Библиотека книг txt » Лазарчук Андрей » Читать книгу Транквилиум
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Что Вы делаете на сайте?

Качаю книги в txt формате
Качаю книги в zip формате
Читаю книги онлайн с сайта
Периодически захожу и проверяю сайт на наличие новых книг
Нету нужной книги на сайте :(

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Лазарчук Андрей. Книга: Транквилиум. Страница 3
Все книги писателя Лазарчук Андрей. Скачать книгу можно по ссылке s

- Они выкинули флаг мятежа, господин полковник, - задыхаясь, сказал он. - И передали семафором вот это. - В руке его дрожал сложенный пополам лист бумаги.
Полковник развернул его - бумага захрустела, - пробежал глазами текст. Потом прочел еще раз и еще. Задумчиво перевел взгляд на лейтенанта.
- Комендант знает это, мистер Пэтт?
- Разумеется, сэр.
- Похоже на то, что эту похлебку нам придется есть вязальной спицей... - он поморщился. - Что у нас есть, мистер Пэтт?
- От вашего имени я распорядился доставить триста винтовок Янсена и шестьдесят ящиков патронов. Когда крейсер откроет огонь, многие мужчины придут сюда. Им нужно будет дать оружие.
- Этого мало...
- Другого нет, вы знаете это, сэр.
- Вы не поняли меня, мистер Пэтт. Винтовки - мера против возможного десанта и бунта в предместьях. Но не против военного корабля.
- Вы правы, сэр. Но, боюсь, у нас нет ни малейшей возможности нанести урон военному кораблю. По крайней мере, днем.
- А ночью?
- Ночью можно будет попробовать взять корабль на абордаж со шлюпок, сэр. Аналогично бою в Форт-Соммерсе, сэр, в тысяча девятьсот первом году. Тогда палладийские фрегаты "Гектор" и "Аякс"...
- Помню. Итак, если на крейсере около шестисот человек команда, а для успешного боя требуется трехкратное преимущество, то понадобится лодок...
- Этого я не учел, сэр. Да, это нереально.
- Господин полковник! - голос Глеба вдруг зазвенел. - Если мы заговорили о компании девятьсот первого года, то разрешите мне напомнить обстоятельства гибели эскадры адмирала Меллоуза. Четыре корабля ее заперли в порт Хлебный - и все они были уничтожены в одну ночь с помощью обычных рыбацких лодок, груженных селитрой с жиром. Был штиль и туман...
- Вряд ли мы дождемся штиля и тумана. Здесь не Жемчужное море...
- Это так, сэр. Но у причала я видел паровые катера.
Полковник и лейтенант переглянулись.
- Это интересная мысль, сэр, - медленно сказал лейтенант Пэтт.
- Интересная она или нет, - сказал полковник, как-то иначе глядя на Глеба, - но она прозвучала... Ты молодец, сынок. Твой отец мог бы гордиться тобой. Мистер Пэтт, займитесь этим вплотную. До вечера все должно быть готово. Вы знаете, кого привлечь.
- Разумеется, сэр.
Он повернулся и вышел - мешковатый, неуклюжий, покачивающийся, короткий и толстый.
- А теперь, сынок, извини, - сказал полковник, - но мне следует делать мое дело. Не знаю, каковы твои планы: я посоветовал бы тебе нанести визит лорду Стэблфорду. Потом, если хочешь, можешь вернуться сюда. По крайней мере, винтовку ты здесь получишь. И мой тебе совет: если начнется стрельба, не беги на выстрелы. Договорились? Ну, спасибо тебе, - и он протянул Глебу руку.
- За что, сэр? - пожал плечами Глеб. - Сообщение мое запоздало... да и сделать, я вижу, ничего нельзя.
- Не суди поспешно, - усмехнулся полковник. - В истории Транквилиума удался всего один мятеж - позже его назвали Свержением. Ты знаешь, где живет капитан?
- Нет, сэр.
- Айрис-Хилл, рядом с почтовой станцией. Иди. Думаю, мы еще встретимся - и не один раз.
Глеб повернулся, чтобы уйти - и, пока разворачивался, успел увидеть, как меняется выражение лица полковника. Полковник смотрел уже мимо него, и - будто бы в огонь.
Там, где аллея выходила на проспект, Глеба застал первый выстрел орудия крейсера. Но в тот момент он не понял природы этого упруго-раскатистого грома.
У красно-белого столба стоял всего один экипаж: легкий кабриолет на тонких колесах, запряженный мышастой кобылой. За кучера сидел мальчишка лет тринадцати в пыльном котелке.
- Эй, кэбби! - махнул рукой Глеб. - На Айрис-Хилл.
- Шиллинг два пенса, - не моргнув глазом, назвал цену мальчишка.
- Я же не говорю: туда и обратно, - возразил Глеб. - Шесть пенсов, красная цена.
- Тогда шиллинг четыре, - мальчишка отвернулся и стал изучать панораму проспекта.
- Ты сошел с ума?
- А за меньшее никто не повезет, так-то. Чего туда возить? Тама все на своих катаются, значится - пустым возвертаться. Ищи дураков, во-он их сколь собралось, - мальчишка кивнул на пустую стоянку.
- А, дьявол... Ладно, поехали.
- Денежки вперед, господин ученик.
- Ну, это уж... - задохнулся Глеб.
Однако тронулись. Кобыла шла легкой рысью, гуттаперчевые шины производили звук, удивительно похожий на шорох расшиваемой форштевнем воды.
- Поверху ехать или понизу, а?
- Так, чтобы быстрее, - прошипел Глеб.
- Значится, поверху. Не люблю я поверху, скуучно...
- А я тебя не песни петь нанял.
Мальчишка молча свернул на Парк-авеню - и это их спасло. Парк-авеню можно было пересечь от края до края, так и не поняв, что находишься в городе. По обе стороны дороги за широкими, выложенными светлой плиткой тротуарами начинался ухоженный лес, изредка прорезываемый аллеями. Пожалуй, лишь стоящие у дороги почтовые ящики с известными многим фамилиями да изредка проступающие где-то меж стволами неясные постройки, которые вполне могли оказаться и миражем, обманом зрения, свидетельствовали: здесь живут, и живут хорошо. Несколько раз открывалось вдруг что-то странное и прекрасное: то висячий белый балкон, то поросшая мхом стена из дикого камня, то мраморная статуя - одна среди деревьев... И дважды выплывали как бы из ничего, из ниоткуда ведущие и в никуда уходящие каменные лестницы справа и слева: та, что уходила вверх, - темная, почти черная, диабазовая, а та, что вниз, к старому городу, к порту, к морю, - бело-розовая, мраморная. Движение здесь было редким: несколько карет и колясок навстречу - и солдатик в синем мундире ополченческой кавалерии, верхами обогнавший их. Это было до моста, а потом начался мост. О, мост через реку Шейди - это гордость меррилендских инженеров на много лет вперед. И в Старом мире немного найдется равных ему - не размерами, по красотой. Его не сравнить, конечно, с мостами Нового Петербурга, особенно с Солнечной Аркой через Баян - но там совсем другая красота. Здесь же - предельный лаконизм и строгость форм, и лишь одно излишество позволили себе строители: пригласили скульптора, чтобы высек барельефы первых президентов: Робинса и Броди. Да на середине пролета, там, где тросы почти касались настила, устроен был полукруглый балкон, с которого открывался великолепный вид на долину Шейди, нижний город, порт...
- Стой! - крикнул Глеб. Но и без его окрика мальчишка натянул вожжи...
Отсюда было видно все. "Дефендер", держась меньше чем в полумиле от берега, шел в сторону Коммерческой гавани под стакселями, брамселями и гаф-триселем. Внезапно два столба белого дыма вырвались из портов орудийного каземата - косо вверх - и две белые линии стали вычерчиваться на синем небесноморском фоне. Достигнув немалой высоты, они приостановились как бы в раздумье, а потом весело и согласно ринулись, наращивая скорость, вниз, к городу, к кварталам, к крышам, к людям - и там, где они соприкоснулись с землей и с тем, что на земле стояло, блеснул грязный огонь и вспухли, как бы вывернувшись наизнанку из самих себя, тучи дыма. Из туч медленно выплыли какие-то обломки и лоскуты и надолго повисли. Потом донесся плотный сдвоенный грохот. А через секунду из расползшейся тучи вырос столб белого пламени, доставший до неба... Мальчишка визжал, крутя кнутом над головой, и кабриолет несся так, что ветер набивался в рот и нос и не давал выдохнуть. Глеб до судороги вцепился в сиденье, чтобы не вылететь - а мост качался, и качался, и качался...

Да, сверху это было почти красиво. Крейсер - в бинокль был виден красный флаг на мачте, и Лоуэлл объяснил, что это флаг мятежа, - крейсер плавно скользил по глади залива, подгоняемый свежим кухулином, легко разворачивался оверштаг и скользил обратно - и время от времени выплескивал из одного или двух орудий струи дыма, расползавшиеся красивыми клубами, после чего в городе еще что-то рушилось, взрывалось или вспыхивало пожаром. Пылали пакгаузы порта, черный дым стелился над водой. Потом Светлана увидела, как вдали, в стороне доков, возникло какое-то движение. Но лишь через полчаса стало ясно, что это такое. Едва полз, жидко дымя кургузой трубой, плоский, похожий на утюжок пароходик. С крейсера вряд ли видели его из-за дыма горящих пакгаузов... Никто в этот час не знал о мятеже больше того, что знал капитан канонерской лодки "Блокхед" Майкл Абрахамс. Ему сообщил племянник, морской кадет, сбежавший с мятежного корабля еще до того, как на его палубу ступил лорд Сайрус. Перепуганный насмерть увиденным и услышанным, мальчишка три часа вплавь добирался до дядюшки. Капитан Абрахамс выслушал его молча, а потом собрал всю свою стояночную команду: четверых пожилых мичманов. Выслушав неутешительные сообщения относительно стадии ремонта машин, согласно покивал и приказал разводить пары в единственном пригодном для этого котле. На одном котле и двух цилиндрах машины "Блокхед" мог дать три с половиной узла. Но хуже всего было то, что в погребах имелось лишь по две конические бомбы на каждое из двух орудий и по полукартузу пороха на каждую бомбу. Это значило, что стосорокафунтовые орудия канонерки могли сделать либо по одному выстрелу на дистанцию в полторы мили, либо по два на восемь кабельтовых. Ни комендант порта, ни полковник Вильямс не брали в расчет "Блокхед", поскольку были убеждены в его полной разобранности и безоружности. Как не знали они и того, что капитан Абрахамс потерял семью при налете пиратов на Пикси в пятьдесят девятом... Это было почти нереально: пока там, за окнами, взбесившийся крейсер расстреливает беззащитный город, - сидеть, вытянув ноги, у низкого столика и, отказавшись от сигар, потягивать бергамотовый чай со сливками. Стекла вздрагивали от взрывов...
- В двенадцать лет я впервые прочел "Там, за Эриданом"... - лорд Сайрус уже освоился с новым способом разговаривать: почти не раскрывая рта и не шевеля губами: это было не слишком красиво, но понять его не составляло труда. - С тех пор имя вашего отца для меня свято. Как жаль, что он ушел в политику: весь мир потерял от этого, не только Палладия... Глеб вернул чашечку на стол. Что-то часто сегодня вспоминают отца...
- Милорд, - сказал он. - Отец не уходил в политику. Как вы, должно быть, знаете, в Палладии просто не существует политической жизни как таковой. Отец всего лишь вел частные разговоры о желательности отмены постыдного рабства, об устройстве более справедливого общества...
- Извините, если я допустил бестактность, дорогой Глеб. Похоже, я просто не сумел выразить свою мысль. Под словами "уйти в политику" я и подразумевал поползновения перестроить этот мир, сообразуясь с собственными представлениями о его устройстве и цели. К сожалению, этому подвержены именно сильные и энергичные люди. И в каком-то странном ослеплении они начинают действовать, и нередко с успехом. Вся история Старого мира полна примерами этого; наш, к счастью, в меньшей степени... Да, они достигают успеха, и успех этот тут же вырастает до небес и раскрывает пасть - а можно ли ожидать чего-то иного? Обустраивать мир по нашим упрощенным крокам Божественных планов - все равно что лепить и оживлять чудовище Франкенштейна. Что мы, люди, можем понимать в справедливости? И справедливо ли отнимать у множества людей их привычную неволю, нужность и обеспеченность? Увы, этот вопрос обычно возникает лишь тогда, когда все цепи разорваны...
Разорвалось где-то совсем рядом.
- Вот конкретный пример омерзительнейшего образа действий при самом, возможно, возвышенном образе мыслей. Там, на крейсере, один молодой человек, похожий на студента, пытался объяснить мне, в чем их, матросов, правота. Я же по-прежнему убежден, что нельзя полтысячи молодых некультурных мужчин собирать вместе и оставлять на долгий срок бездельничать. Они от этого становятся похожи на павианов. И ведь ясно же каждому из них в отдельности, что ничего значительного ни стрельбой, ни мордобоем не добиться - толпа теряет разум...
- Милорд, - вдруг, не желая того, перебил его Глеб. - Но можно ли сидеть сложа руки, когда... извините, я не имею в виду вас... и вообще то, что происходит сейчас... но сидеть сложа руки, в то время как...
- Это русская кровь, - улыбнулся лорд Сайрус левой половинкой рта. - Принципы Транквилиума для Палладии немного чужеродны, не так ли? Сидеть сложа руки - почему бы и нет? Ведь невозможно прикрыться руками от падающих бомб - а сделать что-то реальное не в наших силах. Стоит ли путаться под ногами у тех, кто по долгу службы обязан делать дело? Издавать же звуки - не занятие для джентльменов. Не желаете ли немного шерри к чаю? Филипп, друг мой...
А он рисуется, понял Глеб. Даже не то чтобы рисуется... а такова вся его жизнь. Благородство обязывает. Делать все так, как положено, и пусть рушится небо... Глеб улыбнулся в ответ.
- Спасибо, милорд, но мне пора. Я рад, что вы в порядке. Но там, в комендатуре, ждут всех способных держать оружие. Полковник Вильямс обещал мне винтовку.
- Так этот старый волк здесь?! О, черт! Дорогой Глеб, вы неподражаемы
- приберечь такую новость на прощание! Теперь за этот блохастый мятеж я не дам и сгоревшей спички! Все, можно не торопиться. Во-первых, от шерри перестают дрожать руки, что полезно при стрельбе, а во-вторых, я подозреваю, что до стрельбы не дойдет: Вильямса бредуны знают и боятся. Его одного и боятся...
- Кто? Как вы их назвали?
- Бредуны. Все эти проклятые агитаторы и подзуживатели.
Профессиональные бунтовщики. Впрочем, это очень темная тема, я в ней не силен. Встретите Вильямса - спросите его. Как хорошо, что он здесь... Лакей разливал шерри, когда распахнулась дверь и в комнату влетела разгоряченная женщина.
- Сайрус! - крикнула она. - Там... морской бой! Там - бой!
Все посмотрели на нее. И Глеб посмотрел на нее. В ее акценте слышалось родное... Женщина была молода, довольно высока и стояла, чуть наклонившись вперед и заломив на груди руки. Глаза ее были необыкновенны. На какой-то миг Глеб вообще перестал что-то видеть, кроме этих глаз. Но смотрела она на мужа, и лорд Сайрус с трудом повернул к ней голову.
- Бой, дорогая? Я правильно понял?


Все книги писателя Лазарчук Андрей. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий