Библиотека книг txt » Лазарчук Андрей » Читать книгу Транквилиум
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Что Вы делаете на сайте?

Качаю книги в txt формате
Качаю книги в zip формате
Читаю книги онлайн с сайта
Периодически захожу и проверяю сайт на наличие новых книг
Нету нужной книги на сайте :(

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Лазарчук Андрей. Книга: Транквилиум. Страница 2
Все книги писателя Лазарчук Андрей. Скачать книгу можно по ссылке s

- Что там?
- Хэтон... аа, ххехт...
- Я вас не оставлю, - сказал Глеб. - Вам нужен врач.
- Вхемени нех, - почти спокойно сказал офицер. - Бехи.
- Вам не подняться одному. Там очень круто и не за что держаться.
- Не спохь, - сказал офицер. - Дотехпью. Увихехх хонсхебъя - скхажешь ему. Вхе, бехи. Помнихь, ххто скахать?
- Мятеж на "Дефендере". Командир убит. Кто вы?
- Хоххэтах Стэбхоххт.
- Лорд Стэблфорд?
Офицер кивнул.
- Я понял вас, милорд. Я все передам. Но, может быть, все-таки?..
- Нех.
Несколько раз оглянувшись, Глеб добрался до лестницы - и понял, что зря пытался настоять на своем. Даже в одиночку - было трудно. Три десятка футов скользких от песка и неустойчивых руин. Как он умудрился спуститься здесь?..
Он перелез через решеточку, запиравшую лестницу, и под неодобрительным взглядом какой-то няни с коляской бросился бежать по бульвару. Комендатура порта - в той стороне... Проклятье: ни одного полицейского, лишь няни с колясками, да пожилые джентльмены, да мальчишки с газетами... Наконец в боковой аллее мелькнул белый пробковый шлем.
- Констебль!..
Долгие минуты на объяснения. Зато потом - трель свистков, и конные, и фаэтон: "Гониии!.." - и кучер испуганно озирается на усатого констебля со свирепыми фарфоровыми глазами, и клены по сторонам. "Берегиииись!" - на повороте Глеба бросает на констебля, а тот ничего не замечает, лишь смотрит перед собой, и до Глеба опять с запозданием - в который раз сегодня с опозданием! - доходит: мятеж на "Дефендере"! Командир убит! На улицах неистовая толкотня, все мечутся, выкрики продавцов газет: "Дерзкое ограбление почтового поезда!" И из-за этого стоит кричать?.. Рыжие и полосатые тенты над витринами, цветные огни и тени за стеклами. Как же это: мятеж на "Дефендере"? Зачем? И - что будет? Что-то будет, что-то будет, что-то будет - отлетает от стен звук подков. "Беррррегись!" Тихая аллея, вязы и дубы, и в конце ее - особняк красного кирпича...

Увы, с дерзким налетом на "Торговый двор" и его ближайшие окрестности пришлось повременить, ибо заявились - по-родственному, без предуведомления - Констанс с мужем Лоуэллом. Узнав, что Сайруса нет, они вознамерились его ждать. Не замечай нас, дорогая, мы найдем, чем заняться в этом доме, правда ведь, Ло. Конечно-конечно, очень не хотелось бы тебя стеснять... Все равно неизбежно требовалось отсидеть сорок пять минут, мило щебеча. Сегодня Констанс более чем когда-либо напоминала растревоженное осиное гнездо. Чувство опасности, исходящее от этой немолодой, но все еще привлекательной и красивой дамы, было острым, ни на чем реальном не основанным - и потому тревожащим вдвойне. Светлане приходилось неотрывно следить за голосом и руками. И надеяться на то, что Констанс с высоты своего возраста (а тридцать семь прожитых лет, господа, это не шутка, нет!) не сумеет оценить Светланину сообразительность и пренебрежение общепринятыми нормами - не в поведении, упаси Господи, - в оценках, всего лишь в оценках. Ну и что? - часто говорила про себя Светлана, восклицая хором с остальными: "Ах, какой пассаж!" И - наоборот... Светка, ну что ты ломаешься? - убеждал ее отец. - Лучшего все равно не найдешь. Упустишь счастье - не поймаешь... Это точно, - сказала она тогда. - В конце концов, что я теряю?
Она действительно не потеряла ничего.
Бедный папка, любимый ты мой, ты просто устал, ты вымотался весь, тебя допекли безденежье и безнадежность - а тут подвернулся случай хотя бы дочь упрятать под теплую крышу. Да, и дом, и тепло, и надежные стены... но зачем называть это счастьем? Это лишь отсутствие неудобств, долина меж двух перевалов. Правда, люди и живут-то в основном в долинах... Как ты там, папка? Здоров ли? Три месяца, как вошел в порт "Ривольт", привезя целую пачку писем. Когда ждать следующих? Или уже, наконец - сам? Вернулся же Брезар - а он отплыл позже. Правда, и путь его был короче...
- ...просто невозможно видеть, дорогая, как очаровательны бывают эти щенки, беспородные тварюшки, и как Юкка понимает, что согрешила, прячет глаза - а из побега вернулась с такой мордой, с такими глазами, что хотелось ей сказать: "Съешь лимон!" - так вот, щенки просто очаровательные, о-ча-ро-вательные! И теперь проблема... Одни у нас проблемы, мрачно подумала Светлана, ладно, вы щенков утопите, чтобы не мучились от своей беспородности, а меня куда денете? Самой, что ли, утопиться? Как бы славненько было... Она вдруг - что-то подбросило ее - вскочила и оказалась у окна, рядом с Констанс - щека к щеке. У подъезда разворачивалась чужая карета, лошади ржали, а двое полицейских, придерживая под локти, вели осторожно - Сайруса! Чужой черный плащ был на нем, и чужая рука в перчатке показалась из окна кареты, махнула и исчезла.
Тонкий, немощный, почти предсмертный взмах.
И одновременно, как бы дан был сигнал этим взмахом - долетел растертый дистанцией гром, его отголоски, и снова гром, однократный, упругий. Задребезжали стекла.
- Странно, - сказала Констанс. - Они никогда не дружили.
Светлана разжала руку. На портьере там, где она держала, остались резкие морщины. Оттолкнувшись от подоконника, она понеслась к двери, по лестнице вниз, вниз... Сайрус шел ей навстречу, шел почти сам, живой, грязный, злой.
- Сай... рус!..
- Только не трогай меня! - испуганно. - У меня... - скривился на один бок, прижал ладонь к груди.
- Ребра у него поломаны, мэм, - прогудел один из полицейских. - Доктор приедет сейчас, а пока - не найдется ли у вас капельки бренди? Бренди - лучшее, что придумано для того, чтобы снять боль и успокоиться... Вся прислуга уже высыпала в холл, даже поварята, и стояла неподвижно в почтительном отдалении. И Сайрус стоял, окруженный ими, большой и темный, и Светлана вдруг почувствовала страшный запах моря, запах обнажившегося морского дна, исходящий от него, и обернулась в отчаянии.
- Бенни! Ты слышал, что сказал сержант?! Бренди, мигом! И бокал! - она почти визжала.
- Если мне будет позволено... - возникла ниоткуда Мэй.
- Да, Мэй? Что?
- Я могу помочь хозяину. Пока приедет доктор...
- Говори. И делай. Делай же...
- Пусть все лишние уйдут. Люси, широких бинтов - побольше.
Она поставила перед Сайрусом стул, простой деревянный стул с прямой низкой спинкой. Взяла его за руки, показала, как опереться и как стоять. Тут подоспел Бенни с бутылкой и бокалом, и Светлана из своих рук выпоила ему полпинты неразбавленного. Бутылку она, не глядя, сунула констеблю. Тем временем Мэй сняла с Сайруса рубашку, и Светлана чуть не закричала: на ребрах багровели страшные кровоподтеки, местами запеклась черная корка. Мэй бестрепетно бегала пальцами по всему этому, и Сайрус вздрагивал, как нервная лошадь.
- Дышите, милорд. Ровно и не слишком глубоко...
Дышать, наверное, было трудно, но бренди уже начало оказывать свое благотворное действие: Сайрус чуть расслабился, переступил с ноги на ногу; на левой, незадетой щеке появился румянец.
- Могло быть хуже, милорд, - сказала наконец Мэй. - Теперь выдохните и старайтесь дышать животом.
Она быстро и ловко перебинтовала его от подмышек до талии, помогла надеть мягкий пуловер, на плечи набросила теплый халат.
- Теперь, милорд, можно и в кресло. Лежать вам пока нельзя...
- Спасибо, Мэй, - негромко сказал Сайрус.
- Я тебя провожу, - сказала незаметная до сих пор Констанс. - А ты, дорогая, распорядись здесь, - бросила она Светлане.
- Да, конечно...
Надо еще что-то делать, да? Она стояла, вдруг разом перестав что-либо понимать...
- Миледи, - констебль с рукой под козырек, седоватые усы. - Имеем честь откланяться...
- Постойте, не уходите... - она прижала пальцы к вискам. - Я, извините, так напугалась, что... Почему это все? Что произошло?
- Ваш муж тонул, миледи. Его вытащил из воды какой-то школьник. Лорд отправил мальчика с важным поручением, но он, думаю, зайдет и сюда, поскольку у него бумаги лорда.
- Тонул? - Светлана покачала головой. - Этого не может быть. Мой муж плавает, как рыба.
- Возможно, миледи. Но предварительно он был избит и брошен с борта крейсера "Дефендер".
- Что? Как это может?..
- На крейсере мятеж, миледи. И, боюсь, вам не мешало бы до прояснения ситуации перебраться куда-нибудь за город.
- Так это что - пираты?
- Хуже пиратов, миледи. Похоже, что это бредуны. [В Мерриленде их называли "кейджибер" или "кейфджибер", что означает "болтающий под кейфом", "бормочущий спьяну", "стукнутый". Палладийцы создали кальку:
"бредун". Этим словом мы и будем пользоваться. (Здесь и далее прим. авт.)]
- Извините - кто?
- Бредуны. О, миледи, если вы о них не знаете, то лучше и не знать.
Однако воспользуйтесь моим советом - уезжайте. Сержант Райт, всегда к вашим услугам, миледи.
- Да, сержант, видимо... впрочем, не знаю. Спасибо вам, спасибо...
Дать ему что-нибудь? Нет, не то. Но что-то же нужно сделать...
Деньги? Ни в коем случае. На память?.. Бренди?..
- Вы, наверное, голодны...
- Что вы, миледи, еще утро.
- Это ничего не значит. Бенни!
Но опытный Бенни уже и сам скользил сюда с плетеной корзинкой, прикрытой салфеткой, и из-под салфетки остро выступали горлышки бутылок.
- Несу, хозяйка...
Дом качнуло. Наверху лопнули стекла. С грохотом обрушился тяжелый портрет на лестнице.
- Прощайте, миледи, - откозырял сержант Райт. - Надеюсь, вам никогда больше не потребуется наша помощь... Дуглас!
Он повернулся и быстрым шагом направился к двери. Его напарник, прихватив корзинку, по-армейски щелкнул каблуками и последовал за сержантом. Коллинз, привратник, запер за ними дверь. Лишь короткий миг Светлана мешкала - забежать в комнату к мужу. Избитому, чудом избежавшему смерти... Но ноги сами вынесли ее на третий этаж, теперь по коридору налево, еще раз налево - и винтовая лестница в башню.
На смотровой площадке уже кто-то был, и Светлана поняла это за секунду до того, как увидела широкую спину, обтянутую серым твидом. Мужчина обернулся - почему-то испуганно. Это был Лоуэлл. В руке его чернел большой морской бинокль. Молча, не говоря ни слова, он протянул бинокль Светлане и отодвинулся в сторону, как бы освобождая ей место для наблюдения - хотя у перил могло поместиться пятеро в ряд. Светлана приняла бинокль, но к глазам его не поднесла - смотрела поверх. Смотрела и не могла поверить себе.

К моменту, когда перед ним оказался действительно что-то решающий человек, Глеб успел раскалиться добела. Три раза ему уже пришлось рассказать в подробностях, кто он такой и почему оказался в ранний час на Приморском бульваре, и как увидел лорда Стэблфорда, и что лорд сказал ему - слово в слово... И вот, наконец, цель достигнута: этот не отправит его в "комнату восемнадцатую на третьем этаже"... чтоб им провалиться всем вместе и каждому в отдельности.
Полковник Вильямс, представился ему этот человек, но одет он был в штатское платье: пиджачную пару прекрасного шитья и из материала, какого Глеб в жизни не видел: гладкого, серебристо-серого с легким бирюзовым оттенком. В складках оттенок проступал отчетливее. Было полковнику на вид лет пятьдесят, и лицо его, острое, обветренное, не по сезону загорелое, внушало уважение и доверие. Черные пристальные глаза глядели спокойно и умно. Но было в этом лице что-то еще, что пряталось до худших времен...
- Понятно, мой друг, - сказал полковник, дослушав до конца. - Что ж, это заслуживает того, чтобы отправить офицера для проверки сообщения - и не потому, что мы не доверяем тебе или, не дай Бог, лорду, а лишь потому, что события такого масштаба и такого накала страстей почти всегда неверно воспринимаются свидетелями и участниками их. Проверки, даже сопряженные с огромным риском, необходимы.
Глеб почувствовал, что у него спирает дыхание. Он, именно он сам должен отправиться на мятежный крейсер в качестве парламентера. И...
- Скажи-ка, дружок, - продолжал полковник, - а не сын ли ты Бориса Ивановича Марина?
- Что? - не ожидал такого поворота разговора Глеб. - То есть... да, конечно.
- Я всей душой сочувствую тебе. Это был великий человек, и гибель его
- огромный удар для... для многих. Как же ты намерен жить теперь?
Глеб ответил не сразу. Но ответил.
- Мне восемнадцать лет, - сказал он. - В Палладии в восемнадцать уже можно иметь первый офицерский чин. У меня отличный диплом одной из лучших школ Острова. Я люблю работать. Надеюсь, что через три года у меня будет достаточно средств, чтобы продолжить образование.
- И кем же ты намереваешься стать?
- Картографом, сэр.
- Значит - по стопам отца?
- Именно так, сэр.
- Понятно. Но это, так сказать, отдаленная перспектива. Где ты намерен, скажем, ночевать сегодня?
- Сниму комнату, сэр. На первое время деньги у меня есть.
- Это хорошо... но... Ладно, сделаем так: если тебя подопрет по-настоящему и не к кому будет обратиться, найдешь в Коммерческой гавани трактирчик "Белый тигр". Содержит его папаша Стив, одноглазый пират. Скажешь ему, что ты пришел к белому тигру от черного. Черный - это я. Легко запомнить. Там тебе будет и койка, и еда, и работа, и помощь - все, что понадобится.
- Какая помощь?
- Любая. Но, повторяю, это - на крайний случай. Когда больше некуда будет пойти. Кстати, ты не голоден?
- Сэр? Но ведь...
- Мятеж? Он подождет, - и усмехнулся. - Шучу. Просто мои люди еще не прибыли. И вообще - стоит ли суетиться? Раз уж мятеж начался - он начался. Затягивание времени только в нашу пользу. Да, забери вот это, - полковник протянул Глебу бумажник. - Вернешь лорду сам. Кстати, советую тебе познакомиться с этим человеком. Капитан может многое.
- Сэр, я могу обратиться с просьбой?
- А почему так торжественно?
- Не знаю... Сэр, я хотел бы принять участие в разведке на крейсер.
Полковник потрогал подбородок.
- Это было бы справедливо, дружок, - сказал он. - Но это дело для профессионалов. Нам с тобой, несчастным аматерам, рассчитывать особо не на что. Впрочем, я боюсь, что это не последний мятеж в твоей жизни.
- Но чего же хотят мятежники?
- Именно эти - еще не знаю. Как правило, последние годы они недовольны жизнью вообще и правительством в частности. Но бывают и причины куда более скромные. Скажем, трехдневные беспорядки в гарнизоне острова Каверинг произошли из-за плохого кока и садиста-сержанта... В дверь коротко постучали, и вошел пожилой лысый лейтенант с седой бородкой.


Все книги писателя Лазарчук Андрей. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий