Библиотека книг txt » Лазарчук Андрей » Читать книгу Транквилиум
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Какой формат книг лучше?

fb2
txt
другой

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Лазарчук Андрей. Книга: Транквилиум. Страница 5
Все книги писателя Лазарчук Андрей. Скачать книгу можно по ссылке s

Чтобы вернуться, надо было просто вдохнуть поглубже и напрячься:
будто надуваешь тугой мяч. Глеб набрал воздух... и тихо выдохнул. Он не знал, что его задержало. Шепоток на ухо... За окном - погнутый и почерневший переплет без стекол - за неплотной шеренгой как бы зимних лип открывался пустой двор четырехэтажного многоподъездного дома. Над многими окнами чернели языки копоти. Арка, через которую можно выйти на Розельстрит, к магазину "Сладкая жизнь" (кондитерская, разумеется) - была завалена каким-то мусором. Да, домик Бернсайдов действительно был расположен неприметно...
Он услышал шаги и внезапно окостенел. Никого не могло быть здесь, кроме того гадящего где попало чудовища... Стараясь не наступать на осколки стекла, Глеб метнулся к камину и присел за экраном. Только бы тот, кто спускается сейчас по лестнице, не стал оглядываться, спустившись, а оглянувшись, не догадался бы, что за экраном обязательно кто-то прячется... Глеба нельзя было увидеть, но взлетевшая от быстрого движения пыль попала ему в нос.
Шаги спустились - и смолкли. Глеб, зажав нос, сдерживая рвущуюся бурю, на миг поднял глаза - и сквозь узор решетки, как в щель забора, увидел джентльмена лет сорока в макинтоше, котелке и с тростью-зонтиком в руке. Будто был март, а не июнь... Он стоял пять секунд, десять - Глеб уже не видел ничего, слезы застилали глаза, но он как-то знал, что этот, с тростью, здесь и пока не уходит... Сдерживаться больше не было возможности - только умереть.
- Ой, Глеб, что это с вами?
И он чихнул, и чихнул еще, и чихнул вдогонку, не успев вдохнуть, и сквозь темные пятна увидел, полуобернувшись, леди Светлану - и понял, что вернулся.

Смеяться над мальчишкой, пусть таким уморительным, не хотелось: в глазах его было что-то, что сделало бы смех глупым. Светлана взяла платок, дотронулась до его щеки. Убрала пыль. И руки у него были в пыли, и рукав школьной фланелевой курточки, и колени... Откуда в доме пыль? Спрашивать она не стала.
- Извините, мы все бросили вас, - сказала она. - Это свинство. Но не обижайтесь, пожалуйста. Я не хочу, чтобы вы обижались.
- Сто лет не говорил по-русски, - улыбнулся Глеб. - Даже во рту стало приятно. От английского почему-то устает нёбо, не замечали?
- Если бы только нёбо, то полбеды - главное, совершенно иначе думаешь. Хотите чего-нибудь вкусного? Какой тупой день сегодня, хоть бы прошел скорее... Я не сказала вам спасибо за Сайруса? Ох, как нехорошо. Спасибо вам, Глеб, огромное, просто не знаю, как выразить... - Она вдруг отступила на шаг и поклонилась ему, и сделала это неожиданно для себя и для него. О Господи, что-то я делаю не так, и вообще - смутно... - Если бы можно было, я поцеловала бы вас... - А вот этого нельзя было говорить, паниковал кто-то внутри, что ты делаешь, одумайся! - Но хоть и нельзя, все равно - позвольте числить вас в моих друзьях... навсегда. Это ни к чему не обязывает вас...
Он стоял пунцовый, и Светлана вдруг замолчала.
- Я... да. - Он сглотнул. - Буду счастлив. Счастлив.
- Вы понимаете, - она перевела дыхание, - я так давно не говорила по-русски, что... я так разволновалась, простите...
- Нет, - сказал он. - Все прекрасно.
- Иногда нестерпимо хочется... - "чтобы все было по-другому", - беспощадно закончил кто-то внутри - тот, кто пять секунд назад бил в рынду и кричал: нельзя, нельзя! - ...открыть окно - а там березы и осень. Теплая-теплая осень. И лошади пасутся... Я в гарнизоне росла, лето и осень - это лагеря, офицеры семейные жили в таких легких разборных домиках прямо в лесу... Глеб, а как вы сюда попали? Я имею в виду - в Мерриленд? Или это нескромный вопрос?
- Ничего нескромного. Отца выслали, а я... В общем, за меня походатайствовали, а Ее Величество позволила мне уехать.
- Меня тоже вывез отец, - сказала Светлана.
- А кто он?
- Офицер. Бывший артиллерийский офицер. Сейчас он картографом в экспедиции адмирала Маккуэя. Они изучают море Смерти...
- Картограф? - изумился Глеб. - И мой тоже. Только...
- Боже! - воскликнула Светлана. - Сейчас выяснится, что мы брат и сестра!
- Да нет, не может быть, - неуверенно сказал Глеб. - Моего звали Борис Иванович. А вашего?
- И моего Борис Иванович... - она испуганно замолчала.
Шутка вдруг показалась не шуткой, а - почти катастрофой. Господи, да с какой стати?..
- Но мой умер, - торопливо сказал Глеб. - Полгода назад. Его убили.
Лорд... ваш муж... знал его.
- Да, конечно, - Светлана торопливо закивала. - Конечно, такого просто не могло быть. Такое вообще бывает только в романах. Я никогда не слышала, чтобы такое происходило в жизни. Совершенно невозможно, правда? Ох, я что-то не то несу... Вы ведь любили его... Убийц, конечно, нашли?
- Нет, - покачал головой Глеб. - Не нашли. Комната, где... все произошло... она была заперта изнутри. И - совершенно невозможно... Он вдруг замолчал, и взгляд его устремился куда-то мимо Светланы. Она непроизвольно оглянулась - но там была лишь лестница наверх... Что-то случилось. Смятение, которое она ощутила в нем, вспыхнуло. Он был уже почти не здесь.
- Глеб, - сказала она мягко. - Не сердитесь на меня. Я ведь не знала...
- Что вы, - сказал он, возвращаясь. - Я разве же могу сердиться?..
- Не сердитесь, - повторила она.
Шшш... шшш... - будто хлопанье крыл. Привычное одиночество показалось вдруг зыбким. Ты ведь совсем не знаешь его, предупредила дуэнья - там, внутри. Ах, тетушка, засмеялась Светлана, мне это так безразлично! И вообще - не трогайте меня. Не трогайте. Я - всё - сама... Часы тихо зажужжали, а потом мягко и вкрадчиво стали отсчитывать удары: первый... второй... третий... четвертый.
- Еще час до чая, - услышала Светлана свой приглушенный голос. - Не прогуляться ли нам хотя бы по двору?
И тут грянул дверной колокольчик, а потом кто-то нетерпеливо забарабанил в дверь. Глеб вздрогнул и перестал улыбаться. Светлана шагнула к окну, приподняла штору.
- О, это же Олив! - воскликнула она. - Это Олив, и сейчас тут будет шумно. Глеб, не старайтесь принимать ее слишком всерьез. Олив, которой в наследство от последнего мужа досталась странная фамилия Нолан, племянница Лоуэлла, не походила ни на кого - и тем была знаменита. В свои двадцать шесть она успела четырежды побывать замужем, носила яркие платья, фасоны которых придумывала сама - и всегда угадывала моду будущего сезона; любые деньги в ее руках вели себя странно - исчезали или умножались: так, однажды Олив четыре раза подряд сорвала банк в рулетку, оставив казино на целый вечер без денег и став богаче на четыреста тысяч фунтов; этого ей хватило ровно на полтора месяца. Никто толком не знал, на что она живет; по ее словам - на выигрыши в тотализаторе. В это было легко поверить. О ней сплетничали: что она пьет наравне с мужчинами, что перепробовала все известные наркотики, что участвовала в скандальных спиритических сеансах доктора Файрбразера, позировала голой мастеру Тиму Лофтону, играла в театре "Любовное поветрие" в Эннансиэйшн, была в плену у пиратов и бежала оттуда, соблазнив троих своих охранников, на пари пешком пересекла Остров от Порт-Элизабета до Кассивелауна, была абсолютно независима как в суждениях, так и в лексике, называя предметы своими именами с непосредственностью пейзанки... короче, ничем не напоминала своего тихого, малозаметного и мягкотелого дядюшку. И наверное, одна только Светлана чувствовала в ней скопившуюся, как запах дешевого табака, усталость - и глубокую, неявную несчастность. А Олив в ответ чувствовала в ней родственную душу и готова была сделать многое, чтобы хотя бы вот эта штакетина с потрясающей гривой и странными глазами не превратилась через десяток лет в усталое чудовище, скучающее посреди жизни...
Она влетела, а с ней влетел и заклубился городской шум, запах, блик. Олив была в мягком, тонкой бежевой шерсти, наряде: блузе с овальным воротником, подхваченной на тонкой талии широким коричневым поясом, и просторных, сужающихся вниз брюках с пуговками на икрах. Тисненой кожи полусапожки завершали ансамбль.
- Так! - сказала она, влетая. - И где тут моя сердечная подруга, дай я поздороваюсь с тобой! - и, целуя, шепнула на ухо: - А он ничего, симпатичный...
- Ой, что ты... - испугалась Светлана.
- Упустишь - будешь дура, - строго сказала Олив. - Вас я знаю, хоть и заочно, - она шагнула к Глебу и протянула руку для поцелуя. - Я видела Кита Вильямса, и он сказал, что есть такой прекрасный парень по имени Глеб Марин. Я рванула в дом лорда, а там уже хозяйничает Красный Крест. Тогда я - сюда. Не каждый день выпадает знакомство с настоящим героем.
- Вы что-то путаете, - сказал Глеб. - Настоящие герои - моряки с канонерки. А я ничего не сделал...
- Те - да. Но с ними уже не познакомишься... Похороны завтра.
- Что?!
- Вы не знали? О, это было ужасно... Канонерка зацепилась за бакен и стала вокруг него ходить, и когда поднялись на борт, оказалось - там все мертвые! Кит - это он и поднимался - сказал, что комендоров убило взрывами, капитан умер от ран, а те, которые были в машине, задохнулись от дыма. Не смогли выйти - заклинило дверь...
- Боже... - прошептала Светлана. - Им кричали "ура", а они там умирали, умирали... - она отвернулась.
- Да, дорогая, - Олив положила ей руку на плечо. - Конечно, это ужасно. Все - ужасно. На каждом шагу... Найдется в этом доме глоток бренди для усталой женщины?
- Найдется... Только давайте поднимемся в гостиную, что мы тут...
Наверху расселись в плетеных легких креслах вокруг темного, инкрустированного костью низкого столика, и старый Гарри, лакей Лоуэлла, знавший Олив с пеленок, принес бутылку "Эвридик", бокалы, налил: на треть Олив и Глебу, на полпальца - Светлане. К вину были поданы ягоды лианы и ломтики мармеладных груш.
- За героев, - подняла бокал Олив. - Мертвым - пухом земля, живым - слава и женщины. До дна.
- Земля им пухом, - повторил Глеб и выпил.
Сейчас он влюбится в Олив, подумала Светлана, глядя на них через бокал. Это неизбежно. Это рок всех мужчин, подошедших к ней ближе чем на семь футов. Может быть, оно и к лучшему... потому что Олив свободна, а я... Ой, а о чем это я думаю? - фальшиво спросила она сама себя - и устыдилась фальши. Нравится он мне, вот и все, и что теперь? Красивый, смелый, воспитанный... нравится. Да только что с того? Я жена Сайруса, и буду ему верна... пока он со мной не разведется. То есть еще год я буду ему верна. Ну не глупость ли? Боже, я даже не пригубила, а мысли у меня уже пьяные. Что будет, если захмелею? Полезу отбивать его у Олив? Смешно...
- Народ! - сказала Олив, сама разливая по второму кругу. - А не прошвырнуться ли нам верхами, черт возьми? Я вообще не понимаю, как это у вас получается сидеть дома. Меня всю трясет... У дядюшки Ло есть совсем неплохие лошадки.
- Это стоящая идея, - сказал Глеб. - Но без оружия...
- Почему же без оружия? Арсенал дядюшки Ло ничуть не хуже его конюшен. Гарри, дядюшка не спит? Проводи меня к нему... Она исчезла. Светлана взглянула на Глеба. Вид у него был и вправду слегка-ошарашенный.
Она хорошая, подумала Светлана отчетливо, но если он... если она... они... Я тогда не знаю, что сделаю...
- Что? - спросил Глеб. - Светлана Борисовна, вы что-то сказали?
Она покачала головой.
Двигались легкой рысью. На Светлане был костюм для выездки, Олив осталась в прежнем, а Глеб в последний момент решился: в последнюю минуту сменил школьную курточку на чью-то потертую кожаную охотничью, предложенную ему Гарри. В ней было жарко, но он терпел. Один револьвер "сэберт", пятидесятого калибра, с картонными картечными патронами в барабане, покоился в кобуре на боку; второй, "сэберт" же, но с удлиненным пятидюймовым стволом и пулевыми патронами, был заткнут за пояс. Осторожнее с этим, ткнула в него пальцем Олив, случайный выстрел - и сто женщин на всю жизнь останутся несчастными... У него не хватило сил не покраснеть. Сначала он ехал на полкорпуса сзади и со стороны тротуара, как и подобает телохранителю, но потом дамы со смехом затащили его в середину, и вдруг - стало легче. Даже совсем легко. Оказалось, можно непринужденно смеяться, и шутить, и рассказывать разные истории из школьной жизни - благо их накопилось достаточно. Не забывая, разумеется, оглядываться по сторонам... Впрочем, шутки сегодня не получались. Не получались вот, и все тут.
А город отходил после встряски. Кажется, прохожих было больше, чем всегда, и больше, чем обычно, было какой-то неправильной, обманной веселости. Будто мальчишка, получивший оплеуху, отскакивает и кричит, хохоча: не больно, не больно, не больно! Размазывая кровь и слезы... Дважды попадались группы уличных акробатов, на углу у памятника Розену маленькая толпа пела что-то по листочкам; по Рипаблик-лэйн проезд был ограничен, рухнул фасад древнего дома Морского купеческого собрания, и Олив увлекла всех на набережную, где в обычные дни появляться верховым было не то чтобы запрещено - не принято. Но сегодня, разумеется, был не вполне обычный день. На набережной разрушения были огромны. Несколько домов сгорели дотла, деревянное здание таможенного суда нелепо покосилось, и от него старались держаться подальше. Публики было неимоверное количество. Газон перед Оперным театром превратился в подобие свалки вещей: сюда стаскивали все, что уцелело в развалинах. Здесь же монахини и послушницы из православного монастыря собирали пожертвования в пользу лишившихся крова. Леди Светлана опустила в подставленную кружку портмоне, даже не открывая его. Олив сняла с пальца перстень, а Глеб, стиснув от стыда зубы, выудил из кармана три соверена - ровно половину своего состояния - и подал чернобровой девочке в белом глухом платке. "Дзякую, панове", - сказала девочка. У нее были яркие пухлые губы. Такой-то что в монастыре делать, сердито подумал Глеб, глупость какая... Крейсер был виден вдали за сгустившейся мглой.


Все книги писателя Лазарчук Андрей. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий