Библиотека книг txt » Лазарчук Андрей » Читать книгу Транквилиум
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Какой формат книг лучше?

fb2
txt
другой

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Лазарчук Андрей. Книга: Транквилиум. Страница 11
Все книги писателя Лазарчук Андрей. Скачать книгу можно по ссылке s

Глеб сидел молча. Потом посмотрел на полковника, на Бэдфорда, снова на полковника...
- Меня как будто подхватило... - начал он и замялся. - Понимаете, все шло само собой. Одно вытекало из другого. А потом - уже как бы с разгона...
- Ты хорошо стреляешь? - спросил полковник.
- Да. Первое ружье отец купил мне на пятый день рождения.
- Это уже многое объясняет, - сказал Бэдфорд. - А, Кит?
- Возможно... - полковник пожал плечами. - Отец многому научил тебя, Глеб?
- Да. Он таскал меня по экспедициям, на охоту, везде... только последний год... да и то...
- Итак: стрелять. Что еще?
- Ну... многое. Я спокойно выживу на берегу, в джунглях, в пустыне, в горах. Могу сделать лодку, построить хижину. Огонь могу добывать, знаю травы, руды... Много чего.
- Бокс, борьба?
- Бокс и фехтование.
- На чем?
- На эспадронах и коротких мечах.
- Похоже, отец готовил вас всерьез, - сказал Бэдфорд.
- О, да.
- И как вы думаете: к чему?
- Ну... к экспедициям, наверное... Он знал, что мне нравится картография... И вообще - у него был свой взгляд на то, каким должен быть мужчина.
- А зачем в экспедиции фехтование на коротких мечах? - спросил полковник.
- Почему обязательно в экспедиции? - Глеб замялся. - Это вообще... для развития, наверное...
- Судя по результатам, у Бориса Ивановича был очень правильный взгляд на воспитание, - сказал Бэдфорд.
- Джентльмены, - сказал Глеб, глядя куда-то мимо всех. - Господин полковник... вы не могли бы объяснить мне, что имелось в виду, когда вы говорили... э-э... что я некий агент... и вообще?..
- Кит, - сказал мистер Бэдфорд, - позволь мне побеседовать с нашим другом. У тебя ведь куча дел, не правда ли? Кстати, забыл спросить: из настоящих бредунов не поймал никого?
- Нет, - покачал головой полковник.
- Да, это плохо... Мы можем посидеть здесь, или нам куда-то перейти, или вообще - погулять?
- Будьте здесь. Я распоряжусь, чтобы вам сварили кофе.
Их не беспокоили. Пока Глеб с жадностью поглощал кофе, крекеры и апельсиновый сок, мистер Бэдфорд набил трубку, огромную, как и он сам, темно-вишневую, с серебряным мундштуком, раскурил ее и сидел, пуская клубы дыма, и изредка задавал простые житейские вопросы, на которые можно было отвечать просто "да" или "нет". Потом он вынул из кармана панталон плоскую фляжку, отвинтил колпачок, разъял его: там оказалось два стаканчика, золотой и серебряный.
- Этому бренди больше ста лет, - сказал он. - Выдержано в дубовых бочках в подвалах одного интересного монастыря. В Старом мире ему бы не было цены...
Глеб не знал, что сказать. Бренди издавало одуряющий аромат, очень приятный аромат, но он не сопрягался ни с одним из знакомых запахов. Но, глядя на своего визави, Глеб решился отхлебнуть... Напиток мгновенно испарился во рту - будто и не жидкость это была, а вот тот самый сконцентрированный аромат: виноградников в жаркий день, дубрав, цветущих садов...
- Божественно, - сказал Глеб. - Даже не думал, что такое может быть.
- Практически не может. В Палладии это еще иногда можно купить, а у нас - увы. Вырабатывают его в одном лишь месте, в монастыре иоаннитов Хай-Санткьюэри, это две сотни миль южнее старой столицы. И то, что братия не выпивает сама, она грузит на специальный корабль и раз в год отправляет в Новый Петербург ко двору Ее Величества великой княгини Надежды Васильевны. И там - опять же то, что не выпивает двор - поступает изредка в продажу. И мои друзья, зная мою слабость, обязательно высылают мне бочонок-другой...
- Хорошие друзья, - улыбнулся Глеб.
- Да. Что может быть лучше хороших верных друзей?.. - мистер Бэдфорд попыхтел трубкой. - Как сын своего отца, ты должен хорошо знать историю Транквилиума?
- Ну... в какой-то мере...
- Насколько я знаю, Борис Иванович придерживался мнения, что проходы между мирами постепенно зарастают?
Глеб подумал и решил пока не слишком откровенничать. Ведь отец не афишировал свои взгляды...
- Да. Он считал, что в древности проходы были значительно обширнее и люди могли свободно переходить из Старого мира в Транквилиум и обратно, даже не замечая этого. Отсюда так много географических несообразностей - вплоть до средних веков. Возможно, что Одиссей, например, странствовал по Жемчужному морю, на острове Пларра еще триста лет назад жили гигантские обезьяны, а развалины древнего города неподалеку от Ульгеня соответствуют описанию Трои у Гомера. Со временем миры стали как бы отдаляться друг от друга, проходы стали уже и труднодоступнее, и находить их могли только люди с особым зрением...
- И двести лет назад они захлопнулись совсем... - наклонил голову мистер Бэдфорд. - Так?
- Н-нет... Отец говорил, что они были обрушены и особым способом замаскированы, потому что в Старом мире начались эпидемии. И с тех пор их стараются поддерживать в таком состоянии.
- Грммм... Что же, эпидемия - не самое плохое название для тех явлений, что начались в Старом мире...
- Но какие-то проходы продолжают существовать, - сказал Глеб.
- И почему ты так думаешь?
- Книги...
Мистер Бэдфорд кивнул.
- Но с людьми оттуда я никогда не встречался...
Мистер Бэдфорд снова кивнул, но Глебу показалось, что он сдерживает улыбку.
- Мы иногда принимаем беглецов, - сказал он. - Но ставим им очень жесткие условия. Во-первых, они безвыездно живут на своем острове. Во-вторых, их дети воспитываются в семьях коренных транквилианцев и с родителями до совершеннолетия не встречаются.
- Ничего себе! - ахнул Глеб. - И что - соглашаются?
- Очень многие.
- А если кто-то не хочет отдавать ребенка?
- Тогда и ребенок будет всю жизнь безвыездно жить на острове.
- Это почти ссылка... тюрьма...
- Нет. Это всего лишь карантин. Впрочем, подозреваю, что и эти строгости недостаточны, а поэтому от них можно будет отказаться.
- Инфекция проникает?
- Да. Ты знаешь - или догадался?
Вместо ответа Глеб сунул руку за отворот куртки и преподнес мистеру Бэдфорду на ладони трофейный пистолет.
Он знал, что тот удивится - но не до такой степени.

- Свет-ти! Свет-ти! Свет-ти!
Она открыла глаза. Распахнутым было окно в сад, и яркая птица на ветке топорщила перышки.
- Свет-ти!
Не птица! Это Олив сидела в глубоком кресле с книгой на коленях.
Глаза ее поблескивали, но под глазами лежали синие тени.
- Ах, ты и спишь, подружка! Вставай, уже почти вечер.
- Не может быть...
- Не совсем вечер, но скоро. Торопись, нас ждет обед, а до стола еще ехать и ехать.
- Ой, подожди, я ничего не понимаю... Какой обед? Куда ехать?
- Наш общий друг Кит Вильямс час назад привез ко мне другого нашего общего друга, юного князя. Сам, естественно, куда-то умчался, успев лишь сказать, что выполняет данное тебе обещание. Князя я препоручила заботам Сью, а сама отправилась за тобой. Так что тебе обещал Кит?
- Он сказал, что мы соберемся сегодня за обеденным столом.
- Как всегда, он чересчур конкретен... Давай-ка я помогу тебе одеться, поскольку служанки твои отбывают повинность у раненых.
- Олив, ты что - думаешь, я сама не смогу?
- Сможешь, сможешь... Ну-ка, выберем, что понаряднее, - и Олив почти исчезла в платяном шкафу.
- Не ищи, я все равно никуда не поеду, - сказала Светлана.
- Отчего бы это? - глухо удивилась из шкафа Олив.
- Здесь Сайрус, он в тяжелом...
Олив вынырнула с добычей в руках.
- Я уже говорила с ним и с доктором. Сразу как приехала. Ему лучше, он вне опасности. Но ему дают опиум, чтобы он спокойнее дышал и не заболел пневмонией. Так вот, он велел тебе переехать в мою квартиру до тех пор, пока в доме будут чужие люди. И то же самое сказала Констанс. Если хочешь, спроси ее сама. Сайрус уже отплыл. Поцелуй его в щечку и попрощайся с сестренкой. А я пока сложу твои вещи.
Сайрус полуспал, полугрезил. Светлана даже не поняла, узнал ли он ее. Констанс, безумно спокойная, сказала коротко, что да, они посоветовались с доктором и решили отправить на время Светлану подальше от этого ужаса и заразы - просто на всякий случай. Поначалу думали о поместье, но тут приехала Олив и все решила. Это ненадолго, на несколько дней... Все было далеко и не в такт: Констанс говорила что-то, а думала о другом, и слишком ранний накатывал вечер, и у Олив имелись тайные планы, и сама Светлана мучилась от растроения: думать одно, говорить другое, делать третье... зачем? Тонкий муслин испуганно скользил меж пальцев. Хочу ехать? Не хочу ехать?
Стыдно признаться - хочу.
Господи Боже мой, я почему-то не могу больше так... здесь хорошо, Сайрус, родной, но мне почему-то нужно уйти из-под этой крыши, из этих стен, из итого сада, а если я этого не сделаю, что-то случится, что-то плохое, во мне все просто вопит...
- Поезжай, - голос Констанс в тумане и тонкий печальный взгляд - как жало старой рапиры...
Я все неправильно делаю, ужасается Светлана и говорит вслух, но уже полувопросом:
- Я все неправильно делаю?..
- Все правильно, - шепчет Констанс и целует ее в лоб, и отстраняется, и глаза ее опять тусклы и непроницаемо лицо, и невозможно сказать, что проступило на нем мгновение назад.
Лошади ждут у крыльца...

Один день, один день, все в один день... Утром, ранним утром, я выстрелил в упор в человека, пожелавшего меня убить, а чуть позже, тоже в упор - в другого, только увидевшего меня... он зажал руками дыру в груди, пытаясь схватить, удержать отлетавшую душу, упал на колени - и в глазах его вспыхнуло величайшее изумление перед чем-то, уже открывшимся ему... Да почему же такая дрожь? Ведь все уже прошло... ...чудом уцелевшая кровать в этом полусгоревшем, пропахшем мокрым дымом доме, спасибо тебе, Мередит, задвижка на двери, ох, милый, не волнуйся так, все будет хорошо, все будет хорошо, расслабься, забудься, нет ничего, нет ничего и никого нигде в мире, мы одни, только мы... вот так... вот видишь, это легко, это чудесно, это стоит того, правда? И это правда стоило того, потому что все, что бывало раньше, оказалось почти ничем: так, барахтанье, нервное и потное...
А сейчас - нет, ладошка ко рту и улыбка, обещающая что-то другое, другое... и нет ее, и только аромат...
Значит, вы говорите, форбидеры... Воспретители, воспрещающие... делающие неприступным... Могущественное тайное общество, все силы кладущее на максимальную изоляцию Транквилиума от Старого мира. И правительства обеих стран действуют с оглядкой на него... И отец - один из его руководителей... был. Да, многое становится яснее: эти полночные визиты, эти монахи, это постоянное присутствие чужих людей... и то, что весь последний год он старался держать Глеба на отдалении - а я-то, дурак, думал: бабы... Ты не представляешь, насколько ты ценен для нас, сказал мистер Бэдфорд, ведь даже самые сильные наши пенетраторы тратят сутки, а то и двое, чтобы проникнуть в теневой мир, в это промежуточное пространство... Так что будь настороже. Тот бредун, в которого ты стрелял, но не убил, потому что они носят одежду, непроницаемую для пуль (у Глеба отвисла челюсть) - он мог запомнить тебя... и я боюсь, что еще ничто не кончилось. Наши люди будут стараться быть поближе к тебе, но главное - будь внимателен сам. Если поймешь, что происходит что-то необычное - исчезай. Отца охрана не уберегла, сказал Глеб, а постоянная настороженность лишь измотала. Это так, согласился Бэдфорд, но есть одно небольшое отличие: твой отец намеренно выманивал их на себя. Зачем?
Этого я пока просто не могу сказать.
И эта... охрана... будет постоянно со мной?
Обсудим с полковником. В идеале - конечно, да. Двое рядом и трое-четверо на дистанции.
Ни за что. Проще изменить внешность.
Хм... Действительно, проще. Внешность и имя. И - не расставайся с оружием. Мистер Бэдфорд сунул руку в стол, но вместо ожидаемого Глебом трофейного пистолетика вынул небольшой, непривычных очертаний револьвер. Возьми это. Надежнее и мощнее. Зарядов, правда, всего пять, но перезаряжается очень быстро, - он показал. Самовзвод - нажимаешь только на спуск. Кстати, шагов с десяти он и эту их пулестойкую одежду пробивает. Патронов с собой вот, всего два десятка, но дома есть еще несколько коробок, зайдешь и заберешь. Заодно поупражняешься в стрельбе... Под окнами, громыхая, прокатилось что-то тяжелое. Потом еще и еще...
Глеб отодвинул штору. Нет, всего лишь полевые кухни...
Кто озолотится после всех этих безобразий - так это стекольщики... Ну, а какого черта они сюда к нам лезут? грубо спросил Глеб. Им что, дома делать нечего? Мистер Бэдфорд улыбнулся печально и сказал: в определенном смысле они все - больные люди. Часть из них считает, что здесь рай и почему их сюда не пускают? А другая часть - уверена, что мы живем плохо, поскольку у нас нет многого из того, что есть там. Они просто хотят нас облагодетельствовать, а мерзкие форбидеры не позволяют, таят от народа плоды великой цивилизации, хотя вовсю пользуются ими сами... У нас действительно многого нет? - спросил Глеб. С их точки зрения - да. А с нашей? Ну... мы не летаем, например. Что? - Глеб подскочил. Они летают? Да, они очень много летают, из города в город, на другие материки, на край света, на другие планеты... ты знаешь, что такое планеты? (Глеб тупо кивнул.) На неподготовленного человека это производит впечатление, не так ли? О-о!.. Ну, а что ты скажешь, если узнаешь, что каждый межпланетный полет стоит жизни примерно ста тысячам человек, которые умирают от голода и которых можно было бы накормить на эти деньги? Ну, у нас тоже не все в полном порядке... - Глеб нахмурился. Взять Палладию: рабство, отсутствие свобод, произвол... Мальчик, не суди о Палладии, строго приказал мистер Бэдфорд, ты ее не помнишь! Но это слова отца! Вряд ли он говорил их лично тебе; а то, что ему приходилось говорить некоторым другим людям, не всегда... короче, так было нужно. Зачем? Узнаешь постепенно. Я очень надеюсь, что ты будешь с нами... Вот так.
Вот так...
Теперь он стоял у окна квартиры Олив, смотрел на темнеющую улицу, где под фонарем время от времени проходил беззаботной походкой один и тот же мужчина и чего-то ждал. Сью гремела посудой.
От запахов блюд мутился разум...
Потом раздались звонкие голоса, и они вошли - Олив и Светлана... (Наверное, в эти самые минуты выстрелом в спину был тяжело ранен полковник внутренней службы Кристофер Дин Вильямс. Стрелявшего схватили. Им оказался тринадцатилетний мальчишка, сирота, подмастерье на канатном заводе. Ни на какие вопросы он не отвечал, и даже личность его узнать удалось случайно и от людей посторонних...)


Все книги писателя Лазарчук Андрей. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий