанные, угловатые, страшные. На тех, что оказались подальше, скрутились и пожелтели листья - и уже начали опадать. Словоохотливый констебль, случившийся на углу - Глеб с удовольствием отметил, что полицию успели вооружить: за спиной у бобби висела янсеновская магазинка, - рассказал, что здесь оказалось страшно много пострадавших, и все от огня: на прохожих вспыхнула одежда, волосы... Если бы мальчишка-кэбби поехал здесь, подумал Глеб, мы как раз угодили бы под этот огненный смерч... Повезло еще, сказал тот же констебль, что часть селитры взорвалась, ударом воздуха погасило начавшиеся пожары - так, по крайней мере, ему самому объяснил отставной офицер-артиллерист, бывший здесь недавно. И если бы не взрыв, сказал он, если бы продолжалось горение - заполыхало бы полгорода...
- Получается, меня сегодня спасла Констанс, - сказала Светлана погодя; они ехали по каменному нижнему мосту через Шейди. - Я как раз собралась ехать за покупками, когда она появилась, чем-то встревоженная... впрочем, не встревоженной я ее никогда не видела. И мне пришлось побыть с нею, а потом привезли Сайруса, и я, конечно, никуда не поехала... Надо поблагодарить ее за спасение... хотя доставит ли ей это радость?..
- Фи, Светти, - сказала Олив. - Не ожидала от тебя.
- Разве я говорю что-то плохое? Констанс - хороший человек. Просто ей не хотелось бы видеть меня в числе своих родственников, вот и все. А так - она прекрасно ко мне относится.
- О, Глеб, - Олив улыбнулась ему будто бы чуть виновато. - Я совсем забыла. Кит мне сказал, что вам нужна работа, не так ли? Других источников дохода у вас нет?
- Да, это так, - сказал Глеб. - Но я думаю...
- Дело в том, что у меня есть на примете одно неплохое местечко. Имя адмирала в отставке Вэллора вам говорит что-нибудь?
- Пожалуй, нет.
- Это совершенно прелестный старичок, помешанный на собственных мемуарах. Нужно только, чтобы ему их написали... Работа литературного секретаря - вы понимаете, что это? Он будет рассказывать или диктовать, а ваше дело - все это записывать. Сможете? Вряд ли это займет много времени... потому что адмирал грозен лишь утром, после ленча у него сон, а вечером гости. При этом он не скуп: предыдущий секретарь получал у него двадцать фунтов в неделю. Рекомендую на меньшее не соглашаться. Учтите, что это при комнате и столе. Кстати, миледи, это именно он привез вашего милорда мужа домой.
- Вот почему показалась знакомой карета... Соглашайтесь, Глеб Борисович, это хорошее место. Олив, а если ты не прекратишь тыкать мне в нос моим титулом...
- Чудный титул, я бы не отказалась. Ты просто не умеешь им распорядиться.
- Мне кажется, что я его просто ненавижу.
- Ах, перестань.
- Без него было бы проще и лучше. Это точно. Я знаю.
- Ну, радость моя... Без многих вещей в этой жизни было бы проще и лучше. Я права, Глеб?
- Пожалуй, да, - помедлив, согласился Глеб.
- Видишь, Светти, мужчина согласен. Это значит, что я не такая дура, какой хочу казаться...
Во дворе мэрии полсотни мужчин в мундирах ополченческой кавалерии упражнялись в ружейных приемах под покровительством пожилого седобородого офицера-пехотинца. Несколько ополченцев стояли у ворот. Лошадей нигде не было видно.
Один из ополченцев, сорокалетний примерно дядька рабочего вида, поднял руку. Глеб натянул поводья.
- Молодой сэр, а не найдется ли у вас как бы табачку для нашего брата? Свой искурил уж, а казенный не везут никак...
- Нету, солдат, - развел Глеб руками. - Не потребляю я его.
- Жалко, жалко, - понурился ополченец. - А новости есть какие? Слышно что?
- Про новости мы вас хотели спросить.
- Нам последним новости приносят, так-то. Сержант вон говорил наш, что теперь только ждать приходится: пойдут те на высадку или нет. Я своей-то головой как думаю: им теперь, после пушек, терять нечего, только на дне их и примут. А сержант говорит, что те торговаться начнут, пощаду выпрашивать - в обмен на офицеров-то. Офицеры все у них там, под замком. Злая теперь матросня...
- Мистер, - наклонилась Олив, - а сигары вы будете? У меня только сигары есть. - Она протянула ополченцу кожаный портсигар.
- О, мэм! Спасибо, спасение вы наше! Если позволите, я еще одну возьму, мы по штучке на троих пустим...
- Вы все берите, все. И не высыпайте, зачем?..
- Мэм, простите, не смею. Это дорогая вещь, да и муж ваш не поймет...
- Поймет, - засмеялась Олив. - Берите, вам это сегодня нужнее, чем кому-то еще...
Закат был рубинов и стремителен. Солнце скатилось к подножию фиолетовой тучи с безумной лилово-пурпурно-ало-розовой короной, безучастно пожирающей небо, и вскоре мгла и тревога поглотили все.
- Едемте скорее, - ежась, сказала Светлана. - Олив, пожалуйста, сегодня... не уходи, а? Я боюсь...
- Хорошо, - сказала Олив, и слышно было, как она улыбается. - Я с тобой, с тобой...
Обратный путь оказался на удивление короток. Возок фонарщиков вынырнул из-за угла навстречу, и улица позади него сияла теплым желтым газовым светом. Донесся гудок локомотива и частые удары станционного колокола: уходил в свой путь восьмичасовой пассажирский до Свитуотера. Подумать только, люди едут на курорты...
Впрочем, это, наверное, мудрые люди.
Далеко-далеко замигал маяк Гард-рок. Три проблеска, пауза, пять. Снова три. Во время осенних и весенних перелетов птиц к маяку собираются лодки, лодки, лодки: собирать разбившихся и упавших в море курочек. Там же, на Острове, их жарят на вертелах, или запекают в углях, обмазав глиной, или варят в котлах и ведрах - курочки неизменно вкусны... но само это действо: выуживание из волн поверивших обманному свету и погибших поэтому птиц - вызывало и вызывает у Светланы непонятное отвращение... хотя, казалось бы, чего ради? Там музыка, огни, вино, танцы на пляже, смех, флирт... азарт добычи...
Чужой кабриолет стоял у дома.
- О! - сказала Олив. - Гости. Чего только не...
- Тише... - поднял руку Глеб.
Светлана не услышала ничего.
Но - Глеб явно что-то услышал, и Олив услышала тоже, потому что оба мигом оказались на земле, Глеб метнулся к двери, но Олив скомандовала шепотом: "Через двор!" - и они бросились к приоткрытым воротам, ведущим во двор и к конюшне, и Светлана внезапно осталась одна при трех лошадях - и чуть, растерянная от необъяснимой своей глухоты, она замешкалась на несколько секунд, цепляя повода своей лошади и лошади Олив к карабинам у ворот, лошадь Глеба отбежала на несколько шагов... Светлана почти уже прошла ворота, пустынный темный двор был перед нею, запертые ворота конюшни, белые на черном, и невидимая, с долгим скрипом затворяющаяся задняя дверь дома - вот, в семи шагах, за углом... и и этот миг грохнула парадная дверь, и кто-то в сером серой тенью по светлой дорожке метнулся к кабриолету. "Глеб! Сюда!" - закричала Светлана, и этот, в сером, обернулся на крик и взмахнул рукой, и что-то с хрустом и коротким звоном врезалось в столб ворот, к которому она прижалась, а серый запрыгнул в экипаж, ударил вожжами, засвистел, закричал - лошадь рванула. Глеб выбежал следом - кабриолет был уже почти под аркой. Он выстрелил дважды, и после второго выстрела из-под арки долетел звук удара - как палкой по доске. А потом закричала Олив...
И Глеб, бросившийся было к лошадям, вернулся. А Светлана поняла наконец, почему все происходящее она видит размыто и как бы необязательно. Просто взгляд прикован к другому. В столбе на уровне ее груди торчал длинный узкий нож.

Потом, когда в событиях возникали паузы: например, в вагоне поезда по пути в Корсак, или в каюте "Музгара", или в дешевом номере гостиницы "Тихая пристань", где он целыми днями лежал, не желая хоть как-то заявлять о себе окружающему миру, - Глеб пытался восстановить в памяти полную картину происходившего в этот вечер, первый вечер ненормальной, неправильной жизни, - и так и не сумел никогда этого сделать. Наслаивались чужие рассказы, события менялись местами в цепочке последовательностей, что-то главное упорно ускользало. Так, он совершенно не помнил, что вынес из огня один, на руках, лорда Сайруса - но знал, что да, он это сделал, раз это видели другие и сам лорд, хоть и сквозь опиумное полузабытье, тоже видел его и разговаривал с ним. Самому Глебу казалось, что вид распростертого у подножия лестницы Лоуэлла: запрокинутая голова, фонтанирующая кровью рана от уха до уха, руки все еще судорожно скребут по ковру - поразил его настолько, что он застыл перед ним и простоял так долго, что упустил убийцу, - но Олив сказала, что он лишь мельком взглянул на труп и метнулся к двери, и через секунду раздались два его выстрела, и Светлана подтвердила, что все произошло почти мгновенно... С другой стороны, никто не мог припомнить, как начался пожар - казалось, никакого начала не было, огонь уже бушевал, когда... но ведь и этого быть не могло, не так ли?
Дом спас дворецкий Виктор. Единственный из слуг, он не растерялся при выстрелах, при криках, при виде дыма и пламени: взобрался на чердак и открутил кран специально для таких целей установленной бочки; через трубочки под потолком полилась вода. Потом Виктор вылез на крышу и по водосточной трубе спустился на землю. Когда подъехали пожарные, огня уже не было, но валил из разбитых окон удушливый вонючий дым. Больше всех пострадали Констанс и секретарь Лоуэлла, Тревор. Они пытались спасти какие-то документы из кабинета мистера Бернсайда, несколько раз бросались туда, в огонь... Ничего у них не получилось. Констанс с опаленным лицом и руками, Тревора, наглотавшегося дыма, - отвезли в госпиталь. Остальные отделались легко. Потом был какой-то неприятный разговор с полицейским следователем. Настолько неприятный, что присутствовавшая здесь же леди Светлана не выдержала: "Как вам не стыдно! Что вы себе позволяете? Оставьте эти грязные намеки!" Следователь посмотрел на нее, пожал плечами и удалился. "Совсем обнаглели..." - жалким голосом сказала Светлана и вдруг заплакала.
Было всего лишь девять часов.
- Так, - сказала Олив. - Командование переходит ко мне...
Вдали заворочался гром.


3

После третьего роббера Сайрус отложил карты, встал молча, увернул газ в висящей над столом лампе и подошел к окну. Только теперь Светлана поняла, что к дроби дождевых капель добавился мелкий частый треск.
- Палят из магазинок, - помолчав, сказал Сайрус. - Где-то у Якорной заставы.
- Наверняка у мятежников были сообщники на берегу, - сказала Олив.
- Да. Или они высадились на берег сами.
- А войск в городе практически нет, - напряженно сказал Глеб.
- Войска - это еще не все, - непонятно сказал Сайрус. - Хотя, конечно, Господь всегда на стороне больших батальонов, но... Подождем. И не волнуйтесь так, друг мой, - повернулся он к Глебу. - То, что вы здесь, а не там, не наносит урона вашей чести. Согласитесь, что нельзя единственному мужчине покидать трех женщин и раненого.
- Думаю, мне лучше спуститься вниз, - сказал Глеб. - Иначе, если начнут ломиться в дверь, я могу не успеть.
- Глеб прав, - сказала Олив. - Извини, Сайрус, я тоже покину тебя. А ты ложись спать. Вернее - садись спать.
- Я спал весь день, - возразил Сайрус. - Или ты думаешь, что я способен на большее?
- Как скажете, милорд. Тогда - оберегайте сон вашей очаровательной супруги. Похоже, ей нужно лишь доползти до кровати.
- К сожалению, нет, - сказала Светлана. - Я внутри вся подпрыгиваю.
Олив, у тебя здесь можно добыть стакан теплого молока?
- Сейчас узнаю...
Олив подергала свисающий с потолка витой желтый шнур. Где-то в недрах квартиры тренькнул колокольчик.
Через минуту раздались шаги. Редкие и тяжелые.
- Да, мэм?
- Сью, у нас не осталось молока?
- Молока, мэм? Вы сказали: молока?
- Да, Сью. Стакан теплого молока для леди.
- Я поняла, мэм. Сейчас вспомню. Нет, мэм, молока нет. Но если нужно средство от бессонницы, я могу сделать миндальный крем.
- Светти, ты будешь миндальный крем?
- А что это такое?
- Миндальное молоко с ликером. Очень вкусно и прекрасно успокаивает.
- Хорошо. Я буду пить миндальный крем...
Почему-то голос ее зазвенел, и Светлана замолчала. Эй, что это с тобой? Да нет, ничего страшного. Просто переволновалась. Просто устала. Жуткий день. Жуткий бесконечный день и жуткая ночь впереди... С новой силой и ближе, гораздо ближе донеслась трескотня винтовочных выстрелов.
- Констанс сойдет с ума, - Светлана решительно встала. - Пойду попроведаю ее.
Час назад Констанс вернулась из госпиталя - вся в бинтах, пахнущая рыбьим жиром.
- Не стоит, - сказал Сайрус. - Я знаю ее, поверь... не стоит.
- Зря мы притащили ее сюда, - сказала Олив. - Надо было ей остаться при доме, а мне - при ней... Сью, сделай кувшинчик крема - и принеси бутылку бренди. Впрочем, забыла, бренди есть и тут... - она сама встала и открыла бар. Там, в полумраке и тайне, замерцало разноцветно и хрустально.
- Да, Сью, - только крем.
И Сью удалилась, медленно и чинно, походкой тяжелой языческой жрицы каменного бога. Олив наполнила бокалы.
- Нас четверо, - сказала она. - Двое - русские безусловно, да и во мне четверть русской крови. Поэтому давайте вспомним обычаи Палладии. А там с теми, кто остался чудом в живых, пьют братскую чашу. Сайрус, не надо морщиться. В чужих обычаях ничуть не меньшая мудрость. Но я хочу сказать немного о другом. Сай, один человек сегодня вынес тебя из воды и из огня. Поверь, такого не бывает просто так. Это знак, это намек свыше. Светти, и ты дважды избежала смерти: от огня и от холодного железа. И Глеб остался жить благодаря стечению обстоятельств - по крайней мере однажды...


Все книги писателя Лазарчук Андрей. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий